К ВАШИМ УСЛУГАМ:
МагОхотникКоммандерКопБандит
ВАЖНО:
• ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ! •
Рейтинг форумов Forum-top.ru

CROSSGATE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSGATE » - нереальная реальность » Vampires suck


Vampires suck

Сообщений 31 страница 47 из 47

31

- Ох, Гаррет, - выговаривает Андерс, - как же тебя угораздило...
Хоук подавляет порыв сжаться под этим взглядом - уж слишком сильно тот сквозит чужой печалью. Это прибивает к месту, ему хочется ссутулиться, хочется отшутиться и развеять как-то тяжёлую атмосферу, но рядом Фенрис, а это всю ночь держит его в напряжении. Одно дело потерять остатки разума и инстинкт самосохранения и доверить вампиру собственную жизнь, совершенно другое - притащить его в дом к другу, более того не сказать об этом ни слова. Гаррет сам не понимает, отчего не запер упыря в багажнике, как тот предлагал. Это было бы куда разумнее.
Он ловит распалённый взгляд и хмурится мрачно, предупреждающе.
- Оказался не в том месте и в не в то время, - отвечает он и отводит от Фенриса глаза. - Будто и так непонятно. - Выходит резковато, и Хоук вздыхает. - Пожалуйста, Андерс, я не хочу об этом говорить.
Вампир отворачивается с фирменно постным лицом.
- Ладно, - примирительно говорит Андерс. - Пусть это будет твоей худшей проблемой со здоровьем на данный момент. Еще что-то, с чем я могу помочь? - он выкидывает использованную вату, но убирать аптечку не спешит.
- Местечко, где можно отоспаться, очень бы пригодилось, - Хоук хмыкает, и это почти прежний его вид: - Если, конечно, это не помешает другим твоим планам, - он игриво ведёт бровью, прежде чем добавить уже серьёзнее. - Спасибо, Андерс.
Он грустновато улыбается и кладет руку на плечо.
- Пойду разложу вам диван в гостиной.
- Фенрис поспит на полу, - бросает Гаррет вдогонку выходящему медику и, предвидя возмущение донёсшемуся из коридора "Окей", жмёт плечами. - Всяко лучше багажника.
- Не считая того, что на багажник я все равно обречен, - огрызается Фенрис. - И до рассвета крайне мало времени.
- Мы проведём день здесь и на закате выдвинемся дальше.
- Тогда мне бы комнату потемнее, - никак смирился... совсем тихо: - И еды.
Хоук как раз поднимается с места и замирает с рубашкой в руках. Пожалуй, рано или поздно эта проблема действительно встала бы, так что, наверно, и хорошо, что вопрос возник здесь - пока они у Андерса. Фенрис прав, у медика наверняка можно найти какие-то запасы донорской крови: пусть несколько лет назад он лицензии лишился, практиковать Андерс не заканчивал никогда - просто переквалифицировался в бесплатного подпольного доктора. Грёбанный Айболит, что б его, даже денег ведь не брал почти. Как он вообще умудряется сводить концы с концами?
В любом случае, он не может рассказать ему всего. Андерс не поймёт - строго говоря, Хоук и сам не понимает, что делает. Остаётся крайний вариант.
- В гостиной окны занавешены, - бросает он скупо. - Будет тебе еда.
А сам думает, осталось ли у Андерса что-нибудь из его старой одежды. Раз уж всё равно собрался ограбить старого друга. С этими мыслями Хоук двигается в сторону выхода с кухни.
- Ты же понимаешь, что с тобой сделают, попробуй ты хоть что-то из своих трюков? - оборачивается он в дверях.
- Каких еще трюков, а?
- Значит, понимаешь.
Вампир оказывается рядом слишком быстро.
- Для ублюдка, ради чьей жизни я каждую ночь наступал себе на горло, ты, блядь, борзеешь сверх всякой меры. Мои "трюки" тебе шкуру спасли, и ты мне не надзиратель, - и вот тут его зубы видно во всей красе, вкупе со взглядом звериным. Хоук резко втягивает воздух через сжатые зубы, замерший, напряжённый. Позади вампира кошка, прижав уши, припала к полу и едва не шипит. В звенящей тишине слышно, как в соседней комнате копошится, зевая, Андерс.
Он даже не отвечает, пока Фенрис не отступает - мгновенно - и не испаряется куда-то мимо него. Кровь гудит в ушах, и проходит по крайней мере минута, прежде чем Хоук, сглотнув тяжело, берёт себя в руки. С каким дьяволом он заключил договор и сколько ему придётся заплатить за это заплатить? Нужно уходить отсюда.
И не забывать, с кем имеет дело.

Когда с организацией спальных мест покончено, и все расходятся, Хоук выжидает некоторое время, прежде чем выскользнуть в коридор. Он знает этот дом, и особого труда попасть в рабочий кабинет не составляет - тем более сделать это тихо. Андерс уже спит и не станет проверять запасы крови, если ничего не подскажет ему сделать это, а он точно проследит за тем, чтобы всё прошло гладко.
Он бросает добычу вампиру и стягивает с дивана плотное покрывало. Других вещей у них нет, в холодильнике на месте трёх донорских пакетов скрученная пачка денег. Кое-что, что Хоук успел вытащить сам.
- Мы уходим, - сообщает он. - Сейчас.
За окном светает, и он чертовски устал, но чёрта с два он останется под этой крышей на пару с вампиром.
[AVA]http://savepic.net/7426108.png[/AVA]

Отредактировано Garreth Hawke (2015-11-08 02:03:48)

+1

32

Вспышка гнева выжигает Фенриса, как летний пожар, и уже в уборной, умываясь холодной водой и перед зеркалом силой воли заставляя клыки втянуться обратно (ему кажется, что на это уходят добрые десять минут), он сожалеет, что сорвался. Хоук был на нервах, привел его под крышу к человеку, которому доверяет, и, вероятно, ему совсем отшибло на этой почве мозги, а еще это его бывший, и в их паре вполне ясно, кто кого носил на руках, бла-бла-бла, словом, желание копа защитить друга вполне можно понять. Тем не менее, Фенрис испытал огромное облегчение, выпустив пар, и не сожалел о случившемся. Извинился перед сном все равно, и устроился на полу, предчувствуя рассвет и глубокое, успокоительное забытье.
Спит он недолго, а просыпается оттого, что на него что-то бросают. Вампир вздрагивает и видит на одеяле несколько пакетов с завораживающе красным содержимым. Он даже глаз не может от них отвести.
- Мы уходим, - слышит он негромкий голос Хоука. - Сейчас.
- Что? - Фенрис моргает, беря в руки одну упаковку крови. Холодной. Запасы врача? - А что со стоянкой до заката? - вампир садится и тянется было прокусить пакет зубами прямо так, потом соображает и с сожалением сглатывает. Велики шансы, что он зальет все вокруг, в машине будет то же самое, а кровь - слишком большая роскошь.
- Дай мне пять минут, - просит Фенрис и уходит на кухню. Он надрезает уголок ножницами, игнорируя ноющие и резко увеличившиеся клыки и дрожь в руках, аккуратно наполняет чашку до краев и пьет залпом, большими, громкими глотками. Как же он изголодался. Как же ему, блядь, повезло так вляпаться. Он не различает оттенки вкуса, но в мозгу расцветают розы от ощущения, что у него во рту наконец-то полноценная человечья кровь, густая, заволакивающая все пеленой блаженства и силы. Фенрис хочет еще и выжимает остатки до капли, слизывает с пальцев, затем переходит ко второму пакету. Прикончив и его, вампир умудряется обуздать свой аппетит и оставляет третью пачку про запас, тщательно моет посуду, умывается, заворачивает опустевшие пакеты в полиэтилен и только после этого готов продолжать сборы.
Горизонт светлеет, и на Фенриса накатывает слабость. Он даже не спрашивает, что скажет хозяин дома по поводу их таинственного исчезновения вместе с кровью и диванным покрывалом, только выкидывает улики в придорожный мусорный бак и, когда Хоук открывает машину, покорно лезет в багажник. Прямо скажем, не люкс, но могло быть и хуже, и все, на что хватает сил у вампира - укрыться с головой и довериться копу вновь.
[AVA]http://savepic.net/7411761.jpg[/AVA]

Отредактировано Fenris (2015-11-08 02:46:32)

+1

33

Уйти из дома Андерса - верное решение, чем больше Хоук думает об этом, тем сильнее убеждается. Он сколько угодно может тешить себя мыслями (надеждами, по правде, и не слишком-то обоснованными) о том, что вампир достаточно сыт, порядочен, сосредоточен на собственной миссии - любой другой причине, почему тот может не поддастся своей хищной натуре. Но зверь остаётся зверем, кем бы в прошлой жизни ни был и как бы сам ни хотел измениться - если и хотел вообще. Хоук достаточно времени провёл в том подвале, чтобы не понаслышке знать об играх разума и прочих психологических методах воздействия на жертву, с помощью которых вампиры охотятся на дичь.
Фенрису он не говорит больше ни слова. Молча хмурится на возню с посудой - на хуя он вообще вдруг ударился в застольный этикет? И выглядеть бы зверю комично - с этой кружкой Hello Kitty в дрожащих руках и разводами крови на ней... если бы не животный голод в глазах, если бы не отросшие клыки и до непристойности громкая, ненасытная жадность, с которой вампир вылизывает пальцы и открывает второй пакет. Хоуку мерзко до тошноты, но он не может отвести глаз. Это чувство растёт, обволакивает откуда-то изнутри, скручивая внутренности в диком жаре. Хочется выблевать это ощущение, горячее, чёрное, липкое, хочется выскоблить себе глаза той же ёбанной ложкой, хочется...
Он чувствует, как сердце заходится, и задыхаясь, отворачивается резко.
После чего всерьёз размышляет о том, чтобы избавиться от вампира. Это было бы просто, если тот ляжет в багажник, как собирался: пусть литр крови и даст ему сил, днём от них проку не так много. Днём они могут быть на равных. Тем более Хоуку вовсе не обязательно убивать кровососа - если охота объявлена на них обоих, живой вампир мог бы ещё и увести часть преследователей, это было бы выгодно. Ему достаточно выгрузить тело и уехать. Достаточно уехать, думает Хоук, захлопывая крышку багажника. И медлит, прежде чем сесть в машину самому.
Чего стоит доверие вампира?

Хоук никогда не крутился в кругах охотников, стражей и прочей завязанной на ловле нечисти шпаны. Его отец был одним из вольных, семейство матери принадлежало достаточно древнему роду Хранителей, да и сам он до определённого возраста полагал, что продолжит семейное дело - как Карвер, подавшийся в итоге в Орден Стражей. И всё-таки карты легли иначе, охотником или хранителем Гаррет так и не стал - выбрал вместо этого жизнь вдали от этого - сознательно выбрал, по правде. Пусть это не отменяло определённого набора знакомств (им Хоук был, по большей части, обязан происхождением), с правилами этого мира он был знаком в основном понаслышке, да по наитию. Впрочем, здравый смысл подсказывал, что принцип везде один.
Он находит Висельник без проблем: это местный киркволльский бар, где собирается основная масса вольников, и городок слишком мал, так что о нём так или иначе знают все. Днём здесь ловить нечего, но Хоук всё равно пробивает осторожно нужных ему людей, и, договорившись о встрече с контактом Сети примерно через два часа после заката, снимает одну из комнат на втором этаже. Вампира не трогает - тот так и остаётся в багажнике тачки. Это приносит дополнительное удовлетворение и дополнительное же спокойствие: пока между ними кроме стен ещё и освещённая солнцем улица, Хоук чувствует себя в безопасности. Мысль тревожит, с ней стоит переспать.

К тому времени, как солнце садится, Гаррет успевает кое-как отоспаться, принять горячий душ и переодеться в одежду, полученную от запасливого Андерса. Старые тряпки висят на нём, как на флагштоке (весьма волосатом флагштоке), но по крайней мере он уже не выглядит побирающимся бомжом. Теперь он выглядит бомжом самодостаточным, а это явный шаг вперёд.
Он думает о том, что делать с вампиром, но в итоге всё-таки решает выпустить его из багажника и взять в бар с собой. Если уж белобрысый решил отправиться в логово охотников на себе подобных, он, Хоук, ему не судья.
Ему, Хоуку, это даже интересно.
- Контакт Сети должен встретить нас здесь, - объясняет он, прежде чем направиться к одному из угловых столов.
[AVA]http://savepic.net/7426108.png[/AVA]

Отредактировано Garreth Hawke (2015-11-08 20:32:39)

+1

34

Сон в багажнике - крайне сомнительное удовольствие, в машине душно, пахнет пластиком, немного собакой, и просыпается Фенрис с гудящей и тяжелой головой. Зато голод не гложет, а ночной воздух, когда Хоук выпускает его на волю, приятно веет в лицо. Недолго, впрочем, потому что они заходят в бар - не самое фешенебельное заведение, и вампир мельком хочет снобски фыркнуть, но воздерживается. У него на поясе ножны - слишком заметные, почти угроза, но их наличие успокаивает, потому что что бы ни произошло в баре, возможно, ему не придется применять никакие сверхъестественные способности, пока есть оружие.
Дверь захлопывается за спинами пришедших, головы оборачиваются в их сторону, но гул не стихает. Фенрис прикрывает глаза на секунду, окунаясь в смесь звона, журчания и приглушенных разговоров. Пахнет алкогольными напитками - пивом, в основном, еще деревом и человеческим потом. Хоук держится все той же немногословности, с какой они снялись с якоря в доме врача, но вампир не возражает - да и с чего бы ему, собственно, жаловаться на нехватку любезности? Следуя за копом, он садится спиной к залу: меньше светить свое лицо, меньше смотреть на людей, а если кто подойдет со спины - едва ли Фенрис это упустит. Он твердо намерен игнорировать прочих посетителей и уделять внимание только пиву, которое они заказали главным образом для вида, но, когда дверь распахивается и зал затихает, охотник уступает любопытству и оборачивается через плечо.
Это, конечно, женщина.
Она смугла, с растрепанными черными кудрями, фигурой как гитара и по-орлиному золотистыми глазами. Смелое декольте, пирсинг в губе, перчатки без пальцев... В ее движениях уверенность человека, способного постоять за себя, и Фенрис чувствует на языке голод любопытства - какой была бы на вкус ее кровь? Она ловит взгляд вампира и не отводит глаз, и это продолжается так долго, что Фенрис уже не знает, это его хищнические чары или просто ее прямолинейность. Женщина выгибает бровь с насмешкой и намеком на вызов, и вампир отворачивается. Не стоит быть назойливым с леди.
Но, похоже, вежливым быть не получилось.
Фенрис прекрасно знает, что женщина направляется в его сторону, и тем не менее не оглядывается - только слушает. Она не носит духов и крайне мало косметики, и главный ее запах помимо телесного - кожа, из которой сшита куртка, и запах это почти мужественный - красивый. Вампир слышит ее дыхание, слегка учащенный бой сердца и строптивый звон украшений; каждый удар широкого каблука об пол говорит: "Я здесь - и я сердита". Ее недовольство Фенрис ощущает самым хребтом и затылком, но не подает вида - это было бы подозрительно. Лишь когда на плечо ложится рука, вампир оборачивается... чтобы получить по морде.
Он удивлен, и в первый момент рука дергается перехватить ее кулак, но так же быстро срабатывает осторожность, и Фенрис не оказывает сопротивления. Голова мотнулась по инерции, и это дает ему пару секунд подавить в зародыше вспышку гнева, вызванную такой дерзостью. Кто ты такая и как ты смеешь? Убедившись, что клыки в норме, он оборачивается и смотрит на женшину, а она... слегка улыбается, правда, скорее удовлетворенно, чем дружелюбно.
- Даже не перезвонил, - без тени досады заключает она.
Вот дерьмо, думает Фенрис.
Самая идиотская штука, которая может случиться с тобой после амнезии - встретить женщину, с которой у тебя что-то было. Привлечь к себе лишнее внимание там, где у тебя встреча с подпольным информатором. И, блядь, не знать даже, когда это было и как так вышло.
- Извини, - сипло отвечает он, глядя на старую знакомую снизу вверх. - У меня были большие проблемы.
Правда у него в голосе звенит - не прикопаешься.
[AVA]http://savepic.net/7411761.jpg[/AVA]

Отредактировано Fenris (2015-11-09 12:39:47)

+1

35

Вот таким - молчаливым и не показывающим клыков по поводу и без - вампир его более чем устраивает, думает Хоук. Они окунаются в атмосферу Висельника с первым же шагом за его порог, и к этому, пожалуй, нельзя привыкнуть, как нельзя этого и забыть. У каждого бара, где бывал когда-либо Гаррет, есть собственный душок, букет, если угодно, который легко сложить из запахов, говора, вкуса пива и липкого стола под локтями - у каждого хорошего бара, конечно. Цены и пафос значения не имеют, важен дух. В Висельнике он есть, пусть и разит от него так, словно дух этот кто-то испустил. Впрочем, может, так оно и есть.
А ещё, и в их ситуации это главное, в Висельнике есть нужные люди.
Хоук специально садится лицом к залу, чтобы видеть, кто входит в бар, и не пропустить нужного им человека. Как именно он должен выглядеть, Гаррет не имеет ни малейшего понятия, но рассуждает, что с этой проблемой вполне можно будет разобраться на месте. Примерно на этой мысли в дверях и появляется она. Эффектная, как и всегда: не женщина - удар поддых; каждый раз, когда Хоук её видит, часть него превращается в желторотого мальчишку. В последний раз они пересекались в Чикаго, когда Гаррет работал над одним из мелких расследований по поручению Авелин. Изабелла нисколько не изменилась.
Она вскидывает бровь, явно их заметив. Хоук ничем не выдаёт то, что женщину узнал - у неё могут быть собственные причины здесь находится, и портить ей дело, если таковое есть, он не хочет. Впрочем, не долго думая, она сама направляется к их столику, и Гаррет уже готов поздороваться, когда Изабелла хватает вампира за плечо и тут же отвешивает ему хороший и крепко поставленный удар.
Хоук настолько ошеломлён, что и не думает о том, что их могли раскрыть или в Фенрисе могли признать упыря. Должен бы - ему, притащившему вампира в Висельник, и самому тогда не поздоровится. Вместо того он откидывается на спинке стула и впервые за последний месяц искренне с перекатами хохочет. Смех привлекает внимание пары соседних столов, но люди здесь настолько привыкшие, что тут же возвращаются к собственным разговорам. А Хоук, утирая глаза, улыбается.
- Привет, Изабелла.
- Привет, Тигр, - расплывается в искренней улыбке Изабелла. Она тянется через стол, опираясь о него рукой, и звонко целует Хоука в бородатую щеку. С выражения Фенриса можно рисовать шедевры. В основном, натюрморты.
- Ты определенно знаешь, как появиться эффектно, - тянет Гаррет не без уважения. - Ты здесь по делу или просто разносишь справедливость задарма? Присоединяйся.
Отодвигая стул, она зовет бармена по имени и машет рукой, заказывая себе ту же кружку пива. Вампир уже вернул себе лицо, но все еще смотрит настороженно.
- О, нет, дорогой, благотворительность не по мне. Некоторые, правда, так не считают, м? - тут она выразительно смотрит на Фенриса.
- Будь так добра, освежи мою память.
Изабелла хмыкает.
- Обязательно освежу с учетом инфляции и процентов, когда закончу с делами, - и оборачивается к Хоуку: - Слушок прошел, что тебе нужна помощь.
Хоук так увлекается чужим диалогом, что не сразу реагирует, сложив два и два.
- Погоди, так это ты - обещанный контакт? - он даже присвистывает. - И давно ты работаешь на... контору?
- Эй, почему не Орден или какие-нибудь вольники? Даже в угадайку не поиграл! Но... Спасибо, дорогуша, - приносят пиво. - Так, по мелочи уже довольно давно. Когда ты... - она хмурится, явно припоминая, и смотрит на Фенриса: - В сентябре? Нет, к сентябрю я была в Новом Орлеане. Не суть. В любом случае, больше года, так что я практически приличная женщина со стабильной работой.
- Никогда бы не подумал. Не пойми меня неправильно, - и Хоук улыбается криво, погребая ближе собственное пиво. Вид фенрисова лица всё цветёт. - Впрочем, что мне, гражданскому. Да, нам нужна информация.
Фенрис слушает с явным интересом, но молчит.
- Да брось, я сама удивляюсь до сих пор, - Изабелла машет рукой и делает пару сытных глотков. - Да, иначе зачем бы вы постучались. Я так понимаю, ты не на своего нового друга досье хочешь, иначе бы тут его не было. Обзорная экскурсия по событиям последних месяцев, раз уж ты не в обойме, или что?
- Нет, - выговаривает Хоук, хотя задумчивое такое сомнение в его голосе проскальзывает. Они переговариваются ещё какое-то время ни о чём, прежде чем подняться всё-таки наверх, в одну из комнат. Так оно хотя бы кажется надёжнее. Да и пиво закончилось.
- Мне нужна наводка на конкретную... персону, - объявляет Гаррет, когда разговор, наконец, заходит о деле. - И контакты с вольниками, кто смог бы помочь. Дело явно не орденское, но... - он медлит, глядя на Изабеллу. О доверии к информационной пиратке и контрабандистке речи, конечно, не идёт, но у неё есть собственный кодекс чести, и за это Хоук её всегда уважал. Тем более и работал с ней не раз - пусть в несколько других областях. - На нас может быть объявлена охота. И сбросить хвост тут мало, нужно добраться до первопричины и вырвать тварь с корнем. Орден и пальцем не пошевелит без доказательств, но тут, как видишь, мы несколько стеснены в телодвижениях.
В комнате Изабелла привычной походкой идет к единственному креслу.
- Мхм, - она устраивается поудобнее и закидывает ногу на ногу. - Могу дать список семей и одиночек в этом штате - говно вопрос. Если тебе нужна команда - это уже стоит подороже. Ну и накопать скелетов - сам понимаешь, - она достает из внутреннего кармана куртки телефон, открывает приложение с заметками и протягивает мобилку Хоуку. - Но за свои кишки не торгуются, да?
- Да, - отзывается Хоук, хватая телефон, и смотрит на подпирающего стенку Фенриса. - К слову о скелетах. Что за таинственная история связывает вас двоих?
Фенрис закатывает глаза.
- Я отказываюсь это комментировать.
Изабелла хмыкает.
- Еще бы. Он просрал в покер, как пьяный школьник.
Лицо Фенриса убедительно недовольное.
- Потом одолжил у меня денег, чтобы отыграться, и веришь ли, я взяла и купилась на блеск в глазах и акцент. А потом... он как в воду канул, - она болтает ногой, - и всплыл  год спустя в другом штате в компании моего старого друга-гея. Спасибо хоть конторе он заплатил сразу, иначе сегодняшняя наша встреча прошла бы совсем по-другому. Я правильно излагаю?
Она оборачивается к Фенрису, он ворчит что-то вроде бы утвердительное.
- Старый друг-гей, - возмущению Хоука нет предела. - Изабелла! Сколько можно, я же просил не звать меня старым. - Он смеётся, но не сводит с Фенриса глаз. Тот напряжен и явно силится вспомнить, о чем она говорит.
- Что? Мир должен знать, чего я лишена!
- Если мир лишил тебя хоть чего-то, не завидую я этому месту, - хмыкает Хоук, но не спорит - оно, как и обычно, себе дороже. В телефоне тем временем строчка за строчкой выстраивается текст - сплошь из сокращений и аббревиатур. Узнаваемы со стороны на экране лишь имена Данариуса и Фенриса: на последнего Гаррет также запрашивает досье, хотя делает это с отдельным указанием того, что запрос должен остаться между Изабеллой и Хоуком. С выбором контактов проблем возникнуть не должно. Остаётся последнее.
- У нас есть кое-что, с чего можно начать.
Гаррет вытаскивает из-под койки спортивную сумку и, расстегнув, добывает из неё добытые в особняке бумаге - включая свитки из сейфа. Если Изабелла теперь и впрямь работает на Сеть, бумаги не пропадут: сколь бы сильна ни была любовь пиратки к старинным ценностям, имя Посредника сильнее. Оно - гарант, своеобразный, быть может, но железнобетонный.
Теперь дело лишь за ценой. Ценой и их способностью заплатить.

+1

36

События развиваются совсем не так, как Фенрис может ожидать, но он скрывает свою реакцию и помалкивает, пока Хоук и их контакт болтают сначала немного о деле, затем о старых знакомых, делах последних месяцев и барных драках этой недели, а затем, допив пиво, поднимаются из-за стола. Вампир следует их примеру и идет замыкающим, испытывая смутное облегчение, что можно уйти из людного зала. Ему хочется спросить Изабеллу правду о своем прошлом, но он не намерен раскрывать все карты и понимает, что информация обойдется ему недешево, а сейчас ресурсы на счету. Приходится подыгрывать, благо никого не удивляет мрачная немногословность в его исполнении. Хреново, правда, если женщина в курсе его амнезии и просто вытягивает деньги, сочинив историю про покер. Но они встречались - это чистая правда, он ее помнит.
А Хоук преподносит сюрприз, доставая из сумки ту самую "труху", которую Фенрис выцарапал из сейфа и оставил валяться в кабинете. Вампир вскидывает бровь - он-то был не в курсе - а Изабелла присвистывает, изучая документы.
- Отличная находка, Тигр, - одобрительно тянет она. - Будь ласка, упакуй их понадежнее и оставь в почтовом ящике на выходе из переулка, я подхвачу.
Она делает в телефоне еще какие-то пометки, прикидывает сумму, оговаривает, что в зависимости от специфики информации цифра может измениться, и Фенрис отсчитывает половину наличкой. В ловких пальцах Изабеллы деньги исчезают, как по волшебству.
- Чудно. И еще четыре сотни лично для меня.
- Ты снова раздеваешь меня до нитки, - но он покорно отдает долг.
- Я бы не прочь, дорогой, но вот сегодня у меня еще дела, - женщина ухмыляется. - В другой раз, может быть.
Взгляд вампира становится серьезнее.
- На твоем месте я бы так не рисковал. Вляпаешься еще в наши проблемы...
- Какая забота, - хмыкает Изабелла. - Проблемы - мой хлеб, Лето, и ты прекрасно об этом знаешь.
Фенрис застывает.
- Что ж, мальчики, хорошо развлекитесь этой ночью... Увидимся, когда увидимся, - она посылает Хоуку воздушный поцелуй и подмигивает вампиру. - Чао.
[AVA]http://savepic.net/7411761.jpg[/AVA]

+1

37

На прояснение формальностей и прочую организационную труху уходит некоторое время (и обмен ещё некоторым количеством беззлобных любезностей), но в итоге они договариваются о цене вопроса, необходимом пиратке времени и месте следующей встречи. Хоук сомневается, что Изабелла явится лично – не в её правилах заниматься простейшей доставкой, и всё-таки та выглядит до странного заинтересованной в их импровизированном комедийном дуэте. Гаррету сложно понять, что именно тому причиной: говорит ли в ней женское любопытство, профессиональное чутьё или не разрешённые покерные дела из прошлого – собственная чуйка молчит, а это значит, что опасность им пока не грозит. Или же, что инстинкты его здорово притупились за то время, пока он был заперт в чужом подвале.
Хоук давит в себе желание передёрнуть плечами. Номер, куда они поднялись из бара, - тот самый, где он ночевал прошлой ночью: стандартный, в целом, клоповник – минимум мебели, минимум декора с приятным, право, бонусом из чистых простыней и отсутствия лава-ламп (Хоук ненавидит лава-лампы). Планировка здесь настолько обычная для подобных мест, что вполне узнаваема – разве что кровать, сдвинутая в самый угол, смотрится не к месту. Когда Изабелла уходит, Гаррет поднимается с потёртого покрывала, чтобы переместиться в освободившееся кресло; старается не думать о том, как сам вчера, не выдержав, передвигал чёртову койку. И точно не думает о том, в каком ужасе просыпался. Опять.
В любом случае, когда захлопывается дверь, Хоук не чувствует необходимости беспокоиться о ней. Если женщина и опознала в Фенрисе кровососа, им это ещё аукнется, но пиратка скорее использует информацию в пику собственной выгоде - на этот риск он шёл сознательно изначально.
После скоропостижного побега из дома Андерса атмосфера натянута, но Изабелла успела внести в неё деловую нотку, и Гаррет, пожалуй, благодарен за это. Он позволяет повисшей тишине набухнуть, прежде чем завести разговор.
- Итак, Лето? - спрашивает он максимально нейтрально. - Мне стоит называть тебя так?

+1

38

- Итак, Лето?
Вампир почти вздрагивает. Как если бы был ящиком, в котором заперт этот самый Лето, отзывающийся отчаянным стуком на зов.
- Мне стоит называть тебя так?
- Если хочешь, - Фенрис хмурится, невольно отведя взгляд. Хотелось бы ему казаться непринужденнее, чем он есть, но загривок и плечи деревенеют от упоминания настоящего имени, и вампир по-прежнему не сокращает дистанцию - они с человеком, считай, в разных углах комнаты. - Я не хочу афишировать свою амнезию, а старые знакомые легко могут это вычислить. Меньше шансов, что они выйдут на меня как на Фенриса. Что касается Данариуса и его свиты, они найдут меня, даже если я назовусь картошкой фри, так что без разницы.
Он наконец совладал с собой и отделяется от стенки. Правда в том, что это "Лето" отзывается внутри сильно и смутно, дразнит шансом на понимание, а затем ничего не дает. Не хочется ни вздрагивать каждый раз в ожидании озарения, ни затирать имя повторами.
- Ты не говорил, что эти бумаги ценные, - переключается он. Хоук задерживает взгляд, но никак не комментирует смену темы.
- Ты не спрашивал, - жмет плечами. - Хорошо, что хоть кто-то из нас озаботился их прихватить. Это всё, что там было?
- Да, я надеялся... Вытащил все, словом, - Фенрис садится на край кровати, машинально - подальше от кресла, в котором сидит человек. - Вполне возможно, в Европе у него еще полный шкаф такой трухи, - хмыкает. - Хотя я понятия не имею, что это.
- Изабелла сообразит, - Хоук коротко кивает. Выглядит он задумчивым и не сразу нарушает тишину: - Если мы продолжим, - "если"?.. - надо бы обговорить какие-то... правила, - ему явно некомфортно. Нетрудно догадаться, к чему это идет.
- Правила - это хорошо.
- Насколько ты сможешь растянуть остатки крови? Пока, - взмах рукой, - не начнешь кидаться на людей... и кроликов.
Нужная тема, нужный вопрос. Фенрис прикидывает.
- Я не голодал и не экспериментировал, опасаясь потерять контроль, когда доберусь до... - пищи, - человека. Поэтому я не знаю предела. Примерно представляю минимум, на котором могу продержаться, контролируя свой аппетит, но мне нужно питаться хотя бы раз в сутки. С тобой я держался где-то на... - Хоук дрогнул, и это не ускользает от внимания вампира. - ...четырехстах миллилитрах за раз, наверное. Без лечения травм и при спокойном образе жизни. Но к середине второй ночи после еды я становлюсь агрессивным и ощущаю очень настойчивый голод. Мне говорили, что это нормально, пока не... - блядь, как это сказать-то? - Пока не насытишься полностью. До убийства. Строго говоря, я довольно слаб для вампира, извини, в этом тебе тоже со мной не повезло, - он невесело усмехается.
Хоук хмурится и повторяет настойчивее:
- Сколько?
- Думаю, литр на двое суток - не слишком пессимистично. Ты знаешь, где можно купить еще? Где твой приятель достает?
- Мой приятель вне вопроса, - отрезает Гаррет, едва не рыча. Надо же. Он, правда, быстро берет себя в руки, выдыхая через силу: - Блядь. Ладно, у нас будет два дня, чтобы решить этот вопрос.
- Остынь, тигр. Я же не в постель к нему лезу, - без особого пыла огрызается Фенрис. - И кошку его не сожрал.
Может, есть какое-нибудь подполье для местных вампиров? Клуб анонимных кровососов, куда ходят сердобольные люди, готовые протянуть руку помощи ближним?..
- Грабануть ближайший центр переливания крови будет слишком очевидно, наверное. Тогда на меня устроят облаву аборигены за то, что я привлек к ним внимание общественности...
Хоук фыркает и закрывает руками лицо, ведя головой.
- Сука ты, кровосос, - в его голосе нескрываемая усталость. - И я отчаянно не пойму, как ты вообще был охотником с таким талантом к скрытности. Что с деньгами?
- Твоя женщина порядочно меня обчистила, но запасы у Данариуса были приличные, а я не побрезговал их пошарить, - лишний камешек в чужой огород. - Пока мы в норме.
- Моя женщина, - хмыкает скабрезно Хоук.
- Ты же ее нашел.
- С моей стороны стола казалось, что она нашла тебя. С хорошей правой нашла.
- Это было удачным совпадением. Мы были умеренно рады встрече, но организовал ее ты.
- Гаррет Хоук, умеренно сваха, это я.
Фенрис смеется, прикрыв глаза, недолго, конечно, и тихо, но испытывает какое-то облегчение. Гаррет.
- Честно говоря, я не уверен, что она не выдумала всю эту историю про покер. Может, и поняла, что со мной случилось - черт ее знает.
- Если поняла, то эта фанера над нами еще пролетит. В любом случае, больших денег нам пока не нужно: наличка предпочтительнее карт, но основную часть лучше приберечь, если придется снова идти на контакт. Или подкупать кого.
Фенрис кивает - у него и карт-то нет.
- Раз уж ты заговорил о правилах, я думаю, сейчас подходящий момент, чтобы их установить, - уж точно не самый ранний, но лучше сейчас, чем когда прижмет сильнее. По крайней мере, в "Висельнике" они в относительной безопасности и покое.
- Я вижу, что тебя напрягают мои особенности, - весьма деликатно выразился Фенрис. - И пока наше сотрудничество было... стихийным. Мы ни о чем не договаривались и ничего друг другу не обещали. Ты уже не раз выручил мою задницу и с лихвой отплатил долг за лесное происшествие - я это понимаю. Но я хочу знать точно, готов ли ты работать со мной. Помочь мне и принять помощь, на которую я способен.
Вампир смотрит Хоуку в глаза, достаточно, чтобы продемонстрировать открытость своих намерений, но недолго - опасается, что это будет иметь какой-нибудь непредсказуемый эффект.
- Потому что если ты боишься повторения вспышки гнева, как дома у твоего друга - я тебя не виню. Но сейчас самое время сказать прямо, что ты не будешь меня терпеть. Как минимум пока я сыт и хорошо себя контролирую.
Он раскрывает ладони и слегка разводит руками.
- Я могу ответить по максимуму на вопросы о своей кровососущей истории, если это чем-то поможет.

Отредактировано Fenris (2015-12-09 01:35:35)

+1

39

- Напрягают. Особенности, - Хоук поднимает брови и едва не закатывает глаза (Хоук никогда не закатывает глаза) в ответ на чужую деликатность, неуместную до комичности. Однако Фенрис поднимает нужную тему, и Гаррет удерживается от дальнейших комментариев, слишком занятый расставлением собственных мыслей в голове. Нормальный человек уже заводил бы двигатель, чтобы оказаться как можно дальше отсюда - дальше от кровососов, охотников и упырей. Но вампир верно заметил: Хоук кто угодно, только не нормальный, пусть это их предприятие и лежит за гранью даже его самоубийственных наклонностей и обычной привычки оказываться в самом пекле.
Он не отводит взгляда. Он знает, что не уйдёт - ещё до прямого вопроса об этом: знает, что останется; поможет или примет помощь - вопрос следующий, и Хоук не врёт себе в том, как сильно обоим придётся давиться, чтобы сработаться хоть на каком-то уровне. Но опыт, кажется, показал, что это возможно. А ему нужно продолжить. И дело здесь не только в том, сколько высших вампиров у него (или у них) на хвосте - видит Бог, Хоук имеет достаточно ниточек в этом мире, чтобы залечь на дно достаточно надолго. Проблема в том, что он не хочет залегать на дно. Он хочет достать это трёхсотлетнюю задницу и всадить в неё парочку кольев покрепче. Выражаясь буквально - никаких эвфемизмов. В этом Фенрис ему может пригодиться. И что греха таить, они могут сослужить друг другу службу - особенно если у вампира есть собственное охотничье прошлое.
О том, кто и кому остался должен, Хоук предпочитает умолчать. У него есть ещё парочка веских претензий к кровососу, но они могут подождать. Сейчас же...
- Я готов работать с тобой, - вздыхая, говорит он. - Если тебе требуется магически повторить приглашение вслух или трижды, пусть будет так - я повторю. Но раз уж речь зашла о правилах. - Он хмурится, - твои вспышки гнева могут стать проблемой. Потому что "терпеть" вовсе не то слово, которое мне бы хотелось употреблять в их отношении.
Хоук умолкает совсем ненадолго:
- Хотя бы по той простой причине, что работа вместе подразумевает хотя бы какое-то... доверие.
Фенрис кивает.
- Понимаю. Но мой контроль над эмоциями куда хуже, когда я голодаю. У меня вообще всё куда хуже от голода, - вампира это то ли напрягает, то ли раздражает. - Почти.
- Почти?
- Органы чувств лучше работают. Нюх, слух, зрение.
- Инстинкты хищника.
- Верно.
- Да, я как раз собирался заказать в номер обслуживание, и видимо к бургеру нам нужна еще и пинта крови, - хмыкает Хоук, подтягивая к себе стационарный телефон. - И так мы возвращаемся к вопросу о твоем голоде.
- Тут есть сервис доставки в номера? Вау, - острит остряк. - Пока у меня есть запас. Дальше... посмотрим. Я все-таки надеюсь на медицинские центры.
- Вот и проверим, - Гаррет жмет плечами, по виду не слишком обеспокоенный уровнем здешнего обслуживания, но очень даже понимающий, что именно Фенрис имеет ввиду. Хоук действительно голоден. - Я бы спустился и поужинал внизу, но сам понимаешь, вампир - не лучший аксессуар на выход в полный охотников бар. Да, будьте добры, бургер дня с гарниром и пинту... Две пинты пива в номер.
Медицинские центры значит.
- Ладно, отложим проблему с едой, - Гаррет знает, отчего разговор об этом настолько же важен, насколько противен ему, но не может ничего с собой поделать. Это малодушно, наверно, откладывать в долгий ящик подобные решения. Впрочем, не то чтобы у кого-то из них есть светлые идеи на этот счет. - Что с планом?
- Раз уж у нас привал, я хочу проверить, могу ли я вести машину. Мы могли бы сидеть за рулем посменно, если это так. Информация будет только через неделю, пока имеет смысл заручиться поддержкой твоих старых друзей, которые где-то рядом, верно?
Хоук кивает.
- Это решит и спальный вопрос. Насчет старых друзей я не уверен: Изабелла упоминала, что они где-то рядом, но сейчас у меня нет контакта с Шепард, так что ездить вслепую - гиблое дело. Можно, конечно, поспрашивать внизу, - он отвлекается на осторожный стук в дверь. Как быстро однако Висельник теперь обслуживает номера, думает Гаррет, открывая, но удивление его не длится долго. Пиратка нашла способ сделать дружественный бонус. - Похоже искать не придётся.
В руках его бумажка с номером телефона, подмигивающей рожицей и парой неприличных рисунков. Спасибо, Изабелла.
- Хм?
Хоук машет запиской.
- Мне нужно сделать пару звонков - старым друзьям. Ты, - мужчины такого размера, как Гаррет Хоук, не умеют неловко мяться. По определению. Так он, по крайней мере, себе говорит, едва успев прикусить почти сорвавшееся с языка "останешься на ужин?". - Прими заказ, пока меня нет, я вернусь через полчаса.
Серьезно, Хоук, останешься на ужин?
Не стоило, наверно, так хлопать дверью.

+1

40

Хоук быстро находит достаточно укромную телефонную будку (их вообще расставляют именно так, чтобы они были достаточно укромны хотя бы для звонка о заложенной бомбе или просьбе о выкупе). Сначала он звонит Андерсу, попадает, правда, на автоответчик - впервые за долгое время действительно радуясь трудоголизму старого друга. Объяснения, что он оставляет, скупы и бездетальны: Хоук скорее заверяет Андерса, что он в порядке, чем действительно рассказывает что-то. Но он задолжал ему хотя бы столько.
Следующим в списке оказывается номер с записки. И Гаррет знает, чей голос услышит, даже без подписи под цифрами.
- Да? - Шепард быстро снимает трубку и говорит так, будто ждала именно этого звонка - четко и быстро. Возможно, потому, что это номер для разговоров по делу.
Хоук чувствует, как расплывается в улыбке; её не видно по телефону, но слышно в голосе, когда он тянет:
- Как поживает моя самая любимая на свете охотничья команда и её прекрасный капитан? - в рядах вольников нет места военным званиям, но Гаррету нравится называть Веру именно так. Коммандер тоже звучало бы круто, если бы не было морским званием. Впрочем, если подумать, Шепард бы точно пошло быть капитаном собственного корабля.
- Гаррет! - она восклицает радостно и задорно. - Мой любимый коп, сколько лет, сколько зим! Какими судьбами?
- Соскучился, - отвечает он с тихим смехом. - Но вообще я по делу. И это как обычно не телефонный разговор. Мы можем встретиться?
- Где ты? - голос ее становится напряженнее и жестче. "Тебе нужна защита?"
- Я в порядке, - заверяет ее Хоук. Почти. - Изабелла сказала, Нормандия недалеко от Киркволла?
- Это верно. Мы тут в некотором роде на стоянке, - особого интереса в ее голосе не звучит. - А ты?
- Старый добрый Висельник. Хотя, по правде, здешнее гостеприимство начинает утомлять. Мы можем подъехать? - тон его лёгок, но "Мы" должно сказать Шепард больше, чем любое из объяснений, стесненных телефонным разговором и, собственно, невозможностью что-то объяснить.
- Не вопрос, - соглашается Шепард. Похоже, она поняла. - Тут ближайшая точка - Нью-Кэнтон, совсем мелкий городок, но в нем есть Уолмарт, с фермой не перепутаешь. Сколько вас?
- Двое, - отвечает коротко Хоук. - Какая-нибудь хорошая бургерная в этом городке есть?
- Бургер кинг, - отзывается Шепард.
- Сойдет, там и встретимся. Думаю, к вечеру мы будем там. И Шепард? Спасибо.
- Для тебя - всегда рада.
После небольшой паузы:
- Мне прийти одной?
Хоук снова смеётся.
- Я бы встретился с командой после, - отвечает он. - Но не буду против, если ты прихватишь кого-то с собой. Будем считать это двойным свиданием.
- О ла ла, Гаррет, ты подцепил принца в беде? - она смеется, кажется, с облегчением. Хоук морщится и благодарит судьбу за то, что Шеп его сейчас не видит. - Договорились. Полночь подойдет?
- Договорились.

Отредактировано Garreth Hawke (2015-12-13 01:02:47)

+1

41

Хоук продолжает огрызаться - это нормально, напоминает себе Фенрис, и они не то чтобы сильно продвигаются в обсуждении правил... Вампир предполагает, что они возобновят разговор после звонка, вероятно, за ужином. Еду действительно приносят раньше, чем возвращается Хоук - здоровый бургер, который пахнет мясом и маслом, и гора ярко-желтого жареного картофеля. Тарелка настолько широкая, что еле помещается на столике у стены вместе с двумя кружками.
Фенрис бросает на человека вопросительный взгляд, но тот отказывается говорить, пока хотя бы часть злосчастного бургера не окажется в нем.
- Приятного аппетита.
Не то чтобы вампир не мог его понять.
Наблюдать за поглощением пищи почему-то немного мерзко, и Фенрис отводит взгляд - якобы тактично на вид, на самом деле в очередной раз задаваясь вопросом, сколько человеческого было перемолото чертовым обращением. Наконец, прожевав особенно большой кусок, Хоук говорит:
- Я вышел на связь со старыми друзьями. Договорились встретиться завтра в полночь в закусочной Нью-Кэнтона. Сможешь вести?
- Надеюсь, что да.
Фенрис недолго думает.
- Если они согласятся, насколько нам это поможет?
Хоук жмет плечами.
- У них есть информация, ресурсы, опыт. Я доверяю Шепард, она друг. Так что это лучшая помощь, на которую мы могли бы рассчитывать. Их, правда, тоже придется убедить помогать, но, по крайней мере, на Нормандии нас выслушают.
- И послушают, если вдруг моя, - кривится, - сущность раскроется и ты попросишь не убивать меня?
- Не послушают, но выслушают, - нажимает Хоук.
Фенрис немного хмурится.
- Хорошо. Я не хочу показаться неблагодарным, просто...
"Ты меня защитишь?" - идиотский вариант вопроса, хоть и наиболее точный.
- Охотники. Один из них помашет на меня кадилом - остальные мигом превратят в решето. Я только об этом говорю.
Хоук прожевывает, прежде чем ответить.
- Есть и такой шанс. Я могу пойти один, но если нам придётся работать с ними, рано или поздно вопрос всё равно встанет.
Безумие. Мелькает мысль, что, может, Хоук и терпит его затем только, чтобы избавиться с их помощью, но что-то в поведении человека опровергает ее. Фенрис пока не может сформулировать свои наблюдения, но это чутье, и вампир уже свыкся с ним. Гаррет не лжет и не намерен подставлять его под удар таким образом.
- Хорошо. Я положусь на твое красноречие, - спокойно говорит Фенрис. - Вернемся к условиям сотрудничества? Ты пока высказался только насчет моего гнева.
- О, ты хочешь полный список? - похоже, он находит это забавным. Вампир, не моргнув, отвечает:
- Да.
- Из самокритиков, а? - покончив с едой, Хоук откидывается в кресле, небрежно утирая бороду. - Что насчет цели нашего маленького предприятия?
- Моей цели?
- Я догадываюсь, что ты хочешь рассчитаться со своим бывшим хозяином...
- Он мне не хозяин, - огрызается Фенрис сразу же.
- Что после? Потому что я хочу не только возмездия - не его как такового. Мне мало того, что этот сукин сын будет гореть в аду с надранным тобой - или мной - задом, - его лицо расслабленно, тон на удивление спокойный, и все же Фенрис безошибочно слышит ярость в каждом слове. - Я хочу, чтобы Орден узнал о его делах и его союзниках и приспешниках. Не только Орден - человеческий мир тоже, уж там он натворил не меньше, вампир или нет. Коп, помнишь?
Вампир кивает. Да, коп, и к тому же идейный. Назойливая черта, которой Фенрис обязан тем фактом, что они вообще сотрудничают и тем, что Хоук не собирался его подставлять.
- Другое дело, это сделать куда сложнее. И хлопотнее.
- Вот почему ты сразу обратился к Сети... Что ж, меня это вполне устроит, если произойдет посмертно. Хочу быть уверен, что ублюдок никуда не улизнет.
Его интересы - кровавая месть и освобождение - довольно прагматичны, и задача Хоука труднее, но с другой стороны - пожалуй, человечнее. Фенрис даже не помыслил о разоблачении.
- Рад, что мы поняли друг друга.
- Ты думал, я стану тебе мешать? - он усмехается.
- Мешать или помогать, в таких вещах желательно быть если не на одной волне, то хотя бы в ведении.
- Согласен. Еще условия?
Хоук хмыкает, и ухмылку эту даже можно назвать добродушной - еда, не иначе.
- Как долго ты собираешься оккупировать мой багажник?
- Я надеялся, что уплатил за постой впрок. Когда выкупил тачку у рыжего типа, помнишь? - хорошо бы коп об этом не забывал и не начинал бравировать тем, что спасает задницу вампира всю дорогу. Это был бы проблематичный расклад.
- Погоди-ка, я думал, мы все это время говорим о деньгах того, кто тебе не хозяин, и за кражу которых я вполне могу тебя арестовать?
Что, блядь?
Фенрис отмирает не сразу.
- Шутишь.
- Тебе повезло, что я не любитель рапортов.
- Тебе просто лень.
- Мне просто лень.
Фенрис громко и выразительно фыркает. Нет уж, он не даст так запросто скинуть себя со счетов.
- Ладно, ты всерьез рассматриваешь вариант с путешествием по отдельности? Я - нет.
- Я рассматриваю вариант с задним сиденьем, умник, - вампир приподнимает брови сперва недоверчиво, а затем искренне удивленно. - Понимаю, что ты уже свил себе гнездышко, но света там в ренегате ровно столько же, сколько в салоне, так что укрыться можно так же. А вот если нас кто тормознет, мне не придется придумывать глупых историй, почему в моем багажнике татуированный вампир в глубокой спячке.
Фенрис издает смешок. Действительно, тот еще умник.
- Окей, ты меня убедил. Это практично, но я все равно признателен, - и в голос закрадывается не то мягкость, не то усталость - не разберешь. А Хоук просто хмыкает в пиво.

+1

42

***

- А я считаю, тебе все-таки стоит задуматься о смене имиджа, - тянет Хоук, оглядываясь на вампира за рулём. За окном окончательно стемнело, и они снялись с места около часа назад: путь в Нью-Кантон начался с проверки навыков вождения одного кровососущего индивида. - Все эти белые волосы и татуировки - не лучший способ скрыться от преследования, если ты меня спросишь.
- Может, бороду отрастить? И носить костюм Санта-Клауса, - без улыбки отвечает Фенрис, глядя только на дорогу. Хоука нервирует его напряжённость (нервирует куда больше обычного): навыки вождения вампира покрылись метровым слоем ржавчины.
- Можно, - соглашается он. - Выделяться будет меньше. Да и кто в здравом уме обидит Санту?
- Никто, или дети забьют его ногами. Но ты прав. Только не проси меня замазывать татуировки на руках кремом.
- Краска для волос? Другая педаль!
- Блядь! - шепот в салоне машины легко расслышать даже сквозь шум тормозов. - Да, краска! И ты будешь мне помогать.
- Если мы переживем эту ночь. Я начинаю скучать по нашим друзьям упырям.
- Можешь послать им открытку и цветы на могилку.
- Можешь перестать пытаться убить мою машину.
- Мы на пустой дороге, хватит бухтеть!
- Тише, тише, граф Шумахер. Тебе надо расслабиться, а то руль перекусишь.
- Предпочитаю Баттона. И... ты только что повысил меня с приборной панели?
- Приборная панель твоя, руль не трогай. И Баттон - зарвавшийся неудачник.
- Да иди ты!
- О, теперь ты просто грубишь. Следи за дорогой.
Фенрис рычит. Хоук хмыкает в окно. Проходит еще какое-то время, прежде чем мимо начинают проносится фуры - верный знак того, что недалеко станция. Хоук медлит, прежде чем негромко спросить:
- Нужна передышка?
Сам он после трех бокалов пива за последние три часа отошел уже достаточно, чтобы чувствовать себя более или менее нормально.
- Я в норме, - и уже менее резко: - Но если не спешим - можно тормознуть.
- Ты за рулем.
- Тебя это беспокоит больше, - на что Хоук неопределенно ведет плечом. - Я спал до заката и подкрепился перед выездом. Если хочешь поесть или постоять на твердой земле, я не возражаю.
О, Гаррет мечтает о твердой земле. Они все еще в бегах, так что количество остановок и появлений среди людей желательно бы ограничить до минимума, но машина посреди богом забытой трассы, а неопытный водитель за рулем любимой (и единственной) тачки - та еще нервотрепка. По крайней мере, упырь все-таки поел. Минус один неловкий вопрос. Можно немного расслабиться.
- Мы никуда не торопимся, - он потягивается на сидении. - И я в настроении съесть самый большой и мерзкий из хот-догов, который смогу найти.
- Что у тебя с диетой? Ни разу не видел, чтобы ты ел салат или что-то адекватное.
- Моя диета последний месяц составлялась не мной, - отвечает он ровно. - Наверстываю упущенные прелести жизни.
- Надеешься, что весь этот холестерин испортит мне аппетит?
- А может? - и в голосе слышатся нотки интереса.
- Не знаю. Не пробовал.
Упырь.
- Не знаю, что бесит больше, твое беспокойство о моей диете или ее отношение к диете твоей... А вообще я передумал, твое вождение - смотри на дорогу!
- Да что ты как-!.. - Фенрис осекается, глядя перед собой. Хоук отпускает треклятую панель.
- К черту, мне нужна эта остановка...

Отредактировано Garreth Hawke (2015-12-13 23:23:41)

+1

43

Всю дорогу до остановки Фенрис молчал, и выглядел он угрюмо. Дело было не в том, что вампир - опять! И зачем? - поднял тему своего питания, а в том, что вся эта ругань за рулем напомнила ему... что-то, что мелькнуло смутной ассоциацией и улетучилось, как зыбкий утренний сон. Его точно так же, только чуть строже, одергивала близкая женщина, и он сердился и огрызался, и это "как" разбилось о стену слов, потому что сказать, кто это был и когда это было, Фенрис уже не мог. Наверняка этот вопрос был у Лето. И как тебя выцарапать, засранец?..
Парковаться он даже не пытается, сразу предлагая Хоуку пересесть за руль. Заходит в ярко освещенный круглосуточный магазин и покупает бутылку воды - никакая жидкость не послужит сверхъестественному телу лучше крови, но проблем с перевариванием не возникает, а отголосок голода слегка притупляется. Итак, ему надо маскироваться. Замазывать татухи тональником, кутаться по уши среди лета и покрасить волосы в какой-нибудь дурацкий цвет. Чудно.
- Извини, что рычал на тебя в машине, - глухо говорит он Хоуку, когда появляется возможность. Они стоят у дверей супермаркета, вдалеке мерцают огни, в небе звезды, и какой-то дальнобойщик расплачивается на заправке.
- В расчете, - жмет плечами Хоук, с пшиком открывая жестянку с колой. - Ты... голоден?
Интересный вопрос, ведь он в курсе, что перед выходом вампир как раз всосал последний пакетик из украденного у Андерса.
- Честно? - Фенрис смотрит куда-то перед собой. - Или чтобы не нервировать тебя еще больше?
- Считай, что моя еда меня успокаивает. Давай честно, - а напряжение в голосе слышно.
- Я всегда голоден. Я знаю, что то, что я чувствую, не сытость, но ее саму я не помню. Даже когда я выпил несколько литров, мне все равно казалось, что я могу осушить динозавра.
Хоук отвечает не сразу.
- Ты уже никогда не станешь снова человеком, ты знаешь.
- Я знаю, - и в его голосе не звучит ни прежней жесткости, ни гнева, ни даже печали. Хоук кивает.
- Отстой.
- Да что ты говоришь.
Он поднимает голову, втягивая носом ночной воздух. Пахнет бензином, авто, травой и дорожной пылью, и запахи людей растворяются в этом потоке. Хоука он различает как волну тепла у плеча, но и ее размывает ветер.
- Я только думаю, это не повод сдаваться и превращаться в кровожадное дерьмо, - вампир делает глоток воды, - я боролся за это с Данариусом. Поборюсь и с собой.
Ха.
- Не первый упырь, которого давлю.
- Ты мог бы снова стать охотником, - предлагает Хоук. - Или, знаешь, плащ и трико: говорят, плохие парни такие же на вкус.
- Я не перестаю им быть, - отзывается Фенрис. - А трико - признак плохого вкуса.
- Трико недооценивают, а по мне - так хороший товар грех не выставить на витрину, - Хоук почти не смеется. - Так значит ты думаешь продолжить это? - взмах рукой.
- Спасибо на добром слове, - он раскрывает ладонь и смотрит на нее, поворачивает тыльной стороной, изучая бледные полосы лириума. - Да. Думаю, так поступил бы и Лето. В конце концов, раз ему дали такое оружие, значит, он все бросил на алтарь. Почему бы и не гореть, раз моя жизнь стала дольше.
- Второй шанс, значит.
- Вроде того. Ну что, - он закручивает крышку плотнее, - тебе хватило вредной пищи или купишь еще в дорожку?
- Не, я сыт. По коням.
Фенрис отделятся от стены и шарит в кармане ключи от машины. По правде говоря, он никогда прежде не думал, что это - не проклятие, а шанс. Тот еще оптимизм.

Отредактировано Fenris (2015-12-13 23:11:14)

+1

44

Они приезжают в Нью-Кантон засветло: Фенрис кое-как осваивается за рулём и даже начинает делать успехи (Хоук скорее руку себе отгрызёт, чем признает это вслух), так что с дорогой от Киркволла справляется сам. В городе их ждёт привычная уже в чём-то рутина: невзрачный мотель, очередная перепалка и долгожданный сон. Гаррету даже интересно, насколько комфорт вообще важен для вампиров: может, кровосос и спал бы дальше в багажнике, денег бы сэкономили - впрочем, любопытство гложет его не настолько, чтобы спрашивать. Его (краденные) деньги, его выбор. Да и машину жалко.
Время до ночи растягивается в бессвязной дрёме. Хоук то и дело просыпается - любой шум за картонными стенами номера заставляет подскакивать, и когда цифры на дешёвом будильнике показывают десять, чувствует себя разбитым и злым - ещё хуже, чем с утра. Горячий душ помогает, но не слишком сильно. По крайней мере, думает он, глядя на себя в потёртое зеркало, кажется, он всё-таки свыкся уже с бородой. Хоука и без того сложно было увидеть с гладко выбритым лицом, но за время... в особняке обычная щетина успела превратиться в полноценную бороду, и, что ж, хоть что-то хорошего из этой истории он вынести сумеет.
О, эти маленькие жизненные победы.
Они с Фенрисом встречаются у оставленной тачки. Ключи остаются у Хоука, так что он снова не торопится на парковку, хотя и приходит в этот раз первым. И даже не замечает сразу вампира, когда тот появляется рядом.
Замечает вернее, но не узнаёт. Лицо Хоука вытягивается.
- Что дальше, выяснится, что ты сверкаешь на солнце? - выговаривает он, едва не присвистывая.
- Почему я должен сверкать?
- Потому что я явно в Сумеречной зоне, - хмыкает Хоук, открывая водительскую дверь. - Но паричок тебе идёт.
Очень идёт, - думает он про себя. Мысль раздражает.
- Это не паричок, - машинально, забираясь в салон. И уже там, видимо, сообразив: - Погоди... Ну-ка сделай лицо кирпичом.
Хоук оборачивается, хмурясь. Фенрис смотрит на него пару секунд.
- Ну... попробуй закусить губу?
- О, да пошёл ты, - фыркает он. Часы на приборной панели показывают четверть двенадцатого, а это значит, сегодня он даже не опоздает. Вот Шеп удивится. Лицо его растягивается в полуухмылке. - Хочешь поиграть в двухсотлетнего девственника, развлекайся. Я по другой части.
Фенрис хмыкает.
- Ты когда-нибудь видел вампира на солнце?
Хоук коротко мотает головой.
- Я слышал. Кое-что, - что, наверно, изрядная скромность, учитывая его семью.
Фенрис что-то мычит себе под нос.
- Что, и никакой новой лекции?
- Падаван нерадивый ты, лекций не читал я еще, - лицо вампира убиваемо непробиваемо, и Хоук не сдерживает смешка.
- Поверить не могу, шутка и отсылка к Звездным войнам в одной фразе. Не так ты плох... для кровососа.
Но стоит пройти некоторому времени всё же спрашивает:
- Часто тебе приходилось бывать на солнце?
- Если ты про мое вампирское бытование - нет, я всего раз поставил эксперимент и больше не лез.
Его очередь мычать в ответ. Разговор не особенно клеится, и Хоук не горит большим желанием раскручивать его дальше. Тем более найти закусочную не составляет труда, и скоро они уже паркуются на плохо освещённой огнями Бургер-кинга стоянке. Запах дешёвых бургеров скручивает живот в тугой и требовательный узел. И всё-таки прежде чем двинуться в сторону входа, Хоук тормозит вампира - хватает его за рукав, стараясь не касаться без нужды. Фенрис вздрагивает и рефлекторно, быстрее, чем человеческая реакция позволяет зафиксировать, перехватывает его запястье. Правда, убирает руку почти сразу, даже бормочент что-то хмурое в извинение. Отступает на полшага.
Чёртов дёрганый.
- Как твой голод? - спрашивает Хоук, глядя в лицо. В настороженном голосе нет ни капли заботы, но нет и злости, с которой он угрожал в доме Андерса.
- В норме, - но отводит взгляд. Ебаная какая норма. - Не подходи ко мне так близко. Ты не помогаешь.
- Хочу напомнить, мы идём на встречу с охотниками, - цедит Хоук. И раздражённо выдыхает. - Ты уверен, что готов?
Фенрис смотрит на него немного устало.
- В худшем случае они прикончат меня и у тебя будет одной проблемой больше. Расслабься. Вонь от жженого масла отбивает аппетит.
- Оптимист хуев, - бормочет Хоук, но отстаёт. И уже не оглядываясь движется в сторону закусочной.
Да пусть хоть в том масле сварят, чтоб ему было дело.

0

45

Звонок Гаррета становится неожиданностью для Веры. Хоука она не слышала давно, не рекордно долго, конечно, но достаточно, чтобы успеть соскучиться. Достаточно, чтобы задумываться о новостях время от времени. Старых друзей у Шепард почти не осталось, а Гаррет был в ее жизни с самого детства. Такими не бросаются.
Поэтому, когда зашла речь о том, чтобы поставить охоту на паузу и прийти поговорить, это не стало даже поводом для раздумий. В назначенное время Вера покинула фургон вместе с первым помощником и направилась к закусочной.
- Есть идеи о масштабе проблемы?
- Никаких. Гаррет сказал, что он в порядке, но я бы не верила ему на слово.
- Я бы тоже.
- Вот заодно и узнаем.
Она замечает Хоука, окинув кафе беглым взглядом, и сразу направляется к нему. Коп сидит спиной к залу, вгрызаясь в бутерброд, с горой картошки на подносе, напротив него, видимо, обещанный принц топит пакетик в стакане кипятка. Каким-то образом по этому постному библиотекарскому лицу Вера чует, что именно он - источник бед ее старого приятеля. Ну как же иначе... У большинства мужиков все беды от женщин, почему бы Гаррету ради разнообразия не вляпаться аналогично из-за какого-нибудь хлыща?
Хлыщ замечает их почти сразу, но виду не подает и отводит взгляд. Мудро, не то что какая-то компания за столиком возле касс - те так и зависли, глядя на Веру и ее спутника. И если сама Шепард выглядит вполне обычно, то Гаррус всегда привлекает внимание - что ростом, что шрамами на лице.
Впрочем, они к этому привыкли.
Вера подходит к Хоуку со спины и крепко кладет руку ему на плечо. Он не вздрагивает, стало быть, засек приближающиеся шаги, остается начеку - это хорошо.
- Ну здравствуй, Король Бургеров, - Шепард не может сдержать улыбку.
- Капитан, - Гаррет улыбается во все тридцать два и красноречиво раскрывает руки, Вера обнимает его со всей неженской силы, а Хоук смеется, отрывая ее от пола - кажется, покружил бы, будь чуточку бодрей. Со стороны это похоже на семейное воссоединение, никак не на встречу в духе "Хьюстон, у нас проблемы", и у Шепард в груди щемит от сердечности, и еще потому, что Гаррета стало как будто бы меньше.
- Исхудал же ты, - замечает она, когда ноги наконец касаются пола, и похлопывает Хоука по плечу уже бережней.
- Новая диета. Но я наверстываю, - Гаррет кивает на поднос. Пока Вакариан здоровается с копом за руку, Вера пододвигает стул от соседнего столика и садится в торце - аккурат между старым другом и его визави. Старпом повторяет ее маневр.
- Это Фенрис.
- Шепард.
- Вакариан, - обмен кивками, Гаррус расслабленно откидывается на спинку стула, а капитан крадет картошку и макает ее в соус.
- Итак, чем займемся на нашем двойном свидании? - готова поклясться, старпом еле слышно фыркнул.
- Ну, раз представления уже позади, можно и делом заняться, - отвечает Хоук, отправляя в рот последний кусок бургера и шлепая Шеп по руке с картошкой.
- Эй! Я куплю тебе еще, если останешься голодный. Что моя скромная команда может для тебя сделать, доблестный страж порядка?
Гаррет вздыхает и оглядывается мельком, убеждаясь, что кроме явно поддатой молодежи за дальним столиком их услышать некому.
- Мы тут разозлили кое-кого, - начинает он негромко и смотрит на Фенриса. - И ради справки: я тоже очень зол... Вы слышали про Данариуса?
Вера обменивается взглядами с Гаррусом. Тот слегка приподнимает брови - этого достаточно, и охотница кивает.
- Я вышел на него больше месяца назад: расследовал дело о пропаже людей, по ходу раскопал еще пачку висяков с тем же шаблоном. Ничего сверхъестественного - и в буквальном смысле тоже, - горячего следа на тот момент не оставалось и в помине, да и жертвы были из тех, кого никто не хватился. Я не стал обращаться к своим контактам, но через некоторое время вышел на частное владение в глуши, пара дней пути отсюда. На него и его хозяина, что сделало всё куда интереснее. Но политика всегда добавляет смаку.
Хоук замолкает, хмурясь в стол.
- Не стоило соваться туда одному, но соваться туда я не планировал - просто вынюхивал по соседству, кто знал, что меня... унюхают и самого. В общем, я попался. Глупо и надолго, если посчитать, но в итоге сумел выбраться. Не без помощи, - кивок в сторону Фенриса. - Особняк сгорел. Есть нехеровая вероятность, что это можно отследить до одного из нас, а значит охота - дело времени. Вряд ли прошедшего.
Он бездумно скребёт бороду под шарфом.
- В Висельнике мы вышли на Тень, информация лишней не будет. Изабелла подсказала, что Нормандия рядом, - Хоук жмёт плечами, смотрит на Веру. - Я не знаю, чего именно пришёл просить: защиты или помощи, но ты разбираешься в этом куда лучше моего, умеешь, где нужно молчать, и я верю тебе. Последнее, сама понимаешь, решает. А ещё я хочу, чтобы этот кровосос сдох. Осуждённый и Орденом, и Верховным судом - посмертно или нет, вопрос десятый.
Шепард пристально смотрит на старого друга, хмурясь.
- Умеешь ты ставить по-крупному, - совсем тихо говорит она и вздыхает. Пора выкладывать карты на стол. - Вас уже ищут.
Она достает из кармана телефон и протягивает копу фотографию беловолосого мужчины с характерными татуировками на подбородке и горле. Там же информация, кем он является, и цена за голову - живым в несколько раз больше, чем мертвым. Вид чуть сбоку, и его лицо выглядит озлобленным, впрочем, Шепард и наяву нетрудно представить нахмуренного незнакомца агрессивным. Он не расслабляется в присутствии охотников ни на секунду.
- Это появилось на доске накануне ночью. А сегодня в Нью-Кэнтон пожаловали кунари, и мы все думали: чего приперлись, неужели решили у нас из-под носа что-то тащить? А вот нет.
- Твою мать, - отзывается Хоук. - Погоди, ты сказала, в Нью-Кэнтон?
Фенрис подается к столу, собираясь взглянуть на фото, Гаррус делает то же самое, и вампир напряженно отстраняется, мол, сижу смирно, никого не трогаю.
Вера медленно кивает.
- Полтора десятка вольников, которых в команду по регби не взяли, - она убирает телефон. - А с учетом цены за голову твоего друга это только цветочки.
- То есть они сумели отследить нас...
- Каким-то макаром... И, Гаррет, - она оборачивается к Фенрису, - он действительно?..
- Действительно?.. - Хоук хмурится в себя, выглядит, будто не сразу понимает вопрос. - О. Дерьмо, - и тише: - Да.
Несколько секунд за столом царит неподвижность и тишина. У касс раздается взрыв пьяного хохота, но никто даже не вздрагивает.
- Гаррет? - ровно-ровно.
Ни Шепард, ни Вакариан не сводят взгляда с вампира. Фенрис смотрит прямо перед собой, куда-то в грудь Хоуку, так тихо, что, кажется, не дышит. Коп шумно выдыхает, словно сдувается, и с силой трёт лицо.
- Мы работаем вместе, - устало, но твёрдо.
Шепард взвешивает его слова.
- Пойдем покурим, - не делая резких движений, она встает из-за стола, дает знак Гаррусу и уводит Хоука на улицу.

+1

46

Дорога на выход не кажется бесконечной, но Хоука раздражает то, что он чувствует себя не то на эшафоте, не то в старшей школе опять - причем не знает, что из ощущений гаже. От его объяснений сейчас зависит слишком многое, это он понимает. Но как убедить кого-то в том, что не до конца ощущаешь правдой сам? Он не готов выбирать стороны - не против неё и не из-за него, и Хоуку необходимо, чтобы Шепард поверила.
Они останавливаются у дверей - ему и видеть не нужно, чтобы знать: Вера специально выбрала место вне поля зрения их столика. Ночь довольно теплая, Гаррет ёжится - и едва успевает обернуться, прежде чем словить в лицо удар. Бьёт Шепард не с полной силы, но особенно и не церемонится; Хоук же, каким бы подавленным или усталым ни был, в последние дни насторожен настолько, что звенят, кажется, и нервы, и яйца. Он реагирует на чистом автопилоте: перехватывает крепко чужую руку, успевает вызвериться в ответ - и только после, кажется, действительно сообразить, что именно случилось. Он ослабляет хватку, выглядит раздосадованным даже - не то ударом, не то собственной реакцией.
Сейчас становится особенно заметно, как сильно Гаррет напряжён.
- Курение и впрямь опасно для здоровья, - кривая усмешка, рука потирает челюсть. Шеп не улыбается даже: смотрит внимательно и серьезно.
- А теперь повтори-ка последнее, что ты мне там сказал, - кивок в сторону закусочной.
- Мы работаем вместе.
Она цыкает. Цыкает на него.
- А я так надеялась, что это не может быть правдой. Или что ты позвал нас, чтобы избавиться от него.
- О, отличная была бы шутка, а, - тянет он. - Но для этих целей я вполне мог оставить его в Висельнике.
- Какие уж тут шутки. Я допускала мысль, что он тобой управляет.
- Поэтому решила прочистить мне мозги по-старому?
Она только кивает. Хоук вздыхает, пытаясь подавить раздражение. Вот упрямая женщина.
- Шепард, я не идиот, - начинает он, чувствуя, как распаляется. - Я провёл в том ёбаном гадюшнике почти месяц, и даже без этого бесценного опыта... ты знаешь, как я отношусь к кровососам - с мозгами и без. Не можешь не знать. Так что, поверь, я взвесил все за и против, прежде чем что-то решить. Он здесь, потому что нужен мне. Он бывший охотник. И если я почувствую что-то не то, то буду первым, кто всадит в него пулю. Но до тех пор... Я обещал ему, что вы хотя бы выслушаете.
Гаррет замолкает.
- Большего я не прошу.
- Мы выслушали...
- Вы выслушали меня. И его имя, - хмыкает он, но внимания не заостряет. Вера не возражает, но и не выглядит убежденной.
- Но далеко не всегда жертва... - она запинается, ей явно не нравится применять это слово к Гаррету, и он мрачнеет. - Черт, ты же знаешь, что они могут наводить морок, с которым не справляется даже логика. Мне трудно поверить, что ты вообще согласился путешествовать с ним вместе. Кстати говоря, почему?
- Потому что мне нужен Данариус, Вера. Фенрис чувствует его и знает его, знает его слабые места.
- Я могу поверить, что он хочет убить создателя и ему нужна поддержка, допустим. Но ты уверен, что он тебе необходим? Есть же ритуалы. Я могу ширнуться чем-нибудь, чтобы вернуть чуйку, если ты не хочешь обращаться к стражам. Мы можем найти способ... более надежный и предсказуемый, чем живой вампир у тебя на шее.
- Ты можешь что угодно, да? Жертвенность, бдительность, победа, - Хоук почти продолжает, но вовремя одёргивает себя - с видимым уже усилием. Она же смотрит пару секунд и совсем тихо:
- Гаррет, он же сожрет тебя. Чем ты вообще его кормишь? Бездомными кошками и чаем?
- Я не кормлю его, - рычит он в ответ. - Нас вообще не связывает ничего, кроме этой цели. И ради неё я приехал к тебе, Вера.
Он умолкает и закрывает глаза рукой.
- Что ты хочешь, чтобы я сказал? Что не обдумывал всё это раньше? - Хоук отмахивается и снова чувствует себя, как после месяца взаперти, бессильно, бесконечно злым и столь же уставшим. Второе выигрывает. Он выдыхает, смотрит прямо. - Их слишком много. Даже с вашей помощью я смогу вытянуть какое-то время или спрятаться и залечь на дно, но не больше. Мне нужен этот вампир, мне нужна его помощь. И я знаю риски.
Никакие из них не идут в сравнение с риском потерять кого-то ещё. Хоук слишком хорошо знает, что случается с людьми, которые его любят. Даже с теми, кто умеет постоять за себя: работа работой, не ему судить об опасности призваний, но всё всегда встаёт с ног на голову, когда в деле замешаны близкие.
Вера вздыхает и трет лоб. Нетрудно догадаться, о чем она думает - о том, что Гаррет опять прыгнул выше головы, что вся эта кампания слишком масштабна для человека, который не лез в этот гадюшник сам, не присягал Ордену, не участвовал в вылазках охотников и вообще вел нормальную, в общем-то, размеренную жизнь. Шепард боится за него. Она хочет его защитить. Он всегда среди тех, кого она оставляла позади, в безопасности, уходя на очередную охоту. И теперь вдруг оказался на передовой.
Он едва не слышит это в своей голове - её голосом, суровое недовольство и искренняя до ломоты забота. Она всегда была такой, вспоминает Хоук - даже до смерти отца и до Ордена.
- Ладно, - наконец соглашается Шепард. - Но если с тобой что-то случится - я с вас обоих семь шкур спущу.
Он не удерживает старого жеста и, фыркнув, ерошит ей волосы на макушке.
- Я знаю.

Отредактировано Garreth Hawke (2015-12-24 01:32:24)

+1

47

Эпиграф:

Неловкость - крайне мерзкая штука. Ожидание - занудная и порой раздражающая. Вместе они порождают специфическую смесь.
Нужды прятать руки больше нет, и Фенрис просто греет ладони о картонный стаканчик с чаем. Охотник, жилистый, остроносый и со шрамами в пол-лица, кажется, чувствует необходимость заполнить пустоту между ними каким-то диалогом. Весьма любезно с его стороны, с учетом того, что они с капитаном ясно дали понять - одного слова Гаррета хватит, чтобы вампир подлежал уничтожению.

- Так... гхм... как вы познакомились?..
- Вампир, обративший меня, захватил его в плен и держал в подвале для прокорма, - отвечает Фенрис. Ему нечего скрывать.
- Могу предположить, не лучшие условия для общения.
- Не то... слово.

Повисает пауза. Шепард и Хоук стоят за каким-то рекламным плакатом, так что видны только ноги. И, конечно, расслышать, что там творится за закрытой дверью, сквозь голоса и музыку в кафе не представляется возможным.

- И часто ты бываешь в таких местах?.. Подозреваю, уже не очень.
- Ты прав.
- Гхм. И давно это у тебя?
- ...Полгода.
- О. Тогда ты еще помнишь вкус картошки-фри, наверное?
- ...Нет.

Вдаваться в подробности об амнезии не тянет. Охотник изучает Фенриса несколько секунд и говорит уже более серьезно, видимо, не изображая разговор, а посылая информацию лично собеседнику - ура, как сильно расколот лед:

- Думаю, тебе стоит расслабиться. Вид первой боевой готовности нагнетает атмосферу.
- Это первая готовность защищаться, - к сожалению.
- Я не хочу показаться грубым, но не стоит сопротивляться, если мы...
- ...
- Ладно, плохая идея. Давай начнем заново.

Заново так заново. Фенрис выжидательно смотрит и делает глоток чая. Вакариан моргает:

- Ты пьешь обычную воду?
- Жидкость вполне усваивается, да. Не как источник пищи, но и не вредит.
- А что насчет алкоголя?
- Пробовал только пиво в небольших количествах. Ведет не больше обычного, проходит быстро.
- Как раньше?
Тут вампир вынужден помолчать.
- Возможно.

Снова пауза.

- Так... чем ты занимался до того, как... сменил курс?
- Я был охотником. Как вы.
- Сделаю смелое предположение, что не здесь.
- Полагаю, акцент меня выдает.
- И татуировки. Ритуальные, верно? В Штатах есть только один мастер, который может их нанести, и он работает совсем в ином ключе.
Вампир замирает.
- Могу я спросить...
И уже заранее догадывается.
- Это же лириум, да?

Так их и застают вернувшиеся Шепард и Хоук - один облокотился на стол и демонстрирует изучающий интерес, второй сидит с прямой спиной и распахнутыми глазами молча. К счастью для Фенриса, Гаррус полностью переключает внимание на капитана, едва она оказывается в поле его зрения. Шепард скупо кивает:
- Он с нами.
Плечи Фенриса самую малость опадают, и будто кто-то распахивает окно в душном помещении, воздух за столом резко перестает быть спертым. Хоук молча садится на свое место, Вакариан улыбается:
- Круто. Всегда мечтал посмотреть на лириумного призрака в деле. Слышал самые разные истории, но ни разу не видел своими глазами.
- Что?
Шепард выглядит настолько удивленной, что Фенрис усмехается. Гаррет поднимает бровь, а капитан быстро берет себя в руки:
- Разве лириум не выжигает плоть вампира до костей?
- Примерно это он и сделал, - он почти огрызнулся. Не то чтобы можно было ждать деликатности от этих людей, но ради всего святого, в такие моменты можно и придержать язык за зубами. Приходится вздохнуть. - Обращение не было гладким.
- Как тебя вообще угораздило? - тише спрашивает она.
Фенрис улавливает перемену настроения и бросает на охотницу цепкий взгляд. Ага. Значит, Хоук убедил ее выслушать и эту сторону истории. Что ж... откровенно говоря, на такое гостеприимство вампир не рассчитывал. Максимум щедрости, которого он ожидал - это что его не грохнут и поверят копу на слово, следя в оба. А теперь с ним решили быть поласковей. Ну что ж...
- Я предполагаю, что из-за болевого шока у меня проблемы с памятью. В частности, я не могу ответить на вопрос, с какой конкретно целью я полез к Данариусу. Я прожил в его логове последние полгода вместе с еще несколькими его созданиями, это было... - невольно кидает взгляд на Хоука - тот отводит глаза, - похоже на жизнь в секте, наверное. Изоляция, вынужденное общение внутри узкого круга. И очень постепенное раскрытие информации. С большим количеством недомолвок и тайн, поскольку мне не доверяли.
- Что, ты не пытался влиться, чтобы узнать больше?
Фенрис посмотрел на женщину в упор и отрезал:
- Нет.
Шепард приподняла брови. Эту гримасу вампир расценил как "чтобы я поверила, один из нас должен быть идиотом" и подавил желание закатить глаза. С другой стороны...
- Я не хотел даже притвориться одним из них, потому что я боялся... боюсь стать таким по-настоящему. Не видя иного выхода и вцепился во все существующие между нами различия. Я до сих пор на них зол, так что сомневаюсь, что мог бы ломать комедию и прикидываться паинькой.
Женщина кивает, видимо, давая понять, что принимает такое объяснение. Вряд ли одобряет или верит до конца, понимает Фенрис, но настаивать не будет.
- Ни один мой побег пока не увенчался успехом, но если убить Данариуса, у меня будет шанс на спокойное существование. Если в процессе вы не сочтете меня слишком опасным для жизни, разумеется.
- А если не сочтем, что ты планируешь делать дальше?
- То же, что делал до сих пор, - мрачноватое сомнение на лице Шепард вызывает у него усмешку: - Так и быть, можете стать моим надзирателем, мэм.
- Если ты окажешься на свободе, надзиратели найдутся и без нас, - вмешивается Гаррус. - Те, кто делают такие татуировки, пасут призраков сами.
- Кстати о горелом, что за призраки, о которых ты всё говоришь?
Фенрис украдкой бросает взгляд на Хоука, охотник пожимает плечами.
- Ну, я сам знаю не так уж и много - повезло поработать с одним древним кланом, но если вкратце... Призраками их зовут потому, что они могут проходить сквозь твердую материю, не оставляя следов. Ясное дело, чтобы загнать лириум под кожу, нужна особая подготовка мастера, недюжинное здоровье человека, который на это подписывается, плюс его безоговорочная преданность делу - никто не будет спускать такое вложение в унитаз. Я знавал парня, у которого татуировки были по локоть, и он носил их, как чертов орден героя человечества. Это было его оружие, да.
Фенрис внимательно слушает охотника. Шепард выглядит серьезной, Хоук тоже молчит.
- А теперь помножьте это на способность становиться бестелесным полностью - насколько они отчаялись, если им понадобился человек, способный пройти там, где больше никто не пройдет? Если они рискнули, выпустив кого-то с такими талантами в мир - не без страховки, разумеется, у них должен быть способ его найти и обезвредить, если что-то пойдет не так. Лириумный призрак повязан со своими создателями на всю жизнь. Они не позволят ему разгуливать на воле и умчаться в закат. Так что, думаю, скоро тебя отыщут, приятель.
Нетрудно понять, что это означает. Очень повезет, если они решат, что создавать нового призрака накладнее, чем держать Фенриса при себе. Если нет... Если его сочтут слишком опасным, чтобы оставлять в живых - Данариус будет его последней миссией.
Клан, возившийся с лириумом, не может быть малочисленным или слабым. К тому же, наверняка в случае необходимости подключатся другие семьи, ордена и одиночки - что-то подсказывало, что в объединении против таких угроз охотники очень хороши.
- Стало быть, вам не о чем беспокоиться, - ровно говорит вампир. - Меня так или иначе обезвредят, и повезет, если я успею помочь вам раньше, чем это произойдет.
Шепард сжимает губы, и вот сейчас он не уверен, что это не сочувствие.

+1


Вы здесь » CROSSGATE » - нереальная реальность » Vampires suck


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC