К ВАШИМ УСЛУГАМ:
МагОхотникКоммандерКопБандит
ВАЖНО:
• ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ! •
Рейтинг форумов Forum-top.ru

CROSSGATE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSGATE » - потаенные воспоминания » По образу и подобию


По образу и подобию

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

ПО ОБРАЗУ И ПОДОБИЮ
http://38.media.tumblr.com/12124c4f1e062b24051d0565f7dbfa74/tumblr_n782hrYrru1sq0yv7o7_500.gif
http://38.media.tumblr.com/4f76a027b5f5be31ca9ccfa5448a2873/tumblr_n0qjtqCXMb1rob81ao2_r1_250.gif http://38.media.tumblr.com/14caee577ff396c0f6f21e7a6585a899/tumblr_n0qjtqCXMb1rob81ao10_r1_250.gif
[Prometheus]

Вера Вейланд из кожи вон лезет, чтобы как-то оправдать свое существование перед отцом - после смерти наследника он будто тронулся умом. Сам Вейланд положил ресурсы своей корпорации на создание идеального человека - искусственного подобия то ли покойного сына, то ли его самого. Вера желает доказать, что никакая подделка, как бы совершенна она ни была, не сумеет превзойти настоящего отпрыска. Для начала стоит проверить ее на прочность.

участники: Erik Lensherr (David), Vera Shepard (Vera Weyland)
время: за несколько лет до фильма; создание последней модели Дэвида.
место действия: Земля, главное здание Weyland Industries
предупреждения: свободный полет и ползучие тараканы

Отредактировано Vera Shepard (2015-02-05 01:18:58)

+2

2

[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/9/5/8/apogeerusf_8952512_15833958.png[/AVA]Из всех многочисленных помещений "Weyland Industries" Дэвид предпочитал именно это - кабинет Питера Вейланда. Но, конечно, не тот, официальный, "кабинет-для-приёма-важных-шишек" ("КДПВШ, - тут же окрестил его Дэвид"), как, презрительно кривя рот, называл его сам мистер Вейланд, а второй - о котором немногие знали, а ещё меньшее количество когда-либо бывало.
Это была настоящая вотчина гениального учёного - хаос, в котором он один (конечно, до недавнего времени, до появления самого Дэвида) мог разобраться: сверхсовременные компьютеры, устройства для голографических проекций соседствовали с обычными, из далёкого прошлого, чёрными досками - исписанными формулами, пахнущими меловой пылью. Мистер Вейланд впервые привёл сюда Дэвида ещё с месяц назад, и с тех пор он старался как можно больше времени проводить именно тут, хотя и поинтересовался вначале:
- Я не помешаю вам, сэр?
Мистер Вейланд улыбнулся, в уголках глаз ещё сильнее обозначились морщинки, расходившиеся тонкими лучиками, - Дэвид машинально отметил искренность улыбки, хотя с Питером Вейландом этого и не требовалось, Дэвид просто знал, что его создатель искренен с ним.
- Если ребёнок мешает своему родителю, то как можно назвать такого родителя? - сказал он.
Ни тогда, ни сейчас Дэвид не задумывался об этом обращении к нему - это казалось таким же естественным, правильным и точным, как и всё, что исходило от Питера Вейланда.

Тот день казался поначалу таким же, как и прочие, хотя, с другой стороны - как можно было назвать его таким же, если каждый день он узнавал что-то новое? Новизна была в знаниях, в желании охватить новые темы больше и быстрее, хотя Дэвиду некуда было торопиться, но это было сильнее него.
Питер Вейланд вошёл в кабинет тихо, как умел, кажется, только он, и человек с самым острым слухом не уловил бы его шагов, звуки которых скрадывало специальное напольное покрытие. Но Дэвид тут же обернулся.
- Сэр? Как вы себя сегодня чувствуете?
Вейланд подмигнул ему:
- Гораздо лучше, чем вчера, Дэвид. И знаешь, почему? Я решил отпраздновать твой День Рождения. Только ты, я и моя дочь Вера. Она вот-вот должна прийти.
Дэвид кивнул. - Хорошо, сэр, но полный ввод в эксплуатацию восьмой модели завершился месяц назад, могу я узнать, почему именно сегодня....
Вейланд прервал его, подняв руку:
- Я же просил не называть это "вводом в эксплуатацию", Дэвид. Я создал тебя. Создал - и точка.
- Хорошо сэр, прошу прощения.
- Видишь ли, - Вейланд сел в кресло напротив, слегка поморщившись, будто от приступа резкой боли. - Когда-то у меня был сын, Дэвид. Он родился именно в этот сентябрьский день. А теперь... теперь я обрёл нового, поэтому и решил, что так будет правильно. Ты так не думаешь?
Дэвид улыбнулся и протянул Вейланду чашку его любимого зелёного чая (жасминовый, заваривать три с половиной минуты в стеклянном чайнике).
- Я думаю, сэр, что вы всегда знаете, как лучше.

Отредактировано Erik Lensherr (2015-02-07 18:27:17)

+1

3

Вера бросила взгляд в зеркало и вышла из лифта. Встреча с отцом в его логове не вызывала у нее душевного подъема - скорее уж настороженность. Сегодня был день рождения - ее и покойного брата, но она не ждала поздравлений. В первый и последний раз, когда она напомнила отцу о празднике, он посмотрел сквозь нее и сказал, что это день, когда Вейланду-младшему исполнилось бы столько же лет, сколько ей. Повторять ему не пришлось.
Но он оставался ее отцом, и пусть их общение сводилось к решению рабочих вопросов, игнорировать приглашение она бы не могла. Если семья - это общая история плюс ДНК, то иной семьи у них не оставалось; этот человек был помешанным на своем деле черствым трусом, бросившим жену в одиночестве с именитыми врачами, но он по-прежнему был отцом Веры.
Вдобавок, утешала она себя, когда быть "хорошей" становилось невыносимо, если он умрет, злопамятно переписав завещание на кого бы то ни было другого, она не простит себе, что профукала фамильное достояние из вздорности. Он был не рад, что она его единственный наследник - это читалось в его взгляде, и в этом был привкус мести. Может быть, если бы он любил хоть кого-то, пусть и неродного, это оправдывало бы его в глазах дочери. Но он отвергал всех, с кем имел дело. Некому ему было передать империю Вейланда. Только Вере. И она вела себя как подобает, хоть он и вытирал о нее ноги.
Она работала в Weyland Industries, отправлялась на объекты, изучала все, чем бы ни занималась компания; присутствовала на совещаниях; бралась за самые неженские дела; стригла волосы коротко, отказалась от платьев, действовала решительно, агрессивно, эффективно. Ей это нравилось, это стало ею, это было ее работой - соответствовать. Но при всем напоре она по-прежнему нервничала, получив приглашение от отца. Он не отличался предсказуемостью, а уж в последние годы она мало что могла сказать о нем как о человеке. Только то, что выучила за годы юности, соперничая с братом за его внимание.
- Здравствуй, папа, - сдержанно и с легкой улыбкой сказала Вера, войдя в кабинет. - Дэвид, - кивок, машинально, поскольку она не могла игнорировать человекоподобный проект, о котором знала столько. Любимое детище Вейланда, искусственное существо, внешне схожее с угадайте кем. Трудно было терпеть это - отец выпустил "сына" в тираж, но с каждым эксземпляром носился больше, чем со всей карьерой дочери. Если Вера сгинет на какой-нибудь колонии - черт с ней, а а если окажется, что в код Дэвида закралась ошибка, Питера Вейланда хватит удар. Ладно, проехали. Отец всегда был фанатиком.
- Спасибо, что позвал меня сюда. Это много значит, - фальшь она не любила, отрицать очевидное - тоже. Да и лучше обращать внимание на что-то хорошее, когда оно есть. И не упоминать, что это второй раз в ее жизни, когда она попала сюда, и что первый раз был вместе с братом, и что звал отец его, а Вера увязалась хвостиком. А еще стоит удержаться от соблазна глазеть по сторонам, хотя дух, конечно, захватывает и интерес жжется - но слишком унизительно будет услышать то же "не трогай, это важно!", что и много лет тому назад.

Отредактировано Vera Shepard (2015-02-05 01:18:39)

+1

4

[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/9/5/8/apogeerusf_8952512_15833958.png[/AVA]Дэвид видел Веру несколько раз, но всегда лишь мельком - она приходила в корпорацию исключительно, когда требовалось её личное присутствие по какому-то вопросу, всё остальное, очевидно, решала вне стен небоскрёба (а точнее - одного из), принадлежащих "Weyland Industries". Мистер Вейланд тоже редко говорил о дочери, но почти всегда - о покойном сыне, а расспрашивать было исключительно нетактично, хотя Дэвиду было весьма любопытно узнать о Вере побольше, конечно, лишь потому, что она была ребёнком Питера.
Как и он.
Как бы Дэвид не запрещал себе думать об этом, это было чрезвычайно приятно. Синтетиков создавал не только Вейланд, ещё до недавнего времени у него были компании-конкуренты, но с таким отношением, Дэвид был уверен, не сталкивался никто из его "собратьев". А теперь, после создания его восьмой модели, о конкурентах и речи быть не могло - Вейланду удалось то, что казалось невозможным.
Практическое совершенство.
От глаз Дэвида не укрылось то, что Вера, весьма холодно поприветствовавшая его, чувствовала себя в кабинете отца довольно неуютно - весь её вид говорил о внутренней собранности и волевой сдержанности, как будто внутри неё была сжатая пружина. Интересно, что заставит эту пружину разжаться? Для каждого есть свои рычаги воздействия.
Впрочем, вмешиваться он не собирался. Мистер Вейланд пожелал, чтобы Дэвид присутствовал именно здесь и именно сейчас, значит, так тому и быть.
- Мисс Вейланд, - он склонил голову в ответ и направился к мини-бару. Питер Вейланд счёл нужным выпить по бокалу шампанского.
Он быстро разлил напиток по двум бокалам и прикатил журнальный стеклянный столик - конечно, к креслу Вейланда.
- Нет-нет, Дэвид, и себе тоже налей.
- Но сэр, это урожай 1984-го, и было бы совсем неразумно тратить его на...
- Я прекрасно знаю, что ты не нуждаешься в еде или, тем более - алкоголе, - с улыбкой заметил Вейланд и перевёл взгляд на дочь. - Согласись, Вера, это прекрасно. Но сегодня - особенный день, и потому бокалы мы поднимем все трое.
Дэвид кивнул и налил шампанского и себе - но так, чтобы золотистый напиток едва прикрывал дно. Он знал - дело наверняка было не только в Дне Рождения - в последние три недели, двое суток и одиннадцать часов у мистера Вейланда в два раза больше, чем обычно, наблюдался учащенный пульс, три раза он улетал на личном вертолёте (Дэвид потом взял пробы грунта с шасси - оказалось, Питер был в Шотландии) - всё это свидетельствовало о том, что у его создателя появилась какая-то новая грандиозная идея. Наверняка именно ей он и собрался поделиться.
Его догадка, основанная, впрочем, на фактах, подтвердилась.
- Я хотел бы выпить за сегодняшний праздник, - Вейланд поднял свой бокал. - А кроме этого, сообщить, что я познакомился с учёными, обнаружившими нечто грандиозное. Я расскажу об этом подробнее и хочу, чтобы именно вы занялись этим новым проектом - ты, Вера, - вместе с моим Дэвидом.

Отредактировано Erik Lensherr (2015-02-07 18:26:35)

+1

5

Вера наблюдала за взаимодействием отца и Дэвида спокойными зоркими глазами. Вейланд и правда обращался с андроидом, как с живым, даже улыбался ему - эти морщинки в уголках глаз... На нее он не смотрел, а когда обернулся, Вера поспешно сменила отпечатавшуюся на лице ожесточенность на вежливую сдержанность. Отец, конечно же, не заметил. Он вообще ничего не замечал. А Дэвид?.. К черту. Даже если он решит поделиться этим наблюдением с хозяином, тот отмахнется, решив, что это взыграли неудовлетворенные амбиции дочери.
"А что это, если не они?"
Подняв бокал вместе с Вейландом и Дэвидом, Вера сделала глоток. Что ж, картина начинала проясняться.
- Должно быть нечто действительно важное, - чуть склонив голову набок, отметила она. "Если ни я, ни даже твой Дэвид этого не знает".
Вообще все эти танцы вокруг искусственного золотого мальчика наводили на мысль, что отец действительно что-то изменил в его программе. Дал больше воли? Вполне возможно. Как только начали создаваться первые модели ИИ, начались дебаты вокруг безопасности использования, восстаний машин и прочих вечных страхов развитой цивилизации. В результате законодательно были приняты ограничения, делавшие программы безопасными. Любой экземпляр тестировался и ни одна модель не могла выйти в тираж, не удовлетворяя требованиям. Но Вейланд был умен, чертовски умен в том, что его интересовало, и своего личного слугу он вполне мог наделить, скажем, чуть большей целеустремленностью и самостоятельностью, чем родичей. Или, например, проапгрейдить в последний момент - почему бы нет? С него сталось бы "усовершенствовать" то, в чем он не нуждался как в машине. Он хотел сделать из него человека... Нет, он хотел видеть в нем человека. Никто не хочет реальных людей со всеми их изъянами, создавать ради этого робота - нонсенс. Все хотят чего-то идеального. Это и в самом деле как ребенок - кто-то, кто проживет эту жизнь заново за тебя. Без ошибок, без горестей, без потерь, вечный, прекрасный и гордый, как снег на Гималаях. Для отца этим совершенством был Дэвид. Все остальное - грязь под ногами, пыль на сапогах.
- Каковы будут наши роли? - поинтересовалась она, ведь, разумеется, Вейланд не распределил бы одинаково функции столь разных деталей.

Отредактировано Vera Shepard (2015-02-05 02:10:21)

+1

6

[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/2/4/1/i9pixsrust_6977650_15941241.png[/AVA]

Свернутый текст

На будущее - я тут для пущей ДРАМЫ и противостояния хочу сделать так, что ты не знаешь о болезни батеньки, но если ты хочешь изменить этот факт, изменим)

"Значит, это правда". Любой бы на его месте порадовался верной догадке, но Дэвид воспринимал это как нечто само собой разумеющееся. Он просто сопоставил факты, наблюдения, собственные знания о Питере Вейланде и сделал верный вывод. Какой-то другой вывод мог бы выйти лишь в том случае, если бы в чёткую причинно-следственную цепочку закралось нечто из ряда вон выходящее, какой-то невероятный форс-мажор, но, по расчётам Дэвида, вероятность этого была ничтожно мала.
Ему было чрезвычайно любопытно, что же это за учёные, и что они обнаружили на островной Шотландии (по мнению Дэвида, эта страна не представляла собой ничего интересного, но именно там оказалось нечто ценное), но он лишь молча смотрел на Вейланда, не моргая, сделав вид, что отпил из бокала (какая чушь - ему - пить? Но если мистер Вейланд хочет создать эту видимость праздника, Дэвид не станет возражать).

- Вы слишком хорошо меня знаете, чтобы понимать - я не стану ходить вокруг да около, и сразу приступлю к сути, - Питер Вейланд пригубил шампанского и на миг прикрыл глаза от удовольствия. - Всё-таки не зря мы его открыли, - заметил он и продолжил, - так вот, учёные, с которыми я познакомился, занимаются исследованием древних цивилизаций - тех, которые создали выдающиеся памятники архитектуры, тех, у которых были невероятные знания о космосе, хотя никаких приборов они не имели. Впрочем, что я вам рассказываю общеизвестные факты из школьной программы...
Дэвид улыбнулся.
- В общем, - Вейланд сделал паузу и обвёл взглядом Дэвида и Веру, - они считают, что нашли планету, на которой могут обитать Создатели - так они называют тех, кто тысячелетия назад прилетел сюда. Наши Создатели.

Дэвид мгновенно вспомнил все возможные фрески и рисунки древних цивилизаций и сопоставил их. Действительно, у майя, ацтеков, рапануйцев с острова Пасхи, египтян были схожие сюжеты - существа высокого роста, которые почитались, как боги, изображения конструкций, напоминавших космические корабли, звёздные карты, совершенно непохожие на Солнечную систему... Впрочем, делать из этого выводы о существовании этих... Создателей, по мнению Дэвида, было в высшей мере преждевременно. Но, как говорил неоднократно сам Вейланд, учёные - это те же безумцы, только безумцев иногда всё же можно вылечить.

- Сэр, - Дэвид выпрямился с готовностью тут же отправиться туда, куда прикажут. - Я лишь поддержу мисс Вейланд и поинтересуюсь, что требуется от нас.

0

7

+++

Не вопрос, меня все устроит)

Теории об инопланетянах, осенивших своим гением человечество на заре цивилизации, были многочисленны, как и предположения, что человек произошел от обезьяны отнюдь не посредством тихой-мирной эволюций. Однако поиски ученых, преследовавших эти идеи, не приносили весомых результатов.. И Вера, увы, не могла бы в точности положиться на то, что отец не выжил из ума окончательно, поверив в этих "Создателей". Конечно, он знал имена всех ученых, которых стоило знать. Едва ли какие-то проходимцы могли совсем запудрить ему мозги, но...
- Я хочу, чтобы Вера возглавила экспедицию.
Она заледенела. Взметнувшаяся гордость, ощущение, что отец наконец признал ее место в его империи, само ее существование, что отвел настолько значимую роль, было новым, радостным, почти злорадным, торжествующим и недоверчивым. Этот коктейль схлестнулся с буйным скепсисом ("Какая к чертям экспедиция?") и - тут же - подозрением в адрес синтетика.
- Дэвид, ты будешь ее ближайшим ассистентом.
Ага, вот и подвох. Надо признать, осознание своей правоты - штука желчно приятная, впрочем, Вера редко ошибалась. Она помедлила, чтобы совладать с собой.
- Такое доверие - большая честь, - от слов, совершенно правдивых и даже искренних, веяло холодком. - Полагаю, эти ученые предоставили солидные доказательства, раз им удалось тебя убедить?
- Их вычисления обоснованы и точны, я не гоняюсь за призраками, Вера.
О, что это? Нотка раздражения? Кто-то маленький и дерзкий посмел усомниться в его гении? Потратить время на лишние вопросы? Дочь привычно опустила взгляд, спрятав за ресницами свой гнев. Во всей Вселенной был лишь один человек, который мог позволить себе так разговаривать с ней, и когда он желал поставвить ее на место - увы, она прикусывала язык, даже если хотелось рычать.
- Детали... оставим на потом.
Вера кивнула, разумеется, и Питер Вейланд продолжил:
- Вы будете разрабатывать план вместе, - он откинулся в кресле, речь его стала более медленной, возможно, даже более торжественной. - Это самый амбициозный проект, за который я когда-либо брался... И я хочу увидеть, как мои дети воплощают его в жизнь. Дэвид, ты позаботишься о том, чтобы у Веры была вся информация и все связи, какие могут ей понадобиться. Вера, ты отложишь прочие обязанности и посвятишь себя этой миссии целиком и полностью.
Разве у нее был выбор? Определенно не в этом случае. Это был и вызов, и повинность, но отступиться значило бы стереть себя из поля зрения Вейланда, так что, конечно, она бы не отказалась ни за какие богатства. Она хотела, чтобы отец ее к этому призвал. Она бы убила за то, чтобы стоять во главе столь важного для него проекта. Ей уже было плевать, насколько хлипки доказательства этих его ученых - проверит потом. Он предоставляет в ее распоряжение свою любимую игрушку - уж точно это до черта значимая экспедиция.
Либо он и правда поехал крышей, что тоже возможно.

+1

8

[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/2/4/1/i9pixsrust_6977650_15941241.png[/AVA]

Свернутый текст

Ты же еще готова продолжать играть?

Дэвид внимательно слушал мистера Вейланда, хотя он по-прежнему не верил, что те учёные нашли что-то действительно стоящее. Вернее, дело было не в вере - кристально чистая теория вероятности, помноженная на все те громкие "открытия", которые совершались ранее, а в итоге оказывались профанацией, ошибкой. "Постройки" на Марсе, полая Луна (и все эти смешные фильмы о том, что там после Второй Мировой поселились улетевшие с Земли нацисты); схожие рисунки непонятных существ в "скафандрах" у разных народов (по мнению Дэвида, рисунки можно было интерпретировать примерно 87-ю разными вариантами, это как доверять тому, что если человек увидит в чернильном пятне Роршаха кровь, то он - непременно маньяк). За минувшие годы человечество облетело всю Солнечную систему, не обнаружив, увы, ни построек на Марсе, ни нацистов на Луне. Вылетев за пределы нашей Галактики, человечество даже обследовало экзопланеты системы Кеплер-62, столь похожие на Землю - это было основной надеждой людей получить ответы на главные вопросы своего существования, но и экзопланеты оказались безжизненными, так, с десяток видов плесени, не более.
Но Дэвиду было всё равно. Важно было одно - это первое настоящее задание, это возможность выйти, наконец, за пределы изученного до миллиметра здания "Вейланд индастриз", показать всё, на что он способен.
А он способен на всё.

В диалог мистера Вейланда и дочери он не вмешивался - легко было заметить, даже обычному человеку, не обладавшему способностью оценить неконтролируемые микроизменения в мимике собеседника, что Веру Вейланд не особо радует перспектива совместной работы с Дэвидом. Вернее, Вере Вейланд откровенно не нравится, что отец относится к ним обоим, как к равным.
Дэвиду это было хорошо знакомо. Очень часто, заговорившись с ним, люди что-то с жаром объясняли, а через минуту, будто спохватившись, махали рукой. "Чёрт, Дэвид, всё время забываю, что ты не поймёшь, ты же не живой".
Дэвид всегда думал, что это странно - он понимает все закономерности, существующие в мире, а чего не понимает, тому способен обучиться в считанные минуты, часы или дни. Он распознаёт любые эмоции (в то время, как многие люди понятия не имеют, что чувствуют другие). В конце концов, он полезен людям. А процентов семьдесят человечества просыпаются утром, заглатывая по пути на работу быстрые углеводы; сидят восемь часов, играя в игрушки на компьютерах; возвращаются вечером к людям, внутренним миром которых совсем не интересуются, чтобы завтра начать все эти бесполезные действия заново. И они более живые, чем он?

Мистер Вейланд настоял, чтобы с учёными Вера и Дэвид встретились сегодня же - они ждали в "Астории" и, только сев в одну из служебных машин корпорации - серебристый "Ленд-ровер" - Дэвид позволил себе первую реплику наедине с дочерью Вейланда.
- Наверняка, у вас много своей работы, - заметил он, глядя прямо перед собой. - Но заметно, как мистер Вейланд увлечен этой идеей. Может, он видит в ней надежду на спасение от смертельной болезни, - андроид перевел взгляд на Веру и в тот же миг понял, что дочери о четвертой стадии рака у отца не было известно ровным счётом ничего.

Отредактировано Erik Lensherr (2015-05-16 00:24:49)

0

9

Вера замерла, глядя на Дэвида расширившимися глазами. Горло сдавило.
- Даже об этом я узнаю от тебя, - тихо произнесла она, и это было самое злое и горькое, что она могла сказать. Она отвернулась, глядя в окно. Нет, это не было предательством со стороны отца - сколько можно было так это воспринимать? - ничего удивительного, разумеется, Дэвид знал первым - отец проводил с ним все время, андроид был его живым органайзером и наверняка заведовал рационом, расписанием и прочими вещами, с которыми так превосходно справляется искусственный разум. Удивляться этому, как и тому, что отец пренебрег разговором на эту тему с ней лично, не стоило. Больше всего бесило Веру то, что ей стало больно, и не оттого даже, что он ей не сказал, а оттого, что он действительно умирал. Казалось бы, немощный, старый, мысль о том, что ему осталось не так много, сама собой появлялась уже не первый год. С этой потерей можно было смириться заранее, потому что это было отмерено природой, а внешние признаки только напоминали о тикающих часах. Вдобавок она теряла человека, который никогда не проявлял в ней искреннего участия и не был ей по-настоящему близок. Печаль, которую она испытывала, казалась Вере Вейланд крайним проявлением сентиментальности, привязчивости, инфантильности и глупости, которые только можно вообразить.
Она вдохнула, прикрыв глаза. Нет, скрываться от Дэвида было незачем: ни о чем, что касается ее переживаний, отец его не спросит, а по собственной инициативе андроид об этом не заговорит - приоритеты не те. Один на один Вера не испытывала к Дэвиду недоверия или ненависти, какое вообще может быть эмоциональное отношение к искусственному разуму, у которого нет личности?
- Он готов искать Создателей Человечества, чтобы они вылечили его? На старости лет одарили лекарством? Что это за болезнь такая?
Она посмотрела на андроида.
- Он не говорил с тобой о благе для цивилизации, о спасении "нас от нас самих", поиске ответов на ключевые вопросы истории, - и да, ее интонация была утвердительной. Вера знала отца достаточно хорошо. - Единственное, на что он намекнул, это то, что он, прожив в полтора раза дольше среднестатистического мужчины, хочет задержаться на этом свете подольше, - странно, голос Вейланд и ее лицо не выражали почти ничего. Она не была удивлена, куда там. И сил на гнев, презрение и разочарование у нее тоже не было. У нее действительно не укладывалось в голове, как человек такого гениального ума мог быть настолько эгоцентричен и лишен перспективы - в столь очевидных, казалось бы, вещах.

0

10

[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/2/4/1/i9pixsrust_6977650_15941241.png[/AVA]

Даже за то короткое время, что они провели в кабинете, Дэвид мог сделать кое-какие выводы о характере Веры Вейланд, и одним из выводов был тот, что она умеет контролировать свои чувства и эмоции. Впрочем, человечество в этом преуспело достаточно плохо - у каждого рано или поздно случалась планка, которую человек взять просто не мог, и выдавал свои истинные чувства - вербально или невербально. Для Дэвида не было разницы. Вот и сейчас по интонации Веры Вейланд было ясно, что невольно открытая им, Дэвидом, правда, подействовала на нее угнетающе - в голосе читалась досада, обида, горечь и тихо сдерживаемая злость. Реакция была неудивительна, хотя Дэвид был уверен - если бы мисс Вейланд включила здравый смысл и посмотрела на ситуацию спокойно, она бы поняла, что решение мистера Вейланда было взвешенным и абсолютно логичным. Вера Вейланд не была специалистом в области онкологических заболеваний или медицины и фармакологии в принципе, а значит, ничем конкретно помочь бы не могла. Впрочем, этический протокол требовал что-то ответить, если уж он стал невольным виновником случившегося.

- Я прошу прощения, - Вера Вейланд смотрела в окно, отвернувшись, но Дэвид всё же продолжил. - Вы наверняка предпочли бы узнать об этом не от меня, но, - он секунду помолчал. - Уверен, мистер Вейланд единственной своей целью в этом случае ставил желание уберечь вас от излишних переживаний, пока он искал выход.
В целом, Дэвид был солидарен с Верой в одном - идея ученого действительно была призрачна и даже несколько утопична. Но, как бы там ни было, средств, которые изобрело на сегодняшний день человечество, хватило бы лишь на то, чтобы поддерживать в Питере Вейланде подобие жизни. Но саму цель отца дочь понимала исключительно превратно.
- Надеюсь, вы не подумали, что мистером Вейландом движет эгоистичное желание просто пожить подольше? - Дэвид встретил взгляд Веры, которая взяла себя в руки и не проронила ни слезинки - похвальное качество для женщины, по мнению андроида. - Его великий разум, мисс Вейланд, создал уже столько полезного для людей, представьте, что ещё он мог бы создать, если бы мистер Вейланд получил возможность прожить еще долгие годы. Вы ведь его дочь, вы должны понимать своего отца, в вас течет та же кровь.
Фраза была абсолютно...человеческая и книжная, именно поэтому Дэвиду она всегда безумно нравилась.

0

11

- Уверен, мистер Вейланд единственной своей целью в этом случае ставил желание уберечь вас от излишних переживаний, пока он искал выход.
- Дэвид, эти слова так не работают. Не тогда, когда мы оба знаем этого человека слишком хорошо, - не тогда, когда оба понимают, что это неправда. Вейланду не было дела до чувств дочери, возможно, он захотел поверить в то же, в чем пыталась убедить себя она - что ей его судьба безразлична. А может быть, он ожидал от нее радости освобождения, кто знает? Это была не та голова, чьи мысли Вера желала бы знать. Не только потому, что она была переполнена информацией и что Вейланд был гениален, но и потому, что как человек он казался ей... развращенным. Слишком жестким, властным, бескомпромиссным и нетерпимым к другим живым существам вокруг. Он контактировал с ними исключительно по необходимости, когда знал, что может что-то от них получить. Все остальное время он предпочитал посвящать работе, и не дай вам Бог попытаться его отвлечь. Питер Вейланд окружил себя многослойной стеной ассистентов, расписаний и физических преград, чтобы обеспечить желаемое для работы уединение. Он не получал от общения с другими ровным счетом никакого удовольствия, только Дэвид стал его компанией и интересовал его - наверняка вполовину из-за своей специфики мышления.
И с одной стороны такая целеустремленность была похвальна и приносила результат грандиозных масштабов. С другой - сухой лед в руках держать было приятнее, чем иметь дело с этим человеком. Стал бы он беречь дочь от правды о своей скорой смерти? Едва ли. Если его и воспитали деликатным, с годами он смел это качество, как помеху. Оно было ему ни к чему.
Аргументы, которые привел Дэвид, в целом укладывались в представление Веры об отце, вот только не так, как андроид имел в виду. Вейланд обожал свою работу и обожал свой гениальный ум, это верно. Но он трудился не ради человечества - эта картинка была для публики и выглядела очень убедительной с учетом того, сколько пользы принесли его изобретения. Но Вейланд хотел заниматься этим как можно дольше просто потому, что хотел. Это было единственным, что приносило ему радость. Не служение миру. Не забота о людях как расе. Просто игра ума с самим собой, обретающая материальную форму.
Вера посмотрела на Дэвида сухими голубыми глазами.
- Вы ведь его дочь, вы должны понимать своего отца, в вас течет та же кровь.
- Вот как? И какую же информацию содержат кровяные клетки близких родственников? Это риторический вопрос, можешь не отвечать.
Впрочем, она нашла это забавным.
- Чтобы общаться с людьми и не вызывать у них враждебности, тебе приходится опускаться до их приверженности предрассудкам. До их заблуждений, - она хмыкнула и покачала головой. Должно быть, для искусственного разума это тоже игра. Вейланд наверняка наделил этого любопытством - любой другой интеллект счел бы подобные утверждения и фразы бессмысленными и неинформативными. Если Дэвид делает это, должно быть, он гораздо социальнее и хитрее своих  аналогов. - Ирония. Ничье эго не вынесет интеллекта, который безжалостно тычет их носом в суть вещей, - про себя она была вынуждена признать, что это говорило в пользу андроида. - Но тебе нет нужды делать этого со мной. Если я и питаю сентиментальные иллюзии о силе родственных уз, я буду рада, если их кто-нибудь растопчет у меня на глазах, - в голос Веры закралась горечь, но ничего не поделаешь - она-то роботом не была. Взгляд снова скользнул в окно. - Почти прибыли, - вполголоса добавила женщина и на всякий случай достала из сумки зеркальце, чтобы убедиться, что ее лицо по-прежнему чисто и строго. Легко, как маска, к ней вернулось выражение надменной решительности, линия губ очертилась жестче, из глаз пропал горячий блеск чувства. Глубокий медленный вдох, как метла, убрал все признаки прежнего всплеска и с ее внутренней сцены.
Когда машина затормозила, Вера Вейланд без нужды посмотрела на андроида не то изучающе, не то вопросительно, будто хотела что-то сказать, но лишь молча просто открыла дверь и вышла на свет. И когда она шла, как всегда, с прямой спиной и прямым взглядом, готовая к встрече с учеными и к возложенной на нее миссии, на настоящие эмоции намекала только легкая нахмуренность и чуть более опущенные уголки губ - признаки, неочевидные для человеческого глаза, но явные для зоркого сканера андроида.

+1

12

[AVA]http://i9.pixs.ru/storage/2/4/1/i9pixsrust_6977650_15941241.png[/AVA]
Если Дэвид чего-то и не понимал, так это того, отчего люди упорно стараются скрыть свои эмоции, когда, во-первых, мало кому удаётся сделать это достаточно хорошо, не выдав себя ничем; а во-вторых - учитывая, что выражение эмоций - это ещё один язык, сформировавшийся в процессе социализации и продолжающий изменяться с течением истории. Можно проводить исследования на животных и утверждать, что они способны испытывать первичные эмоции - таких зоопсихозащитников полным-полно (резонно, впрочем, спросить, зачем эти исследования нужны на практике? Только лишняя трата ресурсов), но людям дано нечто гораздо большее - синтония, чувство гармонии с миром, созвучность ему - или же, напротив, дисгармония. Это делает их теми, кто они есть, а они предпочитают плохо нарисованные и грубо вылепленные маски.
Вера Вейланд хорошо держалась, её маска была тоньше и изящнее прочих, но и она была несовершенна.
- Предрассудки и заблуждения - неотъемлемая часть человеческой личности, - Дэвид улыбнулся в ответ на ухмылку Веры. - Поэтому не сказал бы, что я... как вы выразились... опускаюсь до этого.
Сознательно или нет, Вера слегка провоцировала его, и в этих брошенных фразах слышалось раздражение, которое она тут же быстро прятала, как будто хорошо привыкла это делать. Отточенный навык.

Машина затормозила около величественного здания "Астории", и, поскольку в жестах Веры читалась решимость тут же выйти, Дэвид поспешил оставить последнюю (на этом этапе) реплику за собой.
- А вам, в свою очередь, нет нужды делать вид, будто я не вызываю у вас сложных, по большей части, негативных, эмоций. Думаю, при всём осознании этого мы сможем работать вместе. И ещё, мисс Вейланд, - Дэвид посмотрел прямо в светло-голубые глаза, - Как бы мы ни хорошо знали вашего отца, уверен, ему есть, чем вас удивить. Разве не в этом главная... как бы это сказать - прелесть человечества - в умении удивлять? - он вышел из машины, добавил:
- Не ирония, - и поспешил обогнать Веру, чтобы открыть перед ней двери в отель.

+1


Вы здесь » CROSSGATE » - потаенные воспоминания » По образу и подобию


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC