К ВАШИМ УСЛУГАМ:
МагОхотникКоммандерКопБандит
ВАЖНО:
• ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ! •
Рейтинг форумов Forum-top.ru

CROSSGATE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSGATE » - потаенные воспоминания » my own demon


my own demon

Сообщений 31 страница 47 из 47

31

- Ещё как есть котёл! В форме Биг-Бена, - подмигнул Эрик со своей обычной ухмылкой, заметив, что настроение клиента немного изменилось - то ли пиво подействовало, то ли магия города, которая всё ещё оставалась в нём, несмотря на толпы идиотских туристов, не видевших истинной красоты - а то ли студент просто смирился с неизбежным. Неизбежным Магнето считал себя. С языка чуть не сорвалось: "вот попадёшь в ад - сам увидишь", но демон отчего-то смолчал. Конечно, над всяческими человеческими выдумками вроде котлов и сковородок они и сами там смеялись уже которую сотню лет; да и старик Данте, конечно, хоть и был мужик с фантазией, но даже близко не подошёл к тому, что творилось внизу на самом деле. Сколько продержится этот голубоглазый студентик, пока его душу не вывернут наизнанку, пока она не превратится в сплошную кровоточащую рану, пока он не поймёт, что единственный способ прекратить мучения - самому стать мучителем? Год? Два? Неделю? Магнето видел разные случаи, видел, когда держались десятилетиями, пытаясь сохранить хотя бы частичку души человека, но в итоге сдавались все. Странно, но ему бы не хотелось видеть Чарльза Ксавье после того, как тот окажется в аду, хотя он сам этому поспособствовал.
"С каких пор тебя заботит судьба клиента после выполнения контракта?" - одёрнул Эрик сам себя и только потом услышал, что Чарльз о чём-то его спрашивает. Ещё не хватало, чтобы тот заметил его рассеянность.

- Что? - переспросил Эрик. - Почему Прага?
Он бы мог соврать. В конце концов, ложь и интриги - это фактически его хлеб. Но тут в паб ворвались двое громогласных парней лет семнадцати; один, тот что был повыше, задел макушкой низкий дверной проём и тут же поправил сбившуюся от удара ермолку. До слуха донесся знакомый с детства язык. Язык, который в его, Магнето время, был фактически вне закона.
- Любопытство проснулось? - голос Магнето прозвучал зло. И нужно же было этому чёртовому Ксавье задать этот вопрос именно сейчас. - Я жил в этом городе. Когда-то очень давно, когда ещё был человеком, как ты. Хотя, - он наконец взял себя в руки и приобрёл прежнюю самоуверенность и саркастичность, - конечно, таким наивным филантропом, как ты, я никогда не был. Ещё вопросы будут? Или желания? Или мы можем возвращаться в отель?

+1

32

Чарльз так и не понял, что он такого спросил. Так или иначе, но ему удалось задеть демона за живое, если вообще можно было применить такое определение относительно демона. А ведь Чарли хотел только узнать, почему именно Прага? Что такого в этом городе, чего нет в других. Конечно, ему было сложно судить, потому что, не смотря на состояние семьи, он никуда не выбирался из своего привычного мирка, а тут сразу такое необычное путешествие. Только Эрика его вопрос никак не обрадовал, Ксавье не собирался копать глубже, потому что раздраженный демон внушал, если не трепет, то, как минимум, беспокойство.
- Прости, я не хотел будить неприятные воспоминания, - или все же хоте? Может, Чарли хотел посмотреть на другого Эрика - растерянного, разозленного, недовольного, раздраженного, а не надменного и неизменно ехидного, хотя что-то все же подсказывало ему, что ничего хорошего из таких экспериментов получиться просто не может. - Не сомневаюсь, что таким ты не был, иначе тебя бы не удивляло то, как я рассуждаю и что делаю, а так... ты просто один из тех, кто считает меня фриком, так что, по сути, мало чем отличаешься от остальных.
Чарльзу хотелось расспросить Эрика о его прошлой жизни, о том, что связывало его с Прагой, еврейским кварталом, но внутренний голос тонко намекал на то, что не стоит будить в демоне еще одного демона старых воспоминаний. Судя по реакции Леншерра на совершенно невинный вопрос, никто не сможет предугадать, когда он решит выразиться более конкретно. Возможно, от этого пострадают люди, чего Чарльзу совсем не хотелось бы.
- В отель? - а вот этого в их планах точно не было, хотя это же Эрик. Чарльз знал его не так долго, но уже успел понять, что демон и планы - это нечто ну совсем несовместимое. Кажется, они задержаться тут дольше, чем предполагал Ксавье. С одной стороны, можно было приказать Эрику тут же отправить его домой, можно было не сомневаться в том, что он послушается, Чарли мог даже желание не тратить, а задолбать демона исключительно словесно. А вот с другой - он вдруг понял, что Прага ему понравилась, хотя толком ничего разглядеть и не удалось. Ксавье не хотел так быстро возвращаться домой, он хотел побыть тут еще. - Хорошо, в отель, но завтра ты покажешь мне еще что-нибудь. Какие-то места, которых нет в туристическом буклете и в программе экскурсий.

[AVA]http://savepic.org/6894807.png[/AVA]

Отредактировано Charles Xavier (2015-02-16 23:05:06)

+1

33

Свернутый текст

Да, конечно, разговор ты слышишь)

Один номер на двоих демон взял исключительно из практических соображений - в таком случае Чарльз Ксавье всегда будет, так сказать, под рукой, и у него будет меньше шансов сбежать. Впрочем, кажется, сейчас студентик немного успокоился и даже проявил интерес к городу, но кто его знает, какие мысли роятся под этой милой с виду черепушкой?
Абсолютно лишенный чувства стыда, Эрик пошёл навстречу в единственном - додумался взять двухместный номер с раздельными кроватями. На одну из них он сейчас с наслаждением и плюхнулся, не снимая ботинок - лёгкий щелчок пальцев - и те немедленно стали чистыми, заблестев от крема для обуви.
- И даже не вздумай меня будить до двенадцати дня - на случай, если ты чёртов жаворонок, - сообщил Эрик, устраиваясь поудобнее и подкладывая руки под голову. - Будь невидимым и неслышимым. Хм, - он глянул на Чарльза с головы до ног, как будто оценивая. - А может, тебя таким и сделать на время, а? Ты мелкий, на это много сил не уйдёт, - он захохотал собственной же шутке и, махнув рукой, мол, живи, так уж и быть, повернулся лицом к стене.

... Проснулся Магнето далеко за полночь - резко, сразу - демонам не нужно было спать, они делали это порой просто ради собственного удовольствия, но сон мгновенно прекращался, если в помещении что-то менялось - например, появлялось новое действующее лицо.
Или лица.
Присутствие других демонов он почувствовал тут же, хотя парочка пока оставалась невидимой, вот только невидимой - лишь для людей, демоны всегда видели друг друга.
Эрик спрыгнул с кровати и в мгновение ока вытолкал в коридор две невидимых сущности, которые через миг обрели плоть - перед ним стояла черноволосая и темноглазая девушка в откровенном платье и краснолицый мужчина - по виду он был как нельзя более близок к представлению о том, каким люди воображали себе черта - рога, алые горящие глаза, длинный хвост... Строгий деловой костюм дико выбивался из облика.

Эрик скрестил руки на груди.
- Руби, Азазель, чем обязан? У вас работы нет? Так я подкину, - в его руке возникла газета бесплатных объявлений, Леншерр пробежался глазами по первой странице.
- Так, что тут у нас? На должность секретарши в крупную юридическую фирму требуется миловидная девушка до 25 лет, образование не имеет значения. Руби, это как раз для твоих, - Эрик бросил выразительный взгляд на полуобнажённую грудь демонши, - весьма выдающихся способностей. Азазель, секунду, сейчас и тебе что-то подберём...
Рогатый глянул на газету, и та вспыхнула в руках Эрика. Демон невозмутимо стряхнул с ладони пепел.
- Прекрати паясничать, ты и внизу всех этим достал за столетия, - прищурившись, сообщила Руби.
- Тогда может объясните, какого чёрта вы здесь?
- Мы здесь затем, Магне....
- Заткнись, тупица, - бросил Эрик Азазелю, резко обернувшись на приоткрытую дверь номера. - Может, ещё в ухо этому ботанику прокричишь моё истинное имя, чтобы он взял меня под контроль?
Азазель захлопал глазами.
- Извини, не подумал.
- Не в первый раз, - заметил Леншерр, но тут его перебила Руби.
- Наш общий начальник изволит гневаться, - сообщила она. - Ты никогда так не тянул с клиентами, все вываливали желания одно за другим, там беспокоятся, что либо ты потерял хватку, либо...
Эрик сдвинул брови.
- Либо что, Руби?
Азазель сделал вид, что с интересом изучает белый потолок коридора. Руби оказалась более смелой.
- Что ты стал относиться к клиенту... человечно.
- Это всё?
Девушка кивнула.
- Я вообще не собираюсь это комментировать. Что касается контракта, даже нашему общему начальнику известно, что у него нет срока. Когда завершу дело, тогда и завершу, я достаточно ясно выразился?
Не дождавшись ответа, Эрик вернулся в номер, услышав за дверью характерный хлопок - с таким звуком всегда появлялся или исчезал Азазель.
Он больше не спал, размышляя над словами Руби и едва удержавшись от того, чтобы не фыркнуть вслух. "Человечность! Придумали, тоже!"
Если Чарльзу Ксавье удаётся его злить, бесить, удивляться и смеяться, это абсолютно ничего не значит. Просто у Магнето давно не было работы, а людишки были слишком забавны, чтобы их ненавидеть, поэтому он всегда предпочитал общаться с ними, а не убивать, как некоторые идиоты. Ну, убивать иногда приходилось, конечно, но по своей натуре он всегда был больше игроком, чем головорезом.
И он хотел, чтобы игра продолжалась.

Сделав вид, что проснулся, Эрик тут же привёл себя в порядок, надев новый отутюженный костюм. Причём светлый - это всегда бесило его начальство.
- Надеюсь, сейчас, как мы и условились, позже двенадцати, - он притворно зевнул. - Ты, кажется, хотел, чтобы я показал тебе какое-нибудь нетуристическое место города. Готов? Хотя что тебе готовиться, - демон усмехнулся, - умылся, нацепил один из своих дурацких свитеров, влез в старые джинсы, и вуаля, да?

Отредактировано Erik Lensherr (2015-02-24 23:52:12)

+2

34

Свернутый текст

А зачем тебе, Чарли, такие большие уши? )

Конечно, а чего вы еще могли ожидать от демона? Чарльз даже не слишком удивился, когда узнал, что номер у них один на двоих. Во-первых, это очень практично с точки зрения финансового вопроса (правда, вряд ли Эрик додумался заплатить по счету, так что Чарльзу чувствовал себя почти зайцем, только в масштабе отеля, а не общественного транспорта). Во-вторых, демон вполне мог предположить, что его клиент захочет сбежать под покровом ночи, связав веревку из простыней, так что ему нужно было постоянно контролировать Чарльза (только вот Ксавье не учел, что со своими способностями Леншерр может отыскать его где угодно). В общем, оба предположения, если начать их препарировать, были напрочь лишены логики, но Чарльз слишком устал, чтобы думать. Видимо, даже если бы Эрик взял номер с двуспальной кроватью, Ксавье не обратил бы на это никакого внимания.
Спал Чарльз тихо, но очень беспокойно, в чем не было ничего удивительного, учитывая, сколько всего он пережил за день. Просто не верилось, что так бывает. По какой-то нелепой и ужасно ненаучной случайности в его жизни появился человек, который совсем не человек, заставивший Чарльза усомниться в том, что он считал правильным и логичным. Это как в пять лет узнать, что Санта не существует, только с точки зрения взрослого. Чарльз сам для себя был каким-то еретиком, которого стоило сжечь на костре за одни только мысли о том, что наука пасует перед этими мистическими и необъяснимыми знаниями. Это мистическое знание как раз спало на соседней кровати и было совсем не необъяснимым, а вполне себе обыкновенным, хотя Ксавье и хотелось спросить, зачем Эрик вообще спит, ведь вряд ли демоны нуждаются в еде и сне, как люди. Сам Чарли в отдыхе очень даже нуждался, поэтому глупых вопросов задавать не стал.
Не смотря на крайнюю усталость, ему удалось задремать на полчаса, но ближе к полуночи Чарли проснулся от тихого шуршания, которое все равно выбивались из ровной тишины, царящей в номере. Чарльз не стал вскакивать или даже открывать глаза, резонно рассудив, что это явно не воры, потому что тащить из номера было решительно нечего, и уж точно не убийцы – вряд ли демон даст пристукнуть своего клиента до того, как он загадает свое последнее желание. Кажется, в контакте было указано что-то про наследственность…
Только Ксавье решил перевернуться на другой бог и наконец уснуть, в комнате раздались голоса. Чарльз вовсе не хотел подслушивать, это получилось случайно, да и не услышал он ничего такого, просто какие-то непонятные отрывки. Говорили где-то на пороге номера, довольно неразборчиво, но просто удивительно, как человеческое ухо может улавливать звуки, если отключить мозг и не пытаться прислушаться.
Чарльз так и этак покрутил в голове услышанное, а затем плюнул и укутался по самую макушку, пытаясь призвать сон. Ему нужно было выспаться, потому что неизвестно, что придумает завтра Эрик.

Не было абсолютно ничего удивительного в том, что проснулся Чарльз с больной головой. Это точно было не похмелье, скорее всего во всем был виноват недосып, но Ксавье с чистой совестью спихнул все на Эрика. С появлением в его жизни демона стало очень удобно перекладывать всю вину на него. С демона не убудет, а Чарльзу как-то спокойнее.
- Тебя чем-то не устраивает мой внешний вид? - Ксавье постарался, чтобы это звучало как можно небрежнее, а сам как бы между прочим еще раз бросил взгляд на свое отражение в зеркале. Ну да, джинсы немного потерлись, но ведь совсем не обязательно каждый день покупать новые, хотя его сестра, вне всякого сомнения, с удовольствием бы делала это. А свитер так вообще отличный. - Стесняешься показываться со мной в приличном месте?
Парень усмехнулся и рассеянно пригладил торчащие в разные стороны волосы, исключительно для того, чтобы не так сильно походить на какого-нибудь гика. Может, Эрику так будет спокойнее.
- И куда же мы пойдем, что мне надо будет нацепить такой же дурацкий костюм, как у тебя? Кстати, предлагаю по дороге что-нибудь перекусить. Понимаю, что тебе не нужно есть, но я бы не отказался.
[AVA]http://savepic.org/6894807.png[/AVA]

+2

35

Свернутый текст

Надеюсь, фандом Супернатуралов не обидится за легкие заимствования из его мира)

Мои фотографии, сделанные в Вышеграде, для атмосферности)

Свернутый текст

http://i11.pixs.ru/storage/3/9/7/cs9785vkme_5483880_16689397.jpg
http://i11.pixs.ru/storage/4/0/0/cs9785vkme_2785252_16689400.jpg
http://i11.pixs.ru/storage/4/0/2/cs9785vkme_3122056_16689402.jpg

- В неприличном тоже стесняюсь, поверь, - немедленно откликнулся Магнето, для утренней зарядки по сарказму, так сказать. В этом виде спорта всегда нужно быть в форме, хотя Эрик считал себя просто-таки прирожденным чемпионом.
Нельзя сказать, чтобы ночной визит "коллег" как-то выбил Магнето из колеи, особенно учитывая, что он не очень-то уважал своего босса - слишком мелочным тот казался, этот бывший демон перекрёстков, раньше целующий кого попало, а теперь возомнивший себя королём. Магнето за свою не-жизнь много королей повидал. Мало кто из них умирал в своей постели, окруженный толпой скорбящих детей и внуков. Но определенно Руби и Азазель просто так, из вежливости бы не явились, и уж точно - не потому, что соскучились по Магнето. Это между людьми, даже самыми большими мудаками и отщепенцами, могла быть хоть какая-то солидарность, но между демонами - никогда. "Падающего толкни". И если эти шакалы явились сюда с предупреждением, это означало, что они уже готовили свои гребаные руки, чтобы толкнуть. Чёртовы стервятники.
Эти мысли не добавили Эрику радости, поэтому на замечание Чарльза о костюме он отреагировал мгновенно и довольно раздражённым тоном:
- Классика, синеглазка, вечна. И если поколение, выбирающее резиновые кеды или майки с дурацкими надписями, этого не понимает, мне его искренне жаль. Вернее, - он смахнул невидимую пылинку с плеча, - было бы жаль, если бы я знал, что такое жалость.

Дорогой до первой попавшейся кафешки Магнето не проронил ни слова, предоставив Ксавье самому выбирать, где тот собирается утолить голод. Сам Эрик ограничился любимым двойным эспрессо, изучая чашку так, будто перед ним была карта с сокровищами. В одном Руби и Азазель были правы - этот контракт нужно было завершать как можно скорее. На секунду Эрик представил, что перед ним сидит следующий клиент - глупая кудрявая блондинка, которой даже он мозги не вставит; или менеджер средних лет с пивным животом, желающий трахнуть Анджелину Джоли (если попадётся менеджер понаглее) или жену друга (если поскромнее); или учительница с волосами мышиного цвета, откуда-то из Юты - та сначала будет креститься денно и нощно, а потом, потупив глаза, скажет, что хотела бы большую грудь и внешность воон той кудрявой блондинки.
Он мог бы предсказать желания почти каждого ещё до того, как они произнесли бы их. Но не один из них не пожертвовал бы собой ради другого человека, как этот идиот, сидевший перед ним.
"Проклятье! Ты слишком много думаешь, Магнето".
- Доел? - Эрик встал из-за столика, бросая на него пару смятых купюр - кроны, Чехия упорно не хотела переходить на евро полностью. - Кажется, кто-то просил показать ему нетуристическую Прагу, - и Эрик, как обычно, щёлкнул пальцами - тащиться на метро среди толпы людишек отчаянно не хотелось.

Вышеград не был тайной для туристов, но, соблазнённые уютом улочек Старого города, шпилями Собора Святого Вита и пенным пивом, продававшимся на каждом шагу, они редко выбирались проехать всего четыре станции на метро от центра, чтобы побродить по Вышеграду. Вышеградский холм нависал над серебристой Влтавой, а сам здешний район казался удивительно спокойным и безлюдным. В самом центре Вышеграда тоже стоял собор - не такой огромный, как Вита, но и его тёмные камни дышали стариной. За собором c одной стороны раскинулось кладбище прошлого века - здесь был похоронен Альфонс Муха, да и многие другие известные чехи, с другой стороны - зеленел уютный парк - осень, казалось, ещё не добралась сюда, да и вообще - это место было словно в безвременье.
- Ну вот, прекрасное нетуристи....
- Мама, ты же обещала!
- ...ческое место.
- У меня нет денег, Анежка, ты же знаешь, что твой отец потерял работу.
- Тихое и весьма...
- Но я же не прошу айфон, как Вацлав! Всего лишь железную дорогу!
- .... безлюдное. Мадам, вы не могли бы угомонить своего ребёнка?!
Поравнявшаяся с Чарльзом и Эриком мать с дочерью - синие заплаканные глазищи, растрёпанные волосы цвета пшеницы - гневно уставилась на демона.
- А не пошёл бы ты!
Чешский Эрик знал. Чешский практически был его родным языком, наряду с ивритом.
В первую секунду он решил пойти по пути сказочных злодеев-волшебников, ну так, ради шутки, и превратить мамашу в жабу, но синие глазищи Анежки уставились на него с каким-то странным восхищением.
- Вот она, магия классического костюма, - пробормотал Эрик. - А, чтоб тебя, - он щелкнул пальцами, и в руках у мамаши появилась огромная коробка с железной дорогой. Эрик сделал шаг к женщине и пристально глянул ей в глаза.
- Забудешь о встрече через секунду. Подаришь ребёнку подарок. И будешь молчать неделю, - ещё один щелчок.
- Ну вот, - удовлетворенно сказал Эрик, когда мать с ребёнком удалились - Анежка то и дело оглядывалась попеременно то на него, то на Чарльза. - Теперь это действительно чудесный, уютный и безлюдный парк. Может, в благодарность всё же пораскинешь своим оксфордским умишком и выскажешь второе желание?

Отредактировано Erik Lensherr (2015-03-29 03:18:17)

+2

36

Эта прогулка Чарльзу даже понравилась. Ну, то есть он не хотел убить Эрика каждые пять секунд и ограничился всего парочкой мысленных раз, когда тот ехидничал или вновь пытался показать, какой он невъебенно крутой мрачный демон и совсем не интересуется жизнью вокруг. И Чехия Чарльзу тоже нравилась, пусть он и видел лишь малую ее часть. Ему вдруг захотелось задержаться тут подольше, хотя он и понимал, что это невозможно, его ждали пары, сестра, бесконечные рефераты, исследования и... а что потом? Смерть и ад, в который он самолично отправил свою душу по глупой случайности. От собственного бессилия хотелось биться головой о ближайшую стену. Желательно, чтобы голова при этом принадлежала Эрику.
Встретившаяся им на пути пара заставила Чарльза здорово понервничать. Он действительно опасался, что демон решил показать свой дурной характер и что-то сделает или женщине или ее дочке. Последнее, что Ксавье ожидал от Эрика, так это то, что тот вдруг решил исполнить маленькое желание Анежки. Увиденное настолько поразило его, что он несколько секунд пялился вслед уходящим, а потом с сомнением покосился на своего спутника, решив, что его подменили прошлой ночью.
- А ее душа, надеюсь, не отправится в ад за то, что ты исполнил ее желание? - он даже и не пытался скрыть недоверчивость в голосе. Впрочем, видя, что для матери и дочки все закончилось вроде бы благополучно, Чарльз сменил гнев на милость и даже забыл уколоть Эрика на счет того, что демон бы так точно не поступил. Да и лишним это было, потому что Леншерр вполне мог вдруг передумать, вернуть все обратно и сделать какую-нибудь гадость. Наверное, именно из-за этого инцидента Чарльз почувствовал себя особо гадко, собираясь озвучить свое второе желание.
Он медлил, хотя придумал его еще прошлой ночью, вспомнив все, что успел прочитать, услышать или просто додумать самостоятельно. Наконец, придя к выводу, что он вообще-то за свою душу борется, а потом стоит быть жестким, Чарльз решился.
- Оно тебе точно не понравится, но я надеюсь, что у тебя где-то там в правилах стоит пункт о том, что нельзя убивать своих клиентов, даже когда впадаешь в ярость, - Ксавье облизал губы, а потом выдохнул, собираясь с мыслями. Когда он снова заговорил, то голос звучал четко и внятно, хотя и немного дрожал. - Я хочу, чтобы ты назвал мне свое истинное имя.
Это оказалось очень просто. Ну, если не считать бешено колотящегося сердца и осознания, что пункта про убийство Чарльз точно нигде не видел. Сердце ухнуло куда-то в пятки и, кажется, решило та окопаться. А что, если он неправильно расслышал ночной разговор? Что, если речь шла не об истинном имени, а о чем-то другом, что помогло бы контролировать демона? Что, если все насмарку и у Чарли останется последнее желание и очень злой демон, который захочет сделать так, чтобы оно запомнилось надолго? В любом случае, слова произнесены и взять их назад никак не получится. Чарльз сунул руки в карманы и даже как-то ссутулился, прикидывая свои шансы остаться в живых. Судя по всему, они стремительно неслись в сторону отрицательных чисел.
[AVA]http://savepic.org/6894807.png[/AVA]

+1

37

Сначала Эрик вообще пропускал слова Чарльза мимо ушей. Конечно, ему не понравится, кому вообще бы понравилось исполнять чьи-то прихоти, но что уж поделаешь - работа есть работа. Поэтому он рассеяно смотрел вслед уходящим прохожим - девочка сжимала коробку как величайшее сокровище на свете - вдыхал свежий воздух Вышеграда и очнулся только, когда из уст проклятого ботаника вылетело то, что, чёрт подери, никогда не должно было вылететь.
Эрик решил, что ослышался. Но весь вид Ксавье, до смеха серьёзный, словно парень уже приготовился сгореть тут заживо, свидетельствовал об обратном.
Этот... действительно просил его, Эрика, назвать своё истинное имя.
Ранняя пражская осень с её тёплой погодой внезапно сменила декорации - как будто подстраиваясь под происходящее, на Вышеград налетели свинцовые тучи, а где-то над серебристой Влтавой, ниже по течению, в небе засверкали молнии. Эрик смотрел на Чарльза, не моргая, молча, складывая в голове крошечную мозаику из фактов - внезапная отлучка Ксавье на уик-энд, его любовь к книгам и умение читать на латыни, и так далее. Если он нашёл способ вызова демона, что мешало найти ему способ приручения демона? Всё это, конечно, давно считалось сказками и легендами, но Ксавье уже явно привык к тому, что легенды вполне могут оказаться реальностью. Вон, перед ним живое доказательство тому.
За собором, со старого кладбища вдруг раздался странный скрежет - как будто мертвецы разом решили восстать из могил, скручивая железные ограждения. Эрик выдохнул - скрежет прекратился. Надо же, а он думал, что в демонском обличье полностью контролировал все свои силы. Даже те, с которым он не мог совладать, когда был человеком.

... В Праге шестнадцатого века евреи селятся в своём гетто - они всегда держатся обособленно, в каждом городе, но Якоб Леншерр, торговец, немало поколесивший по миру, в Праге выбирает для своей семьи Золотую улицу. Это - вотчина алхимиков и учёных, которые денно и нощно пытаются найти способ превращения металлов в золото. Золотая улочка пропахла парами неизвестных Эрику веществ, и он жадно вдыхает этот воздух, думая хоть так прикоснуться к великой тайне. Ему тут нравится, безумно нравится, и он не понимает, почему его мама так часто грустит - ей было бы проще в Йозефове, в еврейском квартале, среди своих.
Но отец всегда целует Анну в лоб, нежно и коротко, и говорит, что пора бы научиться жить не в гетто. Что однажды еврейских гетто не будет вообще. Он искренне в это верит.
Якоба Леншерра алхимические опыты откровенно не интересуют - он и так получает своё золото, продавая лучшие в Праге, а то и во всей Европе ткани, специи, которые ему привозят из далёких стран с Востока. У Якоба Леншерра вскоре оказывается больше золота, чем у всех алхимиков улицы, вместе взятых - потому что у них ничего не получается, а у Якоба получается всё.
А ещё у Якоба Леншерра есть Анна, и Эрик прекрасно знает: его мать - самая красивая женщина в городе. Если алхимики, погребённые в своих лабораториях, и высовывают иногда свои носы на улицу, то только тогда, когда по ней проходит Анна Леншерр.

Однажды вечером - Эрик помнит тот день, как будто он выжжен калёным железом на его сердце (поздний октябрь, от реки ползёт холодный туман) - Якоб приходит домой взъерошенный, вспотевший, как будто бежал несколько кварталов. Отец резким жестом закрывает ставни и проверяет запоры на дубовых дверях.
- В Йозефове начались погромы, - негромко говорит он.
Эрик помнит, как побледнела мама, Эрик помнит громкие стуки в дверь - почему-то ему кажется, что именно так звучит заколачиваемый гроб, но лучше всего Эрик помнит крики Анны и предсмертный хрип отца.
Он бежит к Влтаве - бежит, потому что мать успела толкнуть его в вырытый отцом подземный ход, о котором Эрик и понятия не имел; бежит лишь с одной мыслью - утопиться, забыть, всё, что видел, скорее к воде, в объятья Влтавы, в забытье, к ушедшим родителям, и уже около подвесного деревянного моста (на его месте позже вырос Карлов мост) врезается в возникшего, словно из воздуха, мужчину. Мужчина смотрит на Эрика, улыбается, и Эрику кажется, будто его глаза на миг становятся кроваво-красными.
- Эрик Леншерр, - говорит мужчина, манерно растягивая слова. - Спорим, я могу помочь твоей беде?
Все в Праге верят в демонов и нечисть, Прага пропитана магией, как пропитана пивным хмелем, поэтому Эрик ни на миг не удивляется. Когда демон спрашивает, что именно он хочет в обмен на свою душу, Эрик вспоминает металл меча, которым пронзили его отца.
- Я хочу повелевать любыми металлами, - говорит Эрик.
Он думает, что подписать контракт на продажу своей души - это очень больно, ведь ты лишаешься всего человеческого, что в тебе есть, но Эрик ошибается, ему не было больно.
Больно было другим.
И он наслаждался этим - тем, как расширялись зрачки у его жертв, тем, как они тщетно пытались сбежать, а острый и безжалостный металл был везде; тем, как много было крови - он чувствовал её привкус, он тоже был металлическим.
Когда спустя годы настала пора платить по счетам, Эрик ни минуты не раздумывал над тем, какое же истинное демонское имя принять.
Магнето.

...Прошлое так беспощадно ворвалось в его голову, и прошлое это оказалось настолько человеческим, что в первую секунду демон едва ли не ответил: "Моё истинное имя - Эрик Леншерр", но магия договора взяла своё, и человеческое улетучилось, как и тёмные облака над Вышеградом, как так и не дошедшая сюда гроза.

- Магнето, - едва слышно произнёс Леншерр и сложил руки на груди. - Ну что, ботаник, доволен? Избавь меня от проявлений бурной радости, боюсь, как бы меня не стошнило.
Он злится. Причём злится как-то излишне по-человечески.

+1

38

Чарльз чувствовал себя почти виноватым. Не смотря на то, что он имел дело с темной сущностью, с демоном, пусть когда-то и бывшим человеком, так сложно оказалось каждый раз напомнить себе о том, что Эрик все же воплощает в себе зло, которое стремится Чарльзу навредить. Все эти улыбки, подколы и почти «нормальное» поведение здорово подкупали, так что иногда Ксавье ловил себя на мысли, что хотел бы, чтобы у него был такой друг, как Эрик. Без демонической стороны вопроса, разумеется. И каждый раз нужно было себя одергивать, говорить себе, что это все маска, которую демон надевает перед своим клиентом, то ли желая доверительных отношений, то ли просто по привычке. Чарльз не знал, правда ли это, но заставлял себя так думать, потому что пресной понимал, что придется бороться за свою душу, и нельзя допустить, чтобы в решающий момент он дрогнул из-за симпатии к существу, которое эту душу и желает заполучить.
И все же ему было почти стыдно. А еще – немного страшно. Страх не перерос в настоящую панику, потому что, не смотря на то, чему успел стать свидетелем Чарльз, он сохранял все еще здоровую долю скептицизма, хотя его картина мира трещала по швам. Собраться с силами было трудно, но сохранять присутствие духа и твёрдость оказалось еще сложнее. Чарльз думал, что справится, хотя пальцы у него дрожали. В том старом трактате, засунутом на самую дальнюю полку в библиотеке, который ему выдали с выражением глубочайшей скорби и отвращения на лице, было написано, что нельзя показывать демонам свой страх, иначе они могут этим воспользоваться. Чарльз, быть может, и рад был никому ничего не показывать, но это было довольно сложно, если учесть, что сердце его отправилось сейчас куда-то в пятки.
Радость? Пожалуй, это прозвучит довольно странно, но Ксавье не испытывал радость. Это можно было назвать облегчением, хотя и не совсем  полным, ведь дело еще не было завершено. Наверное, Чарльз и правда был странным, потому что добровольно отказывался от исполнения собственных желаний, чтобы сохранить душу, хотя он не был набожным и вообще не верил в существование той самой души, но все равно поступал так, как считал правильным, пусть и не совсем честно.
- Я приказываю тебе обнулить заключенный между нами контракт, Магнето, - Чарльз облизал пересохшие губы и продолжил уже тверже, чем секунду назад, - и отправил меня обратно домой.
Ему нравился этот город, толпы туристов, укромные уголки, пиво, компания Эрика, пусть признавать это было довольно сложно. Ему действительно нравилось здесь находиться и, если бы не возможность сбежать, которая позже могла и не представиться, Чарльз бы с удовольствием провел тут еще несколько дней, возможно, даже забив на следующие несколько лекций. Он бы сидел на скамейке рядом с Эриком, слушая его рассказы о городе, людях, местах, жадно бы ловил каждое слово, возможно, забыв даже о том, что они связаны контрактом, который в будущем Ксавье точно аукнется. Иногда странные вещи до неузнаваемости меняют людей или заставляют их меняться в будущем. Чарльз еще вчера не мог думать ни о чем, кроме очередного университетского задания, а теперь не хочет возвращаться в ставшие почти родными стены. Он намеренно не смотрит на Эрика, боясь, что передумает.

[AVA]http://savepic.org/6894807.png[/AVA]

+1

39

Признавать, что тебя, демона, прожившего не одну сотню лет, обвёл вокруг пальца какой-то английский ботаник, было выше сил Магнето, единственное, что он мог - прибегнуть к своему излюбленному сарказму. Это потом, уже когда отправит этого придурка домой, можно хотя бы покуражиться напоследок - если не стерев с лица земли какой-то городок, то хотя бы устроив парочку небольших торнадо. Сейчас до последнего нужно было "держать марку", хотя больше всего Магнето хотелось абсолютно по-человечески впечатать кулак в лицо Ксавье.
- Ну конечно, - протянул он с усмешкой. - Как в книжках копаться и истинное имя спрашивать, так мы смелее всех смелых, а как после такого хотя бы в глаза посмотреть - так мы их опускаем, да, Синеглазка? В глаза смотри! - силы Магнето всё ещё были при нём, поэтому в этот миг от его окрика на Вышеград снова набежала тёмно-свинцовая туча, ощетинившаяся парочкой молний. Одна из них ударила прямо в дерево в паре метров от Эрика, но тот и глазом не моргнул. Сосчитал про себя до десяти, и снова вернул нормальную погоду.
А потом сделал шаг к Чарльзу, бесцеремонно дернул того за рукав и щёлкнул пальцами.

...Осенний Кембридж был точно таким же, каким они его оставили пару дней назад - сентябрьская прохлада, небольшой дождь, срывающийся с серого неба. В Праге было не в пример теплее, не в пример больше тёплых красок и улыбающихся лиц. Впрочем, настроению Магнето сейчас промозглая Англия соответствовала куда больше.
- Исполнено, господин, - намеренно выделяя это слово, Эрик слегка поклонился. - Твоя маленькая душонка спасена, можешь закатить по этому поводу весёлую вечеринку. Ах да, я совсем забыл, что веселье и ты - две вещи несовместимые.
Шутовской тон Магнето оставил буквально через минуту - до того, как за ним придут (а он знал, что после такого провала за ним придут очень быстро), ему нужно было успеть сделать кое-что важное.
- Знаешь, - он сунул руки в карманы брюк, с превеликим сожалением отмечая, что в ближайшие столетия ему не светят костюмы ни от "Вествуд", ни от "Армани". - Знаешь, что самое паршивое? Ты ведь действительно казался другим. Бескорыстным и добрым идиотом. Я таких столетиями не встречал, вымирающий вид ведь. С тобой даже было интересно, хотя, признаться, ты можешь быть тем ещё занудой. Но если бы ты действовал прямо и открыто, мы могли бы как-то решить эту проблему. В контрактах всегда есть лазейки, знаешь ли, - в руках у Эрика откуда-то появилась сигарета, и он закурил. - Но нет! Ты предпочёл действовать, как вор, думая лишь о своей шкуре. Сказать, что за это сделают со мной там, внизу? Но тебе же нет никакой разницы, да? А, да ну тебя к чертям, Чарльз Ксавье. Мои поцелуи сестре. Na shledanou!*
Магнето снова щёлкнул пальцами, оставляя после себя лишь недокуренную сигарету на зелёном газоне у главного корпуса Кембриджского университета.

...Странно, но если бы не туристы, Золотая улочка была бы точно такой же, какой Эрик Леншерр запомнил её с детства. За исключением того, что старый дом Леншерров так и не был восстановлен, на его месте сейчас была обычная туристическая лавка с сувенирами.
- Ну хоть не общественный туалет, - пробормотал Эрик, пройдя мимо. Оказалось, если прикрыть глаза и "отключить" посторонние звуки вроде жужжания толпы японцев, можно услышать совсем другое: как алхимик Милош Земан негромко ругается в своём дворе, изобретая самые удивительные ругательства на чешском; как хлопает дверь пивной на углу; как каждый час звонят колокола Базилики Святого Георгия; как отец торгуется с покупателем - громко, смеясь; как мать тихонько напевает почему-то детскую считалку: Ха-мелех амар, лиспор ад эсер: Эхад, Штаим, Шалош, Арба, Хамеш, Шеш,
Шева, Шмоне, Теша, Эсер...

Оказалось, есть нечто сильнее возможностей демона, прошедших столетий, времени, разрушающего империи и обращающем даже кости в прах.
Память.

- Ты что, решил спрятаться от нас в этой заднице мира? - демоны-охотники непонимающе переглядываются.
Что с них взять - эти душу потеряли совсем недавно, в середине двадцатого века, в Чикаго, откуда им, придуркам, знать, что такое Золотая улочка Праги.
- Спрятаться? От вас? Да что вы, это же невозможно, - Эрик Леншерр мгновенно пропадает, и на сцену вновь выходит Магнето. - Я весь ваш.

*Прощание по-чешски

Свернутый текст

Смотри, я думаю, ещё по паре постов, и можно сворачиваться. Фишка в том, что в наказание Эрика не убивают - это как бы невозможно, но его снова делают человеком. Смертным, и - о ужас, с душой и всё такое. Поэтому он напивается, дебоширит, с кем-то дерется (это я уже по ходу отыгрыша расскажу), попадает в полицию... Так как документов у него нет, нужен тот, кто подтвердит его личность, и он, конечно, с полицией вваливается к Чарльзу. Вот примерно в таком состоянии, как Бернард Блэк на этой гифке:
http://i11.pixs.ru/storage/7/8/9/cs538223vk_5918352_17514789.gif
Времени прошло... ну, скажем, неделя) Норм? Если есть замечания, пиши в ЛС)

Отредактировано Erik Lensherr (2015-06-01 16:56:18)

+1

40

Все должно было закончиться. По крайней мере, Чарли на это очень рассчитывал. Казалось бы, он получил все, чего хотел, а именно - возвращение домой и прежнюю тихую спокойную жизнь. О большем он и мечтать не смел, потому что какие-либо блага, полученные от демона, аукнулись бы ему чем-то более страшным, чем муки совести. Ксавье очень тешил себя этой мыслью. В смысле, ему действительно хотелось бы, чтобы на пороге их скромной квартирки появился какой-нибудь незнакомый невзрачный мужчина, который пожмет Чарли руку и скажет, что тот поступил правильно, отправив дьявольское отродье туда, где ему самое место. Чарльзу нужен был кто-то, кто рассказал бы о том, что наполненные неподдельным восхищением рассказы, лукавая улыбка и морщинки в уголках стальных глаза - не более, чем обман, к которому прибегают все демоны, чтобы очаровать смертных. Эта потребность была так сильна, что пересилила необходимость изучать вопросы религии и демонологии, чтобы разобраться во всем детальнее, что совершенно не свойственно Чарльзу. Увы, он прекрасно осознавал, что зря надеется, потому что шло время, а человечек на пороге так и не появлялся.
Чарльз влился в прежнее русло жизни, в рекордные сроки сдал все проекты, надолго засел в библиотеках и отверг предложение сестры "смотаться на короткую экскурсию по Европе, ну давай, Чарли, мы же так хотели!" Он просто продолжал жить, хотя прежние привычки не доставляли ему той же радости, что и раньше. И в то же время Ксавье понимал, что не сможет ничего изменить, а потому смирился. Впрочем, он все еще надеялся, что времени пока прошло слишком мало и, возможно, через месяц станет полегче.
В тот вечер он остался дома один - Рейвен сбежала на очередную шумную вечеринку, обидевшись на Чарльза из-за того, что он отказался составить ей компанию, а сам Ксавье расположился в глубоком кресле с бокалом вина и томиком (ладно, томищем) "Основ генетики" на коленях. Экзамены он уже сдал, а потому просто лениво перелистывал страницы, выхватывая то тут, то там фразы и наслаждаясь покоем и умиротворением. Рейвен не должна была вернуться раньше пяти утра, а потому Ксавье пользовался случаем почитать в тишине.
Пронзительная трель звонка заставила Чарли подпрыгнуть в кресле, он даже едва не перевернул на себя бокал красного вина, но больше распереживался не из-за одежды, а из-за книги. Несколько секунд у него ушло на то, чтобы привести себя в порядок, за это время неизвестный успел позвонить еще дважды. Ксавье занервничал, решив, что что-то случилось с Рейвен, а потому понесся к входной двери, едва не врезавшись по пути в тумбочку.
За дверью стояли два констебля - молодой мужчина и женщина в годах. Сердце Чарльза упало куда-то в желудок, так как сначала он рассмотрел служителей закона, а потом уже того, кто стоял между ними. Брови его поползли вверх, а рот невольно приоткрылся. Такого варианта он предусмотреть никак не мог.
-Мистер Ксавье? - у женщины оказался приятный глубокий голос и едва различимый акцент, она подождала, пока Чарльз кивнет, подтверждая, что это действительно его фамилия, и продолжила: - этот человек уверяет, что вы его знаете. Это так?
- Ам-м-м-н-н... - выдавить из себя хоть слово казалось сейчас действительно непосильной задачей. Чарли старался, как мог, но факт, что перед ним стоит тот самый демон, которого он всего неделю назад отправил на свидание с какими-то темными страшными силами, напрочь отказывался укладываться в голове. - Нет. То есть, я знаком с ним, но... Господь Всемогущий, я его знаю, да.
Чарльз отчаянно потер виски и посторонился, позволяя констеблям сделать выбор - заходить в квартиру или оставаться на пороге. Все это напоминало какой-то дикий фарс, непосредственным участником которого стал сам Ксавье, и на который он снова никак не мог влиять. Еще одна шуточка демона? Только вот  Эрик не был похож сам на себя, от прежнего его имиджа не осталось и следа. Довольно жалкое зрелище.
- Вы уверены, мистер Ксавье? - констебль с сомнением покосилась на Леншерра, и Чарльз прекрасно понял, почему она колеблется. Женщина точно никак не могла связать опрятного студента в очках, светлых брюках и дорогущем свитере со странным недоразумением, которого держала под руку. По квартире начал медленно распространяться запах перегара.
- Да, конечно. Я просто... он просто в таком виде, что я сразу не узнал, - Чарли виновато улыбнулся, чувствуя себя последним дураком. - Его зовут Эрик Леншерр, мы... приятели.

+1

41

Его оставили в Ньюкасле, и Магнето не стал интересоваться, был ли в этом какой-то глубокий смысл - ну там, мрачный шахтёрский город на севере Англии, чем глубже шахты, тем ближе к преисподней, далеко ходить не надо, ха-ха. Пожалуй, он и сказал бы нечто подобное, если бы был в состоянии говорить.
Нет, внешне он тогда, две недели назад, выглядел так же, как раньше, но вот внутри...
Наказания за проступки могли быть разные, но, как сказала, усмехаясь, сучка-Руби, "для тебя, сладкий, приготовили нечто особенное".
Чем-то особенным оказалась его собственная душа.
"Уже страшно", покивал Магнето, разваливаясь в каменном кресле в Зале Исполнения Наказаний. Именно так, с трёх заглавных - почему-то демоны жуть как любили пафос.
Сучка-Руби продолжала довольно усмехаться - она давно метила на его, так сказать, должность (не меньше, чем пафос, демоны любили строить карьеру), поэтому и была назначена Исполнителем Наказания.
"Ещё нет, Эрик, но будет. Обязательно будет страшно. И больно. Ты хоть представляешь, что стало с твоей душой за все эти столетия?" - Руби разжала ладонь, держа на вытянутой руке что-то, напоминающее кусок пульсирующей плоти чёрного цвета, из которой пробивался тусклый свет, как будто у старого фонарика вот-вот сядет батарейка. "Ты хоть представляешь, как она истерзана, и как тебе будет больно жить с этим? Так больно, как будто тебе в один миг переломали все кости, сладкий, а когда они начали срастаться неправильно, переломали ещё раз".
Пожалуй, впервые в своей жизни и не-жизни стерва говорила правду, подумал Эрик, когда его оставили на вокзале Ньюкасла в вонючем туалете. Эта мысль была последней перед тем, как он потерял сознание от боли.

Если бы он по-прежнему был демоном, он бы вычеркнул из своей памяти последующие несколько дней, но теперь он снова был человеком, поэтому был лишен даже такой малости, обреченный на то, чтобы помнить и чувствовать всё - что хочешь, и что не хочешь.
Он и сам не помнил, как попал в Кембридж - единственным средством ненадолго забыться и заглушить боль, стала выпивка, поэтому Эрик напивался каждый вечер, как только ему удавалось или украсть кошелек у очередного придурка, уткнувшегося в свой айфон, или выменяв на бутылку самого дешевого джина свои часы, пиджак либо запонки стоимостью в несколько тысяч фунтов.
В этом чёртовом городишке, где жил чёртов Ксавье, один из придурков, уткнувшихся в айфон, оказался не робкого десятка и решил драться за свой гаджет, не щадя, так сказать, носа своего, который Эрик, кажется, сломал. Ну а потом приехали копы.
Он назвал фамилию Ксавье машинально, чтобы только не провести ночь в камере до выяснения личности - личности, которую полицейские могли выяснять до скончания веков, потому что Эрик Леншерр умер в Праге шестнадцатого века. Магнето захохотал бы в голос от такого поворота событий, но хохотать было больно - фанат гаджетов крепко заехал ему в челюсть.
Эрик не глядя подписал какое-то обязательство о явке в участок, блабла, после чего с наслаждением рухнул в кресло, закинув ноги на журнальный столик, положив их на какую-то толстенную книгу - стундентик оставался верным себе.
- Не переживай, Синеглазка, дай мне чего-нибудь выпить, я умоюсь и свалю из твоего гостеприимного дома, - Эрик откинулся на спинку кресла. - Только не гребаного апельсинового сока или диетической колы, а выпить, понимаешь? Ты, я погляжу, цветешь и пахнешь, небось и ночами спишь, аки младенец. Ну как живётся с душой, Чарли-бой? Уж точно лучше, чем мне, - Эрик хотел было засмеяться, но вышло что-то, большее походившее на хриплый собачий лай.

+1

42

Чарли пришлось три раза повторить женщине-полицейскому, что он действительно знает этого совсем нетрезвого джентльмена без документов и что это никакой не маньяк, который его примется расчленять сразу же, как только дверь закроется. Откровенно говоря, на счет последнего Ксавье не был так уж уверен, потому что расстались они с Эриком при не слишком приятных обстоятельствах. Кто знает, вдруг демон затаил на него обиду и теперь пришел, чтобы отомстить. Если месть заключалась в том, чтобы заблевать Чарльзу ковер в прихожей, то это было как-то мелковато.
Когда Ксавье вернулся в комнату, то обнаружил, что Эрик уже удобно устроился в его кресле, напрочь проигнорировав все другие поверхности, пригодные для его сиятельной персоны. А вот настроение у демона оставляло желать лучшего, как и его собственный вид, от которого едва не слезились глаза. Чарльзу очень хотелось услышать хоть какие-то объяснения, но он не решился спросить прямо, решив предоставить событиям возможность идти своим чередом. Хуже точно не будет.
- На этой фразе я должен заявить, что мне очень-очень стыдно и упасть тебе в ноги? - неожиданно жестко отозвался Чарли, сверкнув глазами, а потом тут же и устыдился, обругав сам себя за такое вот непостоянство, потому что ему действительно было стыдно. Он не знал, что именно произошло с демоном, но что-то в глубине души подсказывало, что лучше воздержаться от всяких вопросов, по крайней мере до тех пор пока Эрик достаточно не протрезвеет, чтобы адекватно воспринимать реальность. Если такое вообще когда-то случится. - Так вот ты угадал, я сплю спокойно.
По хорошему, нужно было вытолкать демона взашей, а потом забыть о его визите, как о страшном сне, но Чарли не смог. Виной была не зашевелившая совесть и даже не жалость, которой Эрик и достоин то не был, да и вряд ли в Ксавье говорила врожденная порядочность. Он просто не мог выгнать Леншерра прочь, даже если тот снова планировал вести себя по-свински. Что-то в Чарли отчаянно этому противилось, так что он решил наконец сдаться и не создавать себе еще больше проблем, чем может это сделать один отдельно взятый Эрик.
- Рядом с креслом вино, - сдался Ксавье, пытаясь высвободить из плена "Основы генетики" и при этом не касаться чужих ног, - отдай мне только книгу, она же из библиотеки.
Он не стал спрашивать, с какого такого перепугу Эрик просто не может щелчком пальцев вычистить и выгладить свою одежду, а потом организовать себе выпить что-нибудь из того, чего никогда не водилось в квартире у Чарли. А потом смысл последней фразы дошел до Ксавье и он буквально заставил себя прикусить язык, чтобы с губ не сорвался вопрос. Еще не хватало злить сейчас своего незваного уже второй раз гостя. Ладно, в первую их встречу получилось вроде как по приглашению.
Решив, что Леншерр уже достаточно взрослый, чтобы самостоятельно разобраться с бокалом вина и початой бутылкой, Ксавье отправился в ванную, где провел краткую инспекцию имеющихся средств и остался вполне доволен результатами. На кухне обнаружилась почти полная коробочка лапши с фрикадельками, которую он купил сегодня после учебы, но так и не съел. Чарльз выставил на микроволновке отстроченный запуск и вернулся в комнату.
- Можешь пойти вымыться, иначе запах не выветрится даже через столетие. Полотенца на крючках, как и халат, он у нас для гостей - Рейвен стащила пару лет назад из какой-то гостиницы, но он оказался велик ей на четыре размера, - Чарльз сам не понимал, зачем все это рассказывает. - На кухне в микроволновке через двадцать минут согреется еда. Спать можешь лечь в комнате Рейвен, она не вернется до завтрашнего утра, а то и вечера.

+1

43

- Вот только не надо патетики, - поморщился Эрик, устраиваясь поудобнее - кресло было просто спасением после ночёвок на жёстких скамейках парков, а то и вовсе залов ожидания на вокзалах и в аэропортах. - Ты мне ничего не должен, вот я тебе должен хорошего пинка под зад, но даже с этим я могу повременить ради более насущных вещей, - он повёл носом - из кухни уже доносились чрезвычайно вкусные запахи. - Да бери уж свою книгу, - Эрик вытащил здоровенный том из-под ног и швырнул на журнальный столик. - Можно подумать, она добавит тебе ума или совести, - он зевнул и снова принюхался. - Я уже и забыл, что людишки настолько слабы, что если их мучит голод или жажда, то они не могут думать ни о чём прочем. А эти ваши фастфуды! Зуб даю, их придумал кто-то из наших, снизу, никто прочий до такой мерзости и додуматься бы не смог!
Он прекрасно понимал, что такой человек, как Ксавье, не вытолкает его взашей, а сделает именно то, что сделал: предложит еды, ночлег и даже выпить. Именно это и раздражало Леншерра - как ни крути, ситуация не поменялась - он по-прежнему был мудаком, а студентик - по-прежнему в белом. Тогда, раньше, Эрику это нравилось - потому что в доброте Чарльза Ксавье не чувствовалось наигранности, и он действительно отличался от всех, кого Эрик встречал за несколько столетий. Тем паршивей было сейчас, особенно теперь, когда контролировать свои эмоции было практически невозможно. Эрик только привыкал жить со своей душой - точнее, с тем, что от неё осталось. Там, внизу, до него доходили слухи о тех, кто получал такое же наказание - большинство из демонов, вновь ставших людьми, заканчивали жизнь в наркопритонах или тюрьмах, но были и единицы, которые смогли приспособиться - правда, исключительно те, чьи родственники были ещё живы и готовы бороться вот за тот обрубок души, сохранившийся у дорогого им человека. Все демоны презирали этих "приспособившихся", хотя теперь Эрик думал, что они просто-напросто завидовали. Если бы он вернулся смертным, но в своё время, он согласился бы прожить хоть сколько-нибудь, хоть год, но рядом с матерью и отцом.
Вот только такой возможности у него не было. Ему оставалась только злость - его всегдашняя единственная поддержка.

- "Отлично" за гостеприимство, награду пришлю по почте!
- отсалютовал Эрик бутылкой вина и сделал глоток прямо из горлышка, напрочь проигнорировав бокал. - Ты только не беспокойся, я не буду вторгаться в твой идеальный хрустальный замок. Заманчиво. конечно, дождаться твою красотку-сестру, но, как видишь, я не в лучшей форме. Сейчас выпью, схожу в душ, поем и свалю отсюда подальше, а ты снова заживёшь своей размеренной жизнью - держу пари, такой же скучной, как вот эта книга, - он кивнул на учебник генетики.

+1

44

- Ох, ну прости, что я не побежал заказывать еду из дорогущего ресторана через три квартала. Я вообще-то не ждал гостей, которые обычно о своем визите предупреждают заранее, - Чарльз не понимал, почему он, собственно говоря, так злится. Хотя нет, понимал, конечно. Он злился, потому что Эрик, не смотря на то, что ввалился к нему в квартиру в сопровождении полиции и пребывал тут на птичьих правах, все равно умудрялся делать вид, что он хозяин положения. Это жутко, просто запредельно бесило, так что Чарли хотелось схватить генетику и лупить ею Леншерра по голове, пока у того мозги на место не встанут. Он не понимал, почему так открыто эту злость выражал, ведь обычно Ксавье обошелся бы ледяным молчанием и презрительным взглядом, но с Эриком ему хотелось вести себя подобным образом. Остаточное явление демонического влияния? Нет, скорей всего просто удивительная способности собеседника действовать на нервы. Тут бы и буддийский монах не выдержал.
Чарльз бросил угрюмый взгляд на Эрика и угнездился на кровати, подтянув к себе книгу так, чтобы она балансировала на самом краю столика. Он честно попытался вникнуть в смысл строчек, но разве возможно было это, когда пальцы у него подрагивали от раздражения, а глаз вот-вот голов был задергаться.
- Можешь прямо сейчас проваливать, потому что ты уже заставил меня пожалеть о том, что я вообще сказал, что знаю тебя, - буркнул Ксавье, хотя запоздало понял, что на самом деле так не считает. Он действительно готов был нанести Эрику физическое увечье, но, даже если знал бы (а на самом деле он знал!), что тот будет себя так отвратительно вести, то все равно впустил бы. - И куда ты пойдешь, позволь узнать? Уверен, конечно, что ты знаешь очень многое об этом мире, но сейчас, смею отметить, ты ничем не отличаешься от "слабых людишек", иначе не было бы всего этого.
Чарльз картинно развел руками, едва не уронив книгу. Жестоко? Возможно, но решительно необходимо, хотя он не понимал, почему вдруг решил вообще заговорить с Эриком, хотя мог вытерпеть полчаса, пока тот допьет, помоется, поест и уйдет, а потом наслаждаться долгожданной тишиной, но вместо этого он втягивал сам себя в спор, который обещал быть очень эмоциональным. Глупый Чарльз.
- У тебя есть тут друзья? У тебя они вообще хоть где-то есть? Кто-нибудь поможет тебе? - Ксавье прервался, чтобы протереть очки, а затем снова водрузить их себе на нос. Он смерил Эрика долгим взглядом внимательных синих глаз, будто искал в нем ту странную перемену, которая на первый взгляд совсем не видна, но постоянно о себе напоминает. - Разве что какая-нибудь стареющая мадам, который ты запудришь мозги, пустит пожить, взимая плату натурой. А я да, я останусь тут жить своей скучной жизнью, совершенно не терзаемый муками совести, потому что мою помощь ты отказался принять. А генетика, между прочим, совсем не скучная.
Последняя фраза звучала совсем по-детски, Чарльз разозлился сам на себя и уткнулся в свою "нескучную" книгу, сердито хмурясь и переворачивая страницу за страницей. Судьба уготовила ему действительно суровое испытание на терпение, и с первой его частью Чарльз уже благополучно не справился.

+1

45

Эрик уже и забыл, как смешно студент умеет злиться. Если бы этот студент не поломал ему всю его прекрасную не-жизнь, то Леншерр, пожалуй, признался бы, что он даже скучал по этому. Такой Чарльз Ксавье больше всего напоминал взъерошенного воробья, готового к драке, но в то же время отчаянно старающегося сохранить спокойствие и избежать её. Вот и сейчас - уселся со своей ненаглядной книжкой напротив и уткнулся в неё с таким интересом, как будто это не грёбаная генетика, а, по меньшей мере, "Плейбой" в 3D.
Вначале их пикировка была тоже ностальгично-предсказуема. Эрик разглагольствовал, Чарльз огрызался - всё как в старые-добрые времена, Эрик даже начал посмеиваться, прихлебывая вино - его настроение явно повысилось по сравнению с утренним. Но потом студент, осмелев, зашёл на запретную территорию.
- У тебя есть тут друзья? У тебя они вообще хоть где-то есть? Кто-нибудь поможет тебе?
Раньше он бы мог устроить тут, в этой небольшой квартире, локальный армагеддон - с громом, молниями, разбитыми стёклами и всем, чем только он пожелал бы - одним щелчком пальцем, как обычно. Теперь оставалось только вспомнить, как это - сдержаться, чтобы ударом кулака не расколотить хрупкий стеклянный столик или не швырнуть бутылку вина через всю комнату. Как эти чёртовы люди вообще сдерживают свой гнев, если не имеют возможности разрушить пару-тройку если не городов, то хотя бы кварталов?
Эрик в два шага оказался перед студентом и навис над ним, вырвав из рук Чарльза учебник.
- У меня были друзья, Чарльз Ксавье. И была семья. И они бы, несомненно, помогли мне, если бы не одно маленькое обстоятельство, - он сделал паузу, шумно выдыхая, чтобы не сорваться на крик. - Они давно мертвы. Точнее - убиты. Ты думаешь, что я продал свою душу ради дорогих костюмов и золотых запонок? Или ради сомнительного счастья издеваться над идиотами с их тремя желаниями? Я сделал это, чтобы отомстить. И ни разу не пожалел об этом.
Спорим, я могу помочь твоей беде, юный Леншерр?
Эрик качнул головой, прогоняя видение демона с красными глазами.
- Но ты, конечно, даже и подумать о таком не мог, да, Чарли? В твоём мире всё идеально, чинно, спокойно и благородно. Вот только этот мир нереальный, понимаешь? И если в него однажды ворвётся реальность, ты, мой дорогой студентик Кембриджа, не выживешь. Ну или сопьёшься, как вот я.
Эрик выпрямился, вернулся к своему креслу и, прихватив вино, направился к двери.
- Прощай, Синеглазка, - усмехнулся он. - Я уж как-нибудь обойдусь и без твоего гостеприимства. Но за полицию спасибо. Привет сестре!

+1

46

Чарльз совершенно не умел выбирать темы для разговоров, если они, конечно, не касались науки и всего, что можно было притянуть к ней за уши. Да и не говорить же с Эриком о науке, если уж на то пошло, они тут вроде бы ругаются, причем сам Ксавье как-то не понимает своих претензий к бывшему демону, раз уж все получилось так, как получилось. Он вроде бы даже остался в выигрыше. Только вот все равно не стоило тыкать пальцем в больные места, даже в пылу ссоры, потому что не все старые раны заживают, оставляя после себя безболезненные рубцы, некоторые только и ждут того часа, чтобы лопнуть и снова начать кровоточить. Именно в такой "ложный" рубец он сейчас и попал.
- Значит, ты доволен, да? Отомстил, сведя в могилу не только своих врагов, но и людей, которые не были ни в чем виноваты? - признаться, продолжать гнуть свою линию сейчас, когда Эрик нависал над ним, было довольно боязно. Даже без демонических сил разъяренный Леншерр производил впечатление, да еще и заставлял почувствовать себя ничтожно маленьким, стремящимся заползти под кресло существом. Впрочем, не исключался тот факт, что Чарльзу Ксавье чувство самосохранения отбило долгими годами эволюции, именно поэтому он не собирался складывать лапки и трагично вздыхать о чужой судьбе. Поздно уже как бы раскаиваться, когда не тебя орут. - Я не собираюсь тебя судить, но, извини конечно, совсем не верю в то, что ты ударил бы палец о палец, чтобы спасти хоть кого-то, угодившего в твои сети. Вряд ли они все были такими прогнившими, как ты хочешь представлять.
Чапльз вдохнул и прикрыл глаза, чувствуя себя совершеннейшим идиотом, просто венцом эволюции всех идиотов. Вот он сидит в своей квартире и ругается с человеком, который когда-то был демоном, который когда-то был человеком, и которому он чуть душу свою не продал, а потом и сам поспособствовал возвращению его собственной души. О, Рейвен бы это понравилось. Она любит такие шизофренические рассказы, сдобренные мистикой и тем, чего на свете вообще-то быть не может. И вот он Чарльз, с которым произошло все то, чего не бывает, сидит и злится на Эрика за то, что тот такой упрямый идиот. Да просто хоть завтра в печать - мировой бестселлер простаивает без дела, а ведь можно было бы прославиться. Или угодить в дурдом, что более вероятно.
- Можешь сколько угодно пытаться оправдать себя и грозить мне суровой реальностью, которая раздавит слабого, но ты сам прекрасно понимаешь, что совсем не контракт с демоническими силами делает тебя бездушным, - голос Чарльза предательски дрогнул, но он так и не повернулся к Эрику, переставляя книги на полке так, чтобы "Генетика" заняла достойное место в ряду остальных учебников. Наконец, ему удалось достичь идеального построения книг и только тогда Ксавье прошествовал мимо слишком уж нетвердо стоящего на ногах Леншерра в ванную, успев дать последние указания, прежде чем закрыть за собой дверь: - Запасной комплект ключей на тумбочке в прихожей.
И один демон знает, что именно заставило его это сказать. Наверное, все то же человеколюбие, которое его в конечном счете и погубит.

+1

47

Леншерр и не рассчитывал, что студент его остановит, даже несмотря на собственную совесть, которая, очевидно, руководила большинством поступков этого блаженного. Как ни крути, но он, Магнето, намеревался забрать в ад душу Чарльза, и после расторжения контракта и возвращения Эрику души никто из них ровным счётом ничего не должен был другому.
Но Чарльз ни с того ни с сего, после, конечно, очередной душеспасительной (ха-ха, очень подходящее слово!) тирады умчался в ванную, которую до того оккупировал Эрик, бросив как бы между прочим фразочку о ключах.
Чарльз Ксавье был очень странным человеком, считал демон Магнето. Чарльз Ксавье продолжал оставаться странным, считал Эрик Леншерр.
Странным и добрым, возникло у него в голове. Слово, которое он давно не употреблял, а если и делал это, то в привычном цинично-пренебрежительным тоне. Только спустя годы, да что там годы - столетия - оказалось, что всё пошло прахом - его практически всемогущие силы, старая боль и ненависть, загубленная юность, потерянная душа, - но каким-то образом (возможно, за все прегрешения, не иначе как) ему вдруг свалился на голову человек, для которого доброта была не пустым звуком. Вопиющий анахронизм в современном мире, но, кажется, ему придётся как-то существовать с этим анахронизмом, если, конечно, он намерен существовать, а не послать всё к чертям, поехать в Сан-Франциско, к примеру, и броситься с "Золотых ворот" вниз головой.
Эрик поморщился - нет, такое явно не для него, к тому же он никогда не доставит подобного удовольствия тем, бывшим своим, внизу, которые после самоубийства с готовностью вцепятся в то, что ещё осталось от его души.
А оно ведь осталось. И с этим тоже нужно было учиться жить.
Эрик вдруг подумал, что действительно хотел бы поехать в Сан-Франциско - как ни странно, он никогда там не был. А ещё - как-нибудь просто поговорить с Ксавье за стаканчиком виски - не о демонских делах, а о прошлом - если это ненормальное существо талмуд по генетике считает интересным, то что он скажет о тех людях, с которыми Магнето был лично знаком. К примеру, когда они со стариной Фрейдом однажды переоделись в женскую одежду и отправились в... Впрочем, возможно, эта история больше понравится Рейвен, по крайней мере, она уж точно не покраснеет от рассказа.
Эрик покачал головой, делая вид, что раздумывает.
- Так уж и быть, - протянул он. - Возьму твои хреновы ключи. Считай, что я тебя простил. Наполовину, конечно, - он сунул связку в карман и отвернулся от Чарльза, чтобы скрыть довольную улыбку.

Свернутый текст

Fin)

Отредактировано Erik Lensherr (2015-10-11 03:01:02)

+1


Вы здесь » CROSSGATE » - потаенные воспоминания » my own demon


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC