К ВАШИМ УСЛУГАМ:
МагОхотникКоммандерКопБандит
ВАЖНО:
• ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ! •
Рейтинг форумов Forum-top.ru

CROSSGATE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSGATE » - потаенные воспоминания » [spn] NCH-1: Escape. [завершено]


[spn] NCH-1: Escape. [завершено]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Nine Circles of Hell. First Circle [Limbo]. Escape
https://38.media.tumblr.com/c99ee4dc40ceab5a8c85c84ca929c9cf/tumblr_n2pdofveiZ1smw4fdo3_250.gifhttps://31.media.tumblr.com/30d8af334c26dbcdcee92550bc53b593/tumblr_n2pdofveiZ1smw4fdo1_250.gif
https://31.media.tumblr.com/36ae8f793a086fb6ae205ce311ead1bb/tumblr_n49xq57RIX1r88mw9o4_250.gifhttps://33.media.tumblr.com/4bc329fb0ceaddbe59c6b4de57fed229/tumblr_n2pdofveiZ1smw4fdo2_250.gif
[Merlin BBC + Supernatural]

Истерзанной в Аду душе Джо удается найти лазейку и навестить Мерлина, проникнув в его сон. Поверит ли ей юноша, не окажется ли эта единственная возможная попытка побега безуспешной?

участники:
время: во сне нет понятия времени
место действия: технически - Камелот, фактически - мир сновидений Мерлина
предупреждения: вроде бы никаких

+5

2

And the girl that chase the rabbit, drank the wine and took the pills
Has locked herself in limb to see how it truly feels. ©

Это было похоже на бесконечное свободное падение в кроличью нору, на медленное погружение в глубины бездонного океана – воздуха не хватало, сколько она ни пыталась вдохнуть. Джо не знала, где она и что с ней, словно лишившись разом всех органов чувств. Неизвестность пугала, хоть она уже давно позабыла, что это такое – бояться чего-то по-настоящему. Уже не помнила, каково это – когда твои колени подгибаются от накатывающего страха, когда горло будто бы обвивают холодные липкие руки, постепенно сжимающие все сильнее и сильнее. Не помнила, пока ее не заставили об этом вспомнить.
Ад был не таким, каким его обычно привыкли описывать. Реальность же оказалась куда более тягостной и мрачной – это напоминало тесную темную комнату без дверей и окон. Безысходность, куда ни посмотри, давящая на плечи и грудь. Джо хотелось свернуться где-нибудь в углу, обнять руками колени – но что-то внутри нее заставляло ее подниматься и продолжать бороться, бороться, несмотря ни на что, прогрызать себе выход наружу, во что бы то ни стало. Потому что Джо знала – ей не место здесь и уж чего-чего, а этого она точно ничем не заслужила. Чья-то оплошность? Банальная и глупая ошибка? Или же кому-то было нужно, чтобы она здесь оказалась?
Эти вопросы мешались в голове, сталкивались друг с другом, стягиваясь в тугой узел. И в какой-то момент тесную комнату сменил длинный темный коридор со множеством дверей – Джо кидалась к каждой, дергая ручку, колотя кулаками и ногами, чтобы только найти ту единственную, незапертую. Она не знала, сколько уже бродит здесь, но, кажется, к тому времени, когда она, наконец, нашла открытую дверь, прошло целых две вечности.

Кто-то там явно позволил ей найти именно эту дверь, именно эту лазейку, и дал отсрочку на некоторое время – снисходительно так, просто чтобы лишний раз позабавиться. Чтобы посмотреть, как она будет метаться в поисках выхода – как бабочка или птица, по ошибке залетевшая в комнату и отчаянно бьющаяся в стекло. Этот кто-то умело дергал за ниточки, и Джо поддавалась, потому что иного выхода не было – либо сгинуть в этой темноте, либо вырваться, выбраться из этого замкнутого круга. Первый вариант был для нее неприемлем.
Но и там, за дверью, ее ждала все та же темнота – непроглядная и вязкая, неприятная. Она мешала  ступать уверенно – Джо боялась наткнуться на невидимую преграду, оступиться и снова провалиться в неизвестность. Но в какой-то момент где-то там, на периферии зрения мелькнул неясный свет – мелькнул и пропал, словно свет маяка в густом тумане. Однако теперь Джо хотя бы знала, куда ей идти – а свет мелькал все чаще и ярче, разгораясь с каждым разом все сильнее. Он был мягким и чуть приглушенным, как отсвет абажура на стене – Джо тянула к нему руки, боясь, что он в любой момент может пропасть вовсе.

Это был ее шанс. Шанс докричаться – до того, кто стоял за этим светом.
– Ты меня слышишь? Эй!

Шанс передать самое важное, шанс на спасение – Джо знала, что времени у нее совсем немного. Кто-то – она пока еще не знала, кто именно – отсчитывал секунды, и с последним ударом она будет вынуждена снова вернуться обратно.

– Помоги мне, прошу тебя.

Она должна была достучаться до него – а иначе второго такого случая ей уже не представится, Джо знала это совершенно точно. Тот, кто затащил ее сюда, не дает вторых шансов.

– Ответь, если слышишь меня. Пожалуйста.
Секунды неумолимо текли – она слышала стук, повторяющийся рефреном в ее голове, и ждала ответа с той стороны.
Свет стал слишком ярким, ослепляя глаза.

+5

3

День у Мерлина выдался суматошным. Нет, суматошными, как правило, выдавались все дни без исключения, но этот был особо тяжелым. Артур, кажется, решил совсем загонять его по совершенно глупым и ненужным поручениям и, если учесть, что половину из них пришлось переделывать из-за того, что Пендрагон постоянно передумывал в последний момент, то ноги к вечеру у мага гудели и отказывались двигаться, даже если уговаривать их.
Не удивительно, что парень отказался от ужина, хотя не ел с самого утра, сил для того, чтобы дойти до кухни у него просто не было. Решив, что перехватит что-нибудь с самого утра, Мерлин едва дополз до постели. Он все же решил полистать книгу на ночь, но заклинания упорно не лезли в голову, слова путались и маг отложил толстенный фолиант, чтобы не искушать судьбу. Хорошо, если неверно произнесенное заклинание обернется чем-нибудь крайне невинным. А если последствия окажутся ужасными? Вряд ли это прибавит ему спокойствия, хотя, наверное, в темницах Камелота спится вполне себе неплохо. По крайней мере, там Артур уж точно не достанет его со своими дурацкими заданиями.
Мерлин укрылся одеялом и обнял подушку. Он просто обязан уснуть без задних ног, потому что об этом мечталось всю вторую половину дня. Увы, парень проворочался полчаса, пытаясь найти удобную позу, пока его наконец не сморил сон, который был каким-то тяжелым и беспокойным.
Ему казалось, что кто-то зовет его, но никак не обратит на себя внимание, причем голос шел именно из сна, а не из реальности, как можно было подумать сначала. То есть, Мерлина никто не пытался разбудить посреди ночи. Его настойчиво звали в сам сон, тяжелый и глубокий, сдавливающий виски и очень беспокойный. Он словно бы находился посреди светлой комнаты, прекрасно зная, что за ее пределами - непроглядная чернота. И а этой черноте кто-то был.
Отдаленный отзвуки чьего-то голоса, как если бы говоривший находился где-то очень  далеко или совсем рядом, но шептал тихо. Мерлин отчаянно напрягал слух, чтобы разобрать хотя бы обрывки слов, но не преуспел в этом. Наверное, это все от голода. Ему уже голоса начинают казаться.
Он уже почти решил, что понемногу сходит с ума от переутомления, когда наконец расслышал женский голос.
– Ответь, если слышишь меня. Пожалуйста.
- Кто здесь? - сначала Мерлин не думал отвечать, но в голосе было столько мольбы, что фраза сама слетела с губ. - Эй! Кто ты и что тебе нужно?
Возможно, это какие-то чары, слишком уж странный сон и все вокруг. Может какой-то маг пытается связаться с ним с помощью снов? Довольно необычный, но не такой уж редкий способ, если верить книгам и Гаюсу. Мерлин отчаянно завертел головой, но вокруг был только свет, а за ним - темнота, в которой плавали неясные тени. Он не мог сказать, откуда конкретно донесся голос, потому что он был вроде бы и везде, но в то же время в конкретном месте.
По спине вверх пробежали мурашки, но маг заставил себя успокоиться. В конце концов, это только сон, ему просто кажется, никто ничего не сможет ему сделать в его же собственном сне. Нужно просто подождать, когда странный визитер скажет, зачем пожаловал, если, конечно, это вообще визитер, а не расшалившееся воображение Мерлина, а потом просто проснуться. Можно будет даже полистать сонник или рассказать дракону о произошедшем, хотя маг был уверен, что беспокойство отступит, как только настанет утро и он проснется. Это свойство всех снов - забываться с первыми лучами солнца. Надолго в памяти остаются только кошмары, которые, порой, возвращаются, чтобы снова напомнить о себе. Это на кошмар не было похоже.

+5

4

Она почти не надеялась на то, что ей кто-то ответит. Это было похоже на крик отчаяния – Джо цеплялась за пустоту перед собой, и пальцы соскальзывали, так и не нащупывая опоры. Она зажмурилась, прикрывая ладонью глаза – свет, белый и яркий свет слепил даже сквозь веки. Но с его внезапным появлением стало легче дышать – в груди больше не ворочалось гадкое и липкое чувство безысходности, которое она чувствовала все это последнее время.
В какой-то момент Джо услышала чей-то голос. Сначала неясно и невнятно, словно с помехами прорывающийся из телефонной трубки. Но уже следующая фраза прозвучала громко и отчетливо, где-то за спиной – Джо обернулась, открывая глаза, хоть яркий свет все еще мешал разглядеть что-либо. Кажется, она видела чей-то неясный силуэт, как если бы кто-то стоял у незанавешенного окна.

– Помоги мне, пожалуйста, – она решилась повторить свою просьбу, вглядываясь в фигуру – то ли глаза уже понемногу привыкали к свету, то ли он стал более приглушенным, но уже было не так больно вглядываться в сияющую пустоту, из которой постепенно вырисовывался тот, кто пришел на ее зов. – Я… – Джо запнулась, растерявшись на мгновение – но лишь на мгновение. Время неумолимо утекало – она слышала четкий звук секундной стрелки где-то на периферии сознания. Этот звук эхом отдавался в ее голове, напоминая о том, что времени мало, чертовски мало, и в любую секунду темнота может снова сгуститься. И тогда уже ничего нельзя будет сделать.
– Я умерла, уже порядком давно. И теперь меня кто-то упек в Ад – видимо, за какие-то особые заслуги, – хватает даже сил на кривую усмешку, хоть Джо и не совсем уверена, что этот некто может ее видеть. Голос на удивление твердый и спокойный – лишь немного нервно звенит, как натянутая струна. Она почему-то знает, что уже нет нужды отчаянно кричать: – Я не должна там быть, понимаешь?

Не важно, что было. Не важно, что я сделала или не сделала. Не должна.

– У меня очень мало времени, – голос предательски срывается – Джо делает глубокий вдох и сжимает кулаки в каком-то судорожном жесте. – Кто бы ты ни был, но ты моя единственная надежда, раз уж я сумела до тебя достучаться. Видимо, ты обладаешь какими-то особенными способностями, раз можешь меня видеть сейчас.

Ведь ты же видишь, правда же? Второго шанса у меня уже не будет. Он не даст вырваться из этой темноты.

Хоть она и смогла на время оставить позади всю эту боль, отчаяние и разъедающую безысходность, но она все равно чувствовала, как эта темнота наступала ей на пятки, дышала гнилым смрадом в затылок, стискивая плечо ледяными скрюченными пальцами. Нельзя было медлить – нужно было во что бы то ни стало ловить этот шанс. Джо осмелилась подойти ближе – силуэт приобретал ясные очертания, словно вырисовываясь из густого тумана.

+4

5

Теперь у него не осталось никаких сомнений на счет того, что с ним кто-то пытался заговорить. Это не было похоже на помутнение и голодный обморок, хотя вряд ли связь с другим человеком через сновидения можно считать не помутнением, а чем-то совершенно обычным. Делов-то... Подумаешь.
- Ты призрак? - это первое, что приходит в голову, когда человек говорит, что умер. Мерлин видел разных существ, порожденных магией, так что призраки не казались ему чем-то странным или нереальным. В конце концов, всегда оставался мизерный шанс, который бы объяснял все это дело с точки зрения галлюцинаций. Это действительно мог быт просто сон.
Это все было очень странно, но в то же время Мерлин не чувствовал страха. И дело не в том, что он допускал возможность нереальности происходящего, просто он был уверен в том, что тот, кто пожаловал в его сон, не причинит вреда, не только потому, что просто не сможет, но и не захочет. Только вот кто это?
Как бы странно ни звучали слова о том, что визитер умер, маг старался разглядеть незнакомку. Увы, вокруг была лишь темнота и голос, звучащий одновременно везде. Иногда ему казалось, что, если расслабиться и прекратить вглядываться, то краем глаза можно заметить ее, только вот Мерлин понимал, что это все обман.
Мерлин отчаянно напрягал глаза, чтоб разобрать хоть что-то. Определенно, где-то там за гранью кто-то был - женщина или девушка, точно нельзя было сказать, слишком искажался голос, слишком далеко она была, но в то же время где-то очень близко, настолько близко, что маг чувствовал ее просто в своей голове.
Он вновь напряг зрение, скорее даже внутреннее, и отчаянно сильно захотел увидеть ту, которая звала на помощь. Виски сдавила боль, где-то внутри будто что-то взорвалось, расцвело огненным взрывом, и он увидел. Так ясно и четко, словно она стояла рядом с ним в комнате - бледная и изможденная, уставшая и истерзанная. Девушка. Блондинка с темными глазами, которая показалась Мерлину смутно знакомой. Нет, он точно не знал ее, но все люди, которых ты видишь во сне, кажутся смутно знакомыми, это какой-то закон потустороннего мира, неизменно исполняемый и не подлежащий обсуждениям.
- Кто ты и как нашла меня? Почему я? - у Мерлина было еще много вопросов, но внезапно он понял, что у незнакомки совсем нет времени на них отвечать. С каждой секундой она становилась все бледнее, словно бы истончалась, слабела и теряла связь с миром сна мага.
Он бы хотел расспросить незнакомку подробнее, но времени у них оставалось все меньше. Пожалуй, сил Мерлина не хватит, чтобы удержать ее тут дольше положенного времени. Он чувствовал, что назад его ночную гостью тянет что-то куда более сильное и грозное, чем сам маг, и тягаться с этой силой ему не по зубам.
- Что я могу для тебя сделать? Как помочь тебе выбраться? - не смотря на то, что он не знал, правда ли все это, не знал эту девушку, не был уверен даже в том, что она вообще умерла, а не использует магию для того, чтобы навредить ему или Камелоту, Мерлин не мог отказаться в помощи, потому что, пока существовала хоть призрачная надежда на то, что она может быть реальной, он не может отвернуться от той, которая обратилась с мольбой.

+5

6

У нее все равно не получалось разглядеть своего невольного собеседника – свет рассеивался и витал вокруг каким-то неясным туманом. Но Джо было достаточно и того, что ее слышно – ведь это значило, что теперь она может передать послание. Хотя бы попытаться – сейчас у нее было не так уж много достойных альтернатив. По сути, их вообще не существовало – либо цепляться пальцами за этот свет, либо позволить темноте за спиной поглотить ее, утянуть за собой. Это и так ее ждало рано или поздно, но сейчас Джо должна была использовать этот шанс для того, чтобы пробить себе хоть какую-то лазейку из этого места, в которое она попала совершенно незаслуженно.

– Да, я призрак, – голос чуть споткнулся на этом слове, но она пересилила себя и продолжила говорить дальше. – Я не знаю, почему именно ты – я блуждаю уже очень долго и, наконец, смогла отыскать хоть кого-нибудь. Я даже не знаю, в каком мире сейчас нахожусь, но больше мне негде найти помощи. Просто не будет другого шанса.
Этот человек был ее последней и единственной надеждой. Харвелл уже слышала завывания ветра у себя за спиной, чувствовала леденящий холод и липкое отчаяние, подбирающееся к горлу. Она изо всех сил тянулась к свету – к тому свету, который сиял как будто бы со всех сторон, который был теплый и не заставлял душу болезненно скручиваться от спазмов леденящего страха.
Свет начал понемногу рассеиваться – или это глаза Джо просто привыкли к нему. Теперь она смогла, наконец, разглядеть того, на помощь которого она так надеялась. Это был молодой парень – лицо было каким-то смазанным и нечетким, а сам силуэт немного расплывался, но Харвелл было достаточно и этого. Секунды, тем временем, неумолимо капали – Джо не знала точно, сколько у нее еще осталось времени до того, как темнота снова утянет ее за собой. Холод за спиной настойчиво напоминал о том, что скоро она вновь вернется туда, куда свет никогда не пробьется, где отчаяние и безысходность будут сочиться из всех щелей, заставляя тихо подвывать от тоски.

– Послушай, мне нужно, чтобы ты передал послание моим друзьям. Только они могут вытащить меня отсюда.
Она сразу подумала о Сэме и Дине – а больше не о ком было даже и вспоминать. Лишь они были в состоянии пробраться в Ад – они, которые чего только ни повидали на своем веку. Харвелл была уверена в том, что они не оставят ее гнить здесь – незаслуженно, совершенно незаслуженно.

– Только вот… – Джо осеклась на мгновение – она до сих пор не знала, из какого мира тот, с кем она сейчас сумела установить контакт, но по ощущениям могла определить, что сейчас она была далеко от того мира, где находились Винчестеры. – Тебе, скорее всего, придется пересекать границы миров, чтобы найти тех, кто может меня спасти. Ты можешь это сделать?
В голосе проскользнули нотки отчаяния. А вдруг, ничего не получится? Позади нее свистела непроглядная темная бездна, а впереди сиял и переливался яркий и теплый свет – и Джо не знала, что в итоге одержит верх.

+4

7

Упс

Джо, простииии, я ужасный слоупок. Буду срочно исправляться)

Мерлин родился в мире, где магия была хоть и запретным, но вполне привычным делом. Единороги, драконы, злые ведьмы, мощные чары - это часть его жизни, такая же неотъемлемая, как, скажем, природа или воздух. Отрицание не дарует понимание. И от того, что от магии так активно открещивались, казнили колдунов и уничтожали всех волшебных созданий, она не исчезала. Она просто была. Как ветер. Как воздух. Как вода. Мерлин чувствовал магию острее, чем остальные, потому что не просто имел талант к колдовству, он сам был частью магии. И за такие слова или даже мысли его бы приговорили к костру без справедливого и гуманного суда. Он мог ощутить малейший признак колдовства, хотя зачастую не понимал и не разбирал сигналы своего организма. Гаюс говорил, что это пройдет - неуверенность и неопытность сменяться пониманием и знанием. И всё же сейчас Мерлин, как мог, старался уловить магию.
Всё же не стоит отбрасывать вариант с ловушкой, потому что кто знает, что могут задумать враги Камелота. За то время, что Мерлин провел тут, он начал всё чаще думать, что никому нельзя доверять, кроме самых близких людей - Гаюсу, Артуру, Гвен, Ланселоту, с остальными же стоит держать ухо востро. И всё же... Он не выглядел героем, который по первому зову бросится спасать девушку. Нет, Мерлин никогда не откажется помочь, но что он может? Он не воин, он всего лишь маг самоучка, у косово заклинания получаются через раз, если быть совсем уж откровенным. Если у врагов Камелота есть мозги, то такую ловушку они бы расставляли для Артура, не для его слуги.
Мерлин не знал, сколько у них времени, но чувствовал, что очень мало. Непростительно мало для того, чтобы просто стоять и ничего не делать. Ему нужно узнать как можно больше о том, как помочь этой девушке и совершенно не важно, что для ее спасения придется прогуляться по соседним мирам. Один раз он уже бывал там, в другом мире, где всё иначе, где другие люди и почти не осталось магии, но... Возможно, магии там осталось куда больше, чем он предполагал с самого начала. Может, она просто приняла новую форму и Мерлину придется научиться с ней справляться, чтобы помочь.
- Ты можешь дать мне подсказку, где их найти? Кто они такие и чем смогут помочь? - он задавал очень много вопросов, надеясь, что так девушка быстрее сориентируется и даст ему максимум информации, которая пригодится в поисках. - И как... Как тебя зовут?
Мерлин мог бы попытаться колдовать. Возможно, у него бы получилось, особенно во сне, но что-то глубоко внутри показывало, что не нужно даже пытаться справиться с той силой, которая удерживает незнакомку, - то, что скрывается во тьме, вполне может не только забрать ее обратно, но и утащить следом Мерлина, а тогда он станет совершенно бесполезным. Где бы девушка сейчас ни находилась, маг понимал, что туда ему совершенно не хочется, это слишком страшное место, чтобы пойти туда по доброй воли или из-за собственной глупости.
- Да, я... Я умею, смогу. Я - маг, - слово сорвалось с губ так привычно, словно он уже много раз повторял его без страха и опасения, словно можно было вот так вот просто взять и сказать, кем он является на самом деле и ничего ему за это не будет. - В каком мире мне искать их?..

+3

8

Для Джо надежда видится сейчас тусклым и блеклым светом маяка – но он все же есть, он горит где-то там вдалеке, напоминая о себе настойчиво и неумолимо. Ей хочется верить, что выход все-таки есть, что ей удастся отсюда рано или поздно выбраться – но тьма позади нее сгущается, и холод бежит по спине – Джо не хочет оборачиваться. Боится. Боится, хоть и отчаянно пытается этот страх отбросить, зная, что в таком случае тьма поглотит ее вновь намного скорее. Ей всего лишь только и нужно, что выиграть несколько лишних минут, чтобы все объяснить своему невольному посланнику. Она и так задержалась здесь слишком долго – Джо почти может почувствовать на себе чей-то снисходительный взгляд, обладатель которого так великодушно разрешил ей связаться с медиумом. Злость смешивается со смутной паникой, потому что тьма наступает на пятки и хватает цепкими ледяными пальцами за запястье, но Джо берет себя в руки – сейчас ей нужно оставаться сильной. Не для кого-то – для себя. Потому что сейчас она одна против непроглядной тьмы, которая в любой момент может ее заглотить в свое бездонное нутро.
Она слышит вопросы, которые доносятся до нее с каким-то призвуком эха – будто бы удаляясь с каждым звуком. Джо подходит ближе, хоть и не видит, куда точно ступать – просто желает как можно дальше укрыться от той бездны за спиной. Только сейчас она понимает, что понятия не имеет, с жителем какого мира сейчас говорит. Джо совершенно не представляет, как сейчас ему все объяснить – паника пробегает холодком по спине, и она чувствует, как тьма подбирается ближе.

«Нет, так не пойдет…»

Она находит в себе силы, чтобы обернуться  – кулаки сжаты почти до боли, до побелевших костяшек, до ногтей, впившихся в ладонь – Джо всматривается в эту темноты, всматривается открыто и почти без страха. На какую-то долю секунду ей кажется, что она как будто бы отступила под ее взглядом – во всяком случае, тьма не приближается, а замирает на месте.
Джо медленно выдыхает, переводя дух, и снова всматривается вперед, все еще тщетно пытаясь разглядеть своего собеседника. Но свет, по сравнению с непроглядной чернотой позади, все еще слишком яркий, заставляющий прищуривать глаза.

– Меня? Меня зовут Джо, – отвечает она, упрямо всматриваясь вперед – ей кажется, что на мгновение ей удается разглядеть смутный силуэт, но это, скорее всего, лишь блики света. – Тебе нужно найти братьев Винчестеров – Сэма и Дина. Они… Они охотятся за нечистью, спасают людей. Они должны знать и то, как пробраться в Ад, – Джо замолкает на пару секунд, прокручивая все в голове и подбирая слова. Времени мало, и она не сможет повторить это все еще раз. – Тебе нужно попасть в двадцать первый век, а точнее в 2010-ый год, «черт, да я даже не знаю, из какого он мира, как мне ему объяснять?!»Соединенные Штаты Америки. Сказать точнее, где они, я тебе не могу – они постоянно колесят по всей стране… Надеюсь, их можно как-нибудь найти, – не вопрос, но и не утверждение – лишь смутная надежда на кончике языка. Это все, что ей сейчас остается.

Джо вдруг кажется, что ее подсказки запутают мага еще сильнее – отчаяние разгорается с новой силой, наступает темнотой на пятки и сжимает пальцы у горла. Воздуха не хватает, и она делает вперед еще несколько шагов, чувствуя, как тьма позади нее неотступно следует.

Она не может сдаться ей так просто.

+3

9

Мерлин чувствует ответственность. Он не совсем понимает, как эта девушка попала сюда, что ее ждет туда, куда она вернется, и зачем все это, но в то же время не может отрицать той ответственности, которая тяжелым камнем легла на его плечи. Он согласился помочь. Откровенно говоря, согласие было дано куда раньше и выражалось совсем не словами. Он услышал ее, захотел услышать, а значит уже согласился помочь. Мерлин понимал, что столкнулся с чем-то таким, чего не только не видел раньше, но и не понимает, и, тем не менее, оно было реальным. Эта девушка пришла к нему оттуда, откуда не возвращаются, за ее спиной не просто тьма, но нечто большее, такое, с чем Мерлину не справиться, даже если он призовет на помощь все свои силы. Он чувствовал себя таким слабым в этом сне, который сном не являлся. Беспомощность - вот, пожалуй, достаточно емкое определение того, что сейчас охватило мага. И все же он может помочь, пусть не сейчас, но позже, когда найдет этих двоих. Кто они? Маги? Те, кто может справиться с тьмой? Или, быть может, просто те, кто знает о ней чуть больше, чем Мерлин. Маг был бы не против каких-то вразумительных объяснений, потому что сейчас он не понимал практически ничего.
Девушку он видит все более расплывчато и даже успевает испугаться, когда она резко оборачивается назад. Мерлину кажется, что это конец, что она ничего не скажет больше, а тьма заберет обратно свою жертву. Маг даже порывается прикоснуться к ней, тянет руку, но в последним момент отдергивает, словно какая-то сила заставляет его передумать в момент. Он понимает, что это будет конец. Никто не позволит ему задержать несчастную даже на секунду и накажет за одну попытку это сделать, поэтому остается только надеяться на то, что она сама сможет справиться.
Мерлин не сдерживает вздох облегчения, когда ему кажется, что девушка стала чуть более материальной. У них есть еще совсем немного времени. И все равно, чувство того, что все это произошло лишь потому, что неведомая сила сделала им одолжение, не проходит. Вроде как кот дал мышке фору.
- Джо... Хорошо, Джо! Я помогу тебе! Даю слово... - Мерлин слушает внимательно, стараясь не пропустить ни слова. Он понимает, что даже самая мелкая деталь в будущем может помочь ему в поисках. По правде говоря, маг не слишком надеется на успех, потому что Джо может быть из того места, о котором он даже не слышал, но потом он все же слышит знакомое название и... - Штаты Америки! Я знаю, где это. Я уже один раз был в этом мире, у меня там остался знакомый. Джо, послушай, я знаю, как туда добраться! Дин и Сэм Винчи... Винчестеры.
Мерлин отчаянно закивал головой и прищурился - кажется, что девушка приблизилась к нему еще на несколько шагов. Теперь, если очень постараться, он сможет даже внимательно разглядеть ее, чтобы описать этим неизвестным ребятам, если их встретит. Нет, когда их встретит. Мерлин был уверен в том, что у него все получится. Не может не получится. Он не подведет ни Джо, ни себя.
С тревогой маг заметил, что темнота за спиной девушки обрела почти реальные очертания, она сгустилась и теперь напоминала нечто большое и очень, очень страшное.  Эдакий абсолютный ужас, недоступный человеческому пониманию, но все же удивительно реальный. Если Джо постоянно живет в таком страхе, то он просто обязан что-то сделать, чтобы вытащить ее оттуда.
Мерлин снова протягивает руку и тянется к девушке, так хочется дать ей хоть что-нибудь, хоть что-то посерьезнее призрачной надежды, хотя и лучика надежды бывает порой достаточно для того, чтобы помочь человеку бороться. Такое не должно происходить в мире. Ни с кем.

+3

10

Отчего-то Джо кажется, что свет становится мягче – он уже не так режет глаза, но разглядеть своего собеседника она все равно толком не может. Только силуэт обрисовывается немного более отчетливо, да и сама она теперь можно не прищуривать глаза от резкого и даже немного болезненного света. Где-то на границе сознания возникает смутная мысль, что, возможно, вязкая темнота за спиной отступит вовсе, но здравый смысл настойчиво кричит о том, что у нее в запасе лишь несколько секунд. В этой борьбе между светом и тьмой никто не выйдет победителем – вторая просто тихо отступит, забрав Джо с собой, и все, что останется Харвелл – это уповать на своего невольного посланца, из какого бы мира тот ни был.
Когда тот отвечает ей, Джо кажется, что большего облегчения она никогда не испытывала. Возможно, эта темнота могла забрать у нее желанное успокоение, но надежду так просто она ее не лишит. Это чувство будто бы поднимается откуда-то из самой глубины, возрожденное и обновленное, как птица феникс. Осознание того, что там, за пределами этой темноты, ее будут искать, словно вселяет ей силы, и Джо даже кажется, что на какое-то короткое мгновение чернота позади как-то стушевалась, почувствовав отголоски силы, которые могли бы ее подавить, будь они в несколько раз сильнее.

Но это не длится долго, и темнота сгущается за спиной с новой силой, еще сильнее, чем раньше – Джо чувствует спиной пронизывающий липкий холод, но оборачиваться назад не хочет. Потому что в таком случае она тут же заберет ее в свои лапы, и тогда этот спасительный свет померкнет совсем – а ей так хочется ощутить его хотя бы еще немного. Но время уходит, и Джо даже может почти отчетливо услышать мерный стук часов, которые отсчитывают оставшиеся секунды.

Она видит, как маг тянет к ней руку – то ли пытаясь перетянуть ее на сторону света, то ли просто удостовериться в том, что она не простое видение. Но Джо отшатывается, отступая назад и чувствуя, как темнота вновь сгущается вокруг нее плотным коконом, которая своими холодными цепкими пальцами оплетает ее горло, не давая продохнуть.
– Нет! Стой на месте, – предостерегает она, чувствуя, что времени у нее совсем нет. – Я не могу здесь больше оставаться, – Джо не знает точно, может ли собеседник расслышать ее, ибо темнота плотно окутывает ее, но она продолжает говорить, почти крича: – Только помоги мне, пожалуйста! Я рассчитываю на тебя! Сэм и Дин Винчестеры, они меня знают, только скажи мое имя…

Она вдруг слышит шум в ушах, нарастающий и гулкий – свет постепенно меркнет, превращаясь в отдаленное пятно, но и оно потом гаснет, оставляя Джо один на один с темнотой, которая снова становится ее пристанищем. Надолго ли? Сможет ли этот маг связаться с братьями? А она ведь даже не узнала его имя…

Джо медленно выдыхает, и этот вздох отдается эхом у нее в ушах. Все, что ей остается сейчас – это ждать.

И это ожидание будет для нее сложнее всего.

+3

11

Дальнейшие события смазываются для Мерлина в какое-то невнятное темное пятно. Тьма сгущается и он практически ничего не видит, даже слова Джо становятся приглушенными и очень сложно разобрать, что же она говорит. Если бы было лучше видно, то маг смог бы прочитать по губам, но сейчас невозможно даже разглядеть протянутую руку. Мерлин так боится пропустить что-то важное, то, что сможет направить его в том огромном и чужом ему мире в нужном направлении, но, кажется, время, отведенное Джо в его сне, вышло и последние его песчинки как раз неумолимо сочатся сквозь пальцы, так что удержать их просто невозможно.
Его обдает липким холодом, в котором смешивается весь ужас неопределенности и квинтэссенция всех человеческих страхов, которые когда-либо существовали на свете. Он на мгновение, которое длилось целую вечность, почувствовал, что эта тьма может забрать его с собой, и от этого становилось действительно жутко, так что маг зажмурился и...
Мерлин рывком сел на постели, пытаясь отдышаться. Воздуха не хватало, словно он долго бежал, но все равно не смог успеть, потому что торжества нет, есть только липкий и неприятный страх, который, кажется, поселился в нем после этого странного сновидения и не спешит уходить, не смотря на то, что маг уже проснулся.
Все произошедшее можно было считать дурным сном, если бы не крепнущая уверенность, что спать Мерлин перестал сразу же, как очутился с том странном месте. Девушка, осязаемая тьма, братья Винчестеры - это все было слишком нереальным, чтобы не поверить в его реальность. Маг с трудом проглотил ком в горле и упал обратно на подушку, прикрывая глаза. Не стоило и думать о том, чтобы еще немного поспать. Он чувствовал себя бесконечно уставшим, измотанным и вялым, и причина была совсем не в том, что вчера вечером Артур завалил его самыми разными заданиями. Нет, дело было именно в странной ночной встрече, выбившей мага из колеи.
Забыть о данном обещании и просто жить дальше казалось самым рациональным решением. Только вот когда Мерлин вообще действовал рационально? Маг поежился и, вздохнув, спустил босые ноги на каменный пол. Ничего не пробуждает лучше, чем холод, а Мерлину потребуется трезвая голова, чтобы вновь найти тот самый ход в другой мир, но недостаточно трезвая, чтобы начать размышлять о последствиях его поступка.
Времени было мало, потому что неизвестно сколько он будет блуждать по тому другому миру в поисках братьев Винчестеров. Возможно, помогла бы магия, но Мерлин не знал ни как эти двое выглядят, ни какие вещи им принадлежат, так что придется искать их, используя только собственные мозги и, быть может, достижения той цивилизации.
На сборы у мага ушло минут двадцать, так что уже через полчаса после странного пробуждения, он выскользнул через один из многочисленных выходов из Камелота с добротной сумкой через плечо, и потрусил в сторону леса. Осталось только найти то самое место, из которого можно было переместиться в нужное место, а потом... сущая мелочь - обнаружить двоих мужчин среди действительно очень большого населения мира, в котором Мерлин был чужим. Как-то не верилось, что он мог подписаться на подобное.
Приметным овражек был только для самого мага, остальные люди, если и забредали сюда, то скорее бы просто не обратили внимания на достаточно крутой спуск к ручью. Мерлин же один раз уже имел сомнительное удовольствие убедиться в том, что этот самый овражек скрывает к себе куда более важную тайну, чем место произрастания очередной лекарственной травки. Только вот тайну эту отыскать было не так-то просто. Маг бесцельно бродил по самому дну овражка уже несколько минут, пытаясь отыскать то самое нужное место.
Для стороннего наблюдателя все выглядело бы довольно странно - парень вышагивает по бережку ручья и каждый его шаг осторожен и тщательно рассчитан. Вот он поднимает ногу и на несколько секунд замирает, будто раздумывает, куда бы ее лучше поставить, а потом делает резкий шаг, в тот момент, когда ступня его в добротном башмаке касается глинистой почвы у самой воды, и нога, и парень исчезают беззвучно и совершенно неожиданно. К счастью, из наблюдателей ранним утром были только несколько пичуг, которых не волновал ни Мерлин, ни его исчезновение.

+2


Вы здесь » CROSSGATE » - потаенные воспоминания » [spn] NCH-1: Escape. [завершено]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC