К ВАШИМ УСЛУГАМ:
МагОхотникКоммандерКопБандит
ВАЖНО:
• ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ! •
Рейтинг форумов Forum-top.ru

CROSSGATE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSGATE » - дверь в лето » ТДК: Перерыв на какаушко


ТДК: Перерыв на какаушко

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

ТДК: ПЕРЕРЫВ НА КАКАУШКО
http://se.uploads.ru/FGHy9.gifhttp://se.uploads.ru/LAHTe.gifhttp://se.uploads.ru/VHGuX.gifhttp://se.uploads.ru/4u9tA.gif

«А на нашей станции все по-прежнему – маки цветут буйным и высоким цветом, какаушко – спасибо, Элизабет, которая выращивает практически идентичные с земными какао-бобы – льется рекой, и я, ваш неизменный Сэсил Палмер, снова с вами в этот ночной эфир. Доброй ночи всем, кто не спит, и тем, кто в этот час трудится на благо нашей любимой U-R-707».

участники: Brad Colbert, Cecil Palmer, Wanda Maximoff
время: первый месяц полного функционирования обитаемой колонии
место действия: колония U-R-707
предупреждения: какаушко.


Отредактировано Cecil Palmer (2014-09-08 21:47:55)

+4

2

U-R-707. Кусок камня в беззвучной пустоте. Бездна звезд над головой и пустые горизонты - метафорически и буквально.
Маленький человеческий муравейник на боку планетки никогда не засыпает целиком: круглые сутки изо дня в день здесь работают системы очищения воздуха и воды, производство целлюлозы, автоматический полив растений, в оранжерее всегда дежурит лаборант, возле генераторов - энергетики и техники, и даже в середине ночи, когда на небе видны все маленькие три луны, кто-нибудь сидит в рекреационном узле под стеклянным куполом, смотрит вверх и неспешно курит. В тишине и одинокости U-R-707 тоже есть уют, ведь ты знаешь, что наутро возобновится активность, кто-то уйдет спать, кто-то выйдет на пост, и жизнь идет своим чередом - здесь и за много, много, много орбит отсюда.
Ванда полулежала в кресле, в пальцах ее была сигарета (последние полпачки, увезенные со станции, дальше придется привыкать к папиросам местного производства), ноги свободно вытянуты на полу. Никаких отличительных признаков принадлежности к сектору энергетики или даже к ученой братии она не носила в нерабочее время - не хотела о себе заявлять. Никак. Да она и днем и на дежурствах почти не выходила из лаборатории. У нее была легкая хандра после отъезда со станции и разрыва с любимой девушкой, кризис самоидентификации и - да, совершенно искренний интерес к работе. Вполне возможно, ее ждут годы работы с этими же людьми, так к чему торопиться лопнуть оболочку мыльного пузыря уединения, которую ей обеспечивает безвестность? Узкий круг энергетиков, кое-кто из вышестоящего начальства - и хватит пока. Больше уединения. Больше возможности расслабиться и отдохнуть.
В мягкой тишине коридоров раздавались четкие уверенные шаги. Ванда неторопливо затянулась, прикрывая глаза. Это позволит ей игнорировать его существование, кто бы то ни был, пока он будет проходить мимо. Рука с сигаретой опустилась на подлокотник, Максимофф сделала долгий выдох. Шаги были совсем близко. Человек вошел под купол проходной комнаты со стеклянным потолком... и остановился.
Он сделал это так четко, что Ванда вопреки собственному намерению открыла глаза.
- О. Мистер Колберт, - не шелохнувшись, поприветствовала высокое начальство полуночница. Пришлось - его прямой взгляд инициировал невербальный диалог, но чем скорее Ванда переведет его в словесную плоскость, тем проще будет им обоим. - У вас ночное дежурство? - немного прищурилась. В свете трех лун, одна из которых была красноватой, а другая - белесо-желтой, маковые пустоши выглядели бледно-розовой пылью, и человеческое лицо приобретало любопытные оттенки. Спасибо хоть, не зеленые.

Отредактировано Wanda Maximoff (2014-09-08 22:23:14)

+4

3

Всего месяц Брэд Колберт руководил некоторым количеством учёных на богом забытой планете — и пока что то, как обстояли дела, его вполне устраивало. Команда подобралась вполне неплохая, из людей, откровенно увлечённых своим делом, работа в лабораториях уже кипела, планов у всех вместе и каждого по отдельности было столько, что хватило бы ещё на несколько таких планет. В общем, всё складывалось как нельзя лучше.
Брэду это нравилось, он любил, когда коллектив, пройдя первые моменты притирки, начинал работать как хорошо отлаженный механизм — только в этом случае, по мнению, Брэда, можно было достичь нужных результатов. В сущности, с людьми ему повезло: практически каждый из них сразу же занял положенное ему место, так что Брэду оставалось только подтолкнуть там и тут, чтобы колония заработала с действительно полной отдачей.
Практически, но всё ж таки не каждый.
О. Мистер Колберт, — поприветствовал его один из таких «не».
То есть одна. Ванда Максимофф, подающий большие надежды учёный-энергетик. С первого дня в колонии она работала как проклятая — и у Брэда сложилось вполне отчётливое впечатление, что практически больше ничем она и не занималась.
Скорее, ночной обход, — серьёзно сказал он. — Обхожу, вылавливаю неспящих, отправляю по кроваткам. Завтра запускаем дополнительные генераторы, будет трудный день. Вам надо бы поспать.
Дураку было ясно, что спать Ванда сейчас не пойдёт ни за какие коврижки. Покивает, послушно скажет что-нибудь вроде «Да, мистер Колберт, слушаюсь, мистер Колберт, до завтра, мистер Колберт» — и либо останется тут же в кресле, задымляя уголок так, что ни одна система вентиляции не справлялась, либо всё-таки уйдёт к себе, но и там будет бодрствовать до упора.
Брэд потёр подбородок, задумчиво глядя на неё сверху вниз.
А знаете, у меня к вам предложение, — сказал он и с удовлетворением отметил, что глаза Ванды слегка расширились от удивления. — Как вы относитесь к какао?
В это время суток — как, собственно, и в любое другое — какао в колонии можно было получить только в одном месте: в небольшой каморке, где нашла себе приют колониальная радиостанция. Сэсил Палмер, решительно занявший место практически бессменного диджея, облюбовал себе место рядом со столовой, даже уговорил — что, вообще-то, было практически невозможно — Брэда перенести оборудование туда из кабинета, изначально предназначенного для радиопункта. Собственно, и сам радиопункт задумывался как средство громкой связи, объявлений и прочих рабочих моментов.
Однако Сэсил взял дело в свои руки, и как раз сейчас из динамика над головой Ванды доносилась тихая музыка, после которой должен был начаться один из уже получивших известность ночных эфиров.
И, кажется, Брэд знал, какого гостя можно было на этот эфир привести.

+3

4

– А еще сегодня я поспорил со Стивом – он категорически не желает верить, что мне, в конце концов, удастся отрастить себе третий глаз. Знаешь что, дорогуша, с таким скептицизмом далеко не уедешь, так и знай. Я еще посмотрю на тебя, когда я буду счастливым обладателем твоих денег. И глаза – аккурат на лбу. А вообще, сегодня ночь какая-то уж особенно безмятежная – в этот час через маленькое окошко на моей импровизированной радиостанции можно разглядеть все три луны. Как бы я ни скучал по нашей любимой Земле, но каждый раз, глядя на подобную красоту, я не перестаю удивляться, какая же очаровательная эта планета. С этими огромными маками, с небом невообразимого цвета – согласен, иногда это однообразие угнетает. Но в такие моменты, дорогие слушатели, вспоминайте о том, ради какой цели мы здесь все собрались – не правда ли, воодушевляет? Хотя бы чуточку?

***
– Меня часто спрашивают: «Сэсил, тебе что-нибудь доплачивают за то, что ты ведешь такие ослепительные ночные эфиры? Мы не можем уснуть, пока не услышим твой незабываемый голос – только за него тебе можно выплачивать еженочно по сотне!» Я передаю слова, конечно же, не дословно, но смысл примерно такой же. И сейчас, дабы раз и навсегда ответить на вопросы доброй половины нашей замечательной колонии, скажу – нет, нет и нет. Работаю я тут исключительно на добровольных началах и за кружку отменного какао. Многие, наверняка, могут осудить меня за такой безрассудный альтруизм, но, тем не менее. Я просто подумал, что уж лучше бы приспособить радиопункт для куда более приятных целей. Ведь, признайте, намного лучше слушать из динамиков обворожительный и приятный голос, вещающий о всякой милой ерунде, чем регулярные скучные сообщения суховатым тоном? То-то и оно, дорогие слушатели.

***
– А на часах, тем временем, уже полпервого – но на нашей любимой U-R-707 работа идет полным ходом и, кажется, не замирает ни на секунду. Но, мои дорогие слушатели, надеюсь, вы все-таки сможете выделить в своем плотном графике лишнюю минутку и навестить старину Сэсила – грядет наша, ставшей уже доброй традицией, рубрика, в которой я беседую в прямом эфире с коллегами-учеными о работе, жизни и просто о всяких ерундовых мелочах – планета, в конце концов, должна знать своих героев! Ну же, не будьте такими скромниками и разделите со мной кружечку прекрасного какао в этот поздний час. А пока – послушайте песню, которую мне недавно скинул на айпод Уилл – все мы знаем Уилла и его замечательный музыкальный вкус. Передаю ему пламенный привет и иду за очередной порцией какао – для себя и для того, кто решится присоединиться ко мне в прямом эфире. Услышимся через несколько минут, не скучайте, дорогие неспящие слушатели.

Сэсил потянулся в кресле, разминая шею, и направился с кружкой к небольшой импровизированной кухне в углу каморки, выстукивая пальцем в такт песне. Он знал абсолютно точно, что кто-нибудь обязательно постучится в дверь его небольшой радиостанции – еще не было случая, чтобы кто-нибудь не соблазнился и не решил присоединиться к ночному эфиру. И Палмер, как всегда, не прогадал – он обернулся, услышав тихий стук в дверь, и увидел на пороге Брэда Колберта собственной персоной, а рядом с ним одного из ученых-энергетиков – Ванду Максимофф, с которой ему пока что не приходилось познакомиться с ней, как следует. Но момент для более близкого общения был самый, что ни на есть, подходящий.

– Доброй ночи, – улыбнулся Сэсил, отсалютовав гостям кружкой с какао. – А я-то уж думал, куковать мне тут одному все ночь напролет, – притворно-страдальчески вздохнул он, доставая еще одну кружку.

Отредактировано Cecil Palmer (2014-09-10 21:32:29)

+2

5

Совет начальника Ванда выслушала с вежливым выражением на лице.
- Спасибо, я в общем и целом в курсе планов энергетического сектора, - даже без дерзости отозвалась она. Пинки и тычки ее не вдохновляли, как-никак, работает она отлично, так что в колыбельной про котенка, которому завтра рано вставать, не нуждается. Однако фразой про предложение Колберт ее заинтриговал, а упоминанием какао прямо-таки удивил. Жаль, она поздно вспомнила, чем чревато ее честное "нейтрально-положительно". В радиостанции Максимофф видела просто фон, скрашивающий их будни - милая затея, за которой она без особого участия наблюдала со стороны. Спорить с Брэдом было себе дороже, хотя она испытывала сильную неловкость оттого, что он вел ее к незнакомому человеку. Конечно, ди-джею положено быть и общительным, и находчивым, и дружелюбным, но... но... ради всего святого, Ванда до сих пор не проявляла ни говорливости, ни харизмы. Скорее всего, в рубке она будет молчаливым пугалом. Впрочем, это отобьет у Колберта желание тащить ее куда-либо еще, и можно будет дальше избегать социализации в своих любимых углах.
С этой надеждой она вместе с начальником шагнула в крошечное помещение, где окопался тот самый Сэсил Палмер. Да, Ванда видела его в коридорах и мельком в столовой, сложно его не узнать, улыбка очень теплая, мимика живая, и, хотя Максимофф обычно не слушала, о чем он говорит, голос был приятный.
- И вам доброй, - ну, все-таки скованность не повод быть грубой с малознакомым человеком, даже если тебя завели к нему вопреки твоим планам, верно? И мистер Колберт не позволил бы ей улизнуть, даже если бы она нашла благовидный предлог.
Ванда покосилась на начальника: может, ему вообще было просто неловко идти в радиорубку одному? И он хотел использовать ее как повод засветиться за компанию или вроде того? Энергетик, пропахшая табачным дымом, с напряженными плечами и скрещенными на груди руками, слегка лохматая и одетая не по форме, и... ну, мистер Колберт, "отлавливающий неспящих". Интересно, что с такими гостями можно сделать?

+2

6

Уже по улыбке, которой их встретил Сэсил, Брэд понял, что не ошибся. Лучшего места для того, чтобы привести погружённую в свои проблемы Ванду, нельзя было и придумать. Брэд вряд ли признался в этом даже самому себе, но Сэсил Палмер ему нравился. Нравилась его увлечённость делом, нравился лёгкий нрав, нравилось умение разруливать конфликты ещё на стадии зарождения. Брэд ценил таких сотрудников.
Доброй ночи, Палмер, — почти одновременно с Вандой ответил он хозяину радиопункта, явно обрадовавшемуся их визиту. — Привёл вам очередного кролика на потрошение. То есть не кролика, а учёного, и не на потрошение, а на интервью, конечно же.
Устроившись в одном из кресел и благодарно кивнув в ответ на предложенную кружку с какао, Брэд легко, практически одними уголками губ улыбнулся Ванде и продолжил, обращаясь к Сэсилу:
Можете задавать любые вопросы, я разрешаю.
Какао был, как всегда, превосходен. Было в его вкусе что-то такое… домашнее. Такой вкус бывает только у первого глотка бодрящего напитка прохладным утром, когда совершенно не хочется выходить из дома, а хочется забрать кружку в свою комнату, залезть обратно под одеяло и просто наслаждаться теплом. Как Сэсил умудрялся готовить такое какао, Брэд не знал — да это его, в общем-то, и не интересовало. Главным был результат. И то, что Брэд иногда с удовольствием приходит в радиопункт не по долгу службы, не в качестве начальника, а просто выпить какао и помолчать, пока Сэсил ведёт эфир, — было ещё одной вещью, в которой Брэд вряд ли признался кому-нибудь.
Не пугайтесь, Ванда, — имя слетело с его губ легко и естественно, как будто так и должно было быть, что начальник обращается к своей подчинённой, с которой до того практически не общался, запросто по имени, как к давней знакомой, — Сэсил добрый.
Брэд отхлебнул какао и закончил, пряча за кружкой улыбку:
Он вас не больно расчленит.
Ему вдруг отчаянно захотелось, чтобы Ванда перестала быть букой и ответила на доброжелательную улыбку Сэсила не из вежливости, а искренне, чтобы она почувствовала эту атмосферу уюта так же, как ощущал её он сам. Глупые и нелепые мысли для руководителя такого масштабного проекта, что и говорить. Наверное, Сэсил просто подмешивал что-то в какао, что так действовало на Брэда, размягчая его до состояния обычного человека. Маковую настойку.
Брэд усмехнулся своим мыслям и опустил кружку на колени, грея об неё руки и с интересом наблюдая за Сэсилом и Вандой.

+2

7

Сэсил был рад такой нежданно подвернувшейся компании – с Колбертом по долгу службы они были знакомы уже давно и часто пересекались, не только по работе. Тот был частым гостем в его маленькой студии, но по большей части молчал и в эфире не участвовал – попивал свой законный какао в сторонке в перерыва между работой. Против его какао никто не мог устоять – и даже с виду холодный и непрошибаемый Брэд Колберт, при виде которого многие сотрудники замолкали или же переходили на сдержанный тихий тон. Сэсил понимал, тем не менее, что подобную суровую мину начальник напяливает только на время службы – то ли какао было виной, то ли уютная и непринужденная атмосфера была виной тому, что морщины на лбу у Колберта разглаживались сами по себе, а взгляд если и не становился мягче, то хотя бы не был таким ледяным, как это бывало все время.

Палмер еще раз взглянул на Ванду Максимофф – та все как-то неловко переминалась с ноги на ногу у порога, явно слегка сконфуженная. Сэсил улыбнулся ей еще раз, подошел и мягко взял за плечи, усаживая ее в одно из кресел возле стола:

– Не стоит так стесняться, дорогая Ванда, я всего лишь немного поболтаю с вами за кружечкой-другой горячего какао – это совсем не больно, а очень даже приятно, честное слово, – уверил он девушку. – Если честно, даже мне иногда бывает здесь тоскливо и скучно – конечно, я и сам по себе отличная компания, но порой хочется просто потрещать с кем-нибудь. Говорить с самим собой временами очень утомительное занятие – я начинаю раздражать сам себя, – продолжал он, разливая по кружкам какао.

По радиорубке витал теплый и уютный запах свежесваренного какао. По мнению Сэсила, этот напиток был идеальным для подобных ночных посиделок, в отличие от чая, который был слишком несерьезным для таких случаев, и кофе, который, наоборот, был слишком грубым и резким, пусть даже и со сливками. Какао эе подходило по всем параметрам – в меру сладкое, в меру сдобренное молоком, оно как нельзя лучше располагало к приятной беседе.

– Да о чем вы говорите, какое потрошение? Не пугайте даму, – рассмеялся Сэсил, помешивая какао ложкой и протягивая его девушке. – Максимум, что я могу – это предложить зефирок к напитку, не хотите, кстати? – он подмигнул девушке, поставил на стол кружку и уселся за стол и напялил наушники. – Простите за небольшую задержку, дорогие слушатели, мне пришлось заваривать еще две дополнительные кружки какао, ибо ко мне на огонек заглянули сразу два гостя. Конечно же, все мы уже знакомы с нашим непосредственным начальством мистером Колбертом, а вот второй наш гость – гостья – Ванда Максимофф, насколько я слышал, один из выдающихся энергетиков, благодаря которым я сейчас вообще могу говорить с вами. Ну да ладно, вам, наверняка, порядком осточертела моя непрекращающаяся болтовня, поэтому, – Сэсил развернулся к Максимофф, – Ванда, расскажите нам, пожалуйста, о том, каких высот вы уже достигли в вашем нелегком деле – совсем немного. Хотя, не думаю, что какао настолько развяжет вам язык, чтобы вы начали выдавать в прямом эфире секретные наработки, – со смешком добавил Палмер, делая глоток из своей кружки.

+2

8

"Кролика на потрошение"? Ванда улыбалась, не без скованности, но это ее веселило. Не то чтобы Колберт прятал способность шутить, временами что-то проскакивало в его речи, но такое обилие подколов про словесную расчлененку девушку радовало. Она одобряла здоровый черный юмор. Юмор вообще.
До сих пор Ванда, кстати, не пробовала здешний какао, налегая на кофе и травяные чаи. Кружка, принятая из рук Палмера, приятно согревала ладони, аромат шоколада был естественным, без примесей, а вкус - не водянистый, мягкий, насыщенный, заставил девушку улыбнуться чуть ярче. На станции Академии такого не было. Вот что значит - когда люди сами занимаются обеспечением своего комфорта и уюта. Результат неизменно хорош.
- Спасибо, мистер Палмер, - мягко ответила она и обнаглела настолько, что согласилась: - Зефирки были бы очень кстати.
Кресло оказалось на редкость удобным, поток слов Палмера - умиротворяюще теплым. Ванда немного размяла шею, бросила взгляд на Колберта и отметила про себя, что он здесь явно как дома. Или почти как дома. Были ли они с Палмером приятелями? Может быть. Генетик производил впечатление человека, который с кем угодно найдет общий язык, и охотно верилось, что он растопил непоколебимое сердце начальника - какао ли, разговорами ли или теплым ночным эфиром, не так важно. Ванда поймала себя на мысли, что и она нервничает уже куда меньше, не чувствует себя лишней или что-то такое. Здесь никто не почувствовал бы себя лишним. Этот закуток был пристанью, где мог остановиться каждый, и каждого бы приютили.
Странная мысль.
Вопрос Сэсила застал Ванду на середине глотка, и она приподняла брови, не сразу оторвавшись от кружки.
- Спасибо, Сэсил, - это ведь бы формат общения с ним, так? Насколько она помнила, никто из гостей не обращался к диджею по фамилии. - Только, боюсь, вы преувеличиваете мои заслуги. То есть, у такой репутации есть своя история, но она довольно прозаична, - Ванда потерла висок. - Дело в том, что я довольно рано определилась с тем, чем хочу заниматься, и, ну, еще в старшей школе подбор предметов у меня был узок. А в Академии я с первого же курса нашла себе место в лаборатории... Сначала буквально была девочкой на побегушках и выполняла мелкую работу. Старалась по возможности вникать в исследования, которые проводились, задавала вопросы - не слишком много, конечно, - она выпрямилась, - упаси небо, иначе они бы вышвырнули меня оттуда в первую неделю, чтобы под ногами не путалась, и не взяли курса до третьего. Но мне удалось задержаться у них. Плюс к тому, благодаря этим знакомствам я довольно рано начала участвовать во всяких студенческих научных проектах. Опять-таки, моя роль в них года до третьего была очень... второстепенной. Но на четвертом курсе на одной из конференций я познакомилась с профессором Фергюссоном, который, как вы знаете, возглавляет энергетический корпус в нашей экспедиции. Он обратил внимание на мой доклад, предложил поставить серию экспериментов, ему нужно было больше данных, больше, как он выразился, молодых умов в его деле, - Ванда усмехнулась. - Потому что процентов семьдесят энергетиков сейчас отправляются в благополучные колонии расширять энергетическую подпитку там, это логично, удобно, не в последнюю очередь выгодно, поскольку в эту область сейчас много инвестируется... - она постучала ноготком по кружке. - Поскольку я попала в список лучших выпускников своего года, мне тоже предлагали эту работу, но профессор Фергюссон уже успел меня завербовать, - девушка расплылась в улыбке. - Он очень харизматичен, знаете ли, не говоря уж о его идеях. Модель генераторов, которой мы пользуемся здесь - его изобретение. Прототип, который используется в жилых колониях, вообще рядом не лежал, его просто каждый год немного улучшают и... всё. Ничего принципиально нового с ним не происходило уже лет пять. Но рынок стабильных колоний, как вы понимаете, довольно жесткий, контракты там заключены на несколько лет вперед, - это не было секретной информацией, да и не скрывалось вовсе. - Поэтому Фергюссон нашел спонсоров для этой экспедиции, и они получат наши генераторы первыми, когда будет доказана их эффективность и будет запущено производство. Успех на такой точке, как U-R-707 - это просто гениальная реклама. Ни для кого ведь не секрет, что планета голая, как коленка, верно? Ну, не считая маков, - Ванда со смешком махнула рукой, - которым мы, безусловно, найдем эти самые восемьдесят применений, обещанные нам Хадсоном из ботанического сектора - в общем, помимо них тут почти ничего нет. И все знают, что это не кладезь энергетического ресурса - здесь просто среднестатистические внутренние источники. Плюс световая энергия, плюс потоки воздуха, слабые, но постоянные - это одна из причин, по которым для колонии был выбран именно этот регион, ближе к побережью ветры сильнее, но есть риск штормов, и кроме того, соль на планете довольно едкая и ускорит коррозию... Так, я отвлеклась. Смысл в том, что генераторы Фергюссона используют сразу несколько источников энергии и... ладно, это прозвучит как магия, но поверьте мне на слово, ушла бездна человекочасов, чтобы разработать этот способ. Если совсем кратко и без деталей, она... максимизируется. Это очень сложный процесс, генераторы действительно уникальны, достаточно хрупки... пока еще, - подчеркнула Ванда, - в данный момент часть нашей команды работает именно над защитными оболочками и запасными деталями и всем остальным техническим оснащением. Других таких генераторов нет нигде. Всю свою команду Фергюссон забрал сюда. На самом деле он позвал меня еще за год до того, как я окончила учебу. Он сам выбрал эту планету из нескольких наиболее подходящих. Так что мы все здесь благодаря ему.
Ванда вдохнула, осознав, что увлеклась монологом сверх всякого приличия, и озадаченно посмотрела на Сэсила.
- ...да. Как-то так, - уже совсем сдавленно заключила она и спряталась в кружку с какао.

Отредактировано Wanda Maximoff (2014-09-20 15:41:09)

+2

9

С порога отойдя в сторону, Брэд сразу же — как оно обычно и происходило — отдал Сэсилу бразды правления. Радиорубка была вотчиной Палмера, Брэд здесь уже не был начальником, скорее, всего лишь одним из гостей, может быть, только самую чуточку более радушно привечаемым. И это Брэду тоже нравилось, как и сам учёный-диджей: нравилась возможность в кои-то веки позволить себе расслабиться и пару часов ни о чём не думать.
Доставляло ему удовольствие и наблюдение за тем, как Сэсил в буквальном смысле слова препарирует приведённых — или заглянувших самостоятельно — коллег, побуждая их раскрываться и становиться гораздо более раскованными, чем обычно. Это походило на многосерийный фильм, где в каждом эпизоде повторяется один и тот же сюжет, но с разными персонажами и разной канвой, отчего смотреть этот фильм не надоедало никогда.
Зефирки и какао — что может быть лучше, — пробормотал он себе под нос, стараясь не мешать уже завязавшемуся разговору между Сэсилом и Вандой.
Ванда смягчалась прямо на глазах, у неё, кажется, даже волосы улеглись более плавными волнами, не напоминая больше жёсткую перекрученную проволоку. Сколько Брэд ни наблюдал, как у гостей Сэсила развязывается язык, наверное, ни разу ещё перемена не была настолько быстрой и разительной.
Особенно чудесно было наблюдать, как Сэсил пытается вставить хоть слово в рассуждения Ванды. Брэд от души залюбовался и её разрумянившимся лицом, и немного растерянным Сэсилом, всё время порывавшимся что-то сказать, но никак не способным прервать этот поток. Довольно-таки интересный поток, не мог не признать Брэд. Ванда знала своё дело и любила его — теперь это можно было утверждать с полной уверенностью. А с учётом того, что Сэсилу его работа, как и его хобби, тоже были весьма и весьма по душе, получался очень даже симпатичный дуэт. Брэду нравились увлечённые люди.
Воспользовавшись паузой во вдохновенном монологе «кролика», Брэд привстал с кресла, дотягиваясь до до пульта, перед которым сидели Сэсил и Ванда. Благо, его рост позволял не прилагать для этого особых усилий, так что Брэду удалось утащить зефирку прямо из-под носа Сэсила.
Смотрите-ка, Палмер, — с удовольствием сказал он, глядя, как Сэсил шарит рукой по тарелке в поисках только что лежавшей там сладости, — а кролик-то вам попался разговорчивый. Давайте воспользуемся моментом и разузнаем все подробности энергетического обеспечения нашей колонии.
Брэд запустил зубы в зефирку, оказавшуюся на удивление вязкой, и немного невнятно промычал, пытаясь разлепить челюсти:
Или ещё про что-нибудь.

+2

10

Палмер сразу понял, что задал тон беседы в нужном направлении, начав сразу с рабочих моментов. Было видно, что Ванда более, чем увлечена своей службой – то, как она рассказывала о себе и о своей работе заряжало воодушевлением даже самого Сэсила и преображало девушку. Глаза засветились шальным блеском, голос стал уверенным и более громким и звучным – и вот уже девушка расправила плечи и больше не выглядела поникшей. Может, Сэсилу и правда удалось разговорить Максимофф, а, может, это была неизведанная и таинственная магия какао – но результат был, как говорится, налицо. Гости, то и дело посещавшие его радиорубку, бывали совершенно разными – кого-то приходилось подталкивать к разговору и всячески обхаживать, убеждая отбросить ненужное смущение и просто поболтать с ним, не обращая внимания на микрофоны, а кто-то сразу подхватывал тон разговора, и все шло как-то само по себе – непринужденно и легко. Поначалу Сэсил думал, что с Вандой будет немного проблематично завязать разговор. Но, к счастью, он ошибался – первое впечатление было обманчиво.

Тщетно Палмер пытался вставить хоть слово в увлекательный монолог Ванды – как только он порывался открыть рот и что-нибудь добавить, все его попытки разбивались вдребезги. В конце концов, он посчитал грешным делом обрывать девушку и просто превратился в слух. Палмер хоть и разбирался в энергетике довольно поверхностно, но объяснения Ванды были на редкость понятными и довольно интересными, и Сэсилу лишь только и оставалось, что кивать в такт ее словам и время от времени отпивать какао из кружки.

– Ванда, это потрясающе, серьезно, – произнес Палмер, когда Ванда завершила свой монолог, и рассеянно пошарил в тарелке, пытаясь выудить последнюю зефирку, которая там была. Но пальцы зацепились за пустоту, и Сэсил бросил короткий взгляд в тарелку и на секунду удивленно вздернул бровь, возвращаясь к разговору: – Зато теперь, дорогие слушатели, мы можем отбросить все свои страхи и не опасаться того, что в один прекрасный день все генераторы взлетят на воздух – наши энергетики самые лучшие и не позволят этому случиться, – выдал Сэсил с негромким смешком. – Ну а что, черный юмор – тоже юмор, не правда ли? Вы же не зашоренные расисты, в самом-то деле, дорогие слушатели? И да, присоединяюсь к предложению нашего с вами непосредственного начальства, Ванда. Ведь, наверняка, многие из тех, кто сейчас нас слушают – не берем в расчет ваших коллег-энергетиков – имеют лишь смутное представление о том, благодаря чему они каждое утро включают кофеварку. И, сразу же, еще один вопрос, может быть, немного личный, но такая обстановка сама по себе вызывает на откровенность, разве не так? – понизив голос, с улыбкой добавил Палмер, отпивая какао. – Ванда, как отнеслись ваши родные и близкие к тому, что вам пришлось покинуть уютную и привычную планету Земля и обосноваться здесь, на так и неизведанном до конца небесном теле, которое даже названия не имеет, кроме как набора цифр и букв? Вот моя маман, к примеру, была в полнейшем шоке – но, наверное, отчасти потому, что я оповестил ее о своей командировке за день до отъезда, но это лишь частности. Ваш покорный слуга тоже бывает иногда катастрофически рассеянным, – кашлянув, с тихим смехом произнес Сэсил, почесав кончик носа и поправляя очки.

+2

11

Ванда мельком взглянула на Колберта, рассеянно улыбнувшись - кажется, впервые она
посмотрела на начальника с таким непринужденным видом. Хотя они впервые общались в настолько неформальной обстановке, ведь обычно, если Брэд где-то ее вылавливал, как этим вечером в рекреации, он выполнял свой долг Человека, Который Пинает. А сейчас он пил какао, ел зефир и комментировал ее интервью. Оттого и улыбка получилась искренней. Его вопрос, впрочем, заставил ее слегка призадуматься.
- Вот распределение энергии уже не моя область, увы. В принципе каналы передачи стандартные, импульсы идут микропорциями с микроинтервалами, бытовые нужды обслуживает генератор бета, за экспериментальное оборудование и прочие энергозатратные проекты отвечает альфа как самый крупный, а система аварийного энергоснабжения настроена на подключение ко всем уцелевшим генераторам с последующим распределением подкачки в зависимости от количества свободной энергии в каждом. Чтобы не перегружать их. Это в общих чертах и тайной не является, но мало кто задает эти вопросы, поэтому... - она развела руками, по прежнему улыбаясь, и сделала еще пару глотков.
Признание Палмера в его рассеянности вызвало у нее тихий смех:
- Да уж, Сэсил, будь я вашей матушкой - точно огрела бы вас чем-нибудь тяжелым... - ее улыбка подувяла, на лице стала заметна некоторая задумчивость. Вопрос и правда был личный - куда больше, чем Палмер предполагал.
- Моя история немного другая. Я родилась и выросла не на Земле, - она бросила мельком взгляд на Колберта - не удержала любопытство: знает ли он? Так ли изучал все их профайлы? - Моим домом была Альтамира, третья по старшинству и вторая по размерам терранская жилая колония. На ней были все условия для безопасного взросления до поступления в высшее образовательное учреждение, в принципе это то, зачем Альтамиру и заселили - фактически это гигантский семейный курорт. Вполне ожидаемо, что там довольно рано помогают детям определиться, чем они станут заниматься в жизни, как я уже упоминала, со мной все было ясно уже в старшей школе. Мои родители были к этому готовы, но это вообще альтамирская фишка - никто не ждет, что увидит своих детей вживую после школы еще много лет. В моем классе не было ни одного человека, который хотел бы вернуться назад и просто вести тихую жизнь на родной колонии ближайшие лет десять. Нам повезло родиться там и нам повезло, что нам дали такие возможности. Глупо было бы пустить их на бытовуху и простое обеспечение жизни там же, правильно? Этим можно будет заняться позже. Так что, когда я сообщила им о своем решении, она немного удивились, но в целом... - Ванда пожала плечами. - Не то чтобы они не верили в меня. Просто ни один из них не в курсе событий в мире энергетики, так что они не могли бы составить мнение о моих шансах на успех. Они просто пожелали мне удачи.
Тут Ванда сделала паузу, чтобы отпить еще какао и... да, подумать, как бы поделикатнее обозначить тему с маленькой золотой принцессой. Вот уж где была настоящая драма с расставанием и хлопанием дверьми... с обеих, впрочем, сторон. Да и на самом деле Палмер спросил ее именно об этом. Просто она выиграла время, поболтав о родителях - ожидаемый ответ, но далеко не самое острое разногласие в ее биографии.

+2

12

Брэд с удовольствием хмыкнул, когда Сэсил признался в своей рассеянности, и запил какао последний кусочек зефирки.
Никогда бы не подумал, что некоторым юным леди вообще приходят в голову мысли о рукоприкладстве, — сообщил он в пространство, ни к кому особо не обращаясь. — Хотя не могу не признать, иногда на это есть веские причины, да, Палмер?
Брэд подмигнул Сэсилу и откинулся на спинку кресла. Какао в кружке оставалось ещё больше половины, правда, Брэд знал, что это была только первая кружка. Как правило, меньше трёх за время интервью не выпивалось. Каждым из участников. Очень уж оно было вкусным — это во-первых, а во-вторых, Сэсил мог увлечь разговором кого угодно на какое угодно время, так что люди, сами того не замечая, задерживались в радиопункте гораздо дольше, чем изначально собирались.
Палмер знает, что на самом деле интересно нашим слушателям, — пряча еле заметную улыбку за кружкой, пробормотал он. — Что там эти скучные генераторы, вот перипетии личной жизни — вот это на самом деле захватывающе и увлекательно.
Ванда оглянулась на него, как раз начав рассказ о месте своего рождения, и Брэд встретил её взгляд с совершенно невозмутимым выражением лица, ничем не выдавая того, что намёк относился конкретно к ней. Конечно же, он знал о ней — как и о каждом колонисте — практически всё, от образования до цвета любимого белья, должность обязывала. Всё-таки к отбору персонала Брэд всегда относился с максимальным тщанием, особенно если этому персоналу предстояло провести неопределённое время в относительно замкнутом пространстве. А их колонию как раз таким пространством и можно было назвать, уж слишком редко здесь появлялись гости, вот и варились учёные в своём котле — и пока что весьма неплохо варились, не мог не признать Брэд.
Думаю, если бы сейчас ваши родители, Ванда, узнали о ваших успехах, они бы с полным правом могли вами гордиться, — серьёзно сказал он.

+2

13

– Юная леди просто не из робкого десятка, – со смешком произнес Сэсил, постукивая пальцами по своей кружке. – Не хотел бы я попасть под вашу горячую руку, Ванда!

Он успел заметить легкий оттенок задумчивости на лице девушки – мимолетный и почти незаметный – но она тут же продолжила свой рассказ дальше, да так, что Палмер отставил в сторону кружку со своим остывающим какао и вслушался в ровное повествование Ванды. Он был наслышан об Альтамире – большинство выдающихся ученых выросли и учились именно там, и тот факт, что такая сравнительно юная девушка, как Масимофф, уже добилась определенных успехов в своей сфере, не казался чем-то из ряда вон выходящим.

Сам же Сэсил родился и вырос на Земле, в самой обычной семье – мать в увлечениях наукой замечена не была, отца Палмер не знал и в помине (в детстве все наперебой твердили маленбкому Сэсилу, что глава семейства был подающим надежды космонавтом, который в один не очень прекрасный день просто сгинул в космическом пространстве где-то между Венерой и Марсом – поначалу Сэсил наивно этому верил); старший же брат перебивался случайными заработками и был главной головной болью небольшой семьи. Он не помнил точно, в какой именно момент своей жизни он решил связать свою жизнь с наукой, а в частности с изучением генетики. Но даже и тогда, исполненный надеждами, Сэсил никак не полагал, что все зайдет настолько далеко – что однажды он будет попивать какао на еще до конца неизведанной планете и вести ночной радиоэфир на всю колонию.

– Абсолютно солидарен с нашим начальством, Ванда. Но, прошу вас, не надо делать из меня какую-то базарную бабку, жадную до сплетен, – весело отозвался Палмер, взглянув на Колберта. – Хотя, в коридорах то и дело перешептываются и делают ставки насчет того, есть ли у мистера Брэда Колберта дама сердца, которая дожидается его возвращения с колонии, – решив сменить курс беседы, протянул Сэсил, подмигнув Ванде.

+1


Вы здесь » CROSSGATE » - дверь в лето » ТДК: Перерыв на какаушко


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC