К ВАШИМ УСЛУГАМ:
МагОхотникКоммандерКопБандит
ВАЖНО:
• ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ! •
Рейтинг форумов Forum-top.ru

CROSSGATE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSGATE » - потаенные воспоминания » Footprints along the shore


Footprints along the shore

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

FOOTPRINTS ALONG THE SHORE
https://33.media.tumblr.com/9f8a647812f34c799443801cb0b9e868/tumblr_nbit74MUu11skbpdho1_500.gif
[marvel & the little mermaid fusion]

Вторая глава романтико-политической сказки о межвидовых взаимоотношениях.
Что было раньше, можно узнать здесь: Beneath the waves

участники: Clint Barton,  Loki
время:через две недели после первого знакомства
место действия: разнообразные
предупреждения: Loki does what he wants; возможны троллинг и романтика в неопределенной пропорции

+1

2

без саундтрека никуда

Разумеется, в то, что принц погиб в результате кораблекрушения, Фил не поверил и, воспользовавшись всеобщим замешательством, бросил все ресурсы на поиски Клинта. Но тот будто сквозь землю провалился. А наутро вдруг объявился. И ни царапины, ни синяка. Разве что... Филу показалось, что в глазах принца появилась какая-то мечтательная поволока. Брюс Беннер, королевский врач, впрочем, никаких недугов у Его Высочества не нашел, но Фил лишь скептически покачал головой. Принц стал рассеян, думал о чем-то своем и начал пропадать, сбегая в неизвестном направлении.
Все это, естественно, беспокоило Фила, потому что, благодаря такому поведению, доверие к Клинту могло подорваться, а этого допускать нельзя было ни в коем случае. Поэтому он решил выяснить, куда пропадает принц и с чем это связано.
Клинт же допускал удивительную беспечность. Едва вернувшись, он поспешил обратиться к придворному алхимику с просьбой о помощи. Добродушный старик был сильно изумлен желанием принца, ранее равнодушного к тонкой науке, граничащей с ересью, но не отказал. Более того, обещал доступ в свою лабораторию в любое время дня и ночи, если только Его Высочество пообещает непременно позвать его, если соберется самостоятельно сотворить философский камень.
Клинт приходил к условленному месту каждый день и ждал столько, сколько мог. Однако вера его в то, что тритон не обманул и вдали его удерживают лишь крайне важные обстоятельства, была крепка. Локи не появлялся. Глядя из укромного места на то, как принц пристально смотрит на линию горизонта, Фил все понял. Соленая вода повлияла на принца деструктивно. Либо он повредился рассудком, либо безответно влюбился, иного быть не могло. Но кого Клинт мог встретить в морских глубинах? Он предпочитал не распространяться о том, как спасся. Но ведь не зря он приходил сюда каждый вечер. И Фил намеревался однажды раскрыть его тайну. Отчасти для того, чтобы успокоить самого себя. Судьба Клинта была ему небезразлична, и он меньше всего хотел, чтобы с ним случилось что-то плохое.
Принц стоял на берегу, терпеливо ожидая. Каждый раз, когда он слышал хоть какой-то громкий всплеск воды, он вспоминал Локи. Сердце начинало предательски биться. Ему хотелось увидеть тритона поскорее. Хотя бы узнать, что он в порядке. Ведь было бы несправедливо только-только познакомиться с этим загадочным существом и тотчас же быстро потерять его.

+2

3

Лексикон младшего принца подводного царства был чрезвычайно богат, и поэтому естественно, что среди умных слов в нем имелось также и изрядное количество ругательств, которые он последнюю неделю щедро изливал на всех, кому непосчастливилось попасться ему на глаза. Поругание не обошло стороной в первую очередь Хеймдалля, который совал свои глаза (за неимением носа) в чужие дела, и Одина, который по его наущению отправил своего отпрыска под домашний арест.
Локи не собирался заглядывать в Асгард перед тем, как в крайне ускоренном подобии эволюции обрести нижние конечности и выйти на сушу. Обычно никого не волновало, если он на несколько дней покидал дворец, толком не объяснив, куда отправляется, поэтому тритон не понимал, почему отлучки обеспокоили отца именно сейчас. Наверное, он пропустил слишком много пиров подряд, и Его Величество озаботилось тем, что это пагубно сказывается на имидже его семьи - видят волны, сам по себе младший принц его никогда особенно не интересовал.
В любых других обстоятельствах Локи терпеливо дождался бы окончания "проявления отеческой заботы" и вновь вернулся к привычной свободе. Но сейчас, когда желанная цель была близка, а каждый день промедления грозил тем, что Клинт разуверится в его возвращении, принц просто не мог бездействовать.
Единственным утешением было то, что посланные Одином стражники нашли Локи, когда тот уже собрал почти все необходимые для зелья ингредиенты, и время, проведенное в заточении в собственных покоях не прошло совсем уж зря. На тот момент, когда план побега был подготовлен и осуществлен, в руках у тритона уже был пузырек, в который оставалось добавить лишь "приманку" удильщика для того, чтобы его содержимое обрело желаемый эффект.

Несмотря на всю свою решимость осуществить задуманное, Локи далеко не сразу проглотил приготовленное зелье. Лаувейя - его мать, научившая его всем известным ему волшебным премудростям - не уставала повторять, что магия строится на равновесии, и если она нацелена на выполнение какого-то желания, в качестве компенсации возьмет что-то взамен. В случае превращения хвоста в ноги наиболее вероятным побочным эффектом была полная или частичная потеря какого-то органа чувств, и хотя методы усовершенствования рецепта и компенсации этого неудобства также были известны тритону, он опасался, что не сможет применить их, если, например, потеряет зрение.
Но отплывать назад, находясь уже на финишной черте, было не в привычках Локи, так что содержимое флакона перекочевало в его рот, как только он (повторно) убедился в том, что на берегу в лучах закатного солнца действительно видна фигура его проводника в мир людей.
К сожалению, трансформация должна была проходить в воде, и поэтому выбираться на берег принцу пришлось уже с незнакомыми конечностями и без жабр, что осложняло и без того непростую задачу. Из воды он толком так и не выполз, плюхнувшись на спину у кромки прибоя и снизу вверх глядя на Клинта.
"Привет, извини, что я так задержался", - хотел сказать он, но с его шевелящихся губ не слетело ни звука. Локи нахмурился, и попробовал снова: "Наверное, это и есть побочное действие..." - но снова не услышал даже шепота.
Внезапно ему пришло в голову, что со стороны он должен напоминать выброшенную на берег рыбу, которая так же беззвучно открывает и закрывает рот, и Локи зашелся смехом, который, впрочем, тоже не было слышно. Это была не истерика: ведь расстраиваться было не от чего. Зелье сработало, побочный эффект оказался наименее неприятным из возможных, а в ближайшем будущем его ждало столько возможностей, что временная потеря голоса и тяжесть во всем теле были сущей мелочью по сравнению с ними.

+2

4

В первый миг, когда в лучах закатного солнца показался знакомый силуэт, Клинт не поверил своим глазам. Он так долго ждал, так упорно надеялся, не позволяя и тени сомнения поселиться в своем сердце. И со стороны воображения было бы чересчур жестоко снова преподнести ему мираж, который легко развеется в воздухе.
Но Локи был совсем рядом. Клинт не мог сдержать радостной улыбки, едва увидев его так близко. Наклонившись к тритону, он прислушался. Ему показалось, что Локи что-то сказал, но принц не расслышал. Он, впрочем, и не придал этой мелочи детали. Локи нуждался в его помощи. Ноги, заменившие хвост, явно пока еще его не слушались, и Клинт поспешил протянуть тритону руку, но, поняв, что этим скорее всего он не обойдется, принц подхватил Локи подмышки и попытался поставить на ноги. Такое бесцеремонное обращение наверняка могло бы обернуться сторицей, решись Клинт без спроса помочь подняться таким способом чьей-нибудь знатной дочке, но с Локи он чувствовал себя... посвободнее.
- Как ты? Стоять можешь? - он продолжал поддерживать тритона и, обеспокоенный тем, что с непривычки Локи, чего доброго, упадет, никак не мог его отпустить. Тут еще ко всему прочему так невовремя пришло осознание сразу двух вопиющих вещей. Во-первых, Локи был совершенно обнажен. Во-вторых, он не мог говорить, о чем свидетельствовали его попытки рассмеяться и что-то произнести.
- Давай я помогу, - Клинт рывком стащил с себя плащ и быстро укутал Локи. Стало чуть лучше. Не сказать, чтобы принц раньше не видел обнаженную натуру. Он не был кисейной барышней и не краснел от всего вокруг. Но все же Локи было лучше... в одежде. Так спокойнее.
- Весь мокрый. Тебе холодно, наверное. Сможешь идти? Или лучше так? - он без особых усилий поднял тритона на руки. Привыкнув к труду на корабле, где капитан Фьюри наследника престола особо не щадил, Клинт не страшился тяжестей. К тому же, Локи оказался на удивление легким. - Что же с тобой случилось? А твой хвост еще ве...
- Ваше Высочество? - его камердинер вынырнул словно из-под земли, и, наверное, впервые в жизни принц не был рад его видеть. - Как это понимать? Кто это?
Клинт вздохнул. Если начать объяснять все сейчас, то скорее всего Фил покивает и даже постарается понять. Но... Разве он не будущий король, чтобы донести до своих подданных, что некоторые вещи вовсе не нуждаются в обсуждении? Знакомство с Локи принцу уж точно не хотелось объяснять в деталях.
- Он меня спас. И мы пойдем во дворец, - неожиданно твердо произнес принц, прижимая к себе свою "ношу". - Какие-то возражения?
Возражений у изумленного Филиппа не нашлось.

Отредактировано Clint Barton (2014-09-10 02:56:01)

+2

5

Локи не привык, чтобы кто-то делал ради него больше необходимого минимума, не получая ничего взамен.
В подводном царстве всё его существование строилось на принципе "услуга за услугу", и это при том, что большая часть народа предпочитала не афишировать, что им вообще требуются какие-то услуги младшего принца. А что поделать? - Все очень любили свою ауру честности и благородства, но без подлостей временами было совсем не обойтись. Локи, не стеснявшийся использовать хитрость, обман и магию, был в определенных случаях весьма полезным советчиком и союзником; он, в свою очередь, мало кому отказывал - убедившись, что любить его подданные никогда не будут, он готов был пользоваться и тем, что многие были ему чем-то обязаны.
Но поведение Клинта совершенно выбивалось из привычных Локи стандартов, и принц не знал, радует это его или нервирует. Он чувствовал себя увереннее всего, если знал, чего от него хочет собеседник, а тут... Когда они с Клинтом разговаривали сразу после кораблекрушения, всё было намного проще: там человеку надо было попасть на берег, и переговоры по большей части можно было считать деловыми. Сейчас же Клинт был, что называется, в своем элементе, и Локи был уверен, что даже отдача долга за спасение жизни не включала в себя такое количество внезапно свалившейся на него заботы.
Впрочем, тритону грех было жаловаться. Большую часть проблем, с которыми был сопряжен его выход на сушу, Клинт умудрился решить, предвосхищая просьбы своего гостя (которые было бы затруднительно озвучить при отсутствии голоса). Так не проще ли было, вместо того, чтобы беспокоиться о непривычном поведении спутника, принять его как данность, расслабиться и милостиво принять оказываемые знаки внимания? Осторожность, конечно, никогда не была лишней, но с приступами паранойи лучше было повременить.
Локи похлопал Клинта по плечу той рукой, которая инстинктивно обхватила человека за шею, когда его подняли на руки, заставляя посмотреть на себя в упор.
"Я в порядке, - медленно проартикулировал он, рассчитывая на то, что общие фразы по губам может прочитать каждый. Потом ткнул пальцем сначала на ноги, потом - на горло: - это временно."
Да, проблему коммуникации надо было решать как можно быстрее, но на берегу её решение точно не нашлось бы. Зато в королевском дворце (Локи предполагал, что места обитания людей имеют хоть какое-то сходство с домами тритонов) должно быть намного комфортнее.
Мысли о решении проблем заставили тритона с размаху хлопнуть себя по лбу, потом ткнуть Клинта пальцем в грудь и указать обратно на берег, где в пене прибоя, слегка присыпанная песком, лежала его сумка, без которой предстоящие дела оказались бы практически невыполнимыми.

+2

6

Если Филипп и хотел как-то отреагировать, то после слов принца ему пришлось замолчать. Начинать спорить с Его Высочеством было чревато плохими последствиями. К тому же, Фил не хотел терять доверия своего подопечного. Его и так-то заполучить было нелегко. Вбил себе в голову, что его спас какой-то странный черноволосый паренек, ну и пусть себе тешится. А сам Фил будет начеку в случае любой опасности, которую может принести болезненная привязанность Клинта к... да кто это вообще такой?!
Клинт все еще был обеспокоен состоянием Локи, которому тот, правда, явно не придавал столь уж большого значения. Будто потерять голос и обрести слабые, но все же ноги было для него чем-то ординарным. Как чашку чаю утром выпить. Впрочем, кто их, тритонов, знает? Может, Локи уже случалось появляться на берегу и гулять среди людей? Он ведь мог и не сказать Клинту правду тогда, на скалах, а соглать из соображений... каких именно - Клинт пока, правда, не придумал. Но посмотрев еще раз в глаза Локи, он едва не признал собственные сомнения кощунством. Ну как может такое создание обманывать?
- Не волнуйся, я о тебе позабочусь, - пообещал Клинт. - С тобой все будет в порядке.
Заметив сумку, которая, видимо, была дорога тритону, принц незамедлительно кивнул и повернул голову в сторону Фила, замершего, подобно жене Лота.
- Дай мне сумку, я сам не смогу наклониться, - получив искомый предмет, Клинт положил собственность Локи ему на колени. - Фил, да не смотри ты на меня так.
- Я могу хотя бы узнать, почему вы так носитесь с ним? Если он даже и спас вам жизнь, то можно было бы ограничиться золотом и титулом. Но Ваше Высочество... Клинт, я ведь знаю вас с детства. Я обещал Ее Величеству заботиться о вас и просто не могу оставаться в стороне, когда вы начинаете вести себя так.
- Как?
Фил не нашел подходящего ответа и замолчал. Он шел следом за Клинтом, искренне надеясь, что они не попадутся никому на глаза по крайней мере по дороге во дворец. Уже там можно будет что-нибудь придумать и подать информацию о юноше, спасшем принца из морской пучины, под выгодным соусом. Представить безрассудство Клинта благородством, например. Кое-кто ведь ухватится за любую возможность представить наследника престола слишком несмышленым для восшествия на трон. Только повод дай. А Клинт опасно близок к этому.
Дворец встретил путников радостным гомоном слуг, занятых своими делами. Благо зашли они не с парадного входа, иначе количество новых сплетен выросло бы еще раза в четыре. Открыв тайный ход в библиотеке, Фил отправил принца и его молчаливого спасителя в покои Его Высочества. Оказавшись у себя, Клинт облегченно вздохнул и посадил Локи на кровать.
- Столько новых впечатлений для тебя за каких-то пару часов, наверное, - улыбнулся он. - Я устрою тебе полноценную экскурсию завтра, когда твоя одежда будет готова. Как ты себя чувствуешь? Что-нибудь болит?
Он не слишком хорошо понимал, что именно Локи пытался ему сказать, скорее опираясь на чистую интуицию, которая Клинта пока не подводила.

+2

7

По здравом размышлении проблема общения оказалась серьезнее, чем Локи думал поначалу. В своей способности сообщить Клинту о насущных потребностях вроде еды и отдыха тритон не сомневался, но вот более абстрактные (или хотя бы требующие большего многословия) концепции представляли значительные сложности. Наблюдая за тем, что говорит и как себя ведет человеческий принц, Локи всё больше убеждался, что объяснять свои пожелания относительно пребывания на суше на пальцах будет крайне затруднительно и, возможно, следовало в прошлую встречу оговорить некоторые моменты заранее. Оправданием этой недальновидности тритону служило то, что тогда он просто еще не знал всех масштабов политической трагедии, которую представлял собой Клинтон Фрэнсис.
Клинту, пожалуй, стоило прислушиваться к советам своего слуги: его скептицизм, конечно, для самого Локи был несколько оскорбителен, но с позиции незнакомого с ситуацией человека было вполне разумно ставить под сомнение странное поведение своего правителя. И ладно еще, когда странности демонстрировались в присутствии доверенного лица, а что, если Клинту вздумается во всеуслышанье назвать Локи своим спасителем и народным героем? Тритон удрученно вздохнул и покачал головой, представив себе эту нелепую картину.
Впрочем, в каком-то смысле немота была благом - по крайней мере для Клинта, который из-за нее был избавлен от непрекращающейся череды саркастичных комментариев, которыми сопровождались бы его действия в противном случае. В частности, путешествие по "служебным помещениям" дворца заслужило лишь выразительного закатывания глаз (которое человек всё равно не увидел, поскольку смотрел по большей части вперёд) - но как еще можно было отреагировать на такую наивную попытку оставить появление гостя в тайне? Слуги, конечно же, старательно делали вид, что ничего странного не происходит, но Локи плавники бы дал на отсечение, что через пару часов весь дворец - а за ним и всё королевство, поскольку дворцовая прислуга всегда изыщет возможность поболтать с камердинерами и горничными знатных особ, поварами, кухарками, бакалейщиками, портными и всеми остальными, кто подвернется под руку - будет знать о том, что принц нес на руках незнакомого (и скорее всего голого) мужчину, завернутого в плащ с его плеча.
Похоже, вернуть себе хвост и дар речи придется раньше, чем планировалось. Изначально Локи надеялся, что сможет усовершенствовать зелье, избавившись от побочных эффектов, без дополнительных трансформаций. Но если Клинт продолжит упорствовать в своих благородных заблуждениях, банального размахивания руками не хватит для того, чтобы его разубедить.
Оказавшись в спальне Клинта - несмотря на различия в образе жизни, ни с чем иным эту комнату нельзя было спутать - Локи всё же предпринял попытку обойтись подручными - простите за каламбур - средствами общения. Ткнув пальцем сначала на себя, а потом - за дверь, он выразительно помотал головой. Потом указал на свое горло, сделал круговое движение рукой, охватывающее всю комнату, и развел руками. Тритону смысл пантомимы казался очевидным: он не хотел выходить на люди, не разобравшись сначала в том, как ведется жизнь на суше, и не вернув себе голос.

+2

8

Во все происходящее до сих пор не верилось. Ну в самом же деле. Вы спокойно живете двадцать с лишним лет, радуетесь каждой возможности провести время так, как захочется, и совершенно не думаете о бедах и радостях завтрашнего дня, примерно зная, что ожидает за крутым поворотом. И тут вдруг все становится с ног на голову. Даже самый здравомыслящий человек бы пришел в замешательство, чего уж говорить о Клинте. Ему столько всего хотелось сделать, но далеко не каждое из этих действий идеально соотносилось с доводами рассудка, который принца окончательно не покинул. Пока что.
- Не хочешь выходить? - Клинт не мог скрыть разочарования. Он бы так хотел показать Локи окрестности. Особенно лес. Может быть, научить тритона стрелять из лука? Как знать, вдруг у того получится сразу? Но, кажется, от соблазнительных перспектив предстояло отказаться на какое-то время, судя по красноречивому взгляду Локи.
Как же тяжело было пытаться понять немого. Клинт ни в одной своей трактовке жестов тритона не был уверен на все сто, а это изрядно тормозило процесс коммуникации. Ему ведь не хотелось ударить в грязь лицом и показать себя недалеким болваном. Но чувствовал он себя так, будто ему приходилось шагать по узкой тропе в кромешной темноте. Свернешь с пути - провалишься в пропасть.
- Может быть, ты голоден? Или хочешь немного отдохнуть? - закинул новую удочку Клинт. Он по своей натуре был не особенно-то разговорчив, но все познавалось в сравнении. И сейчас он ощущал себя немного неуютно, слыша никем не перебиваемый собственный голос. - Что я могу для тебя сделать?
И тут в голову принца пришла поистине гениальная идея. Письменность у них, конечно, с подводным народом была разная, но изображать свои мысли с помощью рисунков, наверное, было их общей чертой. По крайней мере схематично-то уж точно Локи мог выразить свои мысли на бумаге? Это значительно упростило бы попытки наладить контакт.
Воодушевившись, Клинт принес из кабинета альбом и карандаш и вручил все это богатство Локи.
- Если тебе что-то сложно объяснить, как насчет того, чтобы нарисовать это?

+2

9

Локи выразительно покивал на уточнение о том, что он не хочет выходить. Зачем Клинту надо было вытаскивать его на всеобщее обозрение, тритон понимал с трудом. Как будет выглядеть в глазах придворных неуклюжий немой юноша, который таращится на всё так, будто видит в первый раз, и вообще ведет себя как слабый умом? Во имя собственной гордости, если не собственных нервов, Локи не хотел для себя участи всеобщего посмешища, а местный принц, пользуясь той же логикой, не должен был желать себе прослыть идиотом, который таскает всяких убогих во дворец, а потом еще и хвалится этим.
Впрочем, поведение Клинта говорило о том, что благополучие Локи стоит для него на первом месте, пусть он и не совсем понимает, что пойдет тому на пользу, а что повредит. На предложения еды и отдыха Локи покачал головой, отказываясь. В сущности, ни то, ни другое ему бы не повредило, но о еде тритон пока еще не мог думать без приступа легкой дурноты (всё-таки глобальная трансформация тела не прошла для него бесследно), а на сон он не хотел тратить драгоценное время, которое мог бы провести за решением проблемы голоса. Чем быстрее он вернет себе речь и слегка освоится в новых реалиях, тем быстрее можно будет перейти к более близкому знакомству с миром людей. Возможно, если бы Локи мог донести до Клинта мысль о том, что запрет на выход из комнаты - мера сугубо временная, и вскоре он с удовольствием позволит принцу водить его куда угодно и показывать что угодно, тот перестал бы (крайне мужественно) дуться.
Мнение Локи о сообразительности своего компаньона, слегка приниженное вследствие его политической безграмотности, резко взлетело вверх после того, как у него в руках оказались предметы для рисования. Они, как и всё остальное, отличались от тех, которые принц использовал под водой, но ровные белые листы, похожие на тот, на котором была нарисована карта, и стило, оставляющее на нем черный след, не требовали дополнительных пояснений.
Немного неуклюже зажав между пальцами непривычно тонкий цилиндр, Локи набросал на листе котел с булькающей жидкостью внутри, каменный стол и ряды флаконов и пробирок. Лаборатория, укомплектованная тем, что людские волшебники (или аналогичные им личности) использовали в своей работе, нужна была ему в первую очередь. Лаувейя была уверена в том, что превращение в человека требует некоторого количества ингредиентов, которые существуют лишь на суше - именно их отсутствием объяснялись побочные эффекты - и Локи надеялся, что найдет всё необходимое, не отходя от котла.
Подумав, тритон нарисовал также что-то вроде озера внутри дворца: он не знал, есть ли у людей какие-то достаточно большие резервуары воды внутри зданий, но на всякий случай ему хотелось бы иметь неподалеку такое место, где он смог бы вернуться к своей естественной форме, если это потребуется.

+2

10

Значит, с демонстрацией окрестностей нужно было немного повременить. Ну что ж, оставалось надеяться на то, что "немного" не затянется на несколько недель или месяцев. Сколько времени вообще понадобится Локи, чтобы привыкнуть к новой обстановке? Ладно, Клинт сможет задавить в себе эту детскую жажду показать свои владения, увидеть в глазах тритона... восхищение? Почему бы и нет? Люди ведь восхищаются причудливыми подводными пейзажами, менестрели слагают о них баллады, на каждом пиру непременно звучит песня о кораллах и жемчугах, с которыми сравнивают девичьи прелести. Так разве земная природа со всей ее красой и многообразием не может поразить воображение морского жителя?
Всякое ведь случается.
Когда на листе бумаги начали появляться первые неуверенные линии, Клинт внутренне возликовал. Сработало! Теперь взаимодействовать будет намного легче, и не нужно будет перебирать несколько опций сразу, чувствуя себя отвратительно недалеким простаком. К тому же, Локи на удивление хорошо рисовал, все предметы были легко узнаваемы. Правда, озеро во дворце казалось ему немного сюрреалистичным, но, может, тритон имел в виду аналог купальни?
- Лаборатория алхимика? Тебе она нужна прямо сейчас? Пойдем, я тебя отведу, - с готовностью предложил Клинт. Об озере он предпочел пока не упоминать. Когда потребуется, он отведет Локи в свою ванную комнату. Может быть, небольшой бассейн, отделанный светлым камнем, его устроит?
- Только все же надо тебя одеть, - Клинт распахнул дверцы гардероба. Поскольку у него самого вкусы в одежде были непритязательными, то широким выбором нарядов всех фасонов и расцветок он не обладал, и в дополнительной комнате для хранения модных изысков не нуждался. Так что перед Локи легли простые брюки и рубашка. Клинт решил на первое время обойтись без жилета и... что там сейчас в моде? Сюртук? Редингот?
- В плечах, наверное, великовато будет, - принц окинул вещи скептическим взглядом. - Но альтернативы нет. Справишься сам? Помочь?
Что-то подсказывало Клинту, что помочь все-таки нужно. А вот обувь Локи точно придется справлять новую: у них явно были разные размеры. Когда с облачением тритона было покончено, Клинт предложил ему руку. Проще было бы, конечно, снова отнести его, но Локи все-таки нужно было учиться ходить. Если не тренироваться, то он никогда и на ноги уверенно не встанет.
- Будешь падать - я подхвачу, - пояснил принц.

+2

11

Непрекращающаяся забота имела эффект, противоположный тому, на который, скорее всего, рассчитывал Клинт. Локи слишком привык к тому, что учтивыми с ним были лишь те, кому что-то нужно было от младшего сына Одина. Разумеется, большинство тритонов не было способно на притворство, так что он всегда знал, чего именно от них ждать, и поэтому сейчас поведение человека заставляло его искать скрытые мотивы и, не находя их, напрягаться еще больше.
Пожалуй, временная немота была сейчас скорее даром, чем проклятьем. Локи не поручился бы за свою способность сохранить благоразумие и не потребовать прямым текстом объяснить, чего именно от него ждут в обмен на такое всеобъемлющее содействие. Чем бы ни закончилось последующее выяснение отношений, вряд ли в дальнейшем Клинт продолжил бы так же искренне предлагать свою помощь.
А помощь, надо сказать, была весьма и весьма актуальна. Сотни деталей человеческой жизни, за которые взгляд Локи цеплялся, но разум не мог верно интерпретировать, грозили затопить его сознание избытком информации, и Клинт, в каждый конкретный момент времени удерживавший внимание тритона на каком-то одном, достаточно тривиальном действии, сам того не замечая, позволял ему не впадать в панику от осознания того, в насколько чуждом месте он оказался. Та же одежда - покровы из странных материалов, которыми люди украшали (или скрывали?) свои тела - была бы для Локи настоящей головоломкой, если бы ему пришлось разбираться с ней в одиночку.
Хождение на двух ногах, по крайней мере, было той проблемой, к которой тритон уже успел морально приготовиться. Полученное после трансформации тело имело определенные инстинкты, которые теоретически позволяли без труда управлять новыми конечностями, однако разум, ожидавший совершенно иных телодвижений, постоянно приходил с ними в противоречие. Из-за этого Локи очень быстро пришлось прекратить попытки самостоятельного передвижения и вцепиться в руку Клинта, полагаясь на поддержку человека каждый раз, когда неуклюжие движения грозили закончиться потерей равновесия. Локи ожесточенно скалился на свои ноги, даже не пытаясь поднять глаза и посмотреть, по каким коридорам они шли, или оценить, что думает о его "грации" принц. "Это всё - временные неудобства, - убеждал он себя, - немного тренировки, и я буду ходить так же уверенно, как плаваю." Впрочем, воодушевляющая речь не помогала справиться ни с раздражением, ни с мышцами, которых у него раньше не было, очень быстро заболевшими из-за непривычной еще нагрузки.
Когда прогулка была завершена и он смог плюхнуться на выросший перед ним стул, Локи облегченно вздохнул и, наконец, поднял голову, чтобы осмотреть новое помещение. Как и обещал, Клинт привел его в лабораторию, которая - по крайней мере на первый взгляд - была достаточно укомплектована, чтобы дать тритону всё необходимое. Однако мысль о том, что ему придется шаркать туда-сюда по внушительных размеров комнате, изучая колбочки и коробки, удручала заранее. Присутствие Клинта, пожалуй, облегчило бы задачу, но нельзя было забывать о том, что в его руках было целое государство, управление которым было приоритетнее помощи гостю, каким бы экзотическим он ни был.
Локи убедился, что внимание принца всё еще сосредоточено на нем, кивнул на дверь и приподнял брови в вопросительном жесте. Потом, подумав, что эту пантомиму слишком легко неверно истолковать, забрал у человека предусмотрительно прихваченные карандаш и бумагу и набросал на листе корону и трон, после чего вновь вопросительно кивнул в сторону двери.

+2

12

Локи, видимо, с непривычки держался на ногах весьма неважно, и его отчаянные попытки сделать хоть несколько шагов самостоятельно в любой другой ситуации могли бы показаться ужасно забавными. Но Клинту бы в голову не пришло смеяться над ним или как-то комментировать его успехи и неудачи. Он просто оказывался рядом в нужный момент и подставлял свой локоть, когда это было необходимо. Он не ощущал жалости по отношению к тритону, скорее, напротив, отчего-то чувствовал гордость за то, что Локи так быстро адаптируется в мире людей. И так стойко переносит потерю голоса. Сложно было не восхищаться. Принц слабо представлял, как он бы повел себя в подобной ситуации. Несмотря на то, что дух его был крепок, на какое-то время он бы точно позволил панике наводить хаос в мыслях. А Локи держался молодцом.
- Вот и пришли, - Бартон помог тритону устроиться поуютнее на мягком стуле, обитом красным плюшем. И только было принц собрался понаблюдать за таинством, которое собирался совершить Локи, как тот крайне доходчиво объяснил знаками, что работа сопровождающего завершена и он спокойно может уходить. Вообще, если даже закрыть глаза на неуемную симпатию Клинта по отношению к Локи, он все еще оставался принцем и легко мог оскорбиться на такое обращение. Но Локи слишком быстро сунул своему спутнику очередной рисунок, и легкое непонимание сменилось очередным приливом нежности.
- Не переживай, королевство без меня не пропадет, - поспешил заверить принц гостя. - Но если ты настаиваешь, то я оставлю тебя наедине с этими богатствами. Дорогу обратно ты найдешь, нет? Наверное, все же нет, - пришел к выводу Клинт. Локи ведь приходилось смотреть под ноги, а не вперед, так как он мог запомнить путь до лаборатории алхимика?
- Как только освобожусь, я зайду за тобой.
Это решение далось Клинту с огромным трудом, ведь его не покидала мысль о том, что будет, если Локи внезапно что-то понадобится и он не сможет никого дозваться. И даже вернуться обратно не сможет. Но вид у тритона был вполне уверенный, так что на свой страх и риск принц оставил его в гордом одиночестве, прикрыв за собой дверь.
Весь день у него старательно выбивали почву из-под ног. За то время, пока принц приходил в себя после чудесного спасения, советники было перестали его тревожить, настаивая на скорейшей женитьбе, но теперь они начали предлагать этот вариант увеличения достатка в королевстве с большим рвением. Объединение территорий могло привести к процветанию, этого Клинт не отрицал, но свадьба... Свадьба теперь казалась ему чем-то чуждым. Но, тем не менее, необходимость в ней имелась, поэтому королевский летописец быстренько отыскал подходящий ближайший праздник, к которому должен был быть приурочен грандиозный бал, куда съедутся знатные девицы всех мастей. Едва только были отданы первые распоряжения, как Клинт вплотную занялся насущными вопросами. Ожидаемая засуха, возможное повышение цен на пшеницу, смелая идея о производстве бумажных денег, - все это отнимало много времени и сил. Спохватившись под вечер, Клинт отправился в лабораторию.
- Прости, что я оставил тебя так надолго, - с порога произнес принц. - Дел было по горло. Как твои эксперименты проходят? Ты не устал?
Он знал, что Локи не ответит вслух, но его жестов и рисунков было вполне достаточно для нормальной коммуникации.

+2

13

Локи помахал уходящему Клинту рукой, поскольку это был единственный доступный ему способ попрощаться, и сосредоточился на изучении раскинувшихся перед ним алхимических горизонтов. Поставить перед собой цель и сосредоточиться на ее достижении, не обращая внимания ни на что другое - таков был его способ справиться с любыми эмоциями, которые могла бы вызвать столь радикальная, хоть и запланированная, смена обстановки. Предаваться панике можно, когда от твоей минутной слабости не будет зависеть твоя жизнь и свобода (не то, чтобы Локи не доверял Клинту, обещавшему ему полную безопасность, но привычка никогда не оставаться уязвимым, приобретенная за годы жизни в роли нелюбимого принца, давала о себе знать).
Передвижение по лаборатории в попытках разобраться с ингредиентами было именно таким мучительно неуклюжим и медленным, как и предполагал тритон. По счастью, стеллажи были сколочены на совесть и даже не качались, когда Локи цеплялся за них, перенося на полки большую часть своего веса. Хорошо, что у него было определенное представление о том, что именно нужно искать - и ориентировался он не на вкус, цвет или описание, которое в любом случае не мог прочитать, а на характерную магическую ауру - иначе он просто не смог бы себя заставить бесцельно слоняться вдоль шкафов.
Возможно, Локи стоило бы всё-таки начать с отдыха, ведь трансформационная магия простотой не грешила, а подгон зелья под новые ингредиенты требовал ясного ума и аккуратности. Но тритону не терпелось побыстрее устранить препятствие, возникшее на пути его интеграции в сухопутный мир, и если для этого придется поступиться частью личного комфорта - что ж, искусство требует жертв.
По понятным причинам любое сваренное зелье Локи мог опробовать только на себе; кроме того, ингредиенты, прихваченные со дна морского и не подлежащие замене, имелись лишь в ограниченных количествах; стоило постараться и добиться желаемого с первой попытки. Осознание риска придавало тритону внимательности и обостряло разум, так что варево, которое к концу дня кипело у него в котле, практически гарантированно должно было вернуть ему голос, сохранив при этом все остальные изменения тела. Однако для того, чтобы его выпить, необходимо было вначале вернуть себе привычную форму во избежание нежелательного взаимодействия новой смеси с тем, что уже влияло на его организм.
Клинт вернулся очень вовремя, продолжая уже замеченную тритоном тенденцию непроизвольно удовлетворять все его запросы. Локи в этот момент философски созерцал кипящий котел (насколько всё-таки легче было готовить зелья, не беспокоясь о том, чтобы обычная морская вода не испортила состав и не изыскивая магические способы подогрева), сложив руки на столешнице и опустив на них голову, и размышлял о том, где можно будет найти подходящих размеров резервуар с водой, чтобы произвести необходимые трансформации. Правда, когда дверь начала открываться, тритон рефлекторно вскинулся, вновь принимая сидячее положение, и приветственно махнул рукой.
В ответ на слова Клинта Локи утомленно, но довольно улыбнулся и кивком указал на практически готовое зелье. Устал он или нет, но спать прежде, чем плоды его трудов будут опробованы, принц не собирался. Взяв отложенный на край стола блокнот, Локи перелистнул его обратно на картинку с лужей внутри дома и вновь показал ее Клинту.

+2

14

Увидев результат бурной деятельности Локи, Клинт аж присвистнул. Он и не ожидал от тритона такой прыти. То, с какой быстротой он приспосабливался к условиям чуждой для него среды, уже не просто восхищало, а приводило в восторг. По-видимому, под водой Локи не раз занимался зельеварением, раз здесь не спасовал перед трудностями и отыскал на полках алхимика все необходимое. Даже огонь развел. Уму непостижимо.
- Содержимое котла вернет тебе голос, я правильно понимаю? - на всякий случай осведомился принц. Он не стал еще спрашивать, уверен ли Локи в своих расчетах. Во-первых, это могло его обидеть. Клинт, обладая сложным характером, и сам знал, как иногда раздражают слишком навязчивые расспросы. А меньше всего принцу хотелось терять расположение тритона. Хотя бы мизерную его часть, которую, как Клинт втайне надеялся, он уже успел завоевать. Во-вторых, принц не мог себе позволить продемонстрировать сомнение в знаниях Локи относительно зелий. Насколько он помнил по рассказам ловцов жемчуга, русалки были сведущи в магии, могли приворожить понравившегося им человека своим сладостным пением. Так отчего бы им ко всему прочему не знать секреты изготовления тех или иных волшебных напитков?
- И ты хочешь выпить это в воде? Может, моя ванная комната тебе подойдет? Пойдем, я тебе покажу.
Дождавшись, пока Локи соберет все необходимое, Клинт вновь предложил ему руку. Он сделал это, даже не задумываясь. Просто потому что должен был. Да и каким надо быть извергом, чтобы вынудить уставшего тритона постоянно спотыкаться и падать?
Ванная комната по праву могла считаться диковинкой. Еще дед Клинта велел обустроить ее по желанию своей юной супруги - принцессы из восточных краев, где порядки были совсем иные. Зодчие пришли в ужас от такой просьбы, но королю, тем более влюбленному королю, отказать не представлялось возможным. Просторное помещение с изящными колоннами и высоким потолком поражало воображение. Большие окна были полуприкрыты легкими шторами из полупрозрачного шелка. Гладкие мраморные ступени вели в небольшой бассейн с желобчатыми краями. Над серебряными кранами в форме лебедей висело массивное зеркало с матовыми узорами. Фил, зная, что Клинт непременно устанет после трудного дня, заранее велел слугам приготовить ванну для принца, но он не имел ни малейшего понятия, что наследник престола захочет использовать ее в иных целях.
- Подойдет? Тут неглубоко, но по крайней мере можно поплавать.
Ему почему-то очень хотелось, чтобы Локи остался доволен. Конечно, озером внутри замка Клинт не располагал, но даже аристократия в королевстве пока не могла позволить себе такой роскоши. Другое дело, что Локи привык к безграничным просторам моря , а тут пространство все же было ограничено.

+1

15

Последняя пара дней выдалась для Локи весьма напряженной. Хотя не спать по несколько суток ему приходилось и раньше, с такими  серьезными испытаниями тела и духа, как превращение в человека и экстренная адаптация к другому миру, он еще не сталкивался. Если добавить к этому резкий упадок сил, связанный с тем, что все срочные цели вроде бы уже достигнуты и можно отдыхать, то неудивительно, что до купальни Локи дотащился, еле-еле передвигая ноги и не опираясь, я почти повиснув на Клинте. Единственным, за что тритон беспокоился, была уже не гордость, а пузырек с зельем, который он всё это время бережно прижимал к груди, посчитав, что сумка - недостаточно надежное место для его переноса.
К сожалению, оценить красоту ванной комнаты по достоинству тритон не смог - всё слегка плыло перед глазами, и единственным, что его действительно интересовало, был выложенный цветной плиткой бассейн. Хорошо, что надежды Локи оправдались и подобное помещение вообще нашлось во дворце; в самом крайнем случае он планировал вернуться к океану, но сейчас понимал, что попросту не добрался бы туда в своем нынешнем состоянии.
На абсолютно все вопросы Клинта тритон просто кивал - всё равно объяснять двухступенчатую процедуру возвращения голоса пальцами и картинками было бы слишком муторно. Вопрос о пригодности водоема тоже был встречен согласием; более того, Локи, не медля ни секунды, скинул с себя одежду (ну, как "скинул" - путем судорожных подергиваний и странных телодвижений добился того, что тряпки остались лежать у его ног) и осторожно спустился в воду по удачно расположенным ступенькам.
Даже несмотря на непривычные конечности, не слишком пригодные для плавания, в своей стихии тритон сразу почувствовал себя лучше. Аккуратно поставив свой пузырек на краю бассейна - но не так близко, чтобы чьё-нибудь неосторожное движение могло его уронить - он отплыл подальше от края и постарался как можно выразительнее изобразить жестами, что что бы ни случилось дальше, Клинту следовало оставаться "на берегу".
Катализатором обратного превращения была, разумеется, вода. Однако простого соприкосновения с водой было недостаточно - мало ли какие неожиданности могут случиться на суше, ведь она не полностью лишена живительной влаги - нужно было эту воду вдохнуть. Сухопутному существу такое действие показалось бы слишком противоестественным, и даже Локи, привыкший к тому, что одинаково легко дышит и под, и над водой, стоило труда заставить свое измененное тело послушаться приказа разума.
Мозг, как правило, защищает себя от слишком больших потрясений, так что на этот раз, как и в первый, Локи на несколько мгновений потерял сознание, а когда очнулся, на месте ног снова был родной черный хвост, а бассейн внезапно оказался значительно теснее, чем был изначально. Пару минут тритон неподвижно лежал на дне, думая о том, каким идиотом надо быть, чтобы решиться проводить над собой такие эксперименты, но потом, вспомнив про оставленного на суше принца, частично вынырнул, опираясь хвостом на пол купальни.
- Со мной всё в порядке, так и было задумано, - поспешил успокоить он Клинта: хоть его общение с человеком было сравнительно недолгим, Локи уже проникся тем, насколько тот беспокоится о его благосостоянии. - Спасибо, что возился со мной всё это время.

+1

16

Клинту стоило огромных усилий не предпринимать никаких действий. Да, он вроде бы успел внушить самому себе, что Локи знает, что делает, но в ту минуту, когда голова тритона скрылась под водой, принц, не выдержав, шагнул вперед. И едва-едва осадил себя. В душе творился настоящий хаос. Если Локи не вынырнет, все уже никогда не будет прежним. Клинт осознал это с какой-то пугающей ясностью. Секунды тянулись так медленно, что принц начал всерьез опасаться, уж не магия ли остановила время.
А потом Локи все же появился над водой, и беспокойство вдруг куда-то исчезло. Тритон уже не выглядел беззащитным, но метаморфоза ничуть не изменила отношение Клинта к нему. А сложную природу чувств, буквально переполнявших его, принц, несмотря на романтическую натуру, понять и объяснить не мог. Одно накладывалось на другое.
Да и вообще, он бы никогда не подумал, что можно испытывать нечто подобное не к абстрактному бесполому идеалу, а к живому существу, находящемуся так близко, что можно протянуть руку, коснуться и не бояться, что прекрасный мираж растворится в воздухе.
- Я... - конечно же, именно в этот момент сказалась острая нехватка нужных слов. - Я беспокоился о тебе.
Локи заверил его в том, что с ним все хорошо, но в это верится с трудом, поэтому Клинт окидывает его придирчивым взглядом. Вроде бы грандиозных изменений, если не считать появления хвоста вместо пары человеческих ног, не произошло, но... Но повод для волнений всегда найдется.
- И не надо благодарить. Мне не в тягость немного тебе помочь адаптироваться к новым условиям. Я бы не смог тебя оставить, - Клинт пожал плечами, делая вид, что забота о потерявших голос и вышедших на земную поверхность тритонов для него дело житейское, обычная каждодневная рутина.
- Если ты снова вернешь себе ноги, то голос опять исчезнет? - на всякий случай уточнил Клинт. - Или тебе удалось как-то улучшить состав своего зелья?
И, разумеется, в самый неподходящий момент принц вспомнил о грядущем торжестве в свою честь. Должно быть, муки отразились на его лице и Клинт поспешил поведать Локи о причине своей печали. А тот еще, чего доброго, решит, что принц вовсе не рад его видеть в первоначальном облике.
- Скоро состоится бал. Я никак не мог отказаться, у меня даже не было причин, на которые можно было бы сослаться, - виновато произнес принц и посмотрел в сторону. - Опять одно и то же. Те же высокопарные речи, те же разряженные в пух и прах девицы, те же танцы. Ты хотел бы поприсутствовать там? Твое общество точно скрасило бы вечер, - и Клинт неожиданно тепло улыбнулся.
Вообще, он собирался снова включить показное равнодушие, чтобы не показаться чрезмерно навязчивым, но ничего, конечно же, не вышло. Свои чувства принц скрывал крайне плохо, что было не самой лучшей чертой для короля.

+2

17

Обычно Локи раздражало, если кто-то бесконечно допытывался, что он делает, как он это делает и что в итоге хочет получить. Но обычно любопытствующие имели в виду, что Локи нельзя доверять, поэтому единственным способом обезопасить себя является ежеминутный контроль, так что причины для раздражения были вполне законными. Клинт же спрашивал потому, что искренне интересовался всем происходящим, беспокоился и чувствовал свою ответственность - даже если бы он не сказал этого вслух, всё его поведение буквально кричало об этом - и поэтому тритон не ершился даже на те вопросы, ответы на которые были самоочевидны, вместо этого отвечая на них со спокойной улыбкой.
- Если я всё рассчитал правильно, то побочные эффекты должны исчезнуть, - Локи легко скользнул по воде, оказавшись прямо у бортика, рядом с которым стоял Клинт. - Понимаешь, при переходе из воды на сушу магия требует символов обоих миров, без этого совершенная трансформация невозможна. Но сейчас, когда у меня появилась возможность воспользоваться запасами ваших местных колдунов, я практически уверен в том, что сохраню голос и не потеряю ничего другого. Было бы проще, конечно, если бы я знал ваш письменный язык, - тритон пожал плечами, продолжая улыбаться, - но и так вышло неплохо; а с письменностью, думаю, я быстро разберусь.
Хорошо, что королевское воспитание и уроки матери помогали Локи сохранять спокойный вид, даже испытывая сильные эмоции. Совсем недавно он был едва ли не в отчаянии, представляя, какую непосильную задачу поставил перед собой, а сейчас, наоборот, его едва не распирало от восторга и любопытства при мысли о том, сколько нового предстоит узнать.
Когда речь пошла о бале, тритон автоматически стал прикидывать, как именно нужно повернуть историю о его появлении в стране (кстати, пора бы уже узнать, как называется то место, принцем которого является его человек, а то уже как-то неприлично всё еще пребывать в неведении), что можно будет узнать о социальной и политической ситуации и какую манеру поведения выбрать, чтобы казаться наиболее интересным собеседником. Локи всегда любил балы, на которых Асгард принимал делегации из соседних племен тритонов, и сейчас даже не сразу заметил, что в голосе Клинта совершенно отсутствует ожидаемый энтузиазм.
- Ты совсем не любишь балы? - без особой нужны спросил он, припоминая, что еще в их первую встречу человеческий принц говорил что-то о своей неприязни к государственным делам. - Даже если политика тебя не привлекает, там всегда можно найти, чем себя развлечь, - Локи изобразил глубокие раздумья. - Что ж, думаю, что смогу спасти тебя от скуки... если, конечно, ты согласишься с тем, что от танцев с девицами тебе мной прикрыться не удастся, - подмигнул он.

+2

18

Известие о том, что Локи снова сможет говорить и еще при этом будет ходить, вызвало у Клинта искреннюю радость. Теперь проблема коммуникации решена, и больше не надо будет опасаться за каждый свой жест или слово. Общаться вновь станет просто и легко. По крайней мере в это хотелось верить.
- Я могу научить тебя нашей письменности, - смело заявил принц. Он, конечно, гением не был и не превосходил своих учителей, но грамотой владел неплохо для будущего монарха. Его дражайшая бабушка, например, могла только имя свое написать без ошибок, о чем было сложено немало зловредных памфлетов.
- Мне несложно. Но если хочешь, найдем тебе хорошего учителя. В королевстве немало мудрецов, и кто-то из них наверняка захочет поделиться знаниями, - пришел к выводу Клинт. Возможно, Локи потребуется иной подход? Принц ведь отличался нетерпеливостью и больше всего не любил объяснять что-то. В качестве достойного учителя подошел бы кто-то, обладающий большим терпением и сдержанностью. Во всяком случае так бы тритон быстрее овладел человеческим языком в совершенстве. А чем меньше между ними будет преград, тем лучше.
Когда Локи согласился спасти Клинта от скуки неминуемого бала, с которого даже сбежать нельзя будет, принц заметно воспрял духом. Он не верил в добрые предзнаменования, но сегодня, определенно, был какой-то чересчур хороший день, когда все, абсолютно все, становилось явью.
- Терпеть их не могу. Будто это такое удовольствие - слушать монотонный голос цереммонимейстера, представляющего ту или иную напудренную знатную даму. А после еще и танцевать. Я бы с радостью сказался больным, но эта причина в третий раз не пройдет, - он тяжело вздохнул. На лице Клинта в этот момент отразились все страдания человечества со времен сотворения мира.
- Но если ты тоже будешь там, уже и танцы не покажутся пыткой, а общество - приторным и фальшивым, - улыбнулся принц. - А уж если кто-нибудь из нормальных девушек приедет, вроде леди Морс и леди Романофф, то, может, будет не так уж уныло.
Вдруг Клинт с размаха хлопнул себя по лбу.
Ты не голоден? Я совсем забыл, ты же весь день тут провел. Тебе нужно хоть чем-нибудь перекусить.

+2

19

Разумеется, Клинт тут же бросился заверять в готовности помочь, стоило только Локи заикнуться о том, что в чем-то испытывает недостаток.
- Уверен, твоей помощи мне хватит с лихвой, - улыбнулся тритон, которому, признаться честно, не хотелось бы заниматься изучением письменности в компании незнакомых людей, которые будут смотреть на него, как на великовозрастного идиота, не имея представления о том, почему именно он до сих пор не умеет читать и писать. - Да я и раньше предпочитал до всего доходить самостоятельно; дома образование никогда не было в таком уж большом приоритете.
Если бы Локи был уверен, что слушателю будет интересно, он поделился бы своей теорией этногенеза, по которой выходило, что у тритонов гораздо больше общего с людьми, чем пытались изобразить и те, и другие; в том числе, сходство разговорной речи позволяло предположить, что письменность возможно постигнуть с минимальными усилиями.
Рассуждения человеческого принца о страданиях, которые ему приходилось испытывать на балах, тритон слушал со слегка насмешливой улыбкой. Клинт как-то слишком уж сильно упирал на общение с противоположным полом, как будто других развлечений - вроде издевок над знатными вельможами или поимки зарубежных дипломатов на слове - и не существовало вовсе. Впрочем, Клинт, с его прямолинейностью и, как бы нелепо это ни звучало даже в мыслях тритона, ненавязчивым благородством, вероятно, не считал подобные занятия достойными или же просто не был достаточно язвителен, чтобы находить в них удовольствие. Ну да ничего, когда Локи немного освоится в сухопутном обществе, он научит своего человека парочке-другой политических тонкостей.
А вот упоминание неизвестных дам, о которых принц отозвался с теплотой, неприятно кольнуло. Одно дело, когда Локи сам отправлял Клинта прочь под предлогом собственной занятности и его государственных дел, и совсем другое, если в непринужденной обстановке принц предпочтет его общество компании кого-то еще. Локи поразительно быстро привык к тому, что его компаньон постоянно следит за ним и благоговейно внимает каждому его слову; а тем, что Локи начинал считать своим, он решительно не готов был делиться с другими.
Хорошо, что новый приступ гостеприимства Клинта вовремя прервал мрачные мысли тритона, направлявшиеся в сторону создания незаметного яда на случай, если кому-нибудь взбредет в голову узурпировать внимание принца.
- Да, от ужина я бы не отказался, - со вздохом подтвердил Локи, желудок которого при упоминании перспективы пищи разразился гневной тирадой. - Только... - он слегка замешкался, - я предпочел бы пока не возвращать себе человеческий облик - это всегда стресс для организма. Ничего, если мы устроим вечернюю трапезу прямо здесь?

+1

20

Так уж сложилось, что в балах Клинт при всем желании ничего положительного найти не мог. Впрочем, мысль о присутствии эмансипированных Таши и Бобби, с которыми можно было спокойно побеседовать, не придавая значения тонкостям дворцового этикета, значительно окрылила его. Они вообще были девчонки свойские, обе умели за себя постоять, а Таша даже уломала отца выписать ей учителя фехтования откуда-то издалека, что и вовсе делало ее парией среди знатных дам.
Кроме того, не было в них кокетства и жеманства, присущего большинству здешних красавиц, едва не выпрыгивающих из кружевных платьев в надежде заполучить хоть толику внимания Клинта. Разумеется, лишь благодаря его социальному статусу.
- А что же у вас было в приоритете? Как готовят к трону в подводном царстве? - не мог не полюбопытствовать Клинт. Впрочем,, может быть, у тритонов популярно получать власть силой, но принц был уверен что удержаться на троне в течение длительного времени, не имея достаточных знаний, - задача сложная. Или же у них настолько нерушимый авторитет царской династии, что никто и не думает устраивать бунты и поднимать народ на восстания? Хотя дело может быть и в особом менталитете.
- Здесь? - растерялся Клинт. Есть в купальне... Мероприятие было весьма сомнительным, но кому, в конце концов, какое дело до причуд Его Королевского Высочества? К тому же, час был довольно поздний, большинство слуг уже наверняка отправилось спать. Но точно можно было рассчитывать, что кухарка Мелинда и и ее племянник Лео точно на кухне. И они-то точно не откажут и косо не посмотрят, если он попросит их собрать что-нибудь на ужин. Принца во дворце любили за легкий нрав и отсутствие кичливости, и сейчас самое время было воспользоваться этим отношением.
Но было бы замечательно, если бы удалось устроить все это без участия Фила. Клинт уже успел понять, что его камердинер сильно не одобряет все происходящее, считая привязанность воспитанника самой дурной затеей из всех возможных.
- Хорошо, сейчас устроим, - поколебавшись немного, кивнул Клинт.
Если Мелинда и удивилась просьбе принца, то она и вида не подала. Вернувшись в купальню, Клинт плотно прикрыл за собой дверь. Он взял с Лео слово постучаться. Впрочем, тот парень башковитый и сам бы не стал врываться к Его Высочеству без спроса.
- Слушай, Локи, - Клинт внимательно посмотрел на тритона. - Я хотел узнать, а как у вас обстоят дела с женитьбой? На наследников тоже так давят или можно пожить хотя бы несколько дней без ненавязчивых упоминаний каких-нибудь выгодных партий?
Спустя несколько минут, в дверь постучали, и Клинт поспешил забрать у Лео массивный поднос, заставленный всякой снедью. Поблагодарив его, принц велел пареньку скорее отправляться спать.
Лишь опустив свою ношу перед тритоном, Клинт осознал, что и сам проголодался.
-Я не знаю твоих предпочтений, поэтому там будет всего понемногу, - он развел руками. - [b]Надеюсь, что-то придется по вкусу

+1

21

- У нас предпочтение всегда отдавалось воинскому искусству, - со вздохом ответил Локи, - и до какой-то степени этот приоритет оправдан. Мы не так уж часто воюем с другими тритонами, - поспешил пояснить он, чтобы у человека не сложилось неверное впечатление о подводном народе, - однако хищники в глубинах многочисленны, очень сильны и им совершенно безразличны политика и дипломатия. Защищать свои дома от нападений тех из них, кто хочет полакомиться нежным мясом или отвоевать себе новые охотничьи угодья, приходится регулярно, и если бы не постоянные тренировки, от нас остались бы лишь воспоминания да кости на морском дне, - Локи непроизвольно улыбнулся тому, с каким вниманием Клинт прислушивался к его рассказу: приятно было наконец-то встретить того, кто интересовался миром за пределами досягаемости собственного носа. - Однако методы защиты от чудовищ у нас на диво однобоки. Ты видел моих питомцев - Хугина и Мунина - и смог оценить, как они полезны и послушны; а ведь их собратья - одни из самых опасных наших противников. Тем не менее, магия, с помощью которой я их приручил, считается недостойной настоящего воина, и использование ее в бою покрывает его позором. Наука, которая помогла бы найти какие-то естественные способы сосуществования, тоже не в чести, и в результате у нас полно доблестных воинов, но половину жизни мы тратим на то, чтобы не вымереть, как вид, вместо того, чтобы заботиться о каком-нибудь прогрессе!
Локи мог бы еще долго распинаться на задевающую его за живое тему развития собственной расы, но его вовремя прервал стук в дверь, возвестивший прибытие ужина.
- Ну ты сам подумай, Клинт, какие у меня могут быть предпочтения? - хмыкнул тритон, с любопытством изучая разложенный перед ним ассортимент. - Но ты не переживай, я люблю пробовать всё новое, - добавил он, суя нос в первую попавшуюся тарелку и подхватывая с нее пальцами один из художественно разложенных по ней кусочков... чего-то. - У тебя проблемы с брачными перспективами? - прожевав и придя к выводу, что людская еда определенно ему нравится, продолжил разговор Локи. - На собственный опыт ссылаться не буду - по непонятным причинам никто не хочет выходить за меня замуж, - пошутил он, хотя соль шутки вряд ли дошла бы до сухопутного, который был не в курсе подводной жизни, - но брат никогда не жаловался на давление общественности; впрочем, он вообще всегда рад познакомиться с новой русалкой, независимо от перспектив брака. Кстати, - нахмурился он, - если ты - принц, то кто король? - хотя нет, их разговор при первой встрече практически не оставлял сомнений в том, что Клинт - единственный живой представитель правящей династии на данный момент. - То есть, почему ты до сих пор не король? - исправился тритон, - и почему просто не прикажешь тем, кто тебе надоедает, отстать?

+1

22

- Интересная у вас жизнь, - мечтательно протянул Клинт. Если бы в его обучении уделялось больше времени воинскому искусству, нежели экономике королевства и торговым отношениям, он, наверное, был бы счастлив. Впрочем, ему хватило и того, что его желание учиться мореходству и страсть к охоте поощрялись матерью. В противном случае, лишенный и лука, и штурвала, он захирел бы окончательно. Но королева была мудрой женщиной и потакала увлечениям сына столько, сколько могла, не забывая, правда, напоминать ему и о долге перед отечеством.
- Я и представить не мог, что в подводном мире все так развито. Мы и мечтать не можем о том, чтобы понимать зверей и птиц, а приручение диких животных требует огромного количества времени и терпения.
Он вспомнил тех акул жутковатого вида. Для того, чтобы заставить их подчиняться, Локи понадобилась магия. Интересно, найдется ли в королевстве кто-то, кому под силу укротить такую магию? Если и есть, то он отлично это скрывает. Колдовство, в общем-то, не поощрялось, но, тем не менее, было у всех на слуху. Оно и верно. Запретный плод сладок.
- Тогда пробуй все, что пожелаешь. Мелинда расстаралась на славу, - улыбнулся Клинт, беря с подноса кусок пряного пирога с голубятиной. Это было любимое лакомство принца. Рецепт диковинного блюда был привезен в королевство бабушкой вместо части приданого, пирог непременно подавали на всех праздниках, но также и готовили, как только Его Высочество пожелает. А желал он частенько.
- Короля пока нет... - Клинт потупился. - Будет, как только состоится коронация. До нее еще два месяца с хвостиком. И моя покойная матушка пожелала, чтобы к тому моменту, когда мне на голову оденут корону, я остепенился и отыскал "ту единственную", - он передразнил менторские интонации Фила. - Мои советники все чаще напоминают мне о ее воле и о том, что брак пошел бы на пользу мне и заодно увеличил мою популярность среди простого люда. Они бы еще предложили устроить грандиозный бал для всех знатных девиц королевства и потом искать ту самую единственную, имея лишь хрустальную туфельку. Этой стратегией воспользовался один король откуда-то с юга. Превратил поиски невесты сына в огромную акцию, по итогам которой и принца, и его избранницу готовы были на руках носить охочие до слезливых историй жители королевства.
Клинт и сам неровно дышал ко всему романтическому, но его романтика была иного свойства, как ему казалось. Поиски захороненных на дне моря сокровищ, чарующая и в то же время опасная лесная чаща, таящая в своей глуби множество невероятных существ, затерянные земли, окутанные туманом - вот это настоящая романтика. А не масштабная акция с разъездами по всему королевству, потрясая хрустальным башмаком.
- Я все-таки не могу пойти против воли матери. Только глухой здесь не знает о ее последнем желании. В конце концов, может, за эти два месяца в моей жизни что-то изменится, - Клинт открыл флягу с вином и наполнил свой кубок. - Хочешь немного вина?
Взглянув на тритона, принц понял, что погорячился. В его жизни уже происходили определенные изменения, и связаны они были с тем трепетом, который охватывал его, когда он смотрел на Локи.

+1

23

Локи только диву давался, наблюдая, как его слова интерпретируются в совсем другом ключе, нежели тот, который имел в виду он сам. Где там что под водой развито? Локи был чуть ли не единственным тритоном, способным приручать диких тварей, и его умение повсеместно воспринималось как что-то постыдное и недостойное истинного воина. Но, по крайней мере, Клинт явно считал такой талант заслуживающим уважения и восхищения, что грело самолюбие.
- Надо будет как-нибудь организовать тебе прогулку по морским глубинам, - задумчиво проговорил Локи в перерывах между дегустацией многообразия человеческих блюд. - Что-то мне подсказывает, что удовольствия от подводной охоты ты получишь гораздо больше, чем я, - лукаво улыбнулся он, поднимая глаза на человека, который целенаправленно ел что-то одно. Тритон оценивающе покосился на это что-то, но решил, что лучше продолжит планомерное исследование, начавшееся с ближайших к нему тарелок и продвигавшееся к дальнему краю подноса.
- Это несправедливо! - воскликнул Локи, когда принц закончил объяснения о своих скорых матримониальных перспективах. В других обстоятельствах он бы со смаком обсмеял странные человеческие методы поиска супруги, но сейчас его слишком задело ограничение, наложенное на его человека. - Несправедливо и жестоко! Как можно было требовать такое, зная, что ты не можешь отказать? Это ведь не просто последняя просьба, это - управление всей твоей дальнейшей жизнью!
Локи, не раздумывая, схватил протянутый кубок и в несколько глотков осушил его. Горячая волна прошлась по глотке и пищеводу, но подводный народ тоже был не чужд горячительных напитков, а их настойки на водорослях отличались значительно большей крепостью, так что опьянение - по крайней мере от одного бокала - тритону не грозило.
- Прости, - поспешил исправиться он, когда мозг наконец угнался за языком. - Я не хотел оскорбить память твоей матери. Но... - "...мне трудно представить, чтобы моя собственная мама так бы со мной поступила" первым просилось с губ, а за ним "...я бы никогда не выполнил эту просьбу, будь она хоть самой распоследней!", - я бы, наверное, на твоем месте нашел какой-нибудь изощренный способ удовлетворить просьбу буквально, извратив при этом ее содержание, - Локи чуть виновато пожал плечами.

+1

24

Слово "охота" не могло не заинтересовать принца. Оно даже заставило его оторваться от любимого блюда. Впрочем, к чему лукавить? Когда Локи к нему обращался, Клинт готов был бросить любое занятие. Все, что говорил тритон, представлялось принцу крайне важным. Подводная охота... Должно быть, это невероятно. Опускаться на головокружительную глубину, охотиться на ужасных морских чудовищ, поражать их копьем или трезубцем. Есть ли у тритонов такое оружие?
- Я был бы очень рад удостоиться чести посетить твою Родину, - ответил Клинт. Что-то подсказывало ему, что то действительно была великая честь. Он ни разу не слышал историй о том, чтобы кто-то бывал в царстве тритонов. Спрашивать о том, как же может человек так долго дышать под водой, Клинт не стал. Догадывался, что для этого понадобится еще одно зелье, похожее на то, которое готовил сегодня сведущий в магии Локи. - Жаль, я не смогу оставить королевство надолго.
Искреннюю реакцию тритона на известие о последней воле почившей королевы Клинт встретил теплой улыбкой. Невозможно было не улыбнуться. Ему было приятно, что Локи понимал его и его смятение, а не повторял заученные речи о долге перед матушкой и всем королевством.
- Ничего страшного. Твои слова гораздо лучше и честнее того, что мне говорят обычно, - Клинт сделал несколько глотков прохладного вина. По телу разлилось тепло. На душе стало чуть легче. - О чем ты? Как можно извратить просьбу матери? Жениться на ком-то, кто не соответствует необходимым требованиям? Не на знатной особе? - изумился Клинт. Ему даже в голову не приходило видеть подходящую кандидатуру, допустим, в старпоме Хилл, одним своим присутствием разбивавшей навязшую в зубах примету о женщине на корабле. С другой стороны, она была вполне хороша собой. А уж если бы она поменьше ругалась, как сапожник, то и вовсе была бы объектом всеобщего обожания.
- Просто не представляю, как можно полюбить кого-то за два месяца и уж тем более жениться на ней. Такое только в сказках и случается, - нахмурился Клинт. - А жениться на самой богатой и влиятельной... Зачем? Вместе с приданым можно получить и скверный характер, и взаимную ненависть. А я бы хотел если не любви, то хотя бы взаимного понимания и уважения.
Он впервые вспомнил о времени. Должно быть, уже было поздно.
- Прости, не хотел изливать тебе душу. Где ты хочешь ночевать? Тут? Или же ты вернешь себе ноги и тебя проводить в комнату?
Постель с теплым одеялом казалась Клинту более надежным местом, поскольку вода могла быстро остыть. Но ее температура и без того была выше морской, так что, наверное, стоило не переживать за здоровье тритона.

+1

25

Локи в задумчивости плеснул хвостом, слушая, с каким восторгом и едва ли не благоговением Клинт говорит о возможности посетить подводное царство. В принципе, не так уж это было и невероятно - если далеко идущим планам тритона суждено воплотиться в жизнь, визит короля государства-союзника будет вполне ожидаем. Но до этого пока было, разумеется, очень далеко; и, вполне вероятно, Одина будет гораздо сложнее убедить в необходимости сотрудничества, чем кого-либо из обитателей суши.
Матримониальные традиции людей были для Локи загадкой, которая стала еще более таинственной после краткого экскурса в способы выбора невесты. Поэтому сходу предложить способ вывернуть последнюю просьбу матери себе на пользу тритон не смог; а потом его отвлекли рассуждения Клинта о том, какой тот хочет видеть свою будущую супругу. Судя по всему, понятие династического брака было сухопутным не чуждо, но принц, чье отношение к трону Локи уже узнал раньше, и здесь придерживался романтических взглядов. "Жениться по любви, ну надо же!" - невольно улыбнулся тритон.
- Изливание души - процедура гораздо более продолжительная, и обычно предваряемая длительными возлияниями, - успокоил собеседника Локи, - а ты, скорее, просто немного подумал вслух. Я бы, кстати, нашел себе девицу, которую будет не видно и не слышно, - и условия просьбы выполнены, и никаких препятствий единоличному правлению и душевному спокойствию, - предложил свой, весьма циничный вариант он. Впрочем, "женись и отрави супругу после того, как она принесет наследника", звучало бы гораздо хуже. - Конечно, если любовь потом всё же найдется, жена окажется несколько лишней. Хотя... у вас тут как, бывают фаворитки у королей? - полюбопытствовал он. - Если да, то и с наличием любовницы проблем не будет.
Ничего оскорбительного, говоря о фаворитках, Локи в виду не имел. Лаувейя - его мать - была как раз одной из фавориток Одина, а он сам - официально признанным бастардом.
За рассуждениями о надвигающемся браке Клинта тритон чуть не забыл о его последнем вопросе. Бессознательным жестом заправив почти высохшие волосы за ухо и проведя пальцами по жабрам, Локи задумчиво посмотрел на стоящий чуть в отдалении флакон с зельем. Как бы ни хотелось ему оставаться в более привычной и комфортной форме, так он ничего не добьется. Решительно выдохнув, тритон потянулся к зелью.

+1

26

Ну что ж, к многочисленным достоинствам тритона, которые успел выделить принц, добавилась еще и деликатность. "Немного подумал вслух?" Принцу вообще не пристало озвучивать вслух свои мысли, уж если на то пошло. По крайней мере, делать это следует явно не в чьей-то компании, а лишь наедине с собой, не забывая о том, что и у стен есть уши.
- Фаворитки у нас бывают, - кивнул Клинт. - Но, как правило, их наличие стараются скрыть, и это не всегда успешно проходит. Попробуй заставь замолчать девушку, которую полюбит королевская особа. Все-таки гораздо проще, когда супруги любят друг друга. В этом случае можно не ждать ножа в спину ни от жены, вынужденной наблюдать за изменами, ни от любовницы, которую будет раздражать сам факт того, что корона не покоится на ее голове.
Кажется, в подводном царстве таких проблем вообще не возникало. В этом случае им можно было только позавидовать. И вновь загорелось в душе принца непременно посмотреть на этот чарующий мир, о котором говорил Локи. Такое всегда бывает. Каким бы красивым ни было то, что тебя окружает, оно всегда меркнет по сравнению с неизведанным, пусть даже этот блеск фальшив.
Заметив быстрое движение Локи, Клинт поспешил отвернуться. Не то чтобы ему не хотелось понаблюдать за трансформацией, но лучше все-таки было не мешать тритону в этот ответственный момент. Выждав с минуту, принц все-таки обернулся:
- Ты в порядке? Голос не исчез? - осведомился Клинт в тревогой в голосе. - Помочь одеться? - он поднял сброшенные Локи вещи и отряхнул их. - По-моему, тебе просто необходимо отдохнуть, - не удержался принц от комментария. - Завтра не буду тебя будить, спи столько, сколько пожелаешь. Тебя никто не побеспокоит.

+1

27

Слушая рассуждения о преимуществах взаимной любви коронованных супругов, Локи только и мог, что едва заметно качать головой. То ли в мире людей никто толком не знал своего места, то ли Клинт просто опять проецировал на всех свои собственные романтические представления. Королева Фригга, насколько видел младший принц, никогда не страдала от того, что Один находит себе интересы на стороне, а его собственная мать никогда не стремилась нахлобучить на голову корону. Локи порой даже завидовал полному отсутствию у нее амбициозности: будь сын похож характером на мать, он сейчас спокойно рассекал бы подводную гладь, дрессировал острозубых монстров и не пытался доказать себе и окружающим, что способен на большее, чем его брат-воин.
Но в чем-то, по крайней мере, желание выделиться из общей массы помогало: младшему Одинсону едва ли не первому из тритонов удалось выйти на сушу совершенно без потерь... если, конечно, не считать потерю комфорта из-за полной смены среды обитания и первичного способа передвижения.
Вылезти из бассейна было настоящим подвигом: даже после трансформации и повторного обретения ног Локи по-прежнему воспринимал воду более естественным окружением, чем воздух. Плюс к тому, новые конечности все еще не очень хорошо его слушались, так что помощь с поднятием на ноги и облачением в людскую одежду была очень кстати.
- Мое искусство никогда еще меня не подводило, - слабо усмехнулся Локи, следя, как пальцы принца ловко застегивают мелкие пуговки на его рубашке. - И насчет отдыха с тобой я спорить не буду, - усмешка внезапно приобрела некий зловещий оттенок, - и пусть кто-нибудь только попробует меня разбудить прежде, чем я проснусь сам, - многообещающе добавил он, - далеко не всё мое колдовство требует ингредиентов и пробирок, некоторые проклятья отлично налагаются просто по взмаху руки.
Это, разумеется, была не угроза, и даже не обещание из тех, которые тритон давал разозлившим его придворным и всегда потом приводил в исполнение. Он просто хотел покрасоваться перед своим спутником, который всегда с восторгом воспринимал новости о необычайных умениях Локи вместо того, чтобы ужасаться или насмехаться.
Слово "отдых" сейчас звучало лучше самой сладкой музыки, но даже больше него принца подводного царства радовала перспектива открытия нового для себя мира, которому уже не препятствовало отсутствие голоса.

+1


Вы здесь » CROSSGATE » - потаенные воспоминания » Footprints along the shore


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC