К ВАШИМ УСЛУГАМ:
МагОхотникКоммандерКопБандит
ВАЖНО:
• ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ! •
Рейтинг форумов Forum-top.ru

CROSSGATE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSGATE » - потаенные воспоминания » Mad Isles


Mad Isles

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

MAD ISLES
https://38.media.tumblr.com/tumblr_lvb9ruZTeS1qbwvo9o4_r1_250.gif http://33.media.tumblr.com/932da24bb8584acc4ffd3f3ad76f66b0/tumblr_narw6fh9Qi1tchwoeo2_250.gif
[Marvel, The Elder Scrolls]

Много богов и демонов повидал Асгард, но еще никогда в их мир не открывался портал из Нирна, царства даэдра. Повезло ли им или нет, что первым даэдра, который прорубил к ним "окно", стал принц Безумия Шогорат?

участники: Loki (он и в Нирне Локи) и Quentin Beck в роли Шеогората.
время: что есть время и что оно значит в Плане Обливиона? Тем более, в сошедшем с ума Плане.
место действия: План Обливиона, принадлежащий принцу Шеогорату - Дрожащие Острова.
предупреждения: пирог с мозгами!

+1

2

- …И я готовил. Или читал вслух. Скорее, декламировал. Что-то из давно забытого. Что-то из моих ранних сочинений. Но им не нравилось. У них был отвратительный вкус. О, я успел рассмотреть, как они одеваются, пока они вваливались через моих двери, с мечами и луками, с хмурыми лицами, одинаковые, как на подбор, готовые ко всему. Но только не к тому, что я приготовил для них. Они увидели… стену.
  Шеогорат остановился, его низкий, скрипучий голос, неприятно терзающий барабанные перепонки слушателей, наконец, затих, и те немедленно благодарно заурчали. Принц рассказывал свою историю кошкам. А может быть и не кошкам. У его трона валялся, как ненужная палка, деревянных посох с навершием в виде головы, раззявившей рот в немом крике. Одна из его любимых игрушек, которая превращала одно живое существо в какое-нибудь другое живое существо. А в какое – никто не мог угадать.
Шеогорат протянул кошечке кусок сыра. Та с опаской понюхала подарок и проглотила. И взорвалась.
- Не надо меня перебивать, - пояснил Шеогорат. И продолжил.
- Стена была исписана моими сочинениями. Теми самыми, которые они отказывались слушать с той стороны дыры. Но я заставил их запомнить, кто такая Королева-Волчица [1], и почему Пелагий, бедный Безумный Пелагий [2], был лучшим правителем империи. Я уверен, что они все запомнили, потому что сам Пелагий рассказывал мне об этом. Бедный, бедный робкий мальчик, он так и не научился выступать на публике, но, похоже, его появление в стене вместе с тенями его мертвой армии, произвело впечатление. Я слышал, как они, выходя обратно, повторяли мои стихи. Почти не перевирая. Так трогательно!
  Принц пустил слезу и промокнул щеку концом седой бороды. Да, его высочество Шеогорат было уже немолод, и в отличие от остальных принцев и принцесс даэдра [3], не стыдился этого. Ему нравилось ходить с тростью, нравилось изучать в кривых зеркалах морщины вокруг желтых глаз с кошачьими зрачками. В кривых зеркалах он всегда смотрелся особенно привлекательно: рыжая половина костюма эффектно отливала красным на фоне фиолетовой половины, а борода выглядела невообразимо элегантно.
  - … И я читал с выражением лучшие отрывки своих сочинений: про виселицы и яичницу, про возвращение драконов и солитьюдских [4] блудниц. Ох, помню строки про блудниц... она пылала, как огонь в горнилах орков… да и на морду – ну не альдмерка [5], а орк. Я знаю, что с той стороны дыры их приходили слушать целыми домами! Ах, напрасно я оставил свою карьеру поэта. Мне уготовано было стать драматургом! Но увы, кому-то надо быть и дырой в шкуре нашего старого доброго Нирна [6].

[1] Королева-Волчица – Потема Септим, правительница империи людей, узурпатор трона, известная чвродейка-некромант.
[2] Пегалий Безумный – правитель империи людей. По преданию, будучи ребенком, получил в подарок от неизвестной старухи камень, который вытянул из него рассудок. Старухой вполне могла быть изгнанная к тому времени Потема. Сошедший с ума Пелагий после смерти стал частым гостем во дворце Шеогората.
[3] Даэдра – могущественные существа, скорее злые, чем добрые. Что-то вроде демонов. Среди них есть семнадцать принцев (есть и принцессы, но их почему-то тоже называют принцами). Некоторые из них не просто злые, а очень злые. Каждый владеет собственным миром, «Планом», недалеко от мира людей.
[4] Солитьюд – столица империи людей.
[5] Альдмеры – раса светлокожих гуманоидов с острыми ушами и очень надменным характером. Короче, светлые эльфы-снобы, считающие себя королями мира, но при этом живущие в тьмутаракани на единственном острове. Правда, райском острове. Все равно втихомолку мечтают захватить мир.
[6] В одном из мифов о происхождении вселенной (Нирна) Шеогората называют "дырой в ткани мира". В этот раз он решил побыть дырой буквально.

Отредактировано Quentin Beck (2014-10-06 23:18:13)

+1

3

Даже до самой глубокой из Асгардских темниц доносились вести с золотых улиц и из цветущих садов. Конечно, доносились со значительным запозданием, и правильнее было бы говорить "доползали на последнем издыхании, по пути теряя ошметки истины и обрастая грязью и пылью небылиц", но факт оставался фактом: в один прекрасный день до камеры Локи донесся слух о том, что на окраине города появились никем ранее не виденные врата в форме трех голов, сцепленных воедино, рот центральной из которых служил порталом в неведомое место, откуда ни один смельчак еще не вернулся в здравом уме, чтобы рассказать об увиденном.
Выслушав все эти - едва ли предназначавшиеся для его слуха - новости из разговоров охранников, Локи наивно подумал, что теперь-то, когда он является в первую очередь преступником, а уж потом принцем, его эти проблемы совершенно не касаются. Пусть разбираться со странным магическим феноменом теперь отправляют Тора - ведь всем известно, что чтобы свести с ума, необходимо, чтобы у жертвы он изначально имелся, так что наследнику престола явно ничего не грозило.
Как оказалось, вздохнул с облегчением Локи слишком рано: через несколько месяцев, когда все героические вылазки закончились лишь лужами слюней, которые пускали превратившиеся в идиотов добровольцы, Один соблаговолил устроить аудиенцию своему опальному "сыну", на которой речь зашла о возможности смягчения наказания или даже помилования в том случае, если портал в мир безумия будет закрыт. Напрасно йотун изощрялся в изящной словесности, разъясняя, что уже ставшая родной камера ему милее всех чертогов Асгарда; разговор закончился тем, что для реабилитации в глазах общественности (причем большинство глаз явно предпочло бы посмертную реабилитацию возвращению с победой), опасный преступник и предатель Локи будет отправлен сквозь портал с целью устранения проблемы.
- Ну правильно, - бурчал он себе под нос, пока молчаливые стражи конвоировали его, вновь закованного в кандалы и ошейник, к каменным головам, - додумался многомудрый Один сбагрить того, кого не жалко. У меня все равно шансов больше, чем у кого-либо другого, зато если я свихнусь, никто не расстроится.
Жаловаться на несправедливость судьбы у Локи выходило красочно и занудно одновременно, так что конвой изо всех сил старался обращать на него поменьше внимания. Богу это было на руку: если бы до места назначения было еще немного дальше, он сумел бы избавиться от наручников, а там уж сбежать было бы секундным делом... но, к сожалению, череда неудач младшего принца явно была еще далека от завершения, и в распахнутый каменный рот его впихнули раньше, чем он успел доковыряться с замком. (Самым обидным было то, что один из охранников прямо перед "отправкой" сунул ему в руки ключ, что делало все предыдущие усилия бесполезной тратой времени).
В итоге Локи едва не кипел от возмущения, и поэтому не сразу обратил внимание и на странный пейзаж, и на раздающийся непонятно откуда голос, вещающий чистой воды бред.
- Эй, поэт, - не особенно ожидая ответа, саркастично бросил в пространство Локи, деловито вскрывая наручники, - прочитай еще стишок, а то я не оценил твоего таланта в полной мере.

+1

4

- … И он был такой самоуверенный, такой напыщенный болван, моя красавица, что я чуть не подавился троллиной косточкой! Троллиные кости – редкая гадость. Чуть зуб себе не сломал. Я тогда выбросил эту кость в вазу, а она пролетела сквозь облако и упала на голову моему новому приятелю…

  На Дрожащих островах ветер дует по прихоти их хозяина Шеогората и солнце встает там, где ему хочется. Сам собой находит и рассеивается туман, башни превращаются в пропасти, а скабрезные частушки становятся реальностью. И если Шеогорату захотелось, чтобы под каменным потолком над головой очередного гостя заклубилась туча, а из тучи выпала обглоданная троллиная кость – то так тому и быть.
- Кто музыку высоких рифм не ценит, того могила только и изменит! – проскрежетал следом из тучи голос Шеогората.
  И пол под ногами аса провалился, а по стенам пошли трещины – он, без сомнения, теперь падал в собственную могилу, и камни должны были его засыпать.

- … Но тут я осознал, что сделал ужасную ошибку. Ужасную, ужасную ошибку! Пришлось в спешке заканчивать завтрак и прыгать в вазу за ним…

  Ас все падал и падал, а камни падали за ним, и могила уже почти превратилась в кроличью нору Алисы, но в этот момент с низким «Оуууооо!» между камней спикировал старик в красно-фиолетовом камзоле.
- Я забыл спросить, как твое имя. А без этого тебя похоронить никак нельзя. Невозможно же оставить могильную плиту пустой. Кстати, тебе какая больше нравится? - он поднял палец вверх, видимо, предлагая выбрать булыжник посимпатичнее.

Отредактировано Quentin Beck (2014-10-08 21:07:27)

+1

5

Опыт падений у Локи уже имелся, и опыт этот, надо сказать, был весьма печален, так что несколько секунд слепой паники были вполне объяснимы. Конечно, падал он не в абсолютной пустоте, а в окружении камней, какого-то мусора и всего остального, что недавно составляло то ли пещеру, то ли каменную залу, в которой появился йотун, но успокаивало это не сильно - зато был риск схлопотать чем-нибудь тяжелым по голове. (Это глюк, или мимо действительно пролетела какая-то полуобглоданная кость? В каком идиотском месте он очутился?)
Продолжающийся монолог незримого оратора Локи не сразу связал с собой: голос не отвечал ему прямо, а продолжал разговор с кем-то третьим и воспринимался скорее как белый шум. Хотя, конечно, условно стихотворное высказывание про могилу и последовавшее за этим разверзание земли в итоге были увязаны напуганным богом как причина и следствие, а уж когда среди всего падающего (или уже просто вольно летающего? в этом диком мире ничего толком не было понятно) хлама появился источник голоса, сомнений не осталось совсем.
За то время, что доблестная стража конвоировала Локи к таинственному порталу, бог успел стянуть лишь один-единственный кинжал; магию применять он опасался, не разобравшись сначала, по каким законам живет этот мир, а лезть на того, кто, скорее всего, являлся хозяином окружающего пространства, с голыми руками было бы верхом безумия, так что оставался единственный выход - говорить. К счастью, делать это он мог в абсолютно любом положении.
- Я предпочел бы обойтись вообще без похорон, - заявил Локи, складывая руки на груди. О том, что традиционным в его культуре было ритуальное сожжение тела, он решил не распространяться, чтобы ненароком не натолкнуть собеседника на свежую идею. - И совершенно не обязательно было так остро реагировать - я ведь даже еще не успел перейти к конструктивной критике вашего... кхм... литературного шедевра. Пользуясь случаем, хочу сказать, что в сфере ландшафтного дизайна вас явно ждет успех не больший, чем на стезе стихосложения.

+1

6

- Ландш… што? – Шеогорат выпучил кошачьи глаза, взмахнул в воздухе рукой – и ему в раскрытую ладонь метнулась та самая многострадальная кость.
- Тфу ты, дрянь, - прокомментировал даэдра и разжал пальцы. Кость улетела, только не вниз, а вверх. Проще говоря, она отстала от набирающих скорость челоковекоподобных. Шеогорат просвистел что-то – и сверху свалился его посох. Аккуратный, изящно вырезанный посох с круглым набалдашником смотрелся удивительно неуместно в потоке свистящих камней и мусора. Впрочем, два почти человека тоже смотрелись немного странно.
  Шеогорат, тем не менее, извернулся в воздухе и деловито постучал по ближайшей глыбе. Камень с готовностью пошел трещинами, и на поверхности проступило лицо Локи. Надо сказать, что у даэдра были весьма определенные пристрастия в «живописи» - все лица а у него получались вытянутыми, с обязательно страшно раззявленным ртом и безумными глазами. В основном же сходство получилось весьма впечатляющим для грубого каменного барельефа.
- Если ты не любишь поэзию, возможно, тебе понравится скульптура. Мы закопаем тебя под этим камнем, когда прилетим. Кстати, ты не знаешь, куда мы летим? Ох уж эти потоки пространства и времени, никогда не знаешь, куда тебя занесет. А, нет-нет, я узнаю эту комнату!
  Шеогорат развернулся головой вниз, вглядываясь в красно-зеленое пятно, которое появилось далеко внизу.
- Тебе повезло, самый невезучий из смертных! Ты будешь похоронен прямо в моем тронном зале! Потом, конечно, мы оскребем тебя от пола и выкинем куда-нибудь вместе с этим, - он ткнул в сторону «могильной плиты», - но обещаю тебе, что хотя бы недельку ты полежишь на моем драгоценном ковре. Хотя, если тебе это так не нравится…
  Шеогорат задумался, принимая полулежачее положение.
- … Ты можешь и не лежать. Вот там – он ткнул пальцем вниз в сторону медленно приближающегося золотистого кружка на зеленом фоне, - стоит ваза, в которой есть дыра туда – пальцем второй руки он ткнул вверх. – Если тебе так хочется, можешь нырнуть в нее и полетать еще. Забавно, забавно, что ты предпочтешь? Бесконечно падать или один раз разбиться?
  Даэдра радостно улыбнулся.

+1

7

Адаптироваться к неожиданным ситуациям Локи умел быстро, и чем меньше нынешнее падение напоминало то, которое началось на Радужном Мосту, а закончилось в гостях у Таноса, тем легче было йотуну взять себя в руки и заняться решением насущных вопросов. Он даже умудрился "подгрести" к одной из самых внушительных по размерам падающих глыб и пристроиться на ней в позе скучающего аристократа, заложив ногу на ногу и сцепив руки в замок на колене.
- В скульптуре, как и в остальных искусствах, я - поклонник реализма, - невозмутимо прокомментировал он создание бюста на свою могилку. - Но если хорошо поискать, можно найти ценителей и такого... кхм... специфического стиля.
Насущный вопрос на самом деле был всего один: как выбраться из этого места, не попав обратно в асгардскую темницу. На первый взгляд казалось, что вторая часть поставленной цели не так уж важна по сравнению с первой, если учесть, что в этом бредовом мире даже хозяин (а то, что падающий параллельно с ним субьект верховодит этим клочком реальности, Локи не сомневался) не понимает, где верх, где низ и как они сочетаются между собой. Но для Локи даже смерть была предпочтительнее спасения, которое обернется новым пленом.
Перспектива размазаться ровным слоем по ковру собеседника йотуна не прельщала: падение даже с такой высоты его, скорее всего, не убьет, но и удовольствия однозначно не доставит. Возможность нырнуть в вазу и повторить полет сначала Локи не рассматривал в принципе.
Оценив взаимное расположение падающих глыб, Локи оттолкнулся от своей, пролетев над головой веселящегося незнакомца, а потом, извернувшись в воздухе и ткнувшись ногами в другой камень, "упал" ему на спину, для страховки обхватив шею рукой. В других обстоятельствах он не пошел бы на такой близкий контакт, а вцепился бы в посох, но от безумца можно было ждать чего угодно, так что надежней было держаться за него самого.
- Я решил, что предоставлю право выбора хозяину дома, - с улыбкой, которая по степени безумия могла поспорить с шеогоратской, - куда вы - туда и я.

+1

8

  ... Он был несносен выше всякой меры! Его ханжество, его невежество… что? Нет, «ханжество» пишется через Е. Так, на чем я остановился?

  Шеогорат только-только хотел затянуть одну из своих любимых песен про смелых героев, что сунулись в пасть дракона, а потом десять куплетов падали сквозь его желудок и кишки, как обнаглевший герой сделал запрещенный прием. Шеогорат, кстати, был уже практически уверен, что перед ним именно тот, кого он ждал: герой-одиночка. Обычно только они позволяли себе столько наглости. По крайней мере, с ним рядом летел точно не очередной тупой легионер незнакомого воинства, те обычно не отправляются на подвиги в кандалах.
- Прямо беда с этими молодыми героями! – прошипел даэдра, - никакого уважения к старшим!
  Старик попытался сбросить с себя неудобный груз, даже извернулся, чтобы стукнуть наглеца по лбу концом посоха, но угол был слишком неудобный, так что гость, наверное, рисковал отделаться только небольшим синяком. Шеогорат разочарованно вздохнул и нырнул вниз.
  У самого пола даэдра немного притормозил, пропуская вперед каменные глыбы, которые, вопреки всем законам физики, падали все с одинаковой скоростью. Они грохнулись об пол, засыпая всю залу ровным серым крошевом. Кошки давно уже попрятались по углам, заслышав грохот над головой, но одна особо занятая (она держала в лапах перо и что-то корябала в разложенным на полу свитке) не успела отскочить, и ее припечатало той самой глыбой с вырезанной карикатурой.
  Шеогорат поцокал языком и упал на стоящий в центре комнаты трон. Трон и сам по себе был не очень комфортабельным, так, просто кресло с высокой спинкой, а уж когда под Шеогоратом случайно оказался незнакомый герой, который все еще болтался где-то за спиной, сидеть стало вообще неудобно. Даэдра вскочил, резко повернулся и ткнул в грудь гостя посохом:
- Это неслыханная наглость! Из-за тебя пострадал мой лучший каллиграф! – старик подошел к могильной плите ростом выше него самого, легко приподнял ее одной рукой и заглянул вниз, - совсем пострадал. А посмотри, что стало с ковром!
  Ковра действительно было уже почти невидно под ровным слоем каменной пыли, хотя где-то у дальней стены можно было различить, что безыскусная ковровая дорожка, идущая по центру зала, была когда-то с одной стороны ярко-красной, а с другой – темно зеленой.
- И кто теперь будет записывать твою историю? Кто закончит мой шедевр? – Шеогорат воздел руки к потолку, а потом прищурился и посмотрел на гостя: - Ты хоть писать-то умеешь?
  И без всяких переходов даэдра крикнул вникуда:
- Хаскилл!
  Буквально через секунду из-за одного из валунов вышел мужчина лет пятидесяти, в строгом черном костюме, с лысой головой и абсолютно ничего не выражающим лицом. Он вежливо поклонился старику, напрочь игнорируя и присутствие постороннего, и бардак в зале.
- Это Хаскилл, - представил Шеогорат. - Мой камердинер. Он расскажет, что тебе надо делать. А я устал. Брысь с моего места!

Отредактировано Quentin Beck (2014-10-18 16:01:27)

+1

9

Несмотря на то, что хаос являлся одной из сторон бытия, которой Локи официально покровительствовал, необъяснимые и бредовые приключения были ему не по душе. Точнее, он всегда готов был устроить их кому-нибудь другому, но вот самом становиться их героем не желал ни при каких обстоятельствах. То, что сейчас он оказался против воли вовлечен в одну из таких передряг усугублялось еще и поведением хозяина этого места, который явно отнес его к тому типажу героических дурачков, над которыми можно безнаказанно глумиться.
Кресло, послужившее местом приземления, оказалось очень кстати - стоять на дрожащих ногах было бы не слишком представительно, а сидя можно было без проблем изображать расслабленность. Собственно, именно это Локи и сделал, закинув ногу на ногу и опершись локтем на подлокотник. Всем своим видом он демонстрировал, что слезать с (неудобного) сиденья не планирует, и вообще вся суматоха крайне его забавляет.
- Лучше ковер и кошка, чем я, - философски заметил он. "Это он _кошке_ диктовал историю моего появления в лучших чукотских традициях "что вижу - то пою"?" - удивился про себя Локи, а потом укорил себя за то, что чему-то еще удивляется в этом сумасшедшем месте. - И могильная плита пришлась кстати, хотя над барельефом надо еще поработать, - добавил бог, а потом "участливо" поинтересовался: - Вы там поищите под камнями начало своего шедевра, обидно будет, если он тоже пал жертвой перепланировки, - при беглом осмотре никаких листков Локи не увидел, но если писарем была кошка, то ничто не исключало возможности использования ковра в роли носителя информации. - Я умею писать, но убежден, что автобиографию мне сочинять еще рано, тем более, если у нее предполагается скорый конец. Зато я готов поработать редактором: в частности, полностью удалить слово "герой" из создаваемого эпоса.
За появлением нового участника фарса (и Локи был готов даже к тому, что неизвестный "хаскилл" высочится из-под камней и соскребется с пола) наблюдал с умеренным любопытством, но слова Шеогората заставили его недовольно прищуриться.
- Я надеюсь, ты не имеешь сейчас в виду, что я - принц Асгарда - должен выслушивать инструкции какого-то слуги? - прошипел он, в мгновение забыв о напускной вежливости и, разумеется, не делая попыток встать с трона.

+1

10

В сложившейся ситуации надо было отдать должное Хаскиллу – он не повел даже бровью. Зато Шеогорат, судя по сузившимся вертикальным зрачкам, готов был вот-вот устроить в собственном тронном зале кровавое безумие. Впрочем, безумие он никогда не прочь был устроить…
- Этот слуга не «какой-то», а мой доверенный камердинер и цирюльник! – для убедительности даэдра дернул себя за бороду, отчего она вздыбилась колом. – Да в твоем королевстве, наверняка, еще поискать таких виртуозов! Да он может вскрыть тебе горло в пяти местах и сделать из тебя свистульку!
  И тут Хаскилл ни на секунду у не изменился в лице. А Шеогорат прищурился и заговорил колючим, но тихим голосом:
- Или ты думаешь, что сможешь своей короной прикрыть…
  Вдруг его глаза распахнулись.
  - Стой! Стой же, всем стоять!
  Каменные глыбы за его спиной вздрогнули и послушно вытянулись вверх, даже те, которые лежали плашмя.
- Принц, ты сказал! Я слышал про тебя. Эти придурки, твои дружки в доспехах, говорили о тебе! Ты ведь не тот, который Тор, правильно? Хиловат. Ты второй. Они тебя вспоминали, - тут даэдра захихикал, видимо, припомнив, какими словами поминали его гостя.
-  Они даже смели сравнивать тебя со мной. Думали, что это ты мог написать такие прекрасные сонеты!
  От возмущения даэдра оперся на свой посох и побуравил наглого героя золотистыми глазами.
- А ты, как я вижу, и правда настолько нагл, что решил помериться со мной силами?..
  Он все еще стоял возле собственного трона, оперевшись на посох и внимательно изучая проходимца. Через минуту он весело фыркнул:
- Отлично! Хаскилл, меч мне! Меч и мои доспехи!
  Камердинер осторожно кашлянул в кулак:
- Ваше высочество, вы не забыли, что приказывали больше не давать вам столовые приборы для ненадлежащих целей?
- Какой ты зануда, Хаскилл! Это надлежащая цель! Мы устроим турнир! Я стану Чемпионом, и… впрочем, ты прав. Наш друг выглядит недостаточно мужественно, чтобы сражаться на мечах. Какое оружие ты предпочитаешь, принц? Магию? Поэзию? Может ты умеешь плеваться вдаль? И не смей отказываться! Мои острова подчинятся тебе только если ты меня победишь! А пока они тебе не подчинятся, ты никогда не найдешь отсюда выход.

+1

11

"Вот только состязаний с психами мне и не хватало для полного счастья!" - мысленно фыркнул Локи, пережидая очередной приступ словесного поноса законного хозяина трона, на котором он все еще восседал.
Сумасшедшие тем и были плохи, что предсказать их поведение было невозможно, а значит, в любой момент времени нужно было быть готовым ко всему. Когда Хаскил отказался давать "его высочеству" меч и доспехи, бог даже слегка расстроился: в драке, по крайней мере, было понятно, чего и когда ожидать - не то, что сейчас, когда тематика предстоящего состязания оказалась под вопросом.
За долгую и насыщенную жизнь Локи не раз доводилось быть втянутым в героические квесты и, являясь их частью, принимать участие в состязаниях, доказывающих превосходство героя и его свиты. Состязания эти, как правило, не требовали большого ума - чаще это было "кто быстрее всё съест" (и как гордились бы нынешние мидгардцы, сообрази они, что их жрачные конкурсы уходят корнями в благородные традиции викингов), "кто быстрее куда-нибудь прибежит" или "кто сильнее двинет кулаком по камню". И не было бы преувеличением сказать, что этими развлечениями бог был давно уже сыт по горло.
Первым делом Локи пришло в голову, что можно использовать данную ему свободу и выбрать такой вид состязания, в котором его победа гарантирована - что-нибудь, опирающееся строго на логику и, следовательно, совершенно недоступное оппоненту. Остановили бога не соображения справедливости, а элементарная мысль о том, что сумасшедший в любом случае не признает своего противника победителем, насколько закономерной ни была бы победа.
При ближайшем рассмотрении сама идея соревнования была в корне порочной. Если Локи хотел когда-нибудь вернуться в привычный мир, ему надо было не побеждать - что всё равно невозможно, когда балом правит безумец - а продемонстрировать, что они действительно находятся по одну сторону баррикад.
- Рад, что ты обо мне уже слышал, - довольно улыбнулся бог. - Я Локи, кстати, если вдруг понадобится как-то ко мне обратиться; дело в том, что на слово "герой" у меня аллергия. И я тоже не в восторге от того, что какие-то простолюдины посмели не только обсуждать меня за моей спиной, но и сравнили с тобой. Я определенно не способен на создание сонетов, подобных твоим, - в притворно-смиренной манере согласился Локи, - и предпочтение отдаю застольным песням.
Не дожидаясь ответа, он сотворил из воздуха банджо, ударил по струнам и проникновенно запел:
- Человек, царь зверей, оглянись, не робей,
Создан весь этот мир для утехи твоей
Чем угодно, дружок, ты себя ублажай,
Но послушай меня и не трогай ежа.

У козы томный взгляд, У овцы добрый нрав,
У лошадки кто сверху залез тот и прав,
Если хочешь экзотики, лучше удав,
Только ежика лучше в покое оставь,
- и дальше, все семнадцать известных ему куплетов, закончив моралью:
- У природы свое чувство юмора есть,
Чтобы сбить с человека напрасную спесь.
Заруби на носу: пусть хитер ты и смел,
Только маленький ежик тебя поимел.

Мидгардцы определенно знали толк в сочинении бредовых пошлостей, и Локи был уверен, что слушатель оценит этот шедевр по достоинству.

+1

12

Как только под сводами тронного зала наконец-то прозвучало имя гостя, Шеогорат немедленно повернулся к камню, под которым почила его ученая кошка. Прямо на лбу кричащего барельефа появилась руническая надпись.
- Как там? – пробубнил он про себя, - ах, да, Ас-гард. Вроде так, - и зеленые, под стать костюму чужеземца, буквы, выступили из камня.
  Шеогорат пару секунд смотрел на них и, наконец, вынес вердикт:
- Глупое имя.
    Казалось, он и не слышал тирады о героях и сонетах. Но, стоило гостю ударить по струнам, обернулся с живейшим интересам. Песня ему, очевидно, не просто понравилась, она как будто загипнотизировала даэдра, тот радостно похлопывал себя по бокам, оставив посох покачиваться в метре от пола. Хотя и посох тоже, кружась в воздухе, как будто приплясывал. Только Хаскилл переводил удрученный взгляд с гостя на хозяина и время от времени возводил глаза к потолку.
  - Отлично! – немедленно закричал Шеогорат, когда певец закончил. – Принести сюда ежей!
  Хаскилл весьма красноречиво посмотрел на Локи, а потом повернулся к принцу:
- Ваше высочество, на наших островах нет ежей. Прикажете привести скалона?[1]
- Ф-ф-фу! – Шеогората передернуло до кончиков пальцев, - они скользкие и воняют рыбой! К тому же, это совсем не то. Разве ты не уловил… а, да Обливион с тобой, - даэдра махнул рукой и обратился к Локи:
- А ты шельмец. Думаешь, что я развешу уши? Думаешь, что я забыл... - он выдержал драматическую паузу, - что ты все еще сидишь на моем троне!? – голос старика внезапно громыхнул так, что с потолка посыпались камешки. Если бы гость поднял голову, он мог бы обратить внимание, что и сам потолок, и опоры глубоко изрезаны трещинами и давно уже держатся на месте только по прихоти местной магии.
- Ну ладно. Сиди. Ты меня убедил, сражаться с тобой я не буду. И посылать неведомо куда тоже не буду. Вижу, ты все равно не пойдешь. Но у меня все же есть для тебя дельце. Так как же мне тебя убедить его выполнить?
  Шеогорат снова оперся на свой посох и уставился на Локи, чуть прищурившись. Если он был безумен, это отнюдь не значило, что он был глуп.
http://sa.uploads.ru/uOZQ6.png

[1] Скалон – монстр-амфибия ростом немного меньше человека с золотисто-рыжей чешуей и очень злобной мордой.  На спине в районе плеч растут длинные иглы. Водится в озерах и болотах Дрожащих островов.

+1

13

"В следующий раз, когда кто-нибудь захочет обвинить меня в безумии, - мрачно думал Локи, наблюдая за выкрутасами все еще не пожелавшего представиться существа, - я смогу с чистой совестью сказать, что настоящего психа они еще не видели, и пусть радуются, что имеют дело лишь с вполне вменяемым, хоть и не очень добрым мной."
Единственное, на что можно было рассчитывать в отношении собеседника, было то, что его настроение может в любой момент резко измениться, так что внезапный вопль, последовавший за вполне мирными рассуждениями о ежиках и их ситуативной замене, не заставил Локи подпрыгнуть в кресле (ах, простите, на троне!). Бог даже не вздрогнул; правда, причиной тому была не расслабленность, которую он продолжал разыгрывать, а наоборот, предельная напряженность мышц. Ему даже не пришлось раздумывать над тем, принимать ли вертикальное положение - гнев безумца вновь быстро сменился на милость и разговор даже, кажется, приобрел нотку конструктивизма.
- Я не занимаюсь благотворительностью, - вальяжно протянул Локи, принимая на кресле более-менее благопристойную позу. Ну а почему бы и нет? - трон под задницей уже имеется, так что можно пойти дальше и разыграть из себя благосклонного правителя, принимающего прошение, - но со мной не так уж сложно договориться. Я, может быть, даже соглашусь утрясти твое дельце за посыл в нужную мне сторону... - задумчиво добавил он, - но цена вопроса, разумеется, будет зависеть от сложности того, что мне предстоит сделать.
В глубине души Локи надеялся, что делом окажется какая-нибудь подлянка Асгарду. Ради этого он даже, может быть, поработал бы "за интерес" - после пары лет в темнице (в которой, на вкус бога, было недостаточно много тьмы и вообще никакого личного пространства) он не испытывал к Золотому Городу даже остатков теплых чувств. Непонятно, как вообще многомудрому Одину пришла в голову мысль, что опальный принц, если его затолкать в глотку непонятного портала, приложит какие-то усилия к спасению Асгарда от новой напасти.
Но эти соображения Локи, разумеется, не озвучил: в торге не стоило заранее сбивать себе цену.

+1

14

- Сложности, - задумчиво повторил Шеогорат. – Никаких сложностей! Тебе нужно будет всего-навсего… сыграть меня.
   Даэдра широко улыбнулся и резко направил посох на гостя. Тот, видимо, был к этому готов, но от магии трудно убежать, так что через три секунды и четыре разноцветных вспышки перед троном стояло два Шеогората. Один – в красно-фиолетовом костюме и с посохом, а другой – с явным удивлением на лице и почему-то в зеленом костюме.
- Ай-яй-яй! – поцокал языком Шеогорат. – Какая безвкусица! Хотя мне даже нравится!
Он крутанул посохом и тоже переоделся в зеленое. По всем законам магии, которые действовали в его царстве, гость теперь не смог бы вернуть себе прежний облик. Хотя от этого «Локи» можно было ждать непредвиденных сюрпризов. Шеогорат подождал. Подождал еще немного. Но его двойник в зеленом так и оставался двойником, и, успокоившись на этот счет, даэдра продолжил:
-  Вообще-то я хотел сначала проверить, как у тебя с актерскими способностями, но своей песней ты меня убедил. Кстати…!
  Старик протянул вверх руку, из воздуха появилось еще одно банджо. Не особо заботясь, по каким струнам бьет, Шеогорат пропел:
- Твои зелёные лосины сведут с ума меня сейчас,
Твои зелёные лосины затмили цвет твоих же глаз,
Твои зелёные лосины - забуду с ними всё и вся,
Твои зелёные лосины во мне самом родят лося!

  Без всяких переходов Шеогорат повернулся к Хаскиллу и ткнул его посохом под ребра. Тот как будто только этого и ждал. Он выступил вперед, развернул длинный свиток и начал читать.
- Общим решением от пятнадцатого числа месяца Руки дождя текущего года пантеон Девятибожия Тамриэля постановил: появление в Нирне врат, ведущих в иные миры символизирует конец изоляции нашего мира. Некогда оторванные от Вселенной по недоброму наущению…
  Шеогорат глубоко и звучно зевнул и ткнул Хаскила еще раз. Слуга прервался, свернул свиток и достал еще одну бумагу, маленькую и немного мятую.
- Это – общее решение Принцев Даэдра. Они не хотят вступать в контакт с иными реальностями, а потому Принце Шеогорату, что стоит перед тобой, гениальному повелителю Безумия и Отчаяния, было поручено найти способ запереть ворота в иные миры. Или, по крайней мере, сделать так, чтобы никто и никогда не захотел совать свой нос в дела Нирна.
   - Но, видишь ли, какое дело…, - неожиданно старческим голосом прокряхтел Шеогорат, - я в последние дни немного… не в себе. Расклеился. Временами совсем теряю голову. Так что, когда между нашими мирами открылась дыра, я даже не смог сам выйти к вам, в ваш отвратительно сияющий городок, пришлось просто прикрыть портал моей любимой арочкой, чтобы он вел ко мне, а в не в царство людей. Кстати, как она тебе? Ручная работа!
  -Принц Шеогорат собирается навестить Асгард, - вставил Хаскилл, потому что даэдра внезапно замолчал, как будто прислушиваясь к чему-то. – Мы уже узнали достаточно от тех, кто приходил сюда до тебя, чтобы явиться в ваш дворец с дипломатической миссией. Но принца могут отвлечь непредвиденные обстоятельства, поэтому ему нужен дублер. 

+1

15

Чужое заклинание не было враждебным - это Локи почувствовал еще до того, как оно сорвалось с кончика посоха. Защита - отчасти врожденная, отчасти выстроенная веками тренировок - задержала его ровно настолько, чтобы бог смог распознать в нем дикую смесь иллюзии и принудительной трансформации, которую он в первое мгновение попробовал сбросить, но после двух неудачных попыток решил, что проще будет всё-таки позволить ему укорениться. Менять облик было Локи не впервой и особого дискомфорта он не испытал, даже невзирая на то, что оказался точной копией своего собеседника, не отличавшегося ни молодостью, ни красотой.
Ответные песнопения безумца бог благополучно пропустил мимо ушей, сосредоточившись на том, чтобы отыскать способ противодействия трансформации на случай, если от личины надо будет в срочном порядке избавляться, и к тому моменту, как монолог наконец-то подобрался к сути проблемы, решение было уже практически готово.
Осмысленная информация, когда она всё же начала поступать, оказалась вывалена на слушателя с такой скоростью и в таком объеме, что Локи только и успевал запоминать названия и имена, попутно пытаясь уловить остальной смысл зачитанного Хаскиллом.
- Позволь, я уточню, правильно ли понял, - заговорил Локи, всё-таки поднимаясь с трона и делая несколько шагов по залу, чтобы окончательно освоиться в новом облике. - Ваш местный пантеон не хочет, чтобы ваша вселенная пересекалась с моей, - что такое "Даэдра", имя собственное или нарицательное, из одной фразы Локи не понял, поэтому побоялся вставлять в речь, но зато хотя бы выяснил, как зовут его "гостеприимного хозяина". - Точку соприкосновения миров ты полностью перекрыть не смог, но сделал так, что вместо места обитания смертных переход ведет в твои владения. И да, ворота я оценил - стиль истинного мастера сразу угадывается, - криво ухмыльнувшись чужими губами, Локи кивнул на "надгробную плиту", которая теперь венчалась его именем. - И ты хочешь, чтобы я, притворившись тобой, вышел обратно в Асгард и убедил Одина, что отсюда ничто враждебное не выползет, и что ему в ответ следует запретить своим подданным сюда соваться?
Мысль была привлекательной в своей дерзости. Нагло предстать перед Всеотцом, выдавая себя за бога чужого мира, выторговать нужный договор, а потом гордо удалиться, оставив Асгард без высокопоставленного заключенного. Да, мысль была притягательна, но сопряжена с некоторыми сложностями.
- В этой стратегии есть один слабый момент, - с легким разочарованием в голосе признал Локи. - О моей способности менять облик в Асгарде известно многим, и Одину - в первую очередь. После того, как он имел неосторожность отправить меня сюда, он будет вдвойне подозрителен по отношению к любому, кто выйдет из твоих художественно оформленных врат.

+1

16

Шеогорат снова опирался на свою трость и теперь смотрел на Локи, как старый многомудрый старик, уже задумавший что-то веселое. Смотрел и улыбался.
- Вот как, - без малейшего расстройства покачал он головой. – Вижу, тебя не просто так бросили сюда в цепях.
А потом медленно распрямился, резко вытягиваясь вверх и принимая черты своего гостя. Уже с совершенно другим выражением лица, полным спокойного, насмешливого презрения он поинтересовался голосом Локи:
- Получается, что, если гости из другого мира приведут тебя ему обратно в целости и сохранности, чтобы доказать свои мирные намерения, он будет не рад? А если по пути ты сделаешь что-нибудь… странное?
  Даэдра щёлкнул пальцами, и весь под залы прорезали острые, как пики, черные кристаллы выше человеческого роста.
- Наверное, они решат, что ты не вынес моей прекрасной поэзии. О, позор мне! Тебя, полагаю, упрячут куда-нибудь подальше и на этом успокоятся, я прав? Какой удар! И ты... то есть нет, я, буду этому весьма рад, не так ли?
  За неимением трона Шеогорат поднялся и уселся прямо на воздух, задумчиво сложив руки перед собой.
- А может быть, ты успеешь сбежать, и в городе начнут твориться странные дела, - проговорил даэдра, опустив глаза в пол, как будто размышлял вслух.
- В то время как я буду опечаленно качать головой с дворцового балкона и сожалеть, что твои нервы оказались такими слабыми. И уверять, что так будет со всеми, кто пройдет через портал.
  Шеогорат откинулся назад, устраиваясь поудобнее, и заложил руки за голову.
- Но в конце тебя, конечно, поймают. И посадят… куда там у вас полагается сажать страстных любителей ёжиков? А я смогу убраться на все четыре стороны. Это достаточно выгодная сделка для тебя, Локи из Асгарда?

Отредактировано Quentin Beck (2014-11-04 18:21:17)

+1

17

План был гениален. Локи и сам не придумал бы лучше.
А если быть точным в деталях, план был гениален именно с позиции Локи, ведь сам он при этом раскладе не подвергался никакой опасности, да еще и имел возможность безнаказанно вертеться прямо под носом многомудрого Одина. Конечно, всеотец со временем распознал бы обман, но поскольку наличие "настоящего Локи" не позволит зародиться изначальным подозрениям, а потом диковинные выходки отвлекут его внимание от "гостя из сопредельного мира", у йотуна будет достаточно времени на успешное завершение дипломатической миссии и красивый отход.
Зато на месте Шеогората Локи бы такой план никогда не предложил. Рисковать своей свободой и жизнью, отправляясь в неизвестный (или известный только по чужим рассказам) мир, уповая на свое божественное всемогущество... нет, на такое действительно был способен только безумец.
По мановению руки перед богом появилось зеркало в полный рост: новое лицо и тело должно окончательно стать "своим", и лучше иметь четкое представление о том, как его движения и выражения лица выглядят со стороны.
- Будет весело, - резюмировал он, придавая не-своему лицу замогильную серьезность, - тем более, что в моем безумии никого особенно убеждать и не потребуется.

Путешествие от арки портала до Асгарда прошло примерно в том же ключе, что и путь туда. Стража, приказом Всеотца оставленная дожидаться возвращения "блудного сына", поначалу настороженно встретила вышедшего из каменного рта представительного мужчину в необычной одежде, но вид идущего следом "Локи", вновь закованного в кандалы, дополненные кляпом, и демонстрирующего полное отсутствие мысли во взгляде, очень быстро привел их к выводу, что гость не так уж и плох. Гонец, посланный вперед с кратким описанием ситуации и просьбой о личной аудиенции у короля Асгарда, свое дело сделал в лучшем виде, и практически сразу по прибытии во дворец их проводили в малый тронный зал, в котором кроме Одина была лишь пара молчаливых и неподвижных Стражей.
- Приветствую тебя, о Великий Один, - торжественно затянул Локи, зная, что Всеотец падок на лесть, и ему не покажется странным, что непонятно откуда явившийся гость что-то уже о нем знает. - Я - Шеогорат из Нирна, один из верховных богов-даэдра, - вдохновенно плёл он, не особенно беспокоясь о том, насколько правильно использует имена в своей речи, - явился к тебе с просьбой, которая поспособствует благоденствию обоих наших миров. Мой дом и твой соприкоснулись неожиданно, и не было возможности полностью перекрыть появившийся проход. Но, боюсь, Нирн слишком опасен для жителей Асгарда: их разум не способен воспринимать чуждую им действительность, и очень быстро все они сходят с ума. Узри же: даже тот, кто назвался твоим младшим сыном, не смог сохранить рассудок, к моему глубочайшему сожалению, - Локи изобразил на лице приличествующую случаю скорбь. - В приступе буйства он стал крушить мой дворец, и с тяжелой душой мне наконец пришлось сковать его руки и закрыть кляпом рот.
На этих словах одна из заклепок на затылке "пленника" будто бы сама по себе выскочила из паза и с легким стуком покатилась по полу.
"Твой выход, "младший сын", - ухмыльнулся про себя Локи, сохраняя строгое выражение лица, - Покажи "папочке", как далеко улетела твоя крыша."

+1

18

  «И это был город, полный абсурдной правильности. Полный отвратительного порядка, от которого подавился бы сам Джигаллаг, вампира ему в печенку!» - примерно так Шеогорат собирался написать в мемуарах, когда вернется обратно в свой дворец. Или же не вернется. Интересно, пленникам в этом мире выдают бумагу? Занятый такими мыслями почти всю дорогу, он смотрел по сторонам абсолютно отсутствующим взглядом и механически пережевывал кляп. Правда, он успевал отмечать, с каким изумлением, недоверием и почти что жалостью смотрят на него встречные люди. Смотрят – и сразу сворачивают с дороги. О да, значит, он не ошибся в своих предположениях, и этот наглец в зеленом костюме, именем которого его проклинали солдаты, - действительно славный малый!
  Действительно славный малый даже позаботился о том, чтобы открыть его кандалы, когда пришло время начинать представление. Шеогорат прислушался к едва заметному содроганию земли: и в самом деле пора. Он поднял голову, широко улыбнулся сначала своему двойнику, затем – медведеподобному правителю с повязкой, вдохнул поглубже и развел руки в стороны, как будто разрывая цепи на руках. Цепи действительно поддались: а почему бы  и нет, если, незакрепленные, они не сдерживали его магию. Стражники мгновенно подняли копья, но «Локи» только взглянул на них с хорошо отрепетированным высокомерием, улыбнулся вполоборота правителю и… упал.
- Ааа! – взвыл почти-Локи. – Проклятые бури! Они выпили меня всего! – он забился, затрясся всем телом и покатился по полу.
  Стражники от неожиданности расступились в стороны, но тут же обступили его тесным кольцом. «Локи» продолжал биться на полу, а потом поднял руку и стал тыкать в сторону «Шеогората».
- Это он! Это все из-за него! Схватите его! Свяжите его!
  Стражники оказались образцовыми дуралеями, потому что на секунду и правда обернулись в сторону «Шеогората». Этой секунды настоящему хватило, чтобы исчезнуть. Тихо и незаметно, без дыма и пафоса. Просто исчезнуть и появиться на окраине города, где у стены ближайшего дома его ждал, скучая, Хаскилл.

- Он здесь, - больше утверждая, чем спрашивая, проговорил Шеогорат. Хаскилл кивнул. Даэдра сбросил с себя маску асгардца и снова принял свой привычный облик. Но вдруг закричал, на этот раз по-настоящему, от боли, и снова упал. Поднялся он уже не стариком с бородой, а высоким, желтокожим существом с раскосыми глазами и длинными ушами. Внимательно осмотрелся по сторонам и кивнул сам себе.
- Ты уверен в том, что делаешь? – поинтересовался камердинер.
- Да, Хаскилл, - у нового Шеогората был совершенно другой голос и манера держаться. Он больше был не даэдра, не принцем и уж точно не безумцем. – Я хочу избавиться от этого.
- Но магия даэдра здесь все еще работает. Ты уверен, что этот мир сможет защитить тебя от проклятья?
- Его держали в клетке, и он не мог колдовать. Возможно, там магия не работает совсем. Ты знаешь, если на заходе солнца проклятье не возьмет верх, я больше не превращусь в… - его передернуло, он недоговорил.
- И мне придется искать себе нового хозяина, - вздохнул Хаскилл. – Ну хорошо. Сам не знаю, почему я делаю это, но я тебе помогу.
  Мужчина, похожий на эльфа, благодарно улыбнулся. Тут из-за поворота показались люди, и два заговорщика спешно бросились в сторону. Но люди не обратили на них никакого внимания, они бежали в другую сторону, на шум: с той стороны, где открылись ворота в параллельный мир, из земли стали вырастать огромные кристаллы и мечи.

+1

19

Приступ активности, последовавший за неожиданным исчезновением "Локи", настоящий Бог Коварства спокойно переждал у стены. Беготня по залу, отправка гонца к Хеймдаллю и торопливое деление на отряды с целью прочесать Асгард и прилежащую территорию, вызвали у наблюдателя старательно подавляемое желание закатить глаза. Один - единственный из присутствующих, кто мог бы распознать подлог - принял спектакль за чистую монету, а значит, не мог не думать, что своего приемыша уже не найдет, так чего устраивать учения?
Дожидаться момента, когда Всеотец вспомнит о визитере, Локи не стал, и когда бурная деятельность начала сбавлять обороты, сам подошел к трону.
- Боюсь, в том, что произошло - моя вина, - скорбно заявил "Шеогорат". В таких ситуациях удобно было собственноручно посыпать голову пеплом - тогда собеседнику ничего не оставалось, кроме как пытаться тебя разубедить и утешить, иначе выйдет дипломатический конфуз. - Я не думал, что безумие Локи зайдет так далеко, а магия моего мира не устоит против его собственной.
Ожидания Кузнеца Лжи полностью оправдались.
- О, нет, мой сын... - тяжело проговорил Один, хмурясь со своего трона, - утратил разум задолго до того, как попал в твои владения. Его уловки обманывали не одного достойного мужа...
Локи уже настроился выслушать длинную и прочувствованную речь о том, сколько разочарований причинил Всеотцу его приемный сын, вопреки всем усилиям и чаяниям его родителей, но тут в тронный зал ворвался запыхавшийся гонец. В первое мгновение богу показалось, что это тот, которого отправили к Хеймдаллю, и мурашки пробежали по его коже при мысли о том, что Страж всё же смог проникнуть под скрывающие его покровы. Но нет, вестник был другим, и новости он принес не об опальном принце, а о странных волнениях земли рядом со вратами в Нирн.
- Дела обстоят хуже, чем я опасался, - поспешил взять быка за рога "Шеогорат". - Прости, что прерываю визит, но я должен тотчас же вернуться в свой мир и оттуда попытаться остановить грядущий катаклизм, - и поспешил слинять до того, как Одину придет в голову, что, задержав визитёра, он сможет лучше понять, что происходит.
Локи, разумеется, сам не представлял, что именно творится у врат, но, в отличие от остальных участников этого театра абсурда, по крайней мере знал, к кому обратиться с вопросом. Асгард долгие века был для Локи домом, и как бы ни относились к нему обитатели Золотого Города, сама магия никогда не переставала считать его "своим". Вот и сейчас она услужливо направила его к тому месту, где наиболее явно чувствовалась чуждая этому миру энергия.
Сейду бог привык доверять больше, чем своим органам чувств, так что вид совершенно незнакомого существа на том месте, где он ожидал застать Шеогората, смутил Локи всего на долю секунды. Кроме того, дворецкий, стоявший чуть поодаль, был неплохим подтверждением личности незнакомца.
- Так, - Локи потер большим и указательным пальцами правой руки глаза, одновременно позволяя чуждой личине стечь с его тела, - я, видимо, несколько отстал от жизни. Могу я поинтересоваться, что тут происходит?

+1

20

- Поинтересоваться-то можешь, только..., - «эльф» вдруг поднял руку, и на ладони у него зажегся огненный шар. Он встал в боевую стойку, но смотрел, правда, не на Локи, а куда-то тому за плечо.
  Земля затряслась, кое-где ее прорезали шипы, и на сцене с лязгом и грохотом появился новый персонаж – закованный в антрацитово-черные доспехи человек. В противоположность его неуклюжему виду у него оказался очень приятный голос. Голос, который, возможно мог показаться Локи очень знакомым, если мысленно добавить в него скрипучих стариковских интонаций.
- Ты заходишь слишком далеко, Шеогорат.
- Не смей меня так называть! – немедленно прошипел в ответ «эльф» и метнут огненный шар. Сгусток пламени пролетел между Локи и существом в доспехах и испепелил дотла неизвестно откуда появившегося парня в черной робе. Парень, кстати, тоже щеголял длинными ушами и землистого цвета кожей.
- Это теперь твое имя, - без всяких интонаций заметил «рыцарь». – И, полагаю, тебе стоит объяснить твоему новому знакомому, для чего ты его использовал. Хаскилл!
  В обязанности дворецкого, очевидно, входило объяснять все и за всех, потому что он отделился от стены и повернулся к Локи:
- Перед тобой стоит принц Джигаллаг, Лорд Даэдра, повелитель Порядка. Он один из самых могущественных владетелей Планов Обливиона в нашем мире. Много тысячелетий назад другие даэдра боялись его силы. И они прокляли его, превратив в воплощение Хаоса и Безумия – принца Шеогората. Чары проклятья спадали лишь раз в сто лет. И ровно сто лет назад в этот самый день на дрожащие острова пришел искатель приключений, альдмер по имени Аронил, - Хаскилл повел рукой в сторону «эльфа». – Джигаллаг передал ему свои знания о Безумии вместе со своей… хм… силой…
- Проклятьем, - процедил «эльф» сквозь зубы.
- … чтобы Аронил занял его место, - невозмутимо закончил Хаскилл. – Но несколько дней назад, когда сила безумия начала спадать, Аронил решил, что не хочет больше быть правителем Дрожащих Островов. От людей, которые попадали через врата в его карцер поэзии, он услышал о тебе, и о том, что тебя держат в камере, которая ограничивает магию. Он понадеялся, что, если его примут за тебя, местные палачи смогут разорвать его связь с Дрожащими Островами.
- И я попросил тебя помочь, - взвыл Аронил. – А ты привел сюда его! Предатель!
  Эльф обернулся к Хаскилу, и метнул следующий огненный шар в него. Слуга не успел уклониться. Обожжённый, он свалился на землю и завопил. Существо в доспехах немедленно отвлеклось, чтобы погасить огонь. В этот момент эльф подскочил к Локи, схватил его за руку и рванул в сторону.
- Уноси нас отсюда! Если эта тварь нас достанет, он заберет меня и сдаст тебя. Для него закон – святое.

+1

21

Разворачивающаяся драма увлекала лучше самых талантливых театральных постановок Асгарда, и Локи местами едва сдерживался, чтобы не зааплодировать в самых пафосных местах.
Ситуация, начинавшаяся как что-то совершенно бредовое и потенциально опасное, теперь существенно улучшила положение Локи и стала источником развлечений (какими бы ни были обстоятельства, в родном мире с понятными ему принципами функционирования никакие чужие боги уже не представляли настолько большой опасности). Он только не мог решить, кому из участников трагикомедии больше симпатизирует: тому, по чьей вине заварилась вся эта каша-мала, или тому, кому его собственные божественные родственнички испоганили многие сотни лет жизни.
Впрочем, на панические вопли Шеогората - или как там его звали на самом деле? - Локи не среагировал сразу не только поэтому. Пока вопрос стоял только в том, чтобы освободиться самому и исподтишка подгадить Асгарду, бог, разумеется, был готов содействовать своему новому знакомцу. Но сейчас расстановка сил существенно поменялась; по словам Хаскилла, которому едва ли был резон врать, новоприбывший был одним из сильнейших богов некоей новой плоскости бытия, и опрометчиво становиться его врагом Локи не собирался. На другой чаше весов при этом лежало - самое большее - возвращение в свою почти родную темницу, пребывание в которой было хоть и скучным, но не смертельным. От любых обвинений в соучастии текущим беспорядкам всегда можно будет отговориться магией чужого мира, в который сам Один его и направил, а новая возможность сбежать из клетки обязательно подвернется в не слишком далеком будущем.
Так что Локи, вместо того, чтобы куда-нибудь перенести себя и своего "пассажира", перехватил его запястье в ответ и развернулся к закованному в броню существу.
- У меня уточняющий вопрос, - с видом святой наивности заговорил он. - Твой преемник, когда говорил о любви к законам, имел в виду законы конкретных мест, которые ты посещаешь, или универсальные законы логики и благоразумия?
Один, как ни изображал он великую мудрость и всезнание, судил всё-таки руководствуясь своими предпочтениями и порой умело закрывал глаза - то есть глаз - на те факты, которые не вписывались в его решения. Из того, за что Локи был приговорен к пожизненному заточению, большую часть преступлений он смог бы оправдать, даже ни разу не солгав. Если Джигаллаг, будучи повелителем Порядка, придерживается каких-то универсальных стандартов, будет интересно посмотреть, какое он вынесет суждение.
"И что сделает с Одином, если встретит, - мстительно добавил внутренний голос. - Определенно, мне еще рано покидать этот театр."

+1

22

Аронил дернулся, но не смог вырвать руку. Он взвывал и начал сыпать проклятьями на языке Тамриэля. Джигаллаг из-под своей маски громогласно расхохотался.
- Кажется, этот мир не хочет твоего присутствия, Шеогорат.
- Не см… - альдмер не договорил. Он дернулся снова, но на этот раз как-то конвульсивно и мелко задрожал.
- Советую держать его крепче, - прогрохотал Джигаллаг. – И отвечу на твой вопрос. Я был Лордом Даэдра. Мне не было дела до законов, написанных людьми или же правителями Нирна. Я искал мудрости. Как говоришь ты, я искал логику. Я видел закономерности там, где их не видел никто, и в то же время отрицал глупые законы, навязанные кем-то и кому-то, если они шли вразрез с мелодией Мироздания. В этих знаниях я обрел великую силу. Но не понял главного: если человек или даже Даэдра живет только по законам логики и не считается с законами, которые приняли другие, будь он хоть трижды прав в каждом своем решении, для всех он станет…
  Джигаллаг не закончил и указал рукой на альдмера, которого все еще держал Локи. Тот вздрогнул в последний раз, снова превращаясь в старика в двухцветном костюме.
- Не смей прикасаться ко мне, ты, ежикопклонник! – в руке Шеогората сам собой появился посох, и он ощутимо огрел им Локи по спине. – Ты собрался играть со мной в игры? Так давай же посмотрим…
  Он сам перехватил руку Локи покрепче, добавляя в свою хватку ощутимую долю магии.
  Старик нацелил посох на Джигаллага, тот демонстративно сложил руки на груди. Но Шеогорат и не собирался целиться в него. Магия струей хлынула куда-то вбок и как на аркане притащила кучку культистов в черном. А за ними с воинственным кличем издали уже неслись асгардские стражники. Человек впереди размахивал над головой чем-то вроде молота.
- Шеогорат не терпит тех, кто пытается его перехитрить.
  Джигаллаг развернулся к своим магам, одним движением поднимая их на ноги, а потом внимательно посмотрел вдаль, но остался стоять на месте, как будто его ничуть не касалось то, что половина Асгарда уже сражается с его солдатами.
  - Скажи, ведь среди них есть кто-то, кто мог бы убить тебя? – елейным голосом поинтересовался Шеогорат. – Подозреваю, что есть. Осталось только распалить их, не так ли?
  Он снова махнул посохом, и земля у них под ногами затряслась. Тут Джигаллаг ощутимо забеспокоился.
- Ты всерьез собрался умереть?
- А почему бы и нет? – Шеогорат вдруг стал Локи, а потом снова собой, как будто все еще не мог выбрать, в какой роли он вызовет больше ненависти. – Это будет что-то новенькое, правда? Бессмертный Дадэра убит! О, какая драма! Вернее, какой скандал!
  Он повернулся к Локи:
- А ты что скажешь?

+1

23

- ...изгоем, - закончил за Джигаллага Локи, без особого интереса наблюдая за подергиваниями третьего члена их маленькой компании, - потому что меньше всего идиоты любят видеть перед глазами свидетельство собственного идиотизма.
Локи в некотором смысле даже сочувствовал этому существу, которое в своем стремлении к рациональности не учло, как быстро менее одаренные личности придумывают политику, чтобы прикрывать ей собственную дефективность. Бог Обмана зачастую пользовался теми структурами, на которых держалось нелогичное общество, и готов был признать, что на чистую логику не способен. Но, как говорится, где-то находишь, где-то теряешь - его, по крайней мере, родственники не проклинали особо изощренным образом.
Кстати, о проклятьях.
Вернувшаяся форма - а с ней, надо полагать, и безумие - явно придали Шеогорату сил: по крайней мере удар и последующий захват были весьма и весьма ощутимы. Локи поморщился, но не стал особенно вырываться, поскольку в его собственные планы еще не входило тактическое отступление, а силы представителей другого мира были слишком чужды его собственным, чтобы действительно блокировать его сейд. Кроме того, врожденное любопытство, которое не могли заткнуть никакие опасности и потрясения, требовало до конца разобраться в расстановке сил.
- Я скажу, что со своей стороны выполнил условия уговора, - невозмутимо ответил Локи, - так что не вижу причин твоего возмущения и обвинений в хитрости. Еще могу сказать, что предпочитаю не иметь дел с безумцами.
Локи умел перемещаться из одного места в другое, но делать это мог не везде - для этого требовалось найти вход на тайную тропу, ведущую в нужное место. Зато обратиться в муху, а потом - практически мгновенно - обратно в аса было гораздо проще и выглядело практически так же. Дополнительным бонусом, разумеется, было то, что ладонь Шеогората сжимала теперь пустое пространство.
Светить своим участием в бедламе Бог Коварства все еще не собирался, так что заклинание, которым он запустил в приближающийся отряд стражников, вполне сносно имитировало уже наблюдающиеся эффекты вроде разверзания земли и вырастания новых миниатюрных гор. Попадавшие в разлом соратники заодно отвлекли и Тора, которому любая расселина была ни по чем, но который не мог оставить своих людей на произвол судьбы. Попавшие под раздачу личности в черных балахонах Локи в принципе особенно не беспокоили.
- Те, кто готовы воевать уже сейчас - простые солдаты, способные лишь размахивать мечами, - пояснил он, вновь обращаясь в основном к Джигаллагу. - Карнилла, Амора и остальные ведьмы не появятся на поле боя, пока Один не попросит их лично, причем переговоры, скорее всего затянутся как минимум на пару дней. Меж тем, я всё еще не понял, ради чего вообще кому-то надо воевать, и что нужно сделать, чтобы это прекратилось.
Локи подумалось, что еще одним вариантом развития событий может оказаться успешное выполнение той "миссии", которую возложил на него Один, с последующим триумфальным возвращением в Асгард.
Или иммиграция в какой-нибудь более дружелюбный мир, если первое не удастся.

+1

24

- Воевать? – Джигаллаг оглянулся, как будто в первый раз осознал, что вокруг действительно идет битва. – Никто не воюет с твоим народом. Мои сподручные выполняют только то, ради чего они были созданы, а созданы они были, чтобы наводить порядок. В твоем царстве царит глупость. Как и везде, впрочем. Я начинаю думать, что это естественное состояние для тех, кто по ошибке называет себя мыслящими существами.
- Бла-бла-бла, - прокомментировал со своего места Шеогорат, изучая свою руку, из которой минуту назад так нахально выскочил его пленник.  – Правда в том, что ты как был психопатом, так и остался, - и ни с того ни с сего старик перешел на крик: - Можно было тебя и не проклинать!
  Джигаллаг проскрежетал что-то под доспехами.
- И тебе того же желаю, - фыркнул Шеогорат.
  Даэдра порядка сделал шаг к старику. Тот попятился, но недостаточно резво: одна нога у него подвернулась. Он снова начал дрожать.
- Я пришел за тобой, - поскрипел Джигаллаг. – Уйди со мной и давай оставим этот мир в покое. Он не обязан терпеть твое безумство!
- Мое!? – взвился Лорд Хаоса, но его голос уже звучал сипло. – Хор.. хорошо!
  Он вдруг повернулся к Локи:
- Хорошо. Но давай сыграем напоследок, - старик задыхался, но старался стоять ровно. Он достал что-то из кармана и подкинул в воздухе. К ногам Локи упал небольшой камень, на котором была вырезана уже знакомая морда с широко разинутым ртом.
- Хочешь остановить войну? Попробуй! Это ключ от Врат. Возьми его. Бери, не бойся. Он реагирует на слова. И у него премерзкий характер. Не выносит правду. Если скажешь правду – врата закроются и затянут с собой всю эту свору. Но тогда вот этот, - он ткнул пальцем в Джигаллага, - зарубит тебя своей железкой, потому что я останусь здесь.
  Джигаллаг немедленно достал из ножен обсидианово-черный меч почти в человеческий рост, молча подтверждая, что тут Шеогорат не врет.
- А если соврешь, - между тем продолжал даэдра Хаоса, - врата затянут и меня, и его, и всю эту свору обратно на Дрожащие Острова. И тебя тоже. Тогда уже я убью тебя вот этим огненным шаром, - он подбросил на руке светящийся сгусток огня.
  Камень-ключ вдруг зашевелился и рассмеялся трескучим, противным смехом:
- Хорошая загадка. Мне нравится. Что же нужно сказать?

Отредактировано Quentin Beck (2014-11-26 21:52:57)

+1

25

Насчет глупости обитателей любого мира Локи был в целом согласен с тезисом увлеченного Порядком даэдра, но не мог не отметить, что тот не сделал следующий логический вывод, а именно, что справиться с этой проблемой своими силами невозможно ни одному существу - природа всё равно возьмет свое и наплодит новых идиотов. В вопросе того, насколько разрушение всего и вся поможет в создании на получившихся руинах нового, прекрасного и логически обоснованного мира, бог тоже не был уверен, что разделяет точку зрения Джигаллага.
К сожалению, сделать вид, что судьба Асгарда, которому явно грозила радикальная перепланировка, совершенно его не волнует, Локи не смог даже для самого себя. В самом деле, нечто, отдаленно похожее на муки совести, беспокоило его даже в связи с попыткой разрушения Йотунхейма, так чего уж говорить о мире, который тысячу лет был для него домом? Новые боги и новая плоскость бытия, конечно, тоже были интересны, но если их продолжающееся присутствие чревато принудительным наведением "порядка", Локи предпочитал избавить себя и Асгард от их общества.
Бог со снисходительной ухмылкой поднял камень с земли и взвесил на ладони. Неужели от проблемы действительно можно избавиться, всего лишь сказав не правду и не ложь? Хотя нет, описания третьего варианта развития событий никто не давал, очевидно было только, что оба имеющихся исхода включали в себя не только благополучие Асгарда, но и безвременную кончину его спасителя.
Что ж, кажется, риск считается у многих благородным делом.
- Хорошая загадка? - насмешливо переспросил он. - Может, для честных героев, которые отправляются бороться со злом. Меня же даже условные родственники величают Богом Обмана. И не напрасно, - уголки его губ поползли еще выше, обнажая радостный оскал, когда Локи поднес ладонь со стоящим на ней камнем прямо к своему лицу, - ведь я и сейчас лгу.
Почему-то Локи ожидал от разговорчивого ключа какого-то комментария, но нет, сработал он на удивление молчаливо и практически мгновенно. Личности в черных балахонах, рыцарь, безумец и все следы чужой магии в мгновение ока исчезли, оставив Локи один на один с недоуменно оглядывающимися стражниками, которые только-только вылезли из созданной им расселины.
Бог перевел взгляд на камень, чудесным образом оставшийся в его руке. Несмотря на каменность, ощущение того, что на него смотрят в ответ, не проходило. После нескольких секунд "гляделок" ключ сдался и хитро подмигнул, прежде чем вновь вернуться к исходному "выражению лица".
Локи покачал головой, спрятал новоприобретенный артефакт в свой пространственный карман, и отправился навстречу отряду отряду несостоявшихся защитников во главе с Тором.
Опальный принц, в конце концов, только что спас Асгард от гибели, и ему было очень интересно узнать, как теперь Один сможет оправдать его возвращение в тюрьму.

+1


Вы здесь » CROSSGATE » - потаенные воспоминания » Mad Isles


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC