К ВАШИМ УСЛУГАМ:
МагОхотникКоммандерКопБандит
ВАЖНО:
• ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ! •
Рейтинг форумов Forum-top.ru

CROSSGATE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSGATE » - территория свободы » memento mei cum veneris


memento mei cum veneris

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

MEMENTO MEI CUM VENERIS
http://i.imgur.com/40smz7B.gif
[константин: повелитель тьмы]

Джон Константин впервые видит кровь в раковине после того, как заходится в особенно жестоком приступе кашля. Он сам ещё не понимает, что это значит, а вот Балтазар, каким-то образом проникнувший в его со всех сторон защищённую квартиру, знает всё — и не упустит случая подразнить Джона.

участники: Джон Константин, Балтазар, Вера Шепард
время: середина нулевых
место действия: Лос-Анджелес
предупреждения: Оскорбление чувств верующих возможно, реально и необходимо.

Отредактировано Balthazar (2015-04-21 12:29:02)

0

2

Кашель, в один прекрасный вечер возникший непонятно откуда, Джон на первых порах интерпретировал, как простуду. И, конечно же, к врачу не обратился. За несколько дней до того он порядком промок под дождем, шатался по продуваемой всеми сквозняками мира улице в поисках нужного дома, и в целом ничего удивительного в этом кашле для себя не обнаружил. Ну, простыл. С кем не бывает?..
Кашель был коварен. Иногда все было спокойно в течении дня; а иногда Константин покашливал, как ему казалось, от дискомфорта в груди. Иногда - с течением времени все чаще - кашель начинал его душить. И вот уже несколько раз - в самые неподходящие моменты. Последнюю неделю кашель начал буквально мучить экзорциста. Пытать, продирая глотку до боли, не давая продохнуть.
И Джон начал грешить на какой-нибудь бронхит, плеврит, или пневмонию... чего только не понапишут в современных медицинских справочниках... Но до врача добраться все никак не мог: то таблетки (каждый раз новые) успокаивали этот чертов кашель; то он просто пропадал, как зубная боль, чтоб со временем вернуться с новой силой...
Пока сегодня в ночь Константин, задремавший за столом над стопкой очередных каких-то книг, не проснулся в холодном поту от того, что фактически задыхался. В груди все было будто сковано одним каким-то спазмом, не дававшим даже толком вдохнуть - только кашлять, и кашлять, не прекращая. И когда ему уже показалось, что с очередным выдохом из горла выпадут сами легкие, собственной персоной... Произошло это.
Лихорадочно сглатывая медный, мерзкий привкус во рту, Джон постепенно проясняющимся взглядом смотрел на съезжающий по фаянсовой стенке рукомойника кровавый сгусток. Такого определенно быть не должно было. Константин отчетливо ощутил, как вдоль всего позвоночника, от поясницы к самому загривку взбираются полчища ледяных мурашек. Нервно передернул плечами, стараясь сбросить это ощущение, избавиться от него, как от надоедливого насекомого, взбирающегося с травы по ноге или по руке, прямо по голой коже.
Это насекомое... этот червяк страха и неуместных, "не вовремя" (хотя когда они вообще бывают вовремя?..) сомнений - проел себе ход внутрь Джона, и заполнил всего тревогой и беспокойством.
От крови в любых выделениях никогда не приходилось ждать ничего хорошего.
Константин едва ли не поспешно открыл кран, проследив за тем, как сгусток скрылся из виду за решеткой слива. Неровно, сипло выдохнул, пригибаясь к раковине и умываясь, выполоскав рот и почистив зубы - только лишь для того, чтоб избавиться от неприятного привкуса. Сделав все, чтоб на время забыть о том, что его волнует - ровно до момента, когда в записной книжке найдется телефон клиники, куда нужно будет позвонить и записаться на прием... Для начала - к терапевту.
Все еще вытирая руки полотенцем, Джон вышел из ванной, щелкнув выключателем, сразу направляясь к столу, чтоб в завалах записей, книг, альбомов и вырезок найти органайзер. Да так и замер на полушаге, в привычном полумраке квартиры обнаружив незваного гостя.
В первый момент ему даже не поверилось. Возникло ложное чувство, что это не может быть реальностью. Какой же наглостью и... смелостью нужно обладать, чтоб вломиться к нему в дом без приглашения?..
- Как ты зашел? - Джон процедил слова сквозь зубы, перебросив полотенце через плечо, принимаясь собирать все разбросанные по столу документы в стройную стопку, не намеренный делиться собственными делами с каким-то полукровкой.

0

3

Балтазару было скучно. Гэбриэл велела до поры до времени сидеть тихо, туманно намекнув, что Копьё уже где-то поблизости, а значит, сейчас главным было не привлекать к себе ничьего внимания. Слишком много усилий они оба приложили, чтобы почти в самом конце их планы расстроились из-за чьей-либо — то есть Гэбриэл недвусмысленно дала понять, что под кем-либо она имеет в виду именно Балтазара — ошибки. Балтазар притих и на время перестал радовать себя мелкими пакостями, сосредоточившись на основной работе.
Это было правильно, необходимо — и невыносимо скучно.
Так что, наверное, именно из-за скуки Балтазар оказался возле квартиры того самого экзорциста, который когда-то пообещал своими руками избавить этот свет от Балтазарова присутствия.
Они не виделись уже несколько лет: Балтазар отвлёкся от практически непрерывного слежения за Джоном, занимаясь гораздо более важным делом, а сам Джон, похоже, смирился с тем, что ему не удастся отправить в Преисподнюю именно этого демона. Во всяком случае, о том, что окна ему знакомы, Балтазар сообразил, уже наполовину миновав их. Остановился, со вновь вспыхнувшим интересом разглядел грязные стёкла, едва пропускающие тусклый свет изнутри. Почти из чистого любопытства коснулся кончиком указательного пальца рамы — и отпрянул, готовый к удару, но не готовый к тому, что его не последует. Джон Константин не наложил на окна защитных заклинаний. А на двери?
Не успев подумать, Балтазар уже вскочил в подъездную дверь, быстро прошёл по коридору и застыл напротив двери квартиры Джона, не веря собственным ощущениям: вход был свободен. Не считая всяких мелочей, вроде нескольких замков, но с этим Балтазар справился с лёгкостью.
Джона нигде не было видно. Балтазар сунулся было вправо, но оттуда на него дохнуло такой концентрированной, непереносимой святостью, что он непроизвольно чуть ли не отскочил в другую сторону, к окну. Тут было даже удобнее — Балтазар уютно устроился на подоконнике, машинально достал монетку, прислушиваясь к звуку льющейся водыю. Да и Джон не заставил долго себя ждать: появился ещё более взлохмаченный, чем обычно, мрачно зыркнул на Балтазара, но кидаться с распятием и прочими штуками не спешил — уже не слишком юный экзорцист за эти годы, похоже, отлично усвоил, что с полукровками шутки плохи.
Ножками, Джонни-бой, ножками, — ответил Балтазар на его вопрос, в иллюстрацию своих слов приподняв одну ногу и покрутив в воздухе носком безукоризненно начищенной туфли. — Топ-топ, топ-топ — и зашёл.
Он говорил нарочито издевательским тоном, как с умственно отсталым или ребёнком, одновременно внимательно разглядывая Джона. С ним что-то было не так, и это что-то не исчерпывалось эмоциями — нечто пока не очень понятное Балтазару происходило на уровне физиологии, и это нечто вызывало у демона неясную приятную дрожь.
А ты всё трудишься, — с напускной заботой сказал он, пытаясь уловить, что с Джоном не так. — Совсем себя не жалеешь, бедняжка, осунулся весь.
Джон и правда выглядел… больным. Да, именно больным. Балтазар еле заметно подобрался, практически принюхиваясь, хотя расстояние между ними всё-таки оставалось слишком большим, чтобы можно было с уверенностью судить о состоянии Джона.

+1

4

"Ножками", - Константин мельком взглянул на паясничающего полукровку и едва заметно качнул головой. Изрядно недовольный его ответом. Этот подонок будто чуял, когда нужно явиться. У него, наверное, было даже что-то вроде... интуиции на этот счет. Как только Джон переставал справляться, бес являлся, как если бы ему почтой высылали личное приглашение.
- Пошел вон. - Беззлобно огрызнулся экзорцист, наконец, найдя искомый органайзер, бросив мигом убирать со стола и зашуршав страницами в поисках нужного номера. - У меня нет на тебя ни сил, ни времени.
Константин оглянулся, успев заметить, как Балтазар принюхивается, и инстинктивно сделал несколько шагов вглубь квартиры, подальше от демона. Ему не нравились все эти звериные замашки, они его нервировали и вызывали омерзение. Выглядело так, будто полукровка был какой-то зверюгой, пытающейся понять, унюхать, что это перед ним такое поставили в миске. Будто он собирался закусить Джоном. А сегодня экзорцист как-то не готовился быть поданным на поздний ужин, что уж говорить. Ванну из святой воды не принял, все дела.
- Выметайся. - Чтоб точно дошло, бросил Константин в сторону Балтазара, и развернулся в поисках телефона - тот был на длинном шнуре и периодически Джон таскал его по квартире, переставляя с место на место. Мобильные он не выносил на дух, только олдскульный дисковый аппарат, только хардкор.
Устроившись на углу кровати, лицом к Балтазару, и все еще следя за ним взглядом (мало ли, что демону в башку стукнет; ко всему надо быть готовым), экзорцист устроил телефон между коленей, пролистав органайзер до нужной страницы и прижал трубку плечом к уху, набирая номер. Был, конечно, шанс, что в регистратуре сейчас никого не будет, но Джону было бы легче уже просто от того, что он предпринял попытку.
Слушая гудки, Константин отрывисто кашлянул - осторожно, напряженно, чтоб не спровоцировать еще один приступ, и тут же натужно сглотнул: показалось, что саднит горло. Беспощадно хотелось пить и спать. И если с жаждой можно было еще как-то без потерь справиться, то со сном были определенные проблемы. Ложиться в кровать при воняющей серой твари Джон не хотел.
Из года в год паранойящий экзорцист всеми возможными способами опечатывал каждую новую квартиру, куда переезжал. Просто чтоб у него не было таких вот "приятных" сюрпризов в лице незваных гостей. Однако гости все не появлялись, и в этот раз - в последний, как ему казалось, переезд - он просто не стал ничего делать. Наивный придурок, решил, что его оставили в покое. Так что предстояло как минимум выгнать борзеющего Балтазара и по-быстрому как-то обезопасить двери - с окнами было проще, там крепостной стеной стояли ряды бутылей со святой водой. А вот двери, хоть и запирались на ключ да на цепочку, оказались для полукровки не помехой.
- Алло?.. - Неожиданно в трубке отозвались приветливым женским голосом, и Джон встрепенулся. - Доброй ночи... возможно ли записаться к терапевту?.. - Он выслушал ответ, прищуриваясь, сверля демона темным взглядом. - На завтра... Можно с девяти...

0

5

Обычное для Джона хамство Балтазар, вопреки своему обыкновению, пропустил мимо ушей, слишком заинтересованный его состоянием. Он даже вперёд подался и немного разочарованно цокнул языком, когда Джон стратегически отступил подальше, так что между ними оказался почти непреодолимый для Балтазара барьер из эманаций от святой воды.
Впрочем, это не мешало ему с любопытством прислушиваться к разговору по телефону.
Заболел, Джонни-бой? — сделав озабоченное лицо, спросил он. — Простудился или…
Балтазар осёкся, меряя Джона внезапно ставшим ещё более задумчивым взглядом. В том, как тот пытается сдержать кашель, в слишком бледном лице и воспалённых глазах было что-то знакомое, что-то, что Балтазар видел уже не раз. И, поняв наконец, что это, Балтазар испытал мгновенный всплеск возбуждения, густо замешанного на чистой злобной радости одновременно с острым интересом: что теперь Джон будет делать?
Конечно же, он знал все эти симптомы: его компания имела давние и прочные связи с крупнейшими табачными магнатами, так что о том, к чему может привести курение, Балтазар был осведомлён более чем хорошо. Он уже не разменивался на такие мелочи, как приучение отдельных подростком к курению — хотя было время, когда Балтазар не отказывал себе в таком небольшом развлечении, — его вредоносная деятельность давно приняла гораздо более грандиозные масштабы. И тем приятнее было видеть конкретное выражение её результатов воочию — да причём на примере не просто какого-то там человека, а того самого Джона Константина. Будь Балтазар котом, он бы буквальным образом замурлыкал от удовольствия в этот момент.
Сходи, сходи… к терапевту, — со смешком сказал он и откинулся обратно, почти опираясь спиной о стекло, довольно и сыто улыбаясь. — Кажется, тебя ждут оч-чень любопытные новости. Я бы дорого дал, чтобы увидеть выражение твоего лица, когда ты услышишь это известие. И-и нет, конечно же, я не собираюсь тебе ничего говорить — хотя сам уже всё прекрасно понял. Преимущество нашего ума перед человеческим, если ты понимаешь, о чём я. Вы всё-таки слишком медленно мыслите — заметь, я не сказал, что вы глупы. Видишь, я вежлив. В отличие от тебя.
Балтазар ещё пару раз прогнал монетку по пальцам и не удержался — повторил почти забытый им самим жест, которым не пользовался, кажется, почти с тех самых пор, как эта монетка у него появилась. Тускло блестящий кругляшок словно сам по себе взмыл в воздух почти на один уровень с лицом Балтазара, и в тот самый миг, когда он достиг высшей точки, Балтазар быстрым хищным движением руки поймал его двумя пальцами — буквально выхватил из воздуха, как ловят муху или другое насекомое. Он медленно перетёр монетку между пальцами и безмятежно улыбнулся Джону, сидящему с телефоном на коленях и выглядящему мрачнее тучи.

Отредактировано Balthazar (2015-03-07 00:47:10)

0

6

Джон с хлопком закрыл органайзер, ожидая, пока дежурная проверит, есть ли завтра время у врача. Растер пальцами переносицу, ненадолго закрыв глаза, уже как-то понимая, что полукровку придется выгонять из квартиры молитвами, что тем сраным веником. Иначе Балтазар просто не уйдет.
- Да, в полдень устроит... - Безвольно согласился с предложенным временем. В конце концов, ему нужней, на когда скажут, тогда и придет. - Константин, Джон. - Он вновь приоткрыл глаза, устало глядя на демона, который снова что-то там себе мурлыкал под нос. Явно не шибко приятное для экзорциста.
Уже одно выражение этой породистой морды Константину совершенно не нравилось. Как будто Балтазар прямо сейчас знал о его болезни намного больше, чем сам Константин.
- Спасибо... - Джон завершил разговор, не прощаясь, сбросив звонок, беззвучно опуская трубку на рычаг телефона и в пол уха слушая окончание монолога, так вдохновенно толкаемого демоном. - Прости, что? Я прослушал. - Еще одна пряма демонстрация того, насколько Константину вообще важно, что ему говорят. - Я не пойму... Ты все еще здесь? - Отставив аппарат на пол, экзорцист поднялся, взяв с прикроватной тумбы сигареты и закуривая невозмутимо и безразлично, как будто с последнего раза, когда они виделись с Балтазаром, ничего не поменялось.
А ведь по сути поменялись только детали и нюансы... Только Джон стал старше.
- Если ты сейчас не уйдешь своим ходом, я буду вынужден... - речь замедлилась по мере того, как Джон наблюдал за игрой чужих пальцев с монеткой, - ...принять меры... - Константин нахмурился, машинально проследив за взмывшим в воздух золотистым кругляшиком, внезапно поймав себя на мысли о том, что где-то уже видел подобный жест.
Отрывисто затянувшись, экзорцист сдернул с плеча полотенце, проходя через квартиру к столу, сбросив ненужную больше махровую тряпку на спинку стула. Выдохнул дым, прищурившись, разглядывая Балтазара, будто видя его впервые.
- Ты. - Отчеканил, опираясь свободной рукой о столешницу. - Я тебя вспомнил. - Константин ткнул только что прикуренную сигарету в пепельницу, неудачно раздавив уголь, столкнув за край горку жирного мелкого пепла. - Это был ты. Там, в парке. - Его как будто озарило: конечно же, вот оно. То, что его мучило все время.
Джон вспомнил этот день так отчетливо, как будто он был вчера. И теперь даже не мог понять, почему забыл.
Вспомнил зеленый, летний парк. Вспомнил деревянный домик с горкой на детской площадке, в котором прятался от мерзости, которую видел повсеместно. Кажется, это было за пол года до того, как он попал в клинику. Наверное ему было лет четырнадцать, или пятнадцать - Джону было крайне сложно сопоставить свой возраст с событием. Он был почти уверен, что мог быть младше, или старше примерно на год.
Он помнил, насколько ему было мерзко, и какое у него было настроение. И он помнил это лицо, со снисходительной, почти ласковой улыбкой. Он вспомнил, как Балтазар протянул ему сигарету, как дал прикурить. Первый раз. Как он смеялся, когда Джон подавился дымом...
Тогда они едва ли перебросились несколькими репликами.
Одно только Константин не мог вспомнить - видел ли настоящую личину полукровки, или же нет. И почему он тогда взял сигарету - не помнил тоже.
- Твою мать!.. - От этого открытия у него сперло дыхание. Кажется, Балтазар даже был в похожем костюме, в тонкую светлую полоску. Вот почему в квартире той девчонки ему показалось, будто он уже видел это улыбающееся такой особенной улыбкой лицо!..
- Это был ты!

+1

7

Конечно же, Джон не мог не отреагировать на откровенные поддразнивания, если не сказать — издёвки — Балтазара. Это было сродни ритуалу, от которого они не отступали практически ни на шаг в каждую их встречу — и это нравилось Балтазару почти до дрожи. Внутренней, естественно, внешне он не показывал даже намёком, насколько сильно его возбуждало это бессильное хамство. Во всяком случае, так Балтазар думал.
Принять меры? — переспросил он, делая вид, что совершенно не понимает, что имеет в виду Джон. — Неужели ты вытолкаешь меня взашей? Нечего сказать, гостеприимный хозяин.
То, что Балтазар заявился без приглашения — которого в принципе не могло быть, — он предпочёл оставить в стороне, словно это было самым нормальным развитием событий. Как будто Джон только и делал, что сидел дома и ждал визита демона. Собственно, больше ему ждать было некого, уже довольно давно, ещё со времён той истории с Верой и Вандой — Балтазар тогда повеселился на славу.
Он уже хотел сказать ещё что-то такое же якобы обиженное, но следующие слова Джона, который опять не дал демону толком ничего сказать, как будто и не слушал его, заставили Балтазара удивлённо моргнуть, потеряв напускное спокойствие.
В каком ещё парке? — с искренним недоумением спросил он.
Джон в очередной раз смог его удивить, не просто удивить, а поставить в тупик, вызвать мгновенный ступор своей непредсказуемостью, сочетание которой с обычными реакциями, затверженными обоими (одним — как молитва, другим — как ежегодная речь перед советом директоров), было для Балтазара слаще даже самого грандиозного успеха, достигнутого им в обычном демонском деле. Чего стоила какая-то тысяча (сотня тысяч) душ, отправленных в Ад, по сравнению с этим ощущением угрозы, исходящей от Джона. Его ненависть была привычной и заставлявшей экзорциста реагировать на подколки Балтазара именно так, как демону было нужно. А мрачная, горящая почти видимым невооружённым взглядом огнём ярость служила причиной самых неожиданных действий, именно которые поддерживали Балтазара в тонусе — если так можно сказать о демоне.
Он спрятал монетку и качнулся прочь от окна, выпрямляясь одним плавным движением, словно волной перекатываясь от стоп к плечам, расправляя плечи, как борец, переходящий от расслабленного состояния в боевое положение. Продолжать расспросы Балтазар пока что не спешил, до крайности сосредоточенный на эмоциях Джона — если бы на месте демона был человек, он бы, наверное, мог бы сказать, что они пьянили его. Манили. Притягивали.
Почти безотчётно Балтазар сделал несколько шагов навстречу Джону, обходя стол по стороне, противоположной от источника святости, который всё ещё причинял ему беспокойство — но не настолько большое, чтобы он мог сопротивляться своему желанию почувствовать эмоции Джона как можно отчётливее. Как можно лучше. Как можно ближе.
Между ними было сейчас хорошо, если полтора-два фута, и Балтазар застыл, подавшись вперёд, изменив своему обычному внешнему спокойствию и впиваясь взглядом в лицо Джона, как змея, завороженная звуками флейты факира.

0

8

- Еще более гостеприимный, чем ты думаешь. Утоплю тебя в святой воде. - Пообещал Константин, нехорошо прищурившись, прозрачно давая понять, что выполнит это обещание, если полукровка не решит убраться из его квартиры незамедлительно, вот прямо сию секунду. В свете его последнего открытия это желание стало нестерпимо острым.
- Конечно, не стоило даже надеяться, что ты вспомнишь... - Процедил сквозь зубы Джон, наблюдая за тем, как Балтазар встает с подоконника, как разминается, будто готовящаяся к охоте крупная кошка. Последнее сравнение ему самому не очень нравилось, и куда сильнее, чем недавняя мысль об ужине для демона. - Парк. Такой. Зеленый. С детской площадкой и горкой-домиком. Возле воскресной школы. - Константин инстинктивно, наверное, даже бесконтрольно, отступил на шаг, потом еще - по мере того, как полукровка подходил к столу. Выдержать дистанцию не получалось, но он все равно пытался, отходя обратно, вглубь квартиры.
Почему-то неуместно вспомнилась прочитанная где-то цитата о том, что нельзя отступать - захваченную территорию всегда тяжелей вернуть, чем отстоять. Джон первый раз за долгое время в полной мере ощутил опасность, исходящую от Балтазара - что-то, что его... нет, не напугало, но заставило разом войти в привычное состояние боевой готовности, когда на любое действие могла пойти исключительно агрессивная реакция.
- Ты дал мне сигарету. - Экзорцист был почти на сто процентов уверен, что они смотрят друг на друга одинаково. Что полукровка, что он сам - оба пытливо следили за лицом противника, за малейшим изменением в мимике или во взгляде. - Что ты сказал мне тогда? Что я взял ее?..
Джон задел бедром стул, уронил на пол полотенце, но не стал поднимать: все равно потом в стирку, а в данный момент было важно целиком видеть Балтазара и следить за его перемещением. Выпускать его из поля зрения было опасно, а сейчас - Константин чувствовал это почему-то именно так - опасно вдвойне. Одно неправильное движение, звук, даже вдох - и "рванет". Он почти физически ощущал это "что-то" - странное, иррациональное, незнакомое - исходившее от демона. И по понятным причинам жалел, что руки пусты, что пентакли в кармане плаща, что (пусть) до бутылей со святой водой можно рукой подать, но их нужно еще открыть. Единственная защита, пожалуй, голос. А если?..
А если нет? Если его сложит кашлем?..
- Зачем ты пришел? - Этот вопрос показался ключевым, и Джон не дал себе отчета в том, как звучит его голос. Сипло, ломко, как будто он сегодня весь день ел битое стекло с мороженым. Хотя еще несколько секунд назад все было более, чем в порядке.
"Уходи!.." - Мысль-просьба-приказ истерично колотилась вместе с сердцем, нервировала. "Пусть ты уйдешь!"
Первый раз в жизни Константин ощутил себя неуверенным ни в чем.

0

9

Угрожающий тон Джона, когда он пообещал утопить Балтазара в святой воде, забавным образом контрастировал с его движениями — Джон отходил назад, отступал, чуть ли не впервые на памяти Балтазара отступал, хотя страха его демон так и не ощущал. Он вообще уже довольно плохо понимал, что именно чувствует Джон, а что — он сам.
Балтазар буквально заставил себя расслабиться, положил одну руку на стол, не опираясь, а лишь легко проведя ладонью по столешнице.
Парк… — повторил он задумчиво и слегка нахмурился, припоминая.
Вспомнить то, о чём говорил Джон, и что явно имело для него большое значение, было довольно сложно, ведь тот эпизод, как и многие, очень многие другие, Балтазар считал не более чем мелким развлечением. Хорошо, что его память выгодно отличалась от человеческой — он при всём желании не мог бы забыть ничего из того, что происходило с ним в дольном мире.
Когда подробности того дня всплыли у него перед глазами, Балтазар буквальным образом просиял — совпадение оказалось весьма и весьма занятным. Особенно учитывая нынешнее состояние Джона. Которое, получается, было практически полностью заслугой его, Балтазара. Кто бы мог подумать, что совершенный походя поступок получит такие восхитительные последствия!
Ты был такой юный, такой хорошенький и такой несчастный, — проговорил Балтазар со смешком. — Невинная, — он хохотнул, — и страдающая детская душа — искушение, перед которым невозможно было устоять. Я мог бы предложить тебе тогда не только сигарету, но и что угодно похуже — ты бы взял всё, настолько тебе хотелось убежать от той жизни, которую ты вёл. Мне показалось занятным дать тебе возможность убить себя самостоятельно. Умереть позже, самому, от…
Рака лёгких.
Балтазар откровенно расхохотался, запрокинув голову. Ему положительно всё больше нравился этот разговор.
Но ты оказался слишком нетерпеливым, да, Джонни-бой? — улыбаясь, сообщил он обшарпанному потолку. — Сигарет тебе оказалось мало, так что ты решил ускорить дело. Ах-х, эти юные самоубийцы, — он мечтательно выдохнул, чуть ли не облизываясь от удовольствия. — Нетерпеливые и горячие, вы просто пылаете адским огнём. В прямом смысле слова.
Последний вопрос Джона Балтазар проигнорировал — главным образом потому, что сам вряд ли мог бы дать на него вразумительный ответ, но ещё и для того, чтобы лишний раз позлить Джона. Стоя в расслабленной, открытой позе, Балтазар, казалось, не смотрел на Джона, на самом деле цепко отслеживая все его движения, звук дыхания, сопровождающегося еле слышными хрипами в бронхах, стук сердца — всё, что могло помочь предугадать следующее перемещение экзорциста. Отступит ли он ещё дальше вглубь квартиры, под защиту своих бутылей со святой водой, Нергал их побери, останется на месте, введённый в заблуждение обманчивым спокойствием Балтазара, кинется ли на демона, разозлённый его словами — Балтазар не знал. И ждал дальнейших действий Джона с неослабевающим интересом.

0

10

Джон остановился, как только остановился Балтазар. Пожалуй, симметрично ему; замерев, не спеша вновь отступать, или наоборот, двигаться на полукровку в попытке оттеснить его к дверям. Этого еще попробуй оттесни... сам обнаружишь себя в коридоре раньше, чем поймешь, что случилось.
Наблюдать за тем, как светлеет лицо демона, было почти приятно. Почти, потому что сам Балтазар был тем еще мерзавцем; и то, с какой натугой он вспоминал все, о чем говорил Константин... Это очень прозрачно объясняло, какое для полукровки вообще имеет значение чья-то там поломанная им жизнь. Ровным счетом никакого значения и не имела.
Константин только моргнул, когда Балтазар ответил на его вопрос. Его не задело то, что полукровка явно дразнился, провоцировал. Но в целом все сказанное демоном было такой оглушающей правдой, что было равносильно хлесткой пощечине.
Джон бы взял все. Это было так.
Сейчас, с высоты возраста и опыта он уже понимал, насколько был тогда уязвим. Насколько "вовремя" демон тогда его увидел. Насколько самому Константину не хотелось и дальше так жить. Наверное, тогда он бы и душу отдал, только бы все прекратилось. Сейчас же он никогда бы не опустился до подобного.
Человек может вынести любое испытание, уготованное ему Господом. А Джон от своего отказался, продал за дешево вместе с душой.
И это "от" в конце, в словах Балтазара... Экзорцист был отличным логиком, он представлял себе тот узкий круг причин смерти, вызванных курением. Ему просто не хотелось верить. Не хотелось ровно настолько, что только ощутив побежавшие по коже мурашки от этого во всех смыслах неприятного предположения, Джон передернул страх, перенаправил на другие рельсы, мгновенно подменив его злостью.
- Убирайся из моего дома!.. - Хрипло рявкнул Константин, хмурясь, за секунду ставший предельно близко к тому настроению, когда уже можно убить даже мочалкой для мытья посуды. - Пошел вон! - И вот сейчас его почему-то не смущали ни пустые руки, ни дистанция между ним и спасительными бутылями.
- Pater nos-... - Голос сорвался на высокой ноте, звук остро царапнул по горлу, будто потеряв нужную легкость, и свалился постепенно разворачивающимся ежом по гортани, тяжело упал в грудную клетку, где забился, будто в припадке.
Джона скрутило приступом кашля - наверное, не нужно было так кричать... Наверное, нужно было лечь в кровать, или выпить таблетку. Или просто выпить воды. Ни один из вариантов уже не казался удовлетворительным.
Отшатнувшись назад и вбок, к окнам, Константин зашелся мучительным каркающим кашлем, пригибаясь, невольно опустив голову и прижимая руку к ребрам, сминая в кулаке ткань расстегнутой рубахи, силясь вдохнуть глубже и задержать дыхание, чтоб остановить спазм. В висках мигом застучало из-за гипервентиляции, сердце прыгало где-то уже под горлом, и самым унизительным было то, что он зажмурился. Как какой-то ребенок, пытающийся удрать от жестокой реальности.
И ладно бы, давиться кашлем, разговаривая по телефону с Хеннесси. Но допустить это при Балтазаре, так пошло потерять контроль, даже не силясь его удержать, замкнувшись на банальную физиологию - успокоить взбесившийся организм...
Это было весьма обидно и горько.

0

11

Реакция Джона удивила и порадовала Балтазара — настолько, что он даже отвёл взгляд от потолка, снова посмотрев на экзорциста. Какая-то из его издёвок достигла цели, а может быть, даже не одна, и это было то самое, приятно щекочущее ощущение почти ничем не замутнённого удовольствия, какое у него не вызывала даже отлично проведённая операция по более масштабному отправлению человеческих душ в Преисподнюю.
А ты меня выгони, — растягивая губы в совершенно недоброй улыбке, предложил Балтазар. — Прочти молитву до конца. А? Что такое? Поперхнулся?
Он издевался, зная настоящую причину кашля Джона — и почти не сомневаясь в том, что тот тоже знает. Если не саму причину, то то, что Балтазару она известна. Балтазар оставил ему достаточное количество самых явных намёков, так что не понять, что конкретно тот имел в виду, было очень сложно.
Может, водички? — заботливо продолжил он.
В его руках появилась бутылка с водой — откуда Балтазар её вытащил, не мог бы разглядеть даже самый зоркий человек. Это было одной из его маленьких слабостей: как сама бутилированная вода, так и небольшой фокус, с помощью которого Балтазар выуживал бутылки как будто из воздуха, словно иллюзионист, вытаскивающий кролика из самых неожиданных мест и далеко не всегда из собственного цилиндра. Балтазар сделал медленный, длинный глоток, пристально наблюдая за согнувшимся в приступе кашля Джоном. Тот стоял слишком близко к бутылям со святой водой, чтобы Балтазар мог подойти, и это немного портило наслаждение картиной его болезненной беспомощности. Да и нельзя было исключать вероятность того, что Джон запустит в демона одним из этих самых бутылей — особенно после такого любезного предложения демона. В тесном закутке, выполнявшем в квартире Джона роль кухни, увернуться от такого снаряда было бы весьма непросто, но это Балтазара не особенно пугало. В конце концов, хотя он был и не самым сильным демоном, но с теми неприятными — весьма неприятными — ощущениями, которые причиняла святая вода, мог справиться.
И всё же Балтазар не двинулся с места: не отступил, чтобы защититься от возможной атаки, и не атаковал сам, всё ещё выжидая, как поступит Джон, подчинится ли подсказке демона или выберет какой-то другой путь.
Только не умри прямо здесь, — озабоченно сказал Балтазар и сделал ещё один глоток. — Я хотел поприветствовать тебя в Аду лично, а сейчас у меня слишком много дел, чтобы можно было брать отпуск.
Гэбриэл не одобрила бы это его бахвальство, но Балтазар не думал, что у Джона хватит ума, чтобы понять: Балтазар имеет в виду не только свои обычные дела.
Во всяком случае, не прямо сейчас — прямо сейчас Джон был, скажем так, немного занят своим собственным телом и тем, что в нём происходило.

0

12

Вместо ответа на все вопросы Джон поднял голову, слезящимися глазами, испепеляюще посмотрев на Балтазара - все еще кашляя, между делом - и ткнул в его сторону свой любимый "фак", одним махом и поблагодарив за водичку, и показав, куда полукровке идти с его предположениями насчет встречи в Аду. И пусть его рука мелко дрожала, но сам жест был достаточно твердым.
Он не двигался с места, вскоре упираясь ладонью в колено, окончательно пригнувшись вниз, и неожиданно испытав от этого действия смутное облегчение, как будто ему стало чем дышать. Хотя более вероятно, что это было лишь иллюзией, вызванной продолжительностью приступа.
В ушах мерзко звенело, перед глазами летали "мухи", и во рту вновь был этот неприятный привкус крови. Джон шумно, как-то на всхлипе дышал, пользуясь бездействием демона, и облизывался раз за разом, пытаясь избавиться от медного, металлического, сладко-соленого послевкусия. Надеясь только, что вот сейчас на размазывает языком по губам кровь. Это было бы уже, пожалуй, как-то слишком.
Для того, чтоб выпрямиться, потребовалось усилие воли, далеко не только физическое усилие. Константина мгновенно повело - голова закружилась, и он вновь замер, переживая эту кратковременную слабость, все еще сверля Балтазара полным ярости, хоть и мутным, взглядом. Молча поднял кисть с поднятым в жесте "внимание" указательным пальцем, жестом попросил подождать - вот еще пару минут, и он будет в состоянии хамить снова. И пошел к столу, подхватив с пола оброненное полотенце, небрежно вытирая лицо, догадавшись не проверять, была ли на губах кровь.
- Credo in Deum... - На этот раз Джон не допустил прежней ошибки, и начала шепотом, бархатным и чуть слышным, только сейчас сообразив, что не обязательно было вообще орать в полную глотку, чтоб молитва возымела необходимый эффект. - Patrem omnipotentem, Creatorem caeli et terrae. Et in Iesum Christum, Filium eius unicum, Dominum nostrum: qui conceptus de Spiritu Sancto, natus ex Maria Virgine, passus sub Pontio Pilato, crucifixus, mortuus et sepultus: descendit ad inferos... - Константин тяжело сглотнул вязкую, с мерзким привкусом слюну, шагая на Балтазара, поднимая правую руку для крестного знамения, на отлете прочертив в сторону демона крест. У него, и правда, больше не было ни сил ни желания терпеть этого незваного гостя, который, судя по всему, всегда все знал на шаг вперед, и притащился просто для того, чтоб позлорадствовать. Как предсказуемо... А Джон еще спрашивал свое дурацкое "зачем?" - да затем, чтоб еще раз поглумиться.
- Tertia die resurrexit a mortuis: ascendit ad caelos; sedet ad dexteram Dei Patris omnipotentis: inde venturus est iudicare vivos et mortuos... - Он без проблем закончит молитву, если не будет снова кричать, как резанный. Потом начертает на косяке двери какую-нибудь дрянь, чтоб этот породистый сукин сын больше не смог войти. Растащит бутыли вдоль подоконника ровной батареей. И ляжет. И никто ему не помешает.
Константин глубоко вздохнул, ощущая, как этот тяжелый вдох странно хрипит в груди:
- Credo in Spiritum Sanctum, sanctam Ecclesiam catholicam, Sanctorum communionem, remissionem peccatorum, carnis resurrectionem, vitam aeternam. Amen...

0

13

Вечной ошибкой Балтазара было то, что он всегда недооценивал своих противников. Вот и сейчас, ожидая от Джона чего угодно, но не новой попытки прочесть изгоняющие слова, Балтазар упустил нужный момент, позволил тому беспрепятственно отойти от защищающих бутылей со святой водой к столу. И когда Балтазар уже готов был качнуться вперёд, чтобы схватить — Джон был буквально на расстоянии вытянутой руки, — пусть демон и сам точно не знал, что делал бы с экзорцистом, попадись тот ему в когти, Джон снова заговорил. Негромко, тщательно следя за тем, чтобы не перетрудить явно саднящее горло. Мальчик быстро учился на собственных ошибках.
Балтазар откинул назад голову и отшатнулся, стоило Джону выговорить начальные слова. Бутылка выпала из его пальцев и покатилась по полу, разливая воду, которую демон только что с таким наслаждением попивал. Сам Балтазар довольно ощутимо приложился плечом о какой-то угол, на который даже не обратил внимания — молитва буквально выдавливала его из квартиры.
Мерз-ский мальчиш-шка, — прошипел Балтазар, вмиг теряя всю свою лощёную невозмутимость и ощериваясь пастью, полной острых зубов.
Каждое слово, произнесённое Джоном, било Балтазара наотмашь, заставляя вскидывать голову и отступать — мелкими шажками, но неумолимо пятиться к двери. Джон надвигался на него, словно толкая перед собой невидимую упругую стену, не позволяющую Балтазару даже вскинуть руку, чтобы как-то сопротивляться. Да он бы и не достал до Джона, тот предусмотрительно сохранял между ними безопасное для себя расстояние. Их передвижение напоминало борьбу путников с сильным ветром: только Джон медленно, но упрямо шёл вперёд, преодолевая сопротивление, а Балтазар так же медленно отступать.
Расстояния, отделявшего то место, где стоял Балтазар, от двери, хватило как раз на то, чтобы Джон дочитал молитву, загоняя демона к выходу так же неотвратимо, как если бы выталкивал его взашей.
Правда, Джон не учёл одного небольшого обстоятельства.
Плотно прижавшись спиной к двери, так что открыть её теперь можно было, только оттащив от неё его самого, Балтазар гадко усмехнулся и тут же негромко взвыл от боли: оставаться в квартире после того, как молитва была дочитана до конца, ему было не просто сложно — мучительно. И всё же оно того стоило. Балтазар наклонил голову и посмотрел на Джона исподлобья.
Силы слов не хватит, чтобы вытолкнуть меня сквозь дверь, — прошелестел он голосом, мало напоминающим человеческий. — Придётся тебе показать, что ты умеешь не только непристойные фигуры из пальцев крутить, Джонни-бой.
Балтазар повёл головой, пытаясь отодрать плечи от двери, и закончил, приподняв верхнюю губу, отчего слова стали ещё более невнятными:
Ручками поработай, малыш, ручками.
Последние слова он сопроводил одной из самых похабных своих ухмылок, даже в таком крайне невыгодном положении постаравшись придать своим словам как можно более двусмысленный оттенок.

0

14

В этот раз от очевидного отступления противника к выходу Джон не ощутил даже хоть сколько-то внятной радости. Его эмоциональный фон был притуплен ровно настолько, что в нем ощущалась только теплящаяся злость, остывающая постепенно под напором усталости. Но ничего в этом мире не бывало просто так, и с Балтазаром "просто" не могло быть вообще.
Входная дверь была закрыта, он сам это прекрасно помнил, и как-то обойти и открыть ее нараспашку раньше, чем они вдвоем до нее дойдут - Джон не догадался. Ему слишком сильно хотелось избавиться от демона, слишком сильно хотелось, наконец, лечь, чтоб он задумывался об этом вовремя. Его вина. Ну, так уже и будет.
- Если ты рыпнешься... Я тебя сквозь дверь укатаю... - Все тем же вкрадчивым шепотом пообещал экзорцист, не спеша сокращать расстояние между ними. Подходить к демону ему, конечно, не хотелось. Даже с той дистанции, на которой они сейчас находились, Константин хорошо ощущал запах серы, который было не перебить никаким одеколоном. Ему временами даже было интересно, как Балтазар маскирует эту вонь, если на нее никто не обращает внимания?..
В принципе, у него всегда была наготове молитва - как револьвер. Всего-то нужно - выхватить вовремя. Только вот, кто из них успеет среагировать раньше: Джон, ухватить вдох, чтоб начать говорить; или Балтазар, который... ну ладно, допустим, душу из него не вытрясет, но помешать читать молитву может запросто.
Константин напряженно облизнулся - кончик языка едва показался между сжатыми в нить губами, и шагнул к прижатому к дверям демону. Все эти похабные намеки да ухмылочки не трогали его совершенно. А вот запачкаться не хотелось.
Он действовал медленно, сначала взявшись за ручку, следя за полукровкой во все глаза, готовый выплюнуть какие-нибудь святые слова, пусть даже на последнем выдохе. Тут было как с миной - либо она под тобой рванет, либо очень медленными действиями ты ее неспешно обезвредишь. Хотя, как на вкус Константина, сейчас Балтазар больше напоминал скунса - неправильно схватишь, и получится не слишком хорошо, когда в тебя брызнут едкой вонючей жижей из-под хвоста.
Джон нажал на ручку - тут только дверь бы распахнуть. И подхватил демона за галстук, потянув, как за поводок, в следующий момент успев только судорожно вздохнуть - полукровка вскинул руку, ухватив его за горло, да так крепко, что выдыхать было уже никак.
Константин мгновенно потеря интерес и к ручке, и к дверям, пытаясь подбить, оттолкнуть цепкую эту злую руку, сдавившую ему горло. После кашля это было даже физически больно, как и спертый в легких воздух. Голова мгновенно вновь закружилась, Джону даже показалось: еще секунда, и он натурально поплывет, выключится, и все, дело с концом. А у него даже приложиться к Балтазару нечем... пентакли ведь черти где... Вот тупица...
- Отпу-... -сти... - Выдавил одними губами, с течением секунд все сильнее теряя связь с реальностью, сжав чужое запястье пониже идеально белого манжета рубашки, пытаясь найти там хоть какую-то болевую точку, чтоб физически вынудить разжать пальцы.

0

15

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Balthazar (2015-04-02 00:26:48)

+1

16

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Constantine (2015-04-02 00:25:31)

0

17

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Balthazar (2015-04-02 00:26:19)

0

18

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Constantine (2015-04-16 12:13:04)

0

19

When I speak I cross my fingers
Will you know you've been deceived?

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Balthazar (2015-04-02 00:25:33)

0

20

I've got my hands bound
My head down
My eyes closed
My throat wide open

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Constantine (2015-04-02 00:24:47)

+1

21

And you
you haunt me
oh you
haunt me

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

22

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Constantine (2015-04-16 15:07:00)

0

23

Торжество Балтазара никогда не бывало полным, если ему не удавалось дополнить физические страдания своей жертвы моральным унижением. Это было чем-то вроде необходимой специи, приправы к тщательно выверенному рецепту, без которой блюдо, может, и могло бы быть вкусным, но не становилось шедевром. Раздавить, насладиться беспомощной злостью и страхом, впитать все эмоции и только после этого заканчивать со страдальцем, отправляя трепещущую душонку туда, где ей было самое место — и куда сам Балтазар пока что не имел особого намерения возвращаться. Достойное завершение долгой и увлекательной — увлекательной для Балтазара и выматывающей для его жертвы — игры не мыслилось без этого заключительного аккорда.
И уж тем более страстно он хотел, мечтал, жаждал сломать именно Джона — если бы Балтазар был человеком, это можно было бы назвать идеей фикс.
Упиваясь своей победой, Балтазар пропустил тот момент, когда паника Джона сменилась его привычной яростью. Ему достаточно было бы буквально нескольких секунд, чтобы почувствовать это и предпринять меры: заткнуть Джону рот, вырвать язык, как грозился недавно, да что угодно, лишь бы не дать экзорцисту заговорить. Вот только Балтазар был слишком уверен в том, что Джон уже точно никуда из-под него не денется, что эта игра, пусть даже она была одной из самых захватывающих для Балтазара за его достаточно долгое пребывание в человеческом мире, наконец подошла к завершению и финал этот будет разыгран по его, Балтазара, нотам. Был бы разыгран, если бы Балтазар не недооценил противника.
Больше всего это походило на то, как если бы на Балтазара разом вылили ведро холодной воды, а потом этим же ведром приложили по лбу. Он дёрнулся назад, едва не потеряв равновесие, и невольно отступил от Джона на полшага, тряхнув головой, словно это могло помочь ему защититься от негромких слов, медленно, но неумолимо воздвигающих прочнейшую стену между ним и тем, кто уже, казалось, совершенно точно был полностью в его власти.
Т-ты, — голос Балтазар сорвался на шипение, в котором уже не было ни следа от былой самоуверенной наглости.
Балтазар пятился обратно к двери, и это было уже настоящее отступление, практически бегство, вызванное растерянностью от такой внезапной смены расстановки сил. У него больше не оставалось козырей в рукавах, которые можно было бы использовать против Джона — ситуация, можно сказать, немыслимая для демона, но тем не менее до отвращения реальная. Хуже всего было вот это ощущение добычи, в последний момент вывернувшейся из когтей: так, наверное, чувствует себя кошка, когда загнанная в угол мышь бросается ей в морду.
Я тебя всё равно получу, — проскрежетал он и махнул в сторону Джона когтями, тут же болезненно сморщившись и отдёрнув руки, словно обжёгшись.

0

24

Константину казалось, что от каждого произнесенного слова во рту все только болит и напухает сильнее. Кровь продолжала набегать, но постепенно все меньше, хоть и не останавливалась окончательно.
Первые несколько секунд после того, как полукровка отпустил его и отшатнулся, экзорцист даже не мог заставить себя пошевелиться - так и лежал на столе, упираясь в крышку напряженными руками, медленно, как будто для глуховатой аудитории, выговаривая слова молитвы. И двинулся только на том этапе, когда, согласно ритуалу, необходимо было совершить первое крестное знамение.
Наученный горьким опытом, он уже не испытывал никакого дикого восторга от произошедших изменений в поведении демона. Просто воспринимал это отступление, как удачу и хороший знак. Может быть в этот раз у него действительно получится выставить мерзавца из квартиры... А может он снова ошибается. Не стоит надеяться на это так сильно.
- Non ultra audeas, serpens callidissime, decipere humanum genus, Dei Ecclesiam persequi, ac Dei electos excutere et cribrare sicut triticum... - Джон перекрестил попятившегося демона, приподнявшись на свободной руке, машинально и скорее из сухого интереса взглянув на то, что осталось от брюк: вот сейчас он "отлипнет" от края столешницы, и эта тряпка упадет на пол, ну не иначе. - Imperat tibi Deus altissimus... - Экзорцист глубоко, "тоскливо" вздохнул, осеняя полукровку еще одним крестным знамением.
Наверное, если наступать на полукровку, Балтазар сам пулей выскочит из квартиры... А может и начать юлить - кто его знает, мистера Непредсказуемость года. Ни разу еще их встречи - случайные и запланированные - не проходили так, как того хотелось бы экзорцисту.
Константин прижал ладонью рассыпающиеся обрывки ткани к бедру, накрывая заодно саднящие, исходящие кровью длинные царапины. Сделал шаг вдоль стола и вбок; направляясь к бутылям со святой водой, не останавливая медлительное, плавное течение слов ритуальной молитвы.
Наверное, он просто вывернет один из этих бутылей на пол - пусть лучше Биман ноет, что у него "снова потолок потек", чем мешкать с крайними мерами и дальше. Будет эффективней, если между Джоном и демоном разольются девятнадцать литров святой воды. Потом можно будет все убрать...
Вместо ответа на последние слова полукровки, Константин только демонстративно, отрицательно качает головой. Мол, никогда. Балтазар доходчивый. Он поймет.
Пробка на бутыле поддается с натугой, двумя руками было бы открывать удобней, но что уж поделать - правая в воздухе, чертит очередной крест:
- Imperat tibi Deus Filius... - И еще один, - Imperat tibi Deus Spiritus Sanctus, - И еще. - Imperat tibi majestas Christi, aeternum Dei Verbum, caro factum... - Джон опрокинул емкость на пол, подтолкнув слегка в нужном направлении, в сторону двери, из-за этого последнего действия потеряв равновесие, плечом врезавшись в раму окна (хорошо, не в стекла) и по ней соскользнув на пол, окончательно упав, сев на паркете и только следя за Балтазаром темным, бездонным и запредельно спокойным взглядом.
Если бы только у него был нужный пентакль... Он бы отправил подонка обратно в Ад. К его шефу.

0

25

I know Christ is coming, and so am I
And You would too if the sexy devil caught your eye

Первое крестное знамение выбило из Балтазара дух: больше всего это походило на то, как если бы его от души крест-накрест вытянули плетью. Он втянул воздух сквозь зубы и оскалился, всё ещё не оставляя надежду добраться до Джона прямо здесь и сейчас.
Второй удар поколебал его уверенность значительно сильнее. Балтазар непроизвольно поднял руку, словно защищаясь от невидимой силы, давящей на него с силой, которую демон не в силах был преодолеть.
Он бы и попытался всё равно поймать момент, когда Джон собьётся — пусть даже эта вероятность была крайне малой, — чтобы снова запустить в него свои когти, но мерзкий экзорцистишка предусмотрительно отрезал ему путь подхода, вывернув на пол одну из своих отвратительных бутылей. Ещё и удержал Балтазара на месте очередным знамением, так что тот только головой дёрнул, ничем больше не сумев помешать.
Вода растеклась по полу не слишком быстро, но с достаточной скоростью, чтобы Балтазар буквально отпрыгнул, пока она не замочила его туфли.
Как бы ему ни хотелось покинуть квартиру Джона с достоинством, времени — да и сил сопротивляться молитве — у Балтазара оставалось всё меньше, как и желания дожидаться, пока экзорцист дочитает канву до конца. Не то чтобы Балтазар опасался, что ритуал, проведённый далеко не по всем необходимым правилам, может действительно вернуть его в Преисподнюю, но всё-таки результат мог быть весьма и весьма неприятным. Костюмчик помялся бы, например. Или ещё какая нехорошая вещь приключилась бы — в любом случае в планы Балтазара это не входило.
Он повернулся спиной к Джону, дёргаясь от каждого произносимого тем слова, нашарил ручку и немного чересчур поспешно открыл дверь. Правда, выскальзывая за порог, он не смог удержаться от последнего укола: обернулся и бросил через плечо, растягивая губы в самой мерзкой из своих ухмылок:
Только не умри до нашей следующей встречи, Джонни-бой, — на последнем слове Балтазар поморщился, из-за чего реплика прозвучала далеко не так угрожающе, как ему бы хотелось.
Хотя это было уже не слишком важно: вряд ли Джона уже что-то могло напугать — к великому разочарованию Балтазара.
На улице демон позволил себе наконец перевести дыхание. Он задержался возле окна квартиры Джона, хотя оттуда несло еле переносимым духом святости, так что больше всего Балтазару хотелось плюнуть на все условности, потерять лицо и поскорее убраться подальше от так и недоломанного экзорциста вместе с его молитвами, пентаклями и бутылями с освящённой водой. И всё же он сначала заставил себя постоять пару секунд, прислушиваясь к тому, что происходило в квартире: не столько к материальным звукам, сколько к эмоциям, до сих пор излучаемым Джоном с такой силой, что Балтазар невольно облизнул губы, снова возбуждаясь.
И только после этого он поправил галстук и шагнул к краю тротуара, повелительным жестом останавливая как нельзя более кстати приближающееся такси.
Даже несмотря на то, что не всё пошло так, как Балтазару хотелось бы, вечер определённо удался на славу.

+1

26

Вместо трепетных прощальных слов в ответ на просьбу Балтазара, Константин поднял руку и привычно показал полукровке средний палец, даже не думая останавливать чтение молитвы - о нет, только не сейчас, когда демон все же решил покинуть его квартиру.
Джон не останавливался ровно до того момента, пока святая вода не задела плинтус противоположной стены, разлившись поперек комнаты нешироким ручейком и продолжая растекаться, с еле слышным бульканьем вытекая из бутыля на паркет. Экзорцист неглубоко, обрывисто вздохнул, закрыв глаза и прислонившись затылком к стене под окном. Как всегда, адреналиновый "приход", отступая, превращался в апатичное отупение, лишающее желания двигаться и вообще оставаться в сознании.
Боль все еще была с Джоном - болели зубы, каждая ссадина и рассечение, оставленные ему на память Балтазаром. Константину вообще казалось, что он весь пропах потом, серой и кровью. Эта смесь запахов вызывала у него тошноту, едва осознанное ощущение где-то под ложечкой. И дикую слабость.
Стоило бы подняться, сходить в душ, заклеить самые глубокие раны пластырем, или может даже зашить... И лечь все таки спать. Чтоб завтра добраться до больницы в более или менее вменяемом состоянии. Однако первое, что сделал Константин - это лег на бок, виском в прохладную лужу святой воды - ему было побоку, куда вообще ложиться, он просто соскользнул вбок по стене, наклонившись немного вперед, чтоб не задеть те бутыли, которые все еще стояли под подоконником. Лежать вот так было настоящим удовольствием.
Уже через несколько минут его начало клонить в сон - от слабости, от боли, может даже от потери крови. Потребность подняться приобрела характер необходимости. Не хватало еще отключиться на полу посреди кухни. Это было бы самым фантастически приятным завершением сегодняшнего во всех смыслах прекрасного вечера.
Джон встал, стряхнув с плеча разодранную рубашку, и сначала, пошатываясь, ушел в ванную. Приводить квартиру в порядок сейчас не было никаких физических или моральных сил, как не было и желания. Хоть бы себя в порядок привести...
То, что он увидел в зеркале, привело его в кратковременный ступор. Константин застыл, упираясь ладонями в край рукомойника, разглядывая свое лицо, перепачканное кровью ниже линии рта, с глубокими синяками, залегшими тенью под глаза и бумажно-пепельной кожей. Краше в гроб кладут. Джон прислонился лбом к стеклянной поверхности зеркала, несколько раз подряд сделав глубокий вдох. Умылся холодной водой.
Избавившись от безвозвратно испорченных брюк, он кое-как сменил их на хлопковые домашние, и вернувшись в спальню с коробкой аптечки предпринял попытку продеть нить в иглу. Получалось... не то чтобы...
Последний взрыв злости получился коротким, очень экспрессивным и выматывающим. Игла улетела в одну сторону, жестянка с остальными медикаментами - в другую. Константин откинулся на спину, прижимая основания ладоней к глазам до белых всполохов.
Отпустило только через несколько минут - Джон дотянулся до тумбочки, снимая с нее стационарный телефон и перетаскивая на постель. Ребром ладони смазал набегающую из рассечения над косточкой бедра кровь, и набрал номер Веры. Дождался, когда гудки сменятся щелчком и в трубке послышится знакомый голос. И хрипло, без приветствия, поинтересовался:
- Вера?.. Ты умеешь вышивать?..

0

27

Вера старалась вести здоровый образ жизни: нормально питаться, не перебарщивать с кофе, отказывалась от пресловутых пончиков и регулярно тренировалась. Только вот со сном была беда. Профессиональная. Так что торчать до рассвета по уши в работе давно уже стало привычкой, и если в свой выходной Шепард засыпала раньше, то это было случайностью - не более того.
Вот как сегодня.
Разбудил ее телефонный звонок, пришлось отделиться от дивана, согнав кота с насиженного места, и поднять трубку. Время близилось к трем, в этот час мог звонить только кто-то из знакомых и по делу, так что Шепард обошлась без любезностей:
- Да?
- Вера?.. Ты умеешь вышивать?..
Джон. Вопрос озадачивал, но почему-то не удивлял.
- Нет. Хреново, - она автоматически исправилась. Занудская привычка избегать лжи по недосмотру. - А что?
Вздохнула, потерев лоб. Голос Константина звучал как-то тихо и непривычно, но, может, ей и показалось спросонья.
- Ну нитку-то в иглу вдеть сможешь?.. - хмыканье в трубке.
- Могу, конечно, - почти с раздражением. - Ты что, зашиваешь кого-то в саван?
- Почти. Приезжай, я оплачу тебе такси.
Серьезно?
- Ты можешь запаковать его хотя бы до утра?
Вдумчивая пауза. Щелчок зажигалки и звук затяжки - Вера бы много отдала, чтобы треснуть Джона по голове телефоном, пока он тянет время. Как будто у него там вечность впереди. Резиновая такая.
- Боюсь, нет. А то его и правда запакуют в саван, - и даже говорит неторопливо, хоть и хрипло по-прежнему. Но Шепард насторожилась.
- Погоди... Что у тебя там?
- Вера, вызови такси. А то мне придется идти к Биману, и ты же в целом знаешь, чем это может кончиться...
- Ты гребаный шантажист, Джон.
Вдохнула, не веря, что соглашается.
- Скоро буду.
- Я оплачу тебе такси. И сделаю завтрак. Ты же не боишься крови, Вера?..
- Интересно, сколько шуток ты можешь впихнуть в один разговор, не ответив ни на один из моих вопросов?.. Постарайся обойтись без трупов до моего приезда, очень тебя прошу.
- Ты не ответила.
- Нет, не боюсь, - Вера почувствовала усталость. - Я служу в полиции, помнишь?
- Отлично, - и голос Константина сменили короткие гудки.
Сидя в машине, Шепард думала, что ей, наверное, делать со своей жизнью нечего, раз Джону ничего не стоит уговорить ее прийти посреди ночи помогать с какой-то неведомой потусторонней хуергой, и, да, конечно, он позвал - она пришла, такое чувство, что это был один из законов физики - с такой безотказностью это сработало. У Константина вообще был особый счет в реестре Веры. Неважно, чем она была занята, о чем думала, где и с кем находилась, для экзорциста у нее было время всегда. Не впервые за годы их знакомства Шепард чувствовала себя той самой бешеной собакой, для которой, как известно, семь верст.
Отдать должное Константину, он ее тоже не подводил.

Старое здание с боулингом на первом этаже, темная лестница, деревянная дверь в квартиру с царапинами на косяке - ничего из этого уже не удивляло Веру. Она постучалась и почти сразу толкнула дверь - к счастью, незапертую.
- Джон?
Беглого взгляда хватило, чтобы оценить место борьбы: тонкий слой воды на полу, опрокинутая бутыль, сдвинутый стол со следами крови, еще разводы на стене, а в воздухе витал запах серы, уже рассеявшийся, но узнаваемый. Шепард быстро пересекла студию и вошла в спальню - и нет, не это она ожидала увидеть. Не посеревшего Константина со взглядом зомби, бордовыми пятнами на покрывале и полотенце, с вечной сигаретой во рту, пол-лица в крови, но, блядь, да, пепельницу в постель притащил, конечно.
И больше никого.
- Твою мать.
Как же она не догадалась.
- Что ж ты сразу не сказал, - вполголоса пробормотала Вера, приподнимая полотенце, чтобы оценить повреждения. Глаза распахнулись шире, взгляд метнулся в сторону валявшейся на полу аптечки. - А скорая...
Шепард осеклась, опомнившись: это Константин. Матерясь шепотом, подняла жестянку, наскоро собрала медикаменты на кровать и достала телефон. Если Джон хочет сдохнуть - пусть занимается этим в свободное время, не с ней рядом.
Вышивание, сраный юморист, завтрак он мне сделает, блядь.

+3

28

Разговор в общем получился более чем лаконичным, впрочем, можно было и еще лаконичней. Четырех реплик было бы вполне достаточно: "Шить можешь?"; "Да"; "Приедешь?"; "Уже вызываю такси".
У Джона, конечно, все еще оставались смутные сомнения насчет того, что Вера согласится ехать в третьем часу ночи к нему, через пол города. И у него, конечно, был тот самый Биман, дневавший и ночевавший в каптерке боулинг-клуба. Но у Бимана была тяжелая рука, и каждый раз его швы потом вызывали массу проблем. Это определенно был бы вариант с наименьшим сопротивлением, что уж говорить, но Константин зачем-то набрал именно Шепард, а не потащился по лестнице вниз.
Первый раз в жизни - ради именно такого дела. Решил поэкспериментировать. Посмотреть, что будет. Как оно все будет заживать под другой рукой.
Придурок, надо было хирурга в друзья... или хотя бы медсестру. Но нет же...
Уже в процессе разговора Константин дотянулся до сигарет, лежавших в пустой пепельнице на прикроватной тумбе. Прикурил, скривившись - фильтр, задевая зубы, тоже делал больно. Мысль про саван на фоне этой боли, всей этой боли показалась весьма даже... юморной. Джон криво улыбнулся, выдыхая дым, откинувшись на спину и ненадолго прикрывая глаза. Удивительным было доже то, что он был все еще в состоянии связно формулировать речь и даже стратегически балансировать, чтоб сходу не ляпнуть корявое "Какого дьявола ты телишься, я тут истекаю кровью". Если он это сделает, Вера запаникует и вызовет тачку с крестом прямо на его адрес, не выходя из дома.
А так было нельзя.
Уже сбросив трубку на рычаг, экзорцист с каким-то особым удовольствием отметил, что последние -дцать минут не думает ни о чем. Он ухитрился забыть и про кровь на дне раковины, и про кашель, и про визит к врачу. Это поразительное спокойствие, неожиданно приобретенное в процессе общения с Балтазаром, из-за его слов про Ванду, открыло внутри Джона какое-то совершенно новое подпространство, затмевавшее своей важностью даже поломанные зубы.
В смерти Ванды виноват чертов полукровка.
Джон раздавил окурок в пепельнице, растирая лицо ладонями и оставляя на щеке широкий бурый мазок - еще один акцент на лице, с которого кровь и без того была смыта крайне плохо.
Он должен ей сказать?.. Или нет?.. И что она сделает, если ей сказать?.. А если не сказать, но она потом сама узнает?.. И что при этом будет с самим Константином?..
Предаваться этой дилемме долго Джон не рискнул. Поднялся с грехом пополам, и сходил на кухню, сделав пару глотков скотча прямо из бутылки. И к появлению в дверях, собственно, Веры, успел вернуться на кровать, плотней прижав полотенце ко все еще кровящим рассечениям, и даже снова закурить.
- Джон?
- Этот джентльмен, с позволения дамы, вставать не будет. - Константин вновь криво улыбнулся, поднимая руку с сигаретой ко рту и затягиваясь, взглядом наблюдая приближающуюся Шепард. Сам, на какую-то только йоту опережая ее руку, прямо под пальцами убрал вбок махровую ткань, всю в пятнах крови. Продемонстрировал. С другой стороны относительно симметричные раны уже отчасти закрылись под накипью крови и сукровицы.
- Вера, убери телефон... Любую ссадину врачам нужно объяснять... Что, по-твоему на меня набросился кот-убийца?.. Или я отбивался от атаковавшего меня кованного забора с пиками?.. - Джон сломал сигарету о дно пепельницы, но табак продолжал дымиться. Константину до зуда захотелось потушить уголь голыми пальцами.
- У меня слишком дрожат руки, чтоб я смог продеть нитку в иглу... Там еще должны быть стерильные... в упаковках... Сделаешь? - Экзорцист поднял голову, мутными, честными глазами посмотрев на Веру в упор. - Не вздумай вызвать карету ко мне под дом. - Продолжил общую мысль контрастно-холодно. - Ты думаешь, я помню твой домашний номер лучше, чем 911?..

Отредактировано Constantine (2015-07-09 00:29:42)

0

29

Ах Джон. Не пообщаешься с ним месяцок - и почти забудешь, до чего же упертая скотина.
- Нет, Росомаха разгулялся. Пофантазируешь, тебя же хватило на то, чтобы запудрить мозги мне.
Хотя, конечно, не время для препирательств, и Вере пришлось сделать глубокий вдох, посмотреть Константину в глаза и внятно, с нажимом сказать:
- Тебе нужен осмотр врача. Медицинская помощь. И кровь. Откуда тебе знать, что это просто царапины, которые зашьешь - и все? - может, он еще головой ударился? С объяснением можно разобраться, когда будет установлено, что повреждения затронули только мышечную ткань и некрупные сосуды. И все же она машинально, все еще с телефоном в руке, пошуровала в аптечке и нашла несколько невскрытых упаковок. И дезинфицирующий раствор, даже ебучая марля оказалась под рукой. Спасибо, мироздание, за активную помощь женщине на автопилоте.
Вообще это была аптечка в жанре "бинт и обезболивающее лечат всё!", боевая такая, для тех, кто не страдает кишечными коликами, насморком и прочей ерундой - только раны, только хардкор.
- Я могу вытащить тебя в темный переулок, - уже спокойнее заметила Вера, уступив и отложив телефон, чтобы хотя бы промыть раны. На второй взгляд это дерьмо выглядело не так безнадежно, как на первый, и, может быть, она действительно сможет чем-то помочь. А потом ткнуть пальцем и четко сказать, где Константину не обойтись без профессионала.
"ВЕЗДЕ," - мигала красная надпись в мозгу.
- Нет, Джон, - если честно, - я думаю, ты идиот, - тихо и серьезно призналась Шепард, присев на край кровати и осторожно начиная обрабатывать бок экзорциста. В жизни этим не занималась, потому что первое правило любой подобной ситуации: сначала вызывай врача. А потом уже, пока едут, смотри, чем можешь помочь, но не лезь туда, не мешайся, не делай лишнего, это же человек.
Почему железобетонная уверенность полудохлого Константина заставляла Веру обогнуть это правило - отдельный вопрос. Скорее всего, потому, что она тоже порядочная идиотка.
- Хоть мне объяснишь, что случилось?

0

30

- У меня крайне дурно с фантазией. - Сухо отозвался Константин, потянувшись снова к пачке с сигаретами, но тут же передумав, отодвинув ее подальше щелчком пальцев. Его уже подташнивало от никотина. Или из-за адреналинового отката. Или из-за выпитого скотча. Или от голода. Он уже не разбирал - из-за чего больше. Может даже от потери крови... Но его основательно мутило.
- И я не пудрил тебе мозги. Я говорил по сути. Не затрагивая самого главного. - Угол рта дергает, как от ухмылки, но выражение лица остается прежним; Джон слизывает ужимку с губ и неровно вздыхает.
Ему нужен не осмотр врача, а отдых. Ни одно из его ранений не является летальным, или даже хоть сколько-то проникающим. Так что нет смысла ехать в клинику еще и по этому поводу. Хватит того, что завтра он отправится к терапевту... который и так заметит все эти ссадины и рассечения.
- Вера, я скоро попью твоей крови, если ты будешь продолжать сватать мне травматологическое отделение скорой помощи. - Экзорцист стоически выдержал этот прямой взгляд; не мигая, как чертов обдолбаный удав. Меньше всего ему сейчас хотелось пускаться в долгие препирательства.
Похоже, это был не лучший выбор - звонить именно Шепард... Женщины... Они такие. Никогда не бывают уверенными в том, что минимальных процедур достаточно.
- Меня очень устроит вариант "просто зашью царапины, и все"... - Цепким взглядом карманника Джон проследил за трубкой мобилки в руках Веры и, как только телефон оказался в зоне его досягаемости - немедленно поддел пальцами и отправил по покрывалу скользить куда-то к противоположному краю постели. Удовлетворенно кивнув только на этапе, когда проклятое средство связи слетело на пол и глухо громыхнуло, ударившись об пол.
- Я не пойду в темный переулок, Вера. Тем более не пойду туда с тобой и не буду там ждать скорую... - Сдвинув руки еще немного за спину, почти вытянувшись, Константин зашипел сквозь зубы, когда антисептик попал в рану. Щипало немилосердно. - Я не похож ни на жителя Греции, ни на человека с яркими признаками олигофрении... Так что нет, я не идиот... - Речевой понос начал приобретать патологический характер хотя бы и потому, что уже начавшая подуспокаиваться боль в ранах вернулась - ровно туда, где Шепард орудовала марлевым тампоном, пропитанным дезинфицирующим раствором.
Джон с видом не очень эротичной тряпки подогнул локти и вытянулся, лежа на спине, все еще касаясь подъемом стопы паркетных досок. Раз уж Вера устроилась сбоку на кровати, то можно было себе ни в чем не отказывать.
- Нужно просто свести края самых глубоких... не думаю, что там нужно больше двух или трех швов. Остальные можно сомкнуть пластырем... у меня есть специальный... - Константин небрежно повел рукой куда-то в сторону жестяной коробки, где сейчас в беспорядке были свалены все стратегические запасы "лекарств"... Ну как... "лекарств"... таблеток там точно никаких не было.
Глубоко, немного неровно и с хрипом, вздохнув, Джон посмотрел в потолок, пробегая взглядом куда-то вдоль темной трещины, в угол, где уже был целый полог из паутины.
- У меня случились гости, потому что я забил на осторожность. Мы не сошлись в вопросе моей гостеприимности... Немного повздорили... И распрощались врагами... - Константин мазнул основанием ладони по губам и посмотрел на оставшийся влажный след - глянцевый, прозрачно-алый. - По-моему мне завтра удалят пару зубов... - Пробормотал глубокомысленно. - Там должно быть где-то обеззараживающее... Такой... прозрачный флакон... аэрозоль с желтой крышкой.
Отчего-то углубляться в детали не очень хотелось. Хотя на самом-то деле причина этого нежелания рассказать все с толком и расстановкой была примерно такая же, которая не позволила Константину вызвать скорую.
"Меня чуть не трахнул демон". Забавно. Смешнее будет только "меня чуть не трахнул демон, который довел до суицида твою сестру". Просто обхохочешься...

0


Вы здесь » CROSSGATE » - территория свободы » memento mei cum veneris


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC