К ВАШИМ УСЛУГАМ:
МагОхотникКоммандерКопБандит
ВАЖНО:
• ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ! •
Рейтинг форумов Forum-top.ru

CROSSGATE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSGATE » - апокалипсис сегодня » Darker than black


Darker than black

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

DARKER THAN BLACK (ЧЕРНЕЕ ЧЕРНОГО)
http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/02/2cfebfb3296f3ab9f9c787900d6c7710.gif
http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/02/2af30f7c9a9304b8bf8cd07e99e55990.gif
[supernatural]

Что можно увидеть, когда глядишь в глаза демону? А если этот демон – твой собственный брат, которого ты знаешь с самого детства, с которым вы дошли не только до «пока смерть не разлучит вас», но даже намного дальше... а вот злые и нехорошие слова уже почти разрушили те отношения, которые казалось ранее незыблемыми и несокрушимыми?
Можно ли вернуть то, что было утрачено, своими жертвами загладить вину и начать все заново, с чистого листа, отыскать путь к сердцу брата – чтобы никогда больше не отворачиваться от него, что бы вокруг вас не происходило?
Возможно ли это?

участники: Дин Винчестер, Сэм Винчестер
время: таймлайн 10 сезона
место действия: Бункер Летописцев
предупреждения: возможны отклонения от канона

+2

2

Знакомые стены, знакомая ловушка на полу. Да даже стул под задницей знакомый. Дом. Милый дом. Дин поморщился. Братец все-таки добился своего, приволок сюда. Ну что, доволен? Он подергал наручники на запястьях – прочно держат. И ноги к стулу примотаны что надо – дернешь слишком сильно – клюнешь носом в ловушку на полу, и, кто знает, захочет ли Сэм возвращать его в исходную позицию, или удовлетворится тем, что есть, уколы делать проще, удивительно, как раньше не подумал. Хотя, нет, не удивительно. Человек, что с него возьмешь. Все еще видит перед собой брата и не решается намеренно причинить неудобства. Люди. Такие слабые.
Он усмехнулся, но улыбка быстро погасла. Каким бы слабым не был человек, чьим братом он когда-то себя называл, у него хватило изобретательности и сил притащить его сюда, и приковать к месту, как зверя в зоопарке. Рыцарю Ада такого допускать нельзя. А значит, человек поплатится за это. Сэм Винчестер скорее всего и сам догадался, что уже подписал свой смертный приговор. Уж больно не весел бы взгляд, когда они встретились. Не было там жизни. И надежды тоже не было. А вот поди ж ты, не сдается. Без брата жизнь не мила? Увы, увы, Сэмми. Твоего брата больше нет.
И это будет первым, что он скажет Сэму, когда тот появится. Потому что это больно, а боль сделает его слабее. Рассеяннее. Уязвимее.
Шаги Сэма он расслышал задолго до того, как тот появился в дверном проеме с переносным холодильником в руках. Что внутри – нетрудно догадаться, обряд возвращения демону человеческой сущности знаком им обоим.
Он знал, что первым делом, Сэм посмотрит на него, ждал этого, и оказался прав. Младший Винчестер поднял глаза, и далеко не сентиментальному Рыцарю Ада эти глаза показались темнее демонических. Не из-за обводивших их синяков, а из-за таящейся в глубине тени, в которой боль мешалась с решимостью. Он помнил, когда-то и у него были такие глаза. Когда торговался с демоном на перекрестке, вымаливая брату жизнь, когда пытался этого самого брата удержать от самоубийства во имя спасения мира. Какой же он был слабак.
- У тебя ничего не выйдет, Сэм, - снова усмехнулся он, пропустив в голос немного снисходительной заботы. – Оставь эти глупости и смирись с тем, что твой брат мертв. Я не простой демон, тебе не справиться со мной. Если будешь умницей и отпустишь меня прямо сейчас, обещаю, что ты не будешь мучиться слишком долго.

+1

3

Привязанный к стулу Дин смотрелся не слишком хорошо, и Сэм при виде него почувствовал глухой болезненный душевный укол, как будто угрызения совести. Лечение было даже еще не начато, однако он опять причинил боль своему брату. Как будто Дин и так уже недостаточно настрадался!
– Ты извини, я немного задержался... – уже с порога принялся оправдываться младший Винчестер. – Мне нужно было достать твою группу крови... – Сэм поставил портативный холодильник на столик. – «...и оставил тебя совершенно в одиночестве. А ты сейчас хоть и демон...» – как будто это старший являлся тем из них, кого сейчас нужно было оберегать.
О, если бы Сэм смог вылечить его без каких-либо болезненных процедур. Одними словами. Увы, тот самый счастливый момент, точка невозвращения, уже был давно и безоговорочно упущен – примерно тогда, когда Сэм, прикрываясь благими намерениями, начал врать брату – и это вранье вызвало, одно за другим, целую цепь событий, которые сначала заставили Сэма свернуть на демонскую дорожку, а теперь принялись за его брата. А вспомнив о своей почти невыносимой изматывающей ломке от демонской крови, Винчестер-младший догадывался, что демонские наручники и начерченная на полу ловушка причиняют старшему не самые приятные ощущения.
– У тебя ничего не выйдет, Сэм, – не замедлил подать голос старший брат. – Оставь эти глупости и смирись с тем, что твой брат мертв.
Нет, не брат. Демон. А демоны лгут. Сэм не мог, просто не хотел в это верить. Угодив в ловушку, демон – его брат – надеялся, что этим может уговорить его отпустить. Сэм набрал крови в шприц – хороший такой шприц, десятикубовый, когда-то почти таким же Кроули ширялся – и повернулся к брату. Его глаза подозрительно заблестели и младший Винчестер надеялся, что голос его не выдадет.
– Ты знаешь, терять мне больше нечего, так что я все-таки попытаюсь...
И вот оно – хваленое винчестеровское упрямство. Пока это – Дин... до тех пор, пока это выглядит как Дин, пока у него тот же голос... такие же интонации и некоторые характерные движения, упрямо вздернутый подбородок и жесткий взгляд, без промаха разящий, словно нож Руби, Винчестер-младший просто не мог позволить себе отступить.
Он перешел Рубикон, вколов привязанному демону порцию освященной крови. Примерно через полчаса Дину понадобится еще одна доза. Сэм чувствовал, что поступил осмотрительно, привезя сюда большую партию пакетов крови, однако мог только надеяться, что найденное в старинных книгах Летописцев лечение действует.

+1

4

Запугивать Сэма бесполезно. Он должен бы был понять это давным-давно, ему ли не знать собственного брата. Дин мог сколько угодно ненавидеть и презирать этого ублюдка, подчинившего себе всю его жизнь, но одно он должен был признать: Сэм никогда не был трусом. Нужно было искать другие слабые места.
Эта мысль промелькнула – и исчезла в затопившей сознание темноте: его «исцеление» началось. Он не знал, что видел Сэм, не мог оценить, что происходило с его телом, пока кровь, отравленная благословением, проникала в его организм, устремлялась по венам, выжигая нутро. Он рвался и шипел, выкрикивал проклятья, пытался освободиться – пока, наконец, тьма не поглотила целиком, окончательно вырубив.
Дин не знал, сколько был в отключке: может, минуту, а может, несколько дней, в бункере течение времени незаметно: ни окон, ни часов на стенах, по крайней мере, в этом подвале, где держит его Сэм. Едва ли это длилось больше суток: подняв голову, Дин увидел перед собой Сэма: в той же рубашке, с тем же угрюмым и решительным выражением на лице. Брат сидел на стуле, и при видел движения встрепенулся: значит ждал, когда очнется и беспокоился, заключил Дин, значит, не на минутку отрубился. Херово. Можно было, конечно, и не заморачиваться, но если его после первого укола так плющит, что будет, когда новый всадят. Надо выбираться.
Сэм выглядел встревоженным и очевидно ждал, что он заговорит, но Дин тянул время. Надо искать выход, надо найти способ заставить этого ублюдка освободить его. Дин сможет. Он не был мастером манипуляции, но заставить тех, кто его искренне любит, делать то, что ему нужно, у него всегда выходило превосходно. Был бы мотив. Раньше мотивом был Сэм. Сколько раз он вынуждал Каса рисковать ради его спасения, а Бенни вообще согласился ласты склеить. Чтобы вытащить из очередной задницы его драгоценного братца. А вот теперь ему предстоит обработать самого Сэма. И, что интересно, инструмент для этого тоже есть. Сам себе только что подсказал. Сэм слишком любит своего брата. И слишком беспокоится о нем.
Он нахмурился и покачал головой, сфокусировав взгляд на брате. Что же, начнем представление. Осторожно, шаг за шагом, без лишней спешки. Да, не спешить – это очень важно, Сэм Винчестер не только не трус, но и не дурак. Он поколебался, раздумывая с чего бы начать, и пришел к выводу, что краткость – сестра таланта.
- Сэм…
И побольше дрожи в голосе.

+1

5

Это было... невыносимо.
Брат выглядел совсем плохо, лечение причиняло ему большую боль – такую, что сердце кровью обливалось, глядя на его мучения... и самым противным здесь было то, что младшему оставалось сейчас только ждать. Не спешить, не мчаться сломя голову куда-либо в поисках знахаря, экстрасенса, целителя или средства, способного дать им помощь, не рыться день и ночь в старых оккультных книгах в поисках лекарства, а просто тупо сидеть на стуле напротив и смотреть на родного брата, чувствуя, как его крики впиваются в голову, словно раскаленные иглы...
Такое было просто невозможно вынести. И вместе с тем, если обнаруженные в книгах Хранителей способы были верны, в настоящий момент это было единственным средством, которое могло превратить демоно-Дина обратно в человека.
И все-таки в голове у Сэма извивалось сомнение: а стоила ли цель средств?
После первой же инъекции освященной кровью у демона начались судороги, он метался, рвался изо всех сил, пытаясь разорвать путы, привязанный к стулу, шипя от боли, пока вколотая кровь, словно обжигающий яд, прокладывала себе путь по его венам. Он что-то кричал, но только хорошенько прислушавшись, можно было уловить, что это ругательства – настроенное на одну волну братское радио, неизменно переводящее их «сучка-придурок» как своеобразные и очень личные приветствия, заклинило сейчас на одном, автоматически преобразовывало все слова в одну лишь фразу, повторяющуюся с небольшими вариациями и на высокой скорости. «...Больно!какбольно!мнеоченьбольно!Нусделайхотьчто-нибудь!..» Слушая это, Винчестеру-младшему хотелось заткнуть руками уши и выбежать прочь из подвала, и только собрав все свое мужество, он смог заставить себя оставаться здесь рядом с братом.
А потом голова Дина упала на грудь и Сэму показалось, что его брат умер – опять умер – а вместе с тем, что его сердце остановилось вместе с ним.
Не веря своим глазам, забыв как дышать, он медленно приблизился к старшему и осторожно прикоснулся к его шее. Под рукою прощупывался пульс, пусть слабый и не слишком равномерный – и только это заставило Сэма вернуться к своему стулу и ждать, что последует дальше. До следующего укола оставалось достаточно времени, и пока Дин находился без сознания, он хотя бы не страдал так, как бодрствуя.
Казалось, прошла целая вечность до тех пор, когда Дин поднял голову. Какое-то время его глаза оставались затуманенными, как будто бы Дин не понимал, где находится, после чего прояснились и брат слабым голосом позвал его по имени:
- Сэм…
Винчестеру-младшему не хватало только одного этого импульса, чтобы не сорваться к брату, по пути дернуться в сторону, схватить влажное, намоченное в теплой воде полотенце и броситься обтирать ему пот со лба. Сэм задал вопрос – и только сейчас услышал, до чего же дрожащий и прерывающийся у него голос:
– Как ты, старик?..

Отредактировано Sam Winchester (2015-04-07 18:14:10)

+1

6

- Херово, - он закашлялся и сплюнул кровь. Вышло эффектно, стоило бы порадоваться, если бы ему на самом деле не было так плохо. Признаться, не было даже уверенности, что он справится с Сэмом, если вдруг и повезет вырваться. Один большой плюс: притворяться почти и не приходилось. По крайней мере, боль изображать. Горло горело, по венам словно расплавленный металл прогоняли, а башка превратилась в медный таз, по которому ебашит со всей дури какой-то городской сумасшедший. Он и голоса-то своего не слышал, а вот сэмов - чудеса, да и только, - уловил. И то, какой паникой разило от Винчестера за версту, наполнило душу ликованием. Ну, не душу, а что у него там вместо? Никогда не был силен в метафизической анатомии. Крошка Сэмми боитмя за своего братца. Ай-яй. По лицу против воли зазмеилась мерзенькая ухмылка, но приступ боли вовремя смазал ее, превратив в гримасу боли. А потом демон улыбнулся во второй раз, отважной улыбкой страстотерпца. Так сделал бы брат Сэма. Он, конечно, тот еще нытик, но когда запахнет жареным, булки вместе собрать умеет. Именно мужества перед лицом страданий ждал от него сейчас младший Винчестер, и если он, демон, собирается вырваться, нельзя разочаровывать малыша. - Доволен, небось? Отомстил мне за ту ломку у Бобби в подвале, а?
Он хрипло рассмеялся, снова закашлялся и снова сплюнул кровью. Оглядел себя, внезапно выяснив, что буквально висит на стуле, к которому так удачно подцеплен. Сел ровнее, не чууствуя улучшений, хотя сознание говорило, что боль в содранных в хлам запястьях должна поутихнуть, раз прекратилось давление. Ему сейчас было так больно, что такие мелочи просто не ощущались. Тем не менее, запястья в ссадинах и кровоподтеках выглядели достаточно страшно, чтобы спровоцировать у жалостливого Сэмми новый-- приступ трогательной жалости к любимому братику, и он демонстративно подергал обхватывающие руки широкие браслеты. Ничего не просил. Слишком подозрительно.
- Воды дай, а? - а вот это вполне безобидно. Теперь дополнить эффект тоскливым взглядом. Хотелось верить, что получится. Изображать страдания ему нужно не было, все по-настоящему, а вот братские чувства, небезразличие к этому испуганному куску человечины замершему на стуле напротив - тут чистой воды актерство. Ничего. Все равно Винчестер в таком состоянии, что не заметит огрехов.
Он поднял глаза на Сэма. Перед глазами полыхнуло белым, в голове вспыхнула боль, а потом, на считанные мгновения исчез шум крови в ушах, удары сердца перестали отдаваться в затылке, кровавое марево отхлынуло от глаз. Наступила тишина. И в этой тишине, Дин увидел своего брата. Измученного, уставшего, ссутулившегося на стуле напротив. Потерянного и одинокого. Но не сдавшегося, готового бороться, чтобы его вернуть.
- Сэмми, - начал он.
"Сэмми, я здесь. Я, Дин".
"Сэммм, не верь мне, не верь никому".
"Сэмми, не сдавайся, ты справишься".
"Сэмми, не рискуй, дай мне умереть".
Он не сказал ничего из этого. Потому что в следующую секунду, голову мотнуло в сторону и рвануло новым приступом боли, а когда взрыв красного перед глазами  улегся, превратившись в ровную пелену, от Дина Винчестера не осталось и следа.
- Пить, Сэм. Воды.

Отредактировано Dean Winchester (2015-04-13 07:34:08)

+1

7

Дин обычно бодрился, изображая, как будто бы ему все нипочем (хотя обычно возмущался, когда обнаруживал, что младший пытается подражать его примеру), так что услышав на этот раз вместо традиционного «я в порядке», означающего «ни хрена я не в порядке, но у меня еще остались силы, чтобы делать вид, что это не так» для разнообразия честный и правдивый ответ, Сэм почувствовал, что дела у его брата совсем плохи. И практически тут же, в подтверждение слов, изо рта старшего показалась струйка крови, напомнившая Сэму точно такую, которую он видел на губах умирающего брата в тот злополучный и проклятый день, когда Дин был убит плюгавым недомерком с повадками крысы.
Будь проклят Метатрон! Уже за одно это он заслужил поджариваться целую вечность на адской горелке.
По губам старшего пробежала гримаса боли, однако Дин пересилил себя, улыбнулся с вымученным героизмом и выдавил свою фирменную дурацкую подбадривающую шутку.
«Я тоже люблю тебя, старик?» – мысленно, чтоб Дин не слышал, подумал Сэм. На глаза навернулась какая-то непоседливая слеза, которой не терпелось выйти наружу и отправиться в длинное и увлекательное путешествие, определяемое силами гравитации. Смахнув ее рукой, младший Винчестер лишь сказал:
– Дин, не сдавайся демону. Борись с ним, ты же можешь, я знаю. Я не оставлю тебя...
Так будет правильнее. И никаких девчоночьи-сопливых разговоров о чувствах, раздражающих старшего не меньше, как и моменты, когда им пытались подсунуть в мотелях номер с двойной кроватью, или когда Дин попытался прочитать фанфики. Настоящие мужчины не разговаривают о чувствах, они просто поддерживают друг друга в трудную минуту.
Дин подергался немного, усаживаясь поудобней на стуле, а затем Сэм услышал его тихий страдающий голос.
- Воды…
– Сейчас, сейчас... – младший Винчестер метнулся к столу, на котором находились портативный медицинский холодильник, набор шприцов, бинтов, аптечка, фляжка со святой водой и несколько полулитровых бутылок с обычной, не так давно извлеченных из недр холодильника, полупустой баллончик с краской для ловушки, а также прочие разные предметы, которые предположительно могли понадобиться для лечения Дина. Сэм взял одну бутылку с обычной питьевой водой и блистер с обезболивающим, вернулся к брату, снял колпачок и поднес бутылку к его губам, осторожно наклонил ее, чтобы брату было удобнее пить, но чтоб он не захлебнулся. Дав Дину сделать несколько глотков – и плюс еще один или два, потому что жалость не позволила ему так быстро отобрать бутылку, Сэм показал брату обезболивающее, чтобы тому было лучше видно название таблеток.
– Может, примешь?..
Скорее всего, это было настолько глупо, как попытка бороться с призрачной болезнью при помощи транквилизаторов, однако если это могло уменьшить страдания Дина, то стоило попытаться.

Отредактировано Sam Winchester (2015-04-14 08:59:44)

+1

8

Вода, к счастью, без всякой примеси святости, неожиданно действительно принесла облегчение.Боль не пропала, но по крайней мере, стала терпимой. Он жадно глотал, припадая к горлышку пересохшими, искусанными, со следами засохшей крови губами, пил, наслаждаясь даже теми каплями, что не попадали в рот, стекали по подбородку за шиворот, и только жалел, что вместо крошечной бутылки Сэм не опрокинул на него целую цистерну. И не сдержал протестующего звериного рыка, когда воду у него отняли. Рванул запястья, дернулся вместе со стулом вслед за рукой. Только неизменно быстрая реакция Сэма помогла тому вовремя увернуться. Трудно сказать, что бы случилось, не отдерни тот вовремя руку. Демон не управлял своими инстинктами: легко мог представить, и как вырывает, опрокидывая на себя, бутылку с ледяной водой, и как вцепляется зубами в запястье, глотает горячую кровь из разорванных вен. И то и другое выглядело одинаково привлекательным.
Жаль, ни с тем, ни с другим не сложилось. А еще его маленький спектакль теперь не стоил ломаного гроша. Всего на пару секунд потерял контроль, надо же! Он уронил голову - не будь привязан к стулу поперек груди - пополам бы сложился, и тупо уставился на свои колени. Самообладание возвращалось, но ярости нужно было время, чтобы улечься окончательно, и смотреть на Сэма при этом не хотелось. И теперь он знал, почему. Сэм выводил его из равновесия. Он стал демоном и был уверен, что этого достаточно, чтобы избавиться от маниакальной одержимости снова и снова толкавшей к этому ублюдку. Он возненавидел Сэма, и думал, что это делает его свободным. Но какая-то часть его сознания, более прозорливая, уговаривала держаться подальше от младшего брата Дина Винчестера. Она заставляла избегать встречи, угрожать Сэму, внезапно не смирившемуся по традиции, а продолжавшему искать, отчаянно пытаться спасти. Тот словно подхватил эту заразу от испустившего дух у него на руках Дина. И сейчас он готов был признать, что та половина сознания была права. У демона не может быть эмоций, но даже запах Сэма, даже воспоминание о нем пробуждало в нем такую ярость, что все остальное без исключений, отходило на второй план. Так не могло продолжаться. Он должен устранить угрозу. Сэм Винчестер должен умереть.
- Обезболивающее? - он поднял голову, недоверчиво уставился на серебристый блистер и, не сдержавшись, расхохотался. - Ты правда такой наивный? Может, еще песенку от болезни споешь?  Или поцелуешь, где болит, как мамочка в детстве! Мертвое тело не чувствует боли, Сэм! Твой брат сдох, ты сам это видел! Больно ты делаешь мне! Мне! И ответишь за это очень скоро!
Голос снова сорвался в рык, он дернулся опять, опять безрезультатно, и, только бессильно осев на стуле, почувствовал, что крепление на одном из браслетов уже не так прочно, как раньше. У него появился шанс стать по-настоящему свободным. Теперь он сможет убить Сэма.

Отредактировано Dean Winchester (2015-04-16 09:16:23)

+1

9

– Обезболивающее? – взрыкнув со злостью попавшего в ловушку неукротимого дикого зверя, старший брат уставился на него ненавидящим взглядом, после чего язвительно расхохотался. – Ты правда такой наивный? Может, еще песенку от болезни споешь?
Хотя Сэм думал, что он готов практически ко всему, как оказалось, он вовсе не ожидал такой реакции брата. В первый момент Сэм вздрогнул – и как ни старался младший казаться уверенным и сильным, держать себя в руках и не обижаться на старшего брата, вынужденного временно уступить управление над собой своему демоническому «альтер эго», на какой-то момент Сэм стал похож на неуклюжего и несмышленого щенка, который притащил, желая услужить, закинутую в кусты хозяином палку – а получил в ответ лишь ругань и очень болезненный пинок под брюхо.
– Мертвое тело не чувствует боли, Сэм! Твой брат сдох, ты сам это видел! Больно ты делаешь мне! Мне! И ответишь за это очень скоро!
Это был не брат. Демон. Это демон в теле брата ненавидел его, Сэма – только слова черноглазого и близко в такой степени не задевали. Демонам вообще положено кого-либо ненавидеть – а уж охотника, как говорится, ненавидеть сам Люцифер велел. Рука сама метнулась вперед, выплескивая на Дина остатки жидкости.
К сожалению, это была не святая вода.
Какое-то время Сэм молчал, уставившись на мокрого брата и горячечно соображая: если демон не соврал и Дин мертв и действительно все потеряно, то что делать дальше.
– Пойду схожу еще за водой, – наконец сказал он и отправился к столу с припасами. Взял другую такую же бутылку – после чего, подумав, взял со стола еще один предмет.
Нет, Дин был жив. Сейчас Сэм просто не мог в это не верить, ему нужно было уцепиться за эту мысль, чтобы и дальше, не опуская руки, продолжать эту борьбу – и его ум, как мог, находил этому доказательства. Тот, предыдущий укол освященной кровью, должно быть, на короткое время подавил демона и первым очнулся брат – это с ним разговаривал сейчас Сэм, пока демон снова не перехватил у него управление.
Сэм вернулся, открыл бутылку – и терпеливо ждал, пока демон (и Дин) не осушил ее до конца.
После чего вколол брату еще одну порцию освященной крови. Если эта штуковина действительно могла подавить вошедшее в силу демоническое «альтер эго» его старшего брата, то Сэм надеялся, что в следующий раз ремиссия человеческого в демоне будет немного дольше.

Отредактировано Sam Winchester (2015-04-25 20:19:54)

+1

10

На какое-то мгновение младший Винчестер стал похож на тупого неуклюжего щенка, которого прул хозяин, чтобы под ногами не путался. В другое время его бы это позабавило, но сейчас он чувствовал, как близка свобода и не хотел ей рисковать и давать волю веселью. Он больше не был братом этого недоразумения с телом автомеханика, мозгами школьного ботаника и взглядом бассет-хаунда, но Сэм Винчестер все еще верил, что брат жив, и каждое новое доказательство обратного приводило его в большее отчаяние.
А Винчестеры в отчаянии способны на все. Это знание он вынес из прежней, земной жизни, и ни минуты в нем не сомневался. Развлечение могло стоить ему слишком дорого, и он решил не спешить. Позабавится, когда будет на свободе.
Винчестер вышел. Так кстати. Он практически освободил одну руку, оставалась только вторая, но для этого требовалось больше времени, и он не успел. А потом тот вернулся с новой порцией крови - и его снова заколотило в судорогах.
Нельзя терять сознание. Как бы не скручивало и не разрывало болью, как бы не стремилось тело избавиться от зараженной злом души, он не мог себе позволить беспамятство. Будучи без сознания, он не удержит уже свободную руку на поручне, Винчестер заметит изъян в защите, и когда он придет в себя, будет прикован надежнее прежнего.
Нельзя отрубаться. Если бы он был художником или водопроводчиком, он бы сказал, что его душу отчищают от зла, как краны от ржавчины - трут крупным наждаком, не заботясь о царапинах. Но он был скромным Рыцарем Ада, и просто орал, рычал и плевался проклятиями, когда обжигающий ток бежал по телу, снова и снова, замыкался в цепь, бил и встряхивал, вырывая из души самую суть. То, на что он, без сомнения, имел право. Он мог быть злым. Он должен был ненавидеть Сэма Винчестера. Он хотел быть свободным.
Нельзя расслабляться. Еще чуть-чуть.
Когда освященная кровь наконец-то растворилась в его собственной, а огонь в венах превратилася в легкое жжение, он позволил себе, наконец, расслабиться. Несколько минут без страха вырубиться и потерять контроль. Он все равно не способен сейчас напасть - только тупо смотреть на собственные руки, трясущиеся пальцы с кровью под ногтями - то ли содрал их, то ли так впивался в ладони, вспомнить не получалось. Промелькнула бредовая мысль: после того, как он освободится, что если попробовать обратную процедуру? Выдержит Винчестер переливание демонской крови? Ведь когда-то сидел на ней, торчок хренов. Он хотел улыбнуться, но не смог - губы слишком дрожали. Оно и к лучшему. Незачем слишком выдавать себя. Сейчас. Сейчас он соберется с силами, и когда Сэм подойдет ближе...
А там уж он решит, как именно его мучителю умирать. Недаром же Аластор называл его лучшим учеником. Старый козел умел разглядеть настоящий талант.

+1

11

Дин колотился в судорогах, что-то кричал, истекая потом, льющимся с него так, как будто температура в помещении поднялась до верхних границ, используемых разве что в финской сауне. Выглядел он сейчас каким-то более напряженным, чем в первый раз, однако к облегчению Сэма сознания не терял, и младший Винчестер уже начинал надеяться, что это лечение окажется не слишком рискованным для его брата.
Когда старший брат пришел в себя, Сэм снова ждал его с бутылкой воды наготове. Если уж вода каким-либо образом помогала унять тот жар, болезненно струящийся по диновым венам, облегчить братовы муки – то пусть у Дина ее будет достаточно. «Но хватит ли бутылок?» Сэм постарался вспомнить, сколько уколов он делал Кроули. «Должно хватить.» Хотя если учесть, что Рыцарь Ада есть фигура, много более опасная, чем Король – а следовательно, уколов (и бутылок с холодной водой для облегчения страданий) ему может понадобиться больше. На крайний случай была еще вода из-под крана и Сэм сначала не брал ее в учет, однако как только его осенило, что брат уже демон и это гипотетические микробы должны были его бояться... Вопрос был в том, не перестанет ли помогать охлаждение.
– Пить хочешь? – спросил Сэм, осторожно поднося уже открытую бутылку ко рту старшего. Хотелось бы знать, кто в этот раз «рулит» сознанием: Дин или демон? Секунда колебания – и Сэм поднес бутылку к самым губам брата. Возможно, младший Винчестер в этот момент и выглядел так, словно готов сию же секунду исполнить любой каприз старшего – разве что кроме того, чтоб снять с брата противодемонские оковы и прекратить лечение. Хотя если бы Дин выглядел в этот момент хоть ненамного хуже, чем когда отключился после первого укола, Сэм бы заколебался.
– Принести еще что-нибудь? Тебе что-нибудь нужно? – обеспокоенно поинтересовался младший, откидывая падающие на лоб волосы. На этот раз он не смог удержаться от вопроса, даже памятуя, что за такие проявления чувств в характере старшего было обозвать его наседкой или еще похлеще. Однако слово не ангел, вылетит – не поймаешь. Оставалось только надеяться, что Дин сейчас не в том состоянии, чтобы обсмеять заботу младшего, и постараться порадоваться за брата, если окажется, что Дин на самом деле держится бодрячком.

+1

12

Когда младший Винчестер оказался рядом снова, он не просто правдоподобно, а даже вполне реально находился на грани того, чтобы провалиться в полную темноту, освященная кровь мешалась с его собственной, и второй раз проходил ничуть не лучше первого. Где-то в процессе он, должно быть, прикусил язык, потому что сейчас в рту ощущался стойкий привкус крови. Дин Винчестер помнил его даже лучше, чем вкус своих любимых гамбургеров. Стоило признать, не таким уж хорошим охотником он был, если так часто доводилось схлопотать в пятак. Но потешаться над человеком, которым когда-то был сил уже не осталось. Вернее, было бы кощунственно тратить их на такую ерунду.
Вода полилась в глотку, смыла металлический вкус изо рта, смягчила пересохшие губы, остудила бушевавший внутри огонь. Это вернуло силы и способность мыслить, и за это он был почти благодарен здоровяку, что сидел сейчас перед ним на коленях и боялся дышать.  «Почти», потому что все еще помнил, что именно по вине этого жалкого ублюдка он и находится здесь. Терпит все это. Глотает собственную кровь, в попытках удержаться в сознании. Все из-за него.  Принести ли ему еще что-нибудь?
- Не беспокойся, я сам.
Он зарычал и рванулся. Вены на руках набухли, истерзанное пыткой тело отозвалось болью, но сейчас боль только придала сил. Кожаный браслет вокруг запястья натянулся, поручень хрустнул и выпустил крепление вместе с ошметками дерева – демон стряхнул обломки подлокотника с другой руки, как мусор. Ровно за секунду до того, как его пальцы сомкнулись на горле Сэма железной хваткой:
- Но сначала я кое с чем закончу тут.
У Винчестера не было оружия. Он не был готов к нападению. А если бы и был, понял он с удовлетворением, не смог бы убить брата. Или того, кого он считал своим братом. Нет, Сэм сейчас был безвреден. Что он может, подумал демон, приподнимая за горло человека, который когда-то был сильнее и выше его.
- Что ты можешь? – усмехнулся он, глядя в бледное лицо с неожиданно темными на этом фоне глазами. Все, что оставалось Винчестеру в таком положении – подрыгать ногами. Да и то не сильно, чтобы случайно не свернуть себе шею. Учитывая, что ему и так немного осталось, было бы очень глупо приближать свой конец. – Давай, сопротивляйся.
Он вдруг понял, что не хочет убивать Винчестера так быстро, как собирался. Этот момент полного освобождения нужно прочувствовать и растянуть. Он будет вспоминать его раз за разом, и сделает лучшим из своих воспоминаний. Да, именно так.
- Покажи, на что способен.
Демон склонил голову к плечу, рассматривая задыхающегося охотника как забавную зверюшку, а потом без лишних слов швырнул того в стену.

+1

13

– Не беспокойся, я сам, – старший с заслуживающим лучшего применения упорством пытался показать себя сильным, самостоятельным и независящим ни от чьей помощи – и уж тем более от помощи несмышленого младшего брата, против воли навязавшего ему весьма рискованное и мучительное лечение от демонизма – даже если сам только что корчился в путах и едва не разрывался на части.
В ответ Сэм только развел руками, показывая, мол, если что понадобится, то ты, брат, не стесняйся, и собирался было сказать что-либо ободряющее. Но – не успел. Это случилось настолько неожиданно, что младший охотник даже не сразу сообразил не только что это, черт побери, только что было, но и самое главное – как это произошло.
Казавшиеся прочными оковы лопнули в считанные секунды, и демон – не Дин, это мог быть только демон! – вцепился железной хваткой в горло своего младшего брата. Сэм выронил уже опустевшую бутылку из-под воды и обеими руками вцепился в братову руку, пытаясь разжать душащие его пальцы, оторвать ее от себя... однако сил хватало только на то, чтобы старший брат не придушил его сразу.
– Дииииин!.. – вырвалось у него из горла хриплым и слабым приглушенным стоном, как будто просьба о помощи. Хотя, может быть, еще было рано надеяться на то, что старший брат в силах пересилить демона и прийти к нему на помощь.
О, если бы хоть продержаться еще немного!..
– Что ты можешь? – уже не скрываясь, с каким-то болезненным отвращением разглядывая жалкого человечишку, дерзнувшего подумать, будто бы он в его силах вылечить самого необычного демона во всей истории Ада, издевался Дин. Красивые родные и зеленые глаза – предмет восхищения всех встречных девушек начиная с того момента, когда младший пешком под стол ходил, когда-то с такой теплотой глядевшие на младшего братишку (особенно когда старший думал, что мелкий шельмец его не видит, а застигнутый врасплох, корчил зверское выражение лица «нет-нет, тебе показалось» – и Сэм уже успел тысячу раз пожалеть о том, что этого не ценил), казалось, отделяют считанные секунды от того, чтобы их заволокло демонской чернотой. Во взгляде сконцентрировались неприязнь и убийственное холодное любопытство – с такими глазами будущие маньяки-психопаты отрывают мухам крылья и поджигают кошкам хвосты – и младший Винчестер чувствовал себя одной из таких мошек, такой же упрямой и непоседливой, как прежде – и как только у Дина раньше хватало терпения на то, чтобы с ним возиться? – Давай, сопротивляйся. Покажи, на что способен.
От недостатка воздуха темнело в глазах, так что на расстоянии обгрызенного ногтя от того, чтобы стать чернее полуночи, оказалось уже все вокруг – не только глаза демона в теле его старшего брата. Сэм еще раз попытался оторвать от своего горла братскую руку – а потом его вдруг с силой отбросило назад и очень больно ударило спиной о противоположную стену бункера, вышибив у младшего из груди последние остатки воздуха.
Сэм едва удержался на ногах – однако то была не только его заслуга. Он не упал на пол – однако был близок к тому, чтобы сползти до него, цепляясь за стенку.
– Я знаю, что ты еще здесь, Дин, – сказал он, выпрямившись из последних сил и знаменитого винчестеровского упрямства, и сделав титаническое усилие: оторвавшись на один шаг от стенки в сторону своего старшего брата. Голова кружилась, и фигура Дина, казалось, то вытягивалась, то растягивалась по вертикали. Ну, может быть, не совсем точно в направлении девяноста градусах перпендикулярно полу, а слегка колебалась, наклоняясь примерно до семидесяти в одну иль другую сторону. – Ты мой брат, я люблю тебя, и мы все исправим... Вместе... Как мы всегда это делали. Как тогда, когда ты спас меня от зависимости от демонской крови...
До старшего брата оставался еще целый миллион шагов, а младший сделал только один, и в настоящий момент Сэм собирал все свои силы, приготавливаясь ко второму.

Отредактировано Sam Winchester (2015-06-06 07:04:10)

+1

14

Винчестера впечатало в стену, но от удара, кажется, ничего не хрустнуло: падать охотник за много лет беготни за демонами научился.  Было интересно наблюдать, как тот возится, пытается встать, как таращится на него в надежде определить, осталось ли тут еще что-то человеческое. Человеческим, разумеется, тут и не пахло, но теперь, когда он был на свободе, живой Винчестер был забавнее мертвого. Поэтому он не торопился убивать. Хотя и в долгий ящик откладывать не планировал.
Ему ничего не угрожало. Сэм Винчестер даже под угрозой собственной смерти не попытается убить собственного брата. Раньше, когда был моложе, свободнее и эгоистичнее, смог бы, хотя бы попробовал выжить. Тот, молодой Сэм любил себя несравнимо больше брата и, уж конечно, больше дела их жизни. Сейчас бы здоровый эгоизм ему не помешал. Но увы, он в прошлом, вместе с тем Дином, который смотрел в рот младшему брату и готов был бежать к нему по первому свистку, как бы крепко они не ссорились накануне. Теперь малыш Сэмми так же болен на голову, как и его братец когда-то и, -  вот ирония! – именно эта проснувшаяся некстати братская любовь его и похоронит. Сэм не убил бы его, даже если бы мог. Он свято верит, что его ненаглядный Дин все еще здесь.
Сэм заговорил – и он рассмеялся в голос, оценив, насколько верно просчитал то, что творится в башке у Винчестера. Дин умер, но его память все еще жива, а кто знает Сэма лучше, чем его старший брат?
- Ты идиот, - ласково протянул он и улыбнулся побледневшему охотнику с решительным взглядом. – Тебе не спастись, но я даю тебе шанс прожить подольше. Почему ты им не воспользуешься?
Он чувствовал себя хищником, подкрадывающимся к беззащитной жертве, ему нравилась эта игра, вот только младший Винчестер упрямо шел против правил: жертва должна стоять, как загипнотизированная, а при любой возможности – срываться с места и бежать, куда глаза глядят. Куда угодно, подальше от угрозы. Сэм стоял на месте. Даже больше: он сделал шаг навстречу. Придурок. Чем бы вспугнуть? Он пробежался по комнате рассеянным взглядом. Тут было собрано не так уж много вещей: Винчестер не стал забивать хламом место, в котором собирался проводить эксперименты над демоном, похвальная предусмотрительность, Дин похвалил бы брата, но Дина тут не было, а он испытывал только досаду. Как человек,  что собрался раздавить таракана у мотельной кровати и упорно не находит ботинок. Вот так всегда. Придется самому. 
- Ничего не понимаешь, да?
Преодолеть разделявшее их расстояние было не сложно, а с учетом того, что Сэм даже не пытался убежать – плевое дело. Он подошел близко, так близко, что сумел разглядеть в глазах Винчестера тщательно скрытое за тревогой и страхом подозрение. То, что он отказывался признавать, мысль, которую гнал от себя так, как только мог. «А что, если Дина не вернуть?»
- Его не вернуть, Сэмми, - ответил он на вопрос, который охотник боялся задать вслух. - Слишком поздно. Он умер. И ты умрешь вслед за ним.
Он недолго колебался, раздумывая, не свернуть ли скучной игрушке шею, и пришел к выводу, что пора.
Раньше он не понимал смысла слов «затухающий свет в глазах». Вернее думал, что это относится к умирающему. Сознание ускользает, темнота наваливается – все дела. Но сейчас, глядя на то, как влажные испуганные глаза Сэма, обмякшего в тисках его рук на горле, постепенно теряют блеск, становятся пустыми и тусклыми, он понял, о чем это было сказано на самом деле. Какая жалость, все закончится так быстро.

У Сэма глаза красные и полны слез. Отец притащил его домой после неудавшегося побега. Они не разговаривают, брат храбрится, но Дин видит, как вздрагивают его плечи, когда тот отворачивается и с преувеличенным интересом смотрит в окно. Не плачь, Сэмми, мы вместе. Все будет хорошо. Ты так меня напугал, Сэмми…
Сэм рядом, на пассажирском сиденье «Импалы», пялится на дорогу, но не видит, глаза на мокром месте – и его можно понять, у него только что погибла девушка, он винит себя в ее смерти. Не говори глупостей, парень, ты не виноват. Это все монстры. Вместе мы с ними разберемся. Ты только не оставляй меня, Сэмми…
Сэм рядом, стоит напротив, и в этот раз его глаза совершенно сухие. Очередь Дина плакать, но ему нельзя. Сэм отправится в Клетку вместе с Люцифером, Сэму нужна поддержка, а не сопли старшего брата, и идиотское «не уходи, пусть все летит к чертям». Я буду рядом, Сэм. Мы справимся…

Он увидел: его брат умирает. По-настоящему, как Дин всегда боялся, и рядом никого, кто это остановит, никто не вернет его с того света. Потому что это обязанность Дина, защищать Сэма. А Дина больше нет. Его нет?
- Нет, - повторил он и разжал пальцы. Отбросил брата в сторону, так далеко, как смог – тот не сопротивлялся – подальше от себя. – Сэм. Убегай! Вали отсюда, придурок. Быстрее!

Отредактировано Dean Winchester (2015-06-06 07:51:20)

+1

15

– Ты идиот, – похоже, демону просто доставляло удовольствие убеждать Винчестера-младшего в том, что его затея безнадежна. – Тебе не спастись, но я даю тебе шанс прожить подольше. Почему ты им не воспользуешься?
– А зачем мне жить без него? – голос дрожал, Сэму хотелось опуститься на пол и зарыдать от отчаяния, собственного бессилия и невозможности спасти своего брата. Но он только лишь упрямо вздергивал подбородок: пресловутое винчестерское упрямство, отключающее и заменяющее мозги в критических ситуациях.
Демон приблизился почти вплотную к нему, однако Сэм не чувствовал страха:
– Я хочу назад своего брата, – и был согласен даже перейти на тот свет, раз не получается на этом свете быть вместе с ним. Его собственная жизнь не имела для него сейчас абсолютно никакого значения. Никакой ценности.
– Его не вернуть, Сэмми. Слишком поздно. Он умер. И ты умрешь вслед за ним.
Руки демона на собственном горле. «Теперь уже все. Кончено... Уже скоро...» Черные глаза на таком знакомом лице. Сознание меркнет, в глазах темнеет...
Младший Винчестер, словно мешок с солью, в очередной раз шлепнулся на пол – и не успел отдышаться, как демон – «Нет, теперь уже не демон, а старший брат!» – встревоженно закричал:
– Сэм. Убегай! Вали отсюда, придурок. Быстрее!
Так значит, демон врал ему?!.. «Все демоны лгут!» – обрушившаяся, как мартовский снег на голову, нежданная радость придала ему силы, Сэм бросился бежать – сработала привычка, если не понимаешь, что делать, то слушаться приказов своего старшего брата – каким-то чудом, ударившись плечом, вписался в дверной проем и бросился подальше отсюда. В бункере было много помещений, и нужно было думать – «Нет, не о бегстве, дурак!» – а о стратегическом отступлении и о том, что нужно взять с собой, чтобы помочь старшему брату бороться и одержать верх над его демоном. Иньекции освященной кровью не помогали – то есть, конечно, они дали Дину возможность перехватить управление над собственным телом, однако все же от них было больше вреда, чем пользы... больше риска, мучений, которые изматывали не только демона, но и брата, и нужно было сейчас же придумать, изобрести что-либо совершенно иное...
Однако самым главным было для него сейчас то, что Дин жив. Теперь Сэм это знал, и во второй раз демону не удастся заставить его усомниться в этом хоть на мгновение.

+1

16

Сэм побежал. Дин увидел, как тот с трудом поднялся на ноги, проковылял по лестнице и вывалился за дверь - увидел и наконец позволил кровавой пелене затянуть глаза. Нужно было, конечно, бороться, но борьба отнимала слишком много сил, и Дин боялся, что если еще чуть поднажмет, демон просто раздавит те крупицы человеческого, что в нем еще оставались. Разотрет в мелкую труху, когда поймет, что другим способом избавиться от него не получится. Пусть лучше думает, что одолел, Сэм-то ведь сбежал. Сэм теперь в безопасности.
Дин закрыл больные, слезящиеся глаза и почувствовал, как в мятущуюся душу закрадывается пустота. Если бы он не знал ее происхождения, это было бы даже приятно.

Эмоции человека жгли почище святой воды: та разъедала снаружи, а чувства Дина Винчестера к брату сжирали изнутри, раздирали, жалили, рвали на части. Демон не способен на чувства, у него нет души, так написано в книгах, так учили их с детства. Тогда откуда лезет эта мерзость и как с ней справиться?! Куда делось блаженное равнодушие, владевшее им после воскрешение? Как тосковал он теперь по тем нескольким неделям, когда он был целым, единым. Дином Винчестером. Демоном, которому наплевать на судьбу его брата.
Несколько капель чужой освященной крови сделали из него разваливающегося на части психопата.
Выход тут был один - убить. Уничтожить Сэма, раздавить, как муху, чтобы знать, самому видеть тело. А после забыть. Не вспоминать больше о странном, рвущем душу на части болезненном чувстве, вмещавшем все сразу - страх потери и боль утраты, беспокойство и всепоглощающее отчаяние. В какой-то миг показалось, он хочет убить себя. Чтобы никогда не причинить вреда Сэму. И это было страшно. С этим нужно было кончать.
Увы, он слишком много времени потерял, пока пытался привести голову в порядок. Винчестера рядом не было, и чтобы понять, куда он делся, не нужно быть семи пядей во лбу, достаточно вслушаться в грохот шагов по коридору. Наплевать на него и свалить? Ну нет. Пока Сэм Винчестер жив, то что осталось от его души не будет знать покоя.
Его собственные шаги были почти неслышными - в отличие от бегущего охотника, ему торопиться было некуда. Если Винчестер останется в бункере, найти его не составит труда, а убить тем более. Если же он сбежит дальше...
Он услышал, как заскрежетали отпирающиеся запоры на входной двери бункера и понял, что был прав: Сэм выбрал второй вариант. Решил, значит, выскользнуть из мышеловки. "Что же, у меня для тебя сюрприз, малыш-Винчестер".
Та его часть, которая хранила в себе остатки пробужденной человечности и отчаянно желала спасти брата, кое-что не учла. Как бы далеко Сэм не сбежал, есть способ его вернуть, не гоняясь за ним по городам и весям. Нет нужды принимать бой на его условиях, он придет сам туда, куда будет нужно. Достаточно устроить скромную резню поблизости.
Демон втянул носом свежий осенний воздух - пожалуй, будь он человеком, легкий морозец заставил бы его поежиться - и определился с целью. Небольшой магазинчик на заправке, километрах в пяти от "дома" Винчестеров. Там всегда людно - до города неблизко, а без чипсов и фастфуда добропорядочному американцу в дороге не прожить.
- Чем могу помочь? - совсем еще не старая и весьма привлекательная девица.
- Вишневый пирог, пожалуйста, - улыбнулся Дин и поднял на продавщицу взгляд чернильно-черных глаз.

Отредактировано Dean Winchester (2015-07-02 11:45:55)

+1

17

«Дин жив!» – только это сейчас заставляло его двигаться. Да, жив – однако вылечить его оказалось сложнее, чем Сэм думал, а может быть, и вовсе невозможно тем способом, которым Сэм пытался. С чего он взял, что боль способна вылечить его брата? Та чернота, что загнанным диким зверем, каким-то нечеловеческим озлобленным существом смотрела на младшего из глубины братних глаз, являлась не чужим демоном-подселенцем, посмевшим завладеть телом Дина – нет, она была его собственной, исподволь подтачивающей душу и тело старшего брата – а когда младший, на понимание и подержку которого он так рассчитывал, отвернулся от него, Тьма захватила его сознание, как какая-то черная гниль...
Боль от осознания, к чему привели последствия собственных поступков, была такая, что в пору хоть завыть, кататься по полу, свернувшись в клубок и держась за голову, чтобы ее не разорвало тут же, на месте.
«Я же хотел как лучше! Думал, что мое общество только вредит ему, что, освободившись, Дин станет свободен и сможет, наконец, зажить своею собственной жизнью...»
«Ну вот. Он стал демоном и зажил. А тут ты – со своим глупым, никому не нужным лечением...»
«Я все исправлю!.. Я... все... исправлю...»
«Но как?»
Вернув все то, что было у него отнято несправедливыми и злыми поступками и словами – нет, корень зла скрывался глубже, и Сэм никак не мог придумать, как возместить все, чего Дин лишился по его вине, как возвратить мать, которую тот потерял в детском возрасте. Прямо хоть сам садись срезать ему корочки с бутербродов.
Хотя об этом можно было подумать потом. Сначала нужно было найти Дина. Каким-то неведомым шестым чувством, едва ли не собственной кожей Сэм чувствовал, что брата в бункере уже нет, поэтому он не стал тратить на обыск время, которого у него и так почти не было. Черно-металлическая красавица Импала – «Ну да, конечно, всего лишь машина!..» – стояла неподалеку от входа в бункер, где ее и оставил Сэм, и это означало, что Дин не должен был уйти далеко. Во всяком случае, не пешком. Хотя теперь это ничего не значило, он мог и телепортироваться.
Младший Винчестер понадеялся, что не стал.
Поэтому первоначальный план был готов – посетить ближележащий магазинчик на заправке, где если пофлиртовать с продавщицей, то можно было получить не только чашку кофе и традиционный кусок пирога домашней выпечки, но также и стаканчик кое-чего покрепче. Дин и в обычной жизни часто заезживал туда, а если ноги понесли его на этот раз в какую-нибудь другую сторону – тогда пришлось бы просто расширить круг поисков, придумать какой-нибудь другой способ...
Импалу он взял с собой: вопреки словам брата Сэм не верил, что Дину было действительно наплевать на свою Малышку – даже если в ней пришлось после этого устроить уборку.

0


Вы здесь » CROSSGATE » - апокалипсис сегодня » Darker than black


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC