К ВАШИМ УСЛУГАМ:
МагОхотникКоммандерКопБандит
ВАЖНО:
• ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ! •
Рейтинг форумов Forum-top.ru

CROSSGATE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSGATE » - нереальная реальность » Vampires suck


Vampires suck

Сообщений 1 страница 30 из 47

1

VAMPIRES SUCK
http://40.media.tumblr.com/70a031ce5df9b23c69e558ff1250a658/tumblr_nx3yyuUbTC1u0qfbwo1_500.jpg
[Modern|Vampire|AU!Dragon Age]

Современный мир таит в себе множество опасностей: от лихача на дороге и смерти в раковых канцерогенах до упыря в ближайшем переулке. Детектив Хоук в силу происхождения знаком с миром нечисти не понаслышке, и пусть старается держаться от него подальше, в силу профессиональной своей деятельности с опасностями сталкиваться привык. Именно расследование приводит его в особняк, принадлежащий местному политику - оно же стоит ему свободы.
Гаррет плохо представляет, сколько времени проводит в качестве кормушки для одного из вампиров, Фенриса, но когда тот предлагает ему свободу, сопротивляется не особо. Стокгольмский синдром это, реакция на вампиров яд последних недель или кровавая бойня, что Фенрис устроил в попытке освободиться от мастера - Хоуку без разницы. Черта с два он останется в этом притоне.
А вот дальше можно действовать по обстоятельствам.

участники: Fenris, Garreth Hawke;
время: настоящее;
место действия: Америка;
предупреждения: конкурсный хэллоуинский трешак vs. вампирская романтота - кто знает, в какую именно сторону нас в итоге утащит.
Да пребудут с нами пресвятые трусы. (с) Фенрис

[ava]http://savepic.net/7426108.png[/ava]

Отредактировано Garreth Hawke (2015-11-02 22:24:05)

+2

2

Фенрис, вытирая рот краем рубашки, быстро спускался по лестнице. Он все еще ощущал привкус крови Эдрианы - более густой и крепкой, чем человечья, и, признаться, после нее слегка мутило. Было ли это каким-то рефлексом против каннибализма, который древние умели подавлять, или его собственным отвращением к почившей персоне, Фенрис понятия не имел и, откровенно говоря, не шибко интересовался. У него и в мыслях не было кусать эту стерву. Догадка, что, быть может, кровь старшей могла мистическим образом передать более молодому вампиру часть ее силы, мелькнула уже после, когда он держал в руке горячее сердце, а тело мешком развалилось на полу. Ничтоже сумняшеся Фенрис поднял темно-красный орган, похожий на плод, разинул пасть пошире и вонзил клыки в мышцу. Одного глотка было достаточно, чтобы он отказался от эксперимента и, забрав ключи, которые Данариус прозорливо вверил сильнейшей из своих созданий, отправился разбираться с оставшимися двумя. Это было несложно с учетом его дара. Это было несложно даже тогда, когда он был человеком. Воспоминание как таковое отсутствовало, но ощущение легкости было очень знакомым.
Данариус улетел накануне ближе к рассвету - отправился в Европу по каким-то своим делам, оставив ковен под опекой Эдрианы. Едва солнце село, Фенрис стал воплощать простой, как лопата, план побега, и вот теперь он, миновав просторный и слегка старомодный холл, спускался в подвал - настоящий бункер времен Холодной Войны, только переоборудованный в... ну, ближайшим аналогом была бы тюрьма. На самом деле это была кормушка.
Как и все вампиры, чей возраст насчитывал столетия, Данариус был практичен и осторожен. Обескровленные трупы со следами клыков, безусловно, привлекли бы внимание общественности в самом нежелательном ключе, поэтому ковен не охотился, как стая зверей, не-ет. Просто одинокие путники, приблизившиеся к частным владениям, попадали в дом и больше никогда не покидали его живыми. Их транспорт и электроника исчезали вовсе, а сам пропавший без вести человек мог прожить в заточении довольно долго. Не было причины доводить его до фатальной кровопотери: камер в подвале было достаточно, чтобы вампиры насыщались, меняя людей изо дня в день. Увы, сейчас почти все они пустовали - трапезой увлечься было слишком легко, а один из оставшихся наверху ребят был вообще без тормозов в этом отношении. Стоит добавить, что в последнее время дела шли неважно, и за этот месяц сюда попал всего один человек. Коп. И сейчас во всем особняке было только двое живых: он и Фенрис. И молодой вампир не колебался, потому что забота об этом человеке вписывалась в его планы сама собой, и он не видел причин лишать его жизни вместе со всеми остальными. Откровенно говоря, он хотел предложить ему помощь. И попросить о том же взамен.
Освещение в подвале было слабым, температура - довольно низкой, звук шагов гулко разносился в пустом воздухе. Фенрис подошел к единственной запертой каморке, повозился с ключами и замком и триумфально распахнул дверь.
- Выметайся, - лаконично поприветствовал человека он. - И помоги мне сжечь этот дом к чертям.
[AVA]http://savepic.net/7411761.jpg[/AVA]

Отредактировано Fenris (2015-11-03 00:48:26)

+2

3

Первое время он пытался сопротивляться. Сил тогда ещё было побольше, как и слепящего, одурявшего яростью желания выбраться отсюда: Хоук всегда был здоровяком и, кроме мозгов или острого языка, привык полагаться на собственную физиологию, но надолго ему не хватило ни одного, ни другого, ни третьего. Не в этом упырском притоне. Сначала его ещё пытались просто пристегнуть и заткнуть - зафиксировать на время кормежки (а часто и дольше) так, чтобы не дёргался лишний раз, но после ясно и доходчиво разъяснили, что для вампиров, может, и была важна живучесть их прикорма, общей его целостностью они вполне были готовы пожертвовать. Разъяснили на собственном, Хоука, примере. А то, что ложку держать перебитыми пальцами неудобно - не беда, у него ещё оставалась вторая рука. Ложка кстати тоже осталась, хлипкий металл, правда, даже на серьёзную заточку не потянул, но Гаррету нравилось думать, что по крайней мере пару ублюдочьих глаз он сможет высадить.
Впрочем, после он всё же вынес, что клыкастым доставляло отдельное удовольствие трапезничать кем поцелее. Примерно в это время к нему начал приходить беловолосый. Жилистый и жёсткий, весь в татуировках, он глядел на него иначе. Может, дело было в том, что в последние недели Хоук вообще не видел никого другого - а просыпаться прикованным в полумраке заточения столько дней к ряду кого угодно свело бы с ума, может - сработал пресловутый стокгольмский синдром или это мерзкое, унизительное рабье удовольствие, что он испытывал каждый раз, когда его кусали, окончательно снесло ему башню. Так или иначе этот вампир вёл себя иначе. Нет, он не гнушался осадить Хоука силой, если того требовали обстоятельства - видит Бог, силы у него было не отнять, а нарывался Хоук отчего-то всё больше, - но делал это не ради собственного удовольствия.
Это вовсе не значило, что Гаррет проникся к клыкастому какой-либо симпатией. Он бы перестрелял здесь каждую тварь, просто эта... что ж, эта временами беловолосый был неплохим оппонентом и, посмотреть на вещи здраво, в его собственной ситуации далеко не худшим вариантом. Тем более что пил не так много: не то на диете сидел, не то действительно жалел хорошую кормушку. То, что вампиры могли жрать, не больно-то стесняясь объёмов или здоровья своих человеческих пайков, он успел уяснить. Впрочем, чужой недоаппетит играл ему только на руку. Анемия не проходила, он всё ещё чувствовал себя чертовски слабым, но постепенно набирался сил - пусть и не показывал виду. Силы ему очень и очень бы пригодились, если он ещё собирался отсюда выбираться.
А он собирался.

Пока на пороге его скромной обители не появился демон во всей своей красе.
- Выметайся, - без предисловий начал он. - И помоги мне сжечь этот дом к чертям.
Хоук, сидевший на койке, вскинулся было на распахнутую дверь, глянул осоловело и, хмыкнув как-то уж совсем не удивлённо, привычно растянул бескровные губы. Картинно вытянутые ноги звучно провезли металлической цепью по полу. Внутренне он здорово напрягся - напрягся и физически, но показывать этого не стоило. Не вампиру, стоящему перед ним буквально по уши в крови.
- Суровому вампиру понадобилась моя помощь? - впрочем, отказываться от шанса он не собирался. - Веди. - Ответил мрачно он.
Главное - выбраться из этого гадюшника, а дальше уже можно действовать по обстоятельствам. Тем более ложка так и была при нём.

Прошло не больше получаса, прежде чем оба оказались наверху. Хоук ухмылялся разбитой губой. Оно того стоило.
[ava]http://savepic.net/7426108.png[/ava]

Отредактировано Garreth Hawke (2015-11-02 22:24:10)

+1

4

Фенрис едва поморщился в ответ на звон цепи - ну да, не подумал. И ключей от кандалов у него, как назло, не было - Эдриана носила при себе только самое ценное. Пришлось повозиться, поскольку обычно вампир применял свой дар проникать сквозь предметы в бою, быстро, резко и широко, а открыть замок было тонкой работой, но, судя по всему, и этот навык у него в анамнезе имелся. Краем глаза Фенрис следил, чтобы человек чего не выкинул, но тот не рыпался, по крайней мере, сейчас.
Мудрое решение.
На основном этаже они разделились. Спасенному вампир указал путь на кухню и предложил набрать запас еды, сам, перескакивая через ступеньку, отправился наверх, в сторону личных комнат. Как можно быстрее и тщательнее смыв с себя всю кровь и переодевшись, он захватил сумку и закинул в нее какой-то минимум необходимых вещей. Пошарил по другим комнатам в поисках налички и чего-нибудь ценного, но не слишком узнаваемого; выпотрошил все ящики стола в кабинете Данариуса, обшарил призрачной рукой запертые и нашел наконец какие-то документы - на самом деле, на весь оставшийся в особняке ковен. Даже свои. По крайней мере, там присутствовала его фотография и какая-то убедительная дата рождения, но и она, и имя были для Фенриса абсолютно пусты. Каким-то образом он точно знал, что это фальшивка и к его настоящей жизни не имеет никакого отношения.
Как раз когда вампир с досадой приложил паспорт ладонью о стол, в дверях появился человек. Фенрис поднял голову.
- Тебе нужно что-нибудь? - скрывать гнев было бесполезно, но он не был направлен на спасенного, так что мужчина просто отвел глаза, кидая документ в раскрытую сумку на полу. - Одежда, деньги? Ни в чем себе не отказывай, - в том, что человек заглядывал в другие комнаты по пути, сомнений не было - Фенрис не удосужился закрывать двери, а трупы в лужах крови занимали видные места. Тут взгляд вампира упал на картину на противоположной стене, и лицо его посветлело. - Вообще ни в чем, - рассеянно повторил он, в два шага пересекая кабинет, и варварски быстро сорвал пейзаж с крючка. Ожидаемо, у Данариуса был сейф. Старый параноик едва ли доверил бы самое ценное каким-то банкам, м? Фенрис отбросил картину на пол и позволил лириумной песне делать свое дело. Рука по локоть растворилась в иссиня-белом сиянии, и вампир плавно запустил ее сквозь сталь.
[AVA]http://savepic.net/7411761.jpg[/AVA]

Отредактировано Fenris (2015-11-03 00:37:46)

+1

5

По-хорошему, Хоуку стоило бы воспользоваться ситуацией и уходить, пока беловолосый был занят чем-то своим - чем-то настолько важным, что отпустил его на все четыре стороны. Было сложно поверить, что вампир действительно возьмёт в союзники того, кому ещё день назад едва не выбил зубы - за особенно мерзкую шутку в свою честь. И да, того, кем питался последние недели, было ещё это. Не мог же он и впрямь доверять ему?
Беловолосому было что-то нужно, что-то помимо помощи ослабшего в плену человека. Вот только Хоуку, приходилось признать, чужая помощь была сейчас необходима не меньше. Он был слаб и безоружен, к тому же изувеченная рука, - основная, ироды, - также ситуацию не красила. Кто знал, какова охрана за дверьми особняка, и не встретит ли его новая банда упырей. Эти твари были способны на многое, причём едва ли наличие разума у высших представителей здешней нечисти было менее отвратительно или страшно, чем отсутствие такового у их диких собратьев. Хоук знавал и тех, и других - не только по долгу наследия, являясь одним из последних потомков древнего рода Хранителей с одной стороны и сыном охотника с другой. Потому и не связывался - вот уже много лет, посвятив свою жизнь куда более приземлённой карьере детектива. Было у него кстати ещё одно незаконченное дело. До того, как он спалит этот рассадник нечисти к дьяволу.
Искать выживших не было смысла - это Хоук понял по беглому взгляду вокруг. От тяжёлого стального запаха крови мутило, тут и там лежали вповалку тела: кому-то повезло умереть быстро, кто-то оказался не столь удачлив - он рассудил, что так трупы делились на людей и вампиров - удары были точными, но умирали последние плохо, и изувеченные их тела были тому главным доказательством. Хоук не чувствовал былого злорадства или желания убивать - только обречённую какую-то прагматичность оттого, что каждый выпотрошенный вурдалак - минус один преследователь. И плюс одна причина быть осторожнее с его новым спутником.
Его Хоук нашёл наверху, уже после того, как осмотрел весь первый этаж и набрал-таки запас еды. Для себя, конечно, какая ирония. Интересно, в этом заключалась его дальнейшая роль и причина его спасения? Человечий паёк на дорожку?
- Мне нужно убраться отсюда. Последние несколько недель уже нужно, так что не терпится - мочи нет, - огрызнулся он в ответ. Нарываться явно не стоило, но собственные поиски не увенчались успехом, а чужая запасливость в условиях кровавой бани вокруг жутко действовала на нервы. - Так что если ты закончил шманать запасы своего хозяина, - и я надеюсь, что ты поживился, - пора приступать к следующей части плана.
А ведь кабинет и впрямь принадлежал хозяину, мелькнуло в голове, когда вампир вытащил руку из внушительного сейфа. Насквозь. Ебаная нечисть.
[AVA]http://savepic.net/7426108.png[/AVA]

+1

6

Фенрис посмотрел на человека красноречиво донельзя - стой тот поближе, уже получил бы в морду.
- Я тебя задерживаю? Как грубо с моей стороны.
Он вытянул из сейфа какие-то бумаги, больше смахивающие на пергамент, и, ради всего святого, он даже прочесть их не мог. Наверное, что-то фамильное или прижизненное, хотя вампир ума не мог приложить, зачем хранить это здесь, а не в Европе, например. Помимо них действительно не нашлось ничего. Старый ублюдок оберегал только труху.
- Но у меня, в отличие от некоторых, нет дома с белым заборчиком, так что прости, что не помчался с тобой на выход налегке.
Он вздохнул поглубже и огляделся. План. Да. Точно. План.
- Пойдем, - тише и уже менее зло сказал Фенрис, забирая сумку и свободной рукой возясь с ключами. Насколько он помнил, ему был нужен маленький, и он был именно на этой связке. Взяв в плен копа, вампиры были неосторожны и на глазах у Фенриса убрали его оружие в небольшую кладовую через дверь от кабинета. Они думали, он не вспомнит. Глупцы.
Попробовав пару небольших ключей, мужчина отпер дверь и щелкнул выключателем - и вот тогда внутри шевельнулось что-то неприятное. Оружия в этой каморке было... скажем, много, причем разнообразного, от мушкетов, маленького топорика и старинного кинжала до вполне себе практичного пистолета, за которым в первую голову и потянулся человек. Настоящая музейная экспозиция, только без стекла, и единственные комментарии к тому или иному предмету - крошечная табличка с годом.
Из дат можно было сделать вывод, что Данариусу по меньшей мере триста лет. И что он псих, потому что хранил в собственном доме десятки и десятки способов его уничтожить, полагаясь всего-то на маленький ключ.
- Bloody hell, - пробормотал Фенрис, оглядываясь вокруг, и тут увидел нечто явно знакомое - пару отличных, определенно штучных крупных ножей. Ему хотелось назвать их охотничьими. Это были его вещи, тут вампир мог дать руку на отсечение, и рукоять привычно легла в ладонь, однако, когда он провел подушечками пальцев по лезвию, то почувствовал легкое жжение, как когда дотрагиваешься до сухого льда.
Серебристое напыление, конечно же. Ножны, наверное, из-за отличной выделки, были здесь же, и их Фенрис тоже захватил с собой. И пистолет. Его пистолет, он был в этом уверен, опять-таки, но без патронов - тут Данариус был более прагматичен. А ведь они наверняка были бы эффективны против нечисти.
- Вот теперь я поживился, - слишком лениво для шпильки, слишком мрачно для шутки сообщил он. - Бензина тут нет, но вся отделка и мебель из дерева, подожжем - и хватит. У Эдрианы горел камин, начнем оттуда, - и, не оглядываясь, Фенрис повел человека за собой.
[AVA]http://savepic.net/7411761.jpg[/AVA]

Отредактировано Fenris (2015-11-03 00:36:59)

+1

7

А вампир ещё и артачится: он явно злится и вообще на взводе, и Хоук мысленно ругает себя за то, что тычет палкой в опасного зверя – того, которому, кажется обязан теперь жизнью. Или будет обязан смертью, кто знает. Впрочем, выбора у него сейчас немного. В миле отсюда должна оставаться спрятанная тачка – та, на которой он сюда приехал, если никто её не нашёл – это и есть его шанс на спасение. Главное, до неё добраться.
Потому комментарий о доме с заборчиком Хоук пропускает мимо ушей. Он бесит – до жопы просто, но сцепить зубы (сложнее) разумнее, чем объяснять ублюдку, что именно держало его вдалеке от дома – каким бы тот ни был, – и куда бы Гаррет этот заборчик засунул. Последнее занимает мысли достаточно, чтобы упустить из виду завершившиеся сборы.
- Пойдем, - бросает на ходу вампир и выходит, не оборачиваясь. Хоук сплёвывает и изображает в след беловолосому весьма красноречивый жест, но делает это в полдуши и за ним не спешит. Не сразу. Если кто и закончил здесь все свои дела, это не Хоук. Он тратит ещё некоторое время на то, чтобы бегло прошерстить массивный стол и ближайший книжный шкаф (брошенные вампиром свитки из сейфа он также забирает с собой), и лишь потом нагоняет сбежавшего подельника.
По крайней мере, теперь у него есть какие-то доказательства. Мысль о том, что попался он не так уж зря, не утешает, конечно, но оправдывает хоть что-то.
- Полагаю, надеяться, что среди трупов есть и хозяйский, глупо? – спрашивает Хоук, найдя, наконец, нужную комнату. И присвистывает при виде коллекции оружия: быстрый и настороженный взгляд ловит вампира, но тот слишком занят собственной находкой и, кажется, привёл его сюда специально. А это… что ж, это вряд ли можно назвать началом великой дружбы, но совершенно точно уже другой разговор. Дарёному коню в дуло не смотрят.
Собственному кольту Хоук радуется, как ребёнок: не то чтобы он был настолько привязан к табельному оружию, но получить его обратно – чертовская, по его расчётам, удача. В левую руку пистолет ложится не столь привычно, и, проклятье, вторая не зажила окончательно, чтобы управиться достаточно быстро (и безболезненно), но шипя и кряхтя Хоук кое-как проверяет и отлаживает находку. От мысли спрятать оружие за пояс, правда, тут же отказывается: измочаленные джинсы держатся на добром слове. Приходится поискать ещё и кобуру. А вот патронов нет, какой шок.
- Где тут можно раздобыть патронов? – деловито уточняет он. Вид крупных клинков в чужих руках здорово нервирует, и Гаррет не сдерживается: - Такой эффектный фистинг, и тебе всё равно нужны эти штуки? – Сам, впрочем, успевает найти и прицепить чехол со средних размеров ножом. Пистолет пока разве что кастетом может послужить.
И, видно, потеря крови делает Хоука в конец тормозным, потому что вампир уже вновь убегает.
- Бензина тут нет, но вся отделка и мебель из дерева, подожжем - и хватит. У Эдрианы горел камин, начнем оттуда, - но это уже точно дело.

- Выжившие?.. – без особой надежды интересуется Хоук, когда к поджогу уже всё готово. Звучит он тяжело и вообще не надеется услышать положительный ответ (спрашивает точно не про уцелевших вампиров). – Тогда не будем тянуть.
[AVA]http://savepic.net/7426108.png[/AVA]

Отредактировано Garreth Hawke (2015-11-03 12:53:29)

+1

8

- Он в отъезде. Поэтому я и смог все это провернуть, - отзывается Фенрис. - И если я его знаю, патронов нет и не будет. Ему нужны трофеи, не рабочее оружие.
- Такой эффектный фистинг, и тебе всё равно нужны эти штуки?
Вампир молчит с секунду и потом тихо и веско отвечает:
- Они мои.
Для человека без прошлого любой кусочек того, кем он был, бесценен, и если уж Данариус уничтожил все удостоверения реальной личности, все прочие личные вещи, то с оружием расставаться Фенрис был не намерен. Другое дело, что всю эту душещипательную подноготную копу знать необязательно.
Перед началом поджога вампир вспоминает еще кое о чем.
- Я понятия не имею, где у них ключи от машины, - всего одна на ковен, потому что Данариус всегда вызывал личный автомобиль с личным шофером, когда ему требовался транспорт, а остальные обходились милостью Эдрианы. Или мотоциклом. Но Фенрис не был готов выяснять, может он управлять этой штукой или нет. - Но твою они не нашли, насколько я помню. Она далеко? Ты сможешь дойти?
Когда этот вопрос улажен, они переходят к заключительной части плана: разбрасывают книги, шмотье и прочую воспламенимую дрянь вокруг камина, используют какое-то полено в качестве факела, потрошат шкафы и поджигают занавески в других комнатах. Прежде чем начать беспредел на первом этаже, Фенрис быстро спускается в подвал и поджигает каждый матрац на койке. Там сплошной камень, гореть больше нечему, но это достаточно символично и приносит какое-то удовлетворение. На первом этаже они ограничиваются гостиной, остальное сожрет себя само. Снаружи дом смотрится не так эффектно, как хотелось бы, по крайней мере, пока, но окна на втором этаже уже полыхают вовсю. Консервативный сукин сын, сплошной массив дуба, сосны или чем там еще кичатся богатые буржуи - самшита? Фенриса это всегда занимало крайне мало, но как же на руку оказалось теперь. Он бросает последний мрачный взгляд на горящее здание и идет вслед за копом - куда-то в сторону леса в отдалении. Ночь прохладная и ясная, света хватит даже человеку, а если повезет, дым развеется и пожар заметят ой как не скоро.
Фенрис понимает, что давно не выходил на волю, и шелест травы, стрекот насекомых и запах ночных цветов действуют освежающе и успокаивающе. Даже ветер им на руку - встречный, уносящий шум и запах огня в противоположную сторону. Можно вдохнуть полной грудью... и кстати говоря, дыхание человека выдает усталость.
- Ты в порядке? - вампир оборачивается и внимательно смотрит на спутника. Хотя что уж там - его месяц продержали в заточении, ежедневно откачивая немного крови, солнца он не видел, от физических нагрузок отвык, ничего удивительного. Если то, что они провернули в доме, можно было сделать на адреналине, то сейчас... - Эй, - Не получив ответа, Фенрис останавливается. - Хоук? - в голове вспыхивает имя с удостоверения, которое он видел всего раз, мельком. Вампир ловит человека за плечо и ругается себе под нос.
[AVA]http://savepic.net/7411761.jpg[/AVA]

Отредактировано Fenris (2015-11-04 16:15:18)

+1

9

Чужой ответ не застаёт Хоука врасплох, но заставляет основательно задуматься: он подозревал, что в собственном ковене вампир - белая ворона (и не только из-за цвета волос и татуировок); тот не просто отличался от остальных, но производил впечатление... Хоук бы сказал "того, кто находится здесь не по собственной воле", но своя ситуация как-то мешала бросаться столь смелыми терминами так бездумно. Вот только, выходит, неспроста вампир этот решил поднять бунт, пока хозяина нет в доме. Если уж в коллекции местных трофеев и его оружие. Хоук хмурится, но мысль откладывает. Это стоит обдумать, но в более спокойной обстановке, когда ему не придётся выбирать, на что тратить крохи сил.
Пока же две главные "п": поджог и побег отсюда нахер.
- Значит всё-таки искали, - "не нашли" из чужих уст звучит едва не музыкой. Хоук подавляет вздох облегчения: это не значит, что тачка на месте и на ходу, но шанс велик. - Отсюда не должно быть слишком далеко. - Кивает он. Если они повязались на это вместе, скрывать нет смысла.
Хоук замирает.
- Погоди-ка, ключи от машины? - он хлопает глазами в сторону вампира. И это не злорадство, а искреннее изумление. - Вы тут, блять, летаете что ли? Или всей толпой на мамином фургончике ездите?
Или не выходите за пределы особняка? Последний вопрос Хоук благоразумно оставляет при себе.

И вот тогда они занимаются самим поджогом. Не будь Гаррет так измочален потерей крови, он бы даже насладился разрушением вокруг: здесь картины не портит и труп пресловутой Эдрианы, с которой Хоук успел пообщаться не раз. Редкая редкая сука, даже по упыриным меркам. Судя по тому, что в таком виде её почти не узнать, видно, вампир и сам не испытывал к ней особенной симпатии. На его плечи, к слову, и ложится основная работа: тот передвигает мебель и разбрасывает всё горючее, что они могут найти, чтобы эта мебель скорее занялась. Сам Хоук уже чувствует гудящую в ушах кровь, его ведёт, и он старается двигаться как можно меньше - речь уже не об экономии сил, а о том, чтобы вампир не заметил, как сильно он ослаб. На себе его вряд ли кто потащит, тут уж проще добить, чтоб не мучился и мучил. Или доесть.
Но белобрысый слишком сильно входит в раж, чтобы заметить. Он-то сыт и на адреналине - любой другой своей вампирьей химии, что наверняка так и бурлит в крови после всех его подвигов. На двигающегося уже на упрямом автомате человека он обращает внимание постольку-поскольку и не задумывается, конечно, но Хоук расшаркиваний и не ждёт - не на свиданке, знай. Последняя мысль даже забавит: будь ситуация иной, Гаррет бы, может, и счёл упыря где-нибудь в своём вкусе, но они, черти, все были как на подбор. Законы извращённой природы хищников, успевает подумать Хоук, прежде чем начать уже откровенно заваливаться в сторону.
- Руки убери, - рычит он, отталкивая вампира от себя больной рукой. Злости хватает ровно на то, чтобы выровняться, и Гаррету приходится остановиться, тяжело дыша. - Теперь мы, значит, по именам. Больше никаких "человеков", вампир?
Он из последнего упрямства выдавливает из себя ухмылку.
- Осталось не так далеко, я доберусь. За собой следи.
И судя по доносящимся неподалёку звукам, не только за собой.
- Блять.
[AVA]http://savepic.net/7426108.png[/AVA]

Отредактировано Garreth Hawke (2015-11-04 00:35:50)

+1

10

- Больше никаких "человеков", вампир?
- Продолжишь дерзить - буду звать тебя Биг Маком, - представляться именем от Данариуса претит, но ничего лучше в голову не приходит, и он добавляет, неохотно кивнув на пожарище: - Там меня называли Фенрисом.
Хотелось бы верить, что коп и впрямь в норме, но эту браваду вампир уже неоднократно наблюдал в подвале - ухмылка Хоука означала только, что он отказывается раскисать. Его температура и пульс были куда правдивее, и Фенрис открывает было рот, чтобы велеть ему передохнуть на травке, как улавливает впереди в лесу характерное ворчание и разве что ухом не дергает - дернул бы, будь он кошкой или псом. Напряженное всматриваясь в темнеющую чащу, он пока не видит, но уже слышит, как шумят ветки, пригибаясь под весом перебирающихся прыжками тварей. Они наблюдают сверху. Пришли на людские голоса, это точно. Не учуяли: если бы ветер был беглецам в спину, вместе с запахом человечины принесло бы запах дыма, а огня они боятся, как... ну, как огня. Фенрис подосадовал, что не прихватил что-то воспламенимое с собой. Но сейчас уже поздно. Вот в темноте мелькнуло светлое искореженное тело, и вампир почти учуял человекоподобный, но довольно мерзкий на его вкус запах. Поморщился.
- Пока я различаю троих, - негромко сказал Фенрис, опуская сумку на землю и отводя взгляд от леса, чтобы ее открыть и достать нож - драться голыми руками он бы пока не рискнул. - У них довольно хрупкая грудная клетка, можешь бить сразу туда, где сердце, или полоснуть по горлу как вариант. Избегай укусов, но если тебя цапнут в руку-ногу - это не конец света. Если в шею, - тут он посмотрел человеку в глаза, чтобы тот хорошо запомнил инструктаж, - не бойся, я тебя прикончу.
Господи, ведь он точно кому-то все это рассказывал. Этот текст лежал у вампира в голове готовый, этаким кирпичиком, который просто нужно поставить на место. Ожидаемо с учетом того, что он уже вычислил свое охотничье прошлое, и тем не менее - успокаивающе. И странно.
Твари спустились с деревьев, ловкие, как обезьяны, но гораздо кривее и тяжелее. Само собой, метили они в Хоука, чуя в нем более легкую добычу, но Фенрис не дал себя обогнуть. Будь у него пушка, все было бы куда проще, но сейчас пришлось подпустить их достаточно близко. Уже две пары глаз блестели из кустов и он слышал свистящее дыхание с прихрюкиванием, вот тот из упырей, что посмелее, показал зубы, ощерясь, и прыгнул в атаку. Он успел полоснуть когтями по предплечью вампира, прежде чем тот всадил нож в грудь твари - и сразу по рукоять. Довольно вонючая кровь фонтаном ударила ему в лицо, и Фенрис выругался - мысленно, чтобы не открывать рта. Стоило умываться и переодеваться, чтобы опять быть по уши в дерьме... И тем не менее, он разломал чужие ребра, как фарфор, и выдернул сердце из грудины - как раз вовремя, потому что второй упырь уже нападал на него сбоку. Фенрис схватил его за горло, смутно удивляясь, насколько легко это вышло, и тут же пробил грудь нечисти свободной рукой. Бледная туша дернулась, когда вампир освободился, он обернулся к Хоуку - святые угодники, тот отбивался еще от одной дряни, хотя отбивался успешно для человека, которого штормит. Фенрис сделал выпад, пронзая призрачной рукой туловище упыря, и резко дернул на себя, возвращаясь в материальную форму, сжимая сердце в ладони с сокрушительной, нечеловеческой силой.
Труп твари упал на спину, и вампир заметил, что вместо глаз у нее было кровавое месиво. Из левой глазницы торчала ложка. Фенрис поморщился, глядя на нее, и вопросительно, почти недоверчиво посмотрел на Хоука.
[AVA]http://savepic.net/7411761.jpg[/AVA]

Отредактировано Fenris (2015-11-04 16:15:25)

+1

11

- Продолжишь дерзить - буду звать тебя Биг Маком, - отзывается вампир, на что Хоук тут же хмыкает:
- Для тебя мистер Биг Мак, - но огрызается чисто механически. - Месье, если хочется европейской экзотики - у меня были французские корни, не соврёшь.
Чужое имя звучит... странно. Не само по себе: необычно, конечно, и всё-таки. Но это вот "там меня называли". Хоук щурит глаза и поджимает губы, но сдерживается. Либо пафос размером с Флориду - то, что приходит со смертью, либо у вампира этого действительно было тяжкое прошлое. И то, и другое ему сейчас до лампочки - если любопытство и отдаётся отголоском, сил дать ему волю или вдаваться в подробности чужих проблем у Хоука нет от слова совсем.
- Фенрис значит, - добавляет он и кивает. Фенрис так Фенрис.
До машины остаётся не так уж и много, когда вампир тормозит. Значит, тоже заметил. Хотя отчего Гаррет вообще удивляется - с его-то животным чутьем Фенрис должен бы знать о приближении этих тварей загодя.
- Трое - немного, - отзывается Хоук, но радости в его голосе нет. Немного в их случае значит лишь то, что где-то рядом есть ещё. И действовать нужно быстро. Он сбрасывает с плеча спортивную сумку и отступает к ближайшему дереву. С них упыри и будут наверняка нападать, но убраться они всё равно не успеют, а так у Хоука будет хоть какая-то опора. Сейчас бы патронов, он бы справился. А всё мудак Данариус, чтоб он снова сдох, коллекционер-параноик.
Первого он не видит даже: в полумраке, подсвеченном полыхающим вдалеке особняком, мелькает лишь сполох белесых волос. Это завораживает, отмечает мысленно Хоук, путаясь левой рукой в креплении ножа и не отводя при этом глаз - пытаясь уловить хоть что-то. К сожалению, собственная физиология здорово подводит: в темноте и в его состоянии он этим тварям не соперник, тем более в ближнем бою. Вся надежда на вампира, и эту надежду он даже, кажется, оправдывает.
- Сзади, белобрысый! Да с другого зади! - орёт он и тут же припечатывает: - Твою мать...
Очередное отродье появляется откуда-то с фланга, Хоук едва успевает увернуться от когтистой лапы и делает это скорее по счастливой случайности, чем от быстроты рефлексов. Второй такой удачи ему не светит, наверно, тем более что нож, едва задев противника, отлетает в сторону. Левой рукой он худо-бедно управляется, но остаться без неё совсем всё-таки не хочет. О том, как в пальцах оказывается злосчастная заточка, он не помнит и этого не понимает, но заносит её как раз вовремя. Тварь снова бросается и визжит - чудовищно и пронзительно - после влажного хлюпающего звука, с которым металл входит в глазное яблоко. Хоук не отпускает оружия сразу, и образина едва не утягивает его за собой, сшибая в агонии с ног, - ему приходится оттолкнуть шишковатую голову перевязанной до сих пор рукой. Ложка при этом проворачивается в глазнице, и ощущения цензурными словами просто не описать.
Это пиздец, редкий, звучный и с глазами навыкате.
- Что ж ты не сдохнешь-то? - спрашивает он в никуда, прежде чем дёрнуть на себя и засадить импровизированным оружием второй раз - уже в следующий глаз. Звук становится ещё более мерзким. Впрочем, тут на помощь подоспевает Фенрис - тварь резко вздрагивает всем телом и обваливается мёртвым мешком, оставляя позади себя вампира, залитого кровью и сжимающего в руке чужое сердце. Недоумение на его лицо выглядит комичным. Хоук усмехается и прежде чем подумать о том, хочет ли спасителя благодарить, приваливается к стратегически верно выбранному рядом дереву.
- Надо бы нам уходить, - тянет он, не двигаясь впрочем с места.
[AVA]http://savepic.net/7426108.png[/AVA]

Отредактировано Garreth Hawke (2015-11-04 02:48:56)

+1

12

Фенрис смотрит на Хоука в темноте и с трудом отводит взгляд - чужой аромат щекочет ноздри, и даже наличие разделанных упырей не глушит запах совсем свежей человеческой крови.
- Надо, и быстро. Ты ранен.
Клыки привычно ноют, ведь сегодня вампир еще не ел, да если бы и ел в нормальных для себя дозах, все равно среагировал бы. Хоук был источником его питания последний месяц, ежедневно, почти без сбоев, и какие-то звериные инстинкты верещали: "Моё!" - всякий раз, когда Фенрис чувствовал его запах. Не глядя на копа, так и льнущего к дереву, вампир вытер свой нож о джинсы, поднял с земли оружие Хоука и повторил процедуру, а затем вернул владельцу боевую ложку, усмехнувшись. Взгляд пробежался по полосам царапин от когтей твари - неглубоким, но их было предостаточно, и Фенрис нервно сжал челюсти. Клыки уже заметно увеличились с размерах.
- Если эти не ждали остальных, значит, те будут заметно позже. Но они точно есть и они точно прибегут на человечий запах. Мы не можем ползти с твоей скоростью.
Он проворно достал ножны и пристегнул их к поясу, чтобы оружие в любой момент было под рукой, затем протянул свою сумку Хоуку, подставляя ремень под голову:
- Чтобы не мешались, давай.

После недопонимания и последовавших за ним вялых препирательств человек таки оказался на спине у Фенриса. Тяжелый, впрочем, вполне ожидаемо при его габаритах, и горячий, как печка, и оттого, что его раненые руки оказались прямо под носом у вампира, хотелось не то рычать, не то скулить, но Фенрис держал рот на замке и весь свой чертов хищнический энтузиазм вложил в ходьбу. "Только не вырубайся, только не вырубайся, только не..." - мысленно повторял он. По счастью, до автомобиля было не так уж далеко идти. Даже удивительно, что вампиры из ковена не нашли машину, впрочем, с учетом стаи упырей, которая гнездилась здесь, вполне понятно, как они не докопались до сути, решив не рисковать своей шкурой. Повезло.
Ключи Хоука оказываются спрятаны на каком-то дереве в пластиковом пакете, и, признаться, Фенрис не думал, что когда-нибудь захлопнуть дверь автомобиля будет таким облегчением. Первые несколько секунд проходят в тишине, он закрывает глаза и массирует веки подушечками пальцев, уже наплевав на кровь на руках. Аромат Хоука проходит в мозг, как игла, сдвигая на задний план новые синтетические запахи салона и уже примелькавшиеся упыриные, и отвлечься от него невозможно, и клятая картонная елочка под зеркалом ничем уже не помогает. Человек заводит машину, свет фар озаряет кусты и пару деревьев поблизости.
- Скажи мне, что у тебя есть эти влажные салфетки с химической отдушкой, - бормочет Фенрис, нервно пытаясь отпереть бардачок, и из его уст это практически мольба. Очень сердитая, раздраженная, с длинными клыками мольба.
[AVA]http://savepic.net/7411761.jpg[/AVA]

Отредактировано Fenris (2015-11-04 16:15:31)

+2

13

Хоук уже челюсть поджимает, готовый реагировать: то, что он не может передвигаться быстро - достаточно, чтобы уйти от остатков дикой стаи, становится ясно даже со стороны. Фенрис должен это понимать, и Гаррет со всей ясностью осознаёт, в чьих руках сейчас его дальнейшая судьба. Конечно, он знает. Вот только разве это когда-нибудь его останавливало?
- Мы не можем ползти с твоей скоростью.
- Мы можем идти с моей скоростью. Хотя если они найдут нас враскорячку на земле, это может стать неплохим отвлекающим манёвром, - Хоук отлепляется от дерева и, пошатываясь, с трудом выпрямляется. Тварь успела неплохо задеть его, пока металась в агонии: и снова, плохая, плохая идея - вступать с нечистью в ближний бой. Выглядит не смертельно, но чертовски болит, и в его состоянии достаточно и этого. Его снова ведёт, мышцы ощущаются ватными придатками. Протянутую ложку он хватает чисто машинально, и стоит узнать, что именно оказалось в его здоровой руке, едва не отбрасывает её тут же с отвращением. Впрочем, вздумай вампир напасть, он без боя не сдастся.
- Видимо рассчитывать, что упыри носили с собой какие-то патроны, глупо, - он и не спрашивает. Всё это время Хоук напряжён и не сводит глаз с лица вампира, ожидая, что тот решит. И когда Фенрис протягивает ему сумку, вскидывает вопросительно брови.
- Не мешалась чему? Погоди, не собираешься же ты...
О, он собирался, собирался ещё как. Гаррет сопротивляется: крепким словом и чуть менее крепким делом, и всё это напоминает первые дни в заточении - бессмысленностью уж точно. В конце концов, он сдаётся, принимая необходимость в их ситуации двигаться быстро. Унизительно до жопы, но быстро. Впрочем, от права комментировать происходящее, конечно, не отказывается.
- Знаешь, обычно сначала я позволяю угостить себя ужином.
- Ужин мы упаковали. И меня ты уже угощал.
- Сука клыкастая.
- Смотри-ка, дерево.
- Блять!

Машина находится именно там, где Хоук её оставил. Он не сильно заморачивался с маскировкой, рассудив, что неприметный седан без личных вещей мало кого заинтересует, только спрятал ключи в пакет для вещдоков - они тоже оказываются на месте. Оказавшись в салоне, Гаррет первым делом захлопывает и блокирует двери и едва не раскатывается по водительскому месту, выдыхая длинно и тяжело. Рост не даёт вытянуть ноги, но позволяет хорошенько откинуть голову назад. За время заточения обычная небритость превратилась в полноценную бороду - ещё не настолько безобразную, чтобы выглядеть откровенно заросшей, но густую и непривычную давно. На оголённой шее краснеют мелкие пятна заживших укусов и кровоподтёки.
Он весь в чужой крови, и это мерзко, но ощущение тревожит не столько.
- Скажи мне, что у тебя есть эти влажные салфетки с химической отдушкой, - доносится рядом, и Хоук не сразу связывает одно с другим.
- Да у меня тут вообще грёбанная Sephora, влажные салфетки, хренова пенка для ванны, что хочешь, - тянет он под нос, пока возится с зажиганием. Аккумулятор, слава Богу, сесть не успел, но кряхтит тачка порядочно. Впрочем, в бардачок Гаррет всё-таки влезает: там, кроме всего прочего, находится пара обойм и упаковка патронов. Он бросает Фенрису какую-то автомобильную тряпку не первой свежести и углубляется в процесс перезарядки оружия. Единственная рабочая, разбитая мелкой дрожью рука даётся с трудом. - Если воняет, открой окно.
Он мрачен и только сейчас начинает догадываться причину чужой нервозности - стоит заметить вытянувшиеся клыки, всё встаёт на свои места. Гаррет против воли облизывает губы и сглатывает, в животе что-то стягивает тупым воспоминанием и привычным уже предвкушением. Тошнотворное ощущение.
Только этого, блять, не хватало.
- Даже не думай, вампир, - предупреждает он мрачно, напрягаясь всем телом. - Если понадобится прикусить приборную панель, так и поедешь, но теперь ты на строгой диете. - А сам, смерив взглядом, лезет назад - туда, где бросил сумку. Молния поддаётся не сразу, но Хоук, кряхтя, справляется и вытаскивает пару банок энергетика и пакет с размороженной кроличьей тушкой. Последний он бросает на колени вампиру. - Развлекайся.
И под шипение открытой банки переключает коробку.
[AVA]http://savepic.net/7426108.png[/AVA]

Отредактировано Garreth Hawke (2015-11-04 13:42:23)

+1

14

- Да у меня тут вообще грёбанная Sephora, влажные салфетки, хренова пенка для ванны, что хочешь. Если воняет, открой окно.
- Супер, а дальше что? Флаг с надписью "еда здесь!", чтобы упыри нас лучше поняли? - мрачно отзывается Фенрис, оборачивается на человека и ловит этот понимающий взгляд. Смотрит на приоткрытые губы, на дернувшийся, мать его, кадык, на ранки на шее - и отворачивается к окну, разве что не зарычав на вздохе. Честно, он бы сейчас двинул Хоуку по морде, но, скорее всего, это кончится еще хуже. Тряпкой, слава богу, мыли стекла, так что несет от нее соответствующе, и Фенрис мнет ее в ладони и, что поделать, законопослушно пристегивается.
- Даже не думай, вампир.
- Да пошел ты.
- Если понадобится прикусить приборную панель, так и поедешь, но теперь ты на строгой диете.
Фенрис бормочет ругательства, вжимаясь в дверцу, пока эта горячая, здоровая, душистая от ран туша тянется мимо него на заднее сиденье. Отлично. Помог, мать его, великолепно. На колени вампиру приземляется что-то холодное, и он не сразу опознает кролика, которого накануне умыкнули с фермы неподалеку - в качестве экстренной меры с учетом того, как мало людей осталось в подвале. Не всякое животное годится вампиру в пищу. Фенрис вздохнул, проглотив возражения: если уж он решил не превращаться в монстра-людоеда и дал себе слово вытащить человека живым, не было смысла звереть сейчас. Разорвав пластиковую упаковку, он достает тельце - белое с парой крупных черных пятен, без видимых ранений, зверьку просто свернули шею - и, держа обеими руками, кусает.
Это первый раз, когда Фенрис пьет холодную кровь, не первый раз животного, но вкус кролика для него нов и на удивление мягок. Вампир не успевает опомниться, как в несколько глотков приканчивает свою нехитрую трапезу, и понимание, что это - всё, отзывается первобытным негодованием внутри. Он хочет крови. Настоящей, густой горячей крови, еще, достаточно, а не жалкие крохи! Фенрису знакомо это состояние, он сталкивался с ним каждый раз, когда отпускал Хоука, и тогда было еще трудней - тогда-то под зубами оставалось еще довольно пищи. Но нет. Он разжимает челюсти и опускает тушку обратно на пакет. Скупо утирает рот, снимает с языка ворсинки меха, морщится и, пока они не выехали из леса, выбрасывает кролика в окно. Окей. Мысль о том, что он получил какое-то количество топлива, способного хотя бы покрыть полученные в драке с упырями раны, заметно успокаивает.
- Спасибо.
Вот только Хоук от этого не становится менее привлекательным, и когда животный голод притупляется, но не утоляется до конца, Фенрис способен замечать это еще лучше, еще больше, сдерживаясь и не сходя с ума. Может, в этом секрет, почему он с таким упорством ходил к одному и тому же человеку - держал себя в ежовых рукавицах, всегда было мало, всегда хотелось ещё, и это "ещё" тянулось ожиданием от ночи к ночи, не находя завершения.
Завершением была бы смерть Хоука - исход неприемлемый. Это порочный круг, Фенрис выбрал его сам и был намерен продолжать борьбу. Он не станет убийцей, как они. Не сожрет, не выпьет до дна, не "пройдет до конца" - какими только словами ему не сыпали старшие, снисходительно и знающе улыбаясь, развешивая лапшу об истинном познании жизни и смерти, Фенрис железно стоял на своем, не завершая эту вымышленную инициацию. Да, конечно, если бы он убил ради голода, то тем самым признал бы, что эта природа сильнее его. Тогда можно купаться в кровяных ваннах, оплакивать свою чудовищную суть и страдать по кому-нибудь в мрачной башне готичного замка - почему бы и нет, собственно говоря, раз все худшее уже сделано? Сдаться было проще всего. Проиграть себе было проще всего.
Да черта с два он проиграет.
И тем не менее, кое о чем он Хоуку хотел сказать.
- Ты ведь знаешь, что происходит с вампирами, которые налегают на животный рацион? Особенно на мелкое зверье, - подуспокоившись, Фенрис косится на человека, стараясь не присматриваться. - Во всяком случае, если они недостаточно старые, им действительно необходима людская кровь. Иначе они деградируют и превращаются вот в это, - он делает неопределенный жест назад. - Чем моложе, тем быстрее.
[AVA]http://savepic.net/7411761.jpg[/AVA]

Отредактировано Fenris (2015-11-04 16:15:40)

+1

15

- Говорят, на вкус как курица, а?
Звук впившихся в шкурку клыков заставляет вздрогнуть, и Хоук усилием воли сосредотачивается снова на дороге. Выехать из леса не так-то просто - это не трасса, а у него и без того перед глазами звёзды. Время от времени приходится встряхивать головой, чтобы сбросить наваждение; эффект от выпитых в три глотка энергетиков даёт о себе знать, но делает это медленно, и одного его не достаточно. Рано или поздно им придётся поменяться, но сначала нужно убраться отсюда как можно дальше.
- Спасибо, - заставляет скосить глаза, но Хоук молча кивает и только. Некоторое время они едут в тишине.
- Твои... друзья, они будут нас преследовать? - спрашивает он, когда в просвете между деревьями видна, наконец, трасса. - Я о разумных их представителях. - Мозг отказывается процессировать информацию нормально, но как раз на этот случай и был заготовлен один из основных способов отхода - он отработан и не требует тщательного планирования на месте. Хоук в очередной раз благодарит Бога за собственную предусмотрительность. - Нам стоит замести следы. И сменить тачку. Не знаю, правда, как долго смогу нормально вести.
Впрочем, машина идёт на удивление ровно. Дорога достаточно широкая и заброшенная, чтобы управлять на чистом автомате. Свет убывающей луны выхватывает её почти всю. До нужного места около сотни миль, плюс-минус, и Хоук надеется, что туда они доберутся без дополнительных приключений.
Молча вот, правда, вряд ли.
- Ты ведь знаешь, что происходит с вампирами, которые налегают на животный рацион? Особенно на мелкое зверье, - перекусивший кроликом вампир становится на редкость говорливым. Для себя. - Во всяком случае, если они недостаточно старые, им действительно необходима людская кровь. Иначе они деградируют и превращаются вот в это, - он машет назад, и Хоук чувствует глухую злость. - Чем моложе, тем быстрее.
В чужом взгляде сквозит явный голод, и это снова отдаётся внутри мерзким трепетом, горячим и липким. Гаррет стискивает руль.
- Ты себе не представляешь, насколько мне, блять, срать, - рычит он. Приходится несколько раз выдохнуть, рвано и длинно, чтобы продолжить. - Пойми меня правильно, я даже благодарен за то, что ты соблаговолил выпустить меня из своего подвала, прежде чем спалить этот дом ко всем хуям. Но давай-ка уясним. Я тебе ничего не должен, вампир, - Хоук отвлекается от дороги, чтобы перевести тяжёлый взгляд на спутника. - В последний раз, когда я проверял, это ты мне задолжал кое-что. И если всё это затевалось ради того, чтобы просто завалить меня где-то ещё и продолжить кормиться там, наши мнения о сотрудничестве расходятся. Диаметрально, типа.
И либо он потерял остатки инстинкта самосохранения, чтобы вот так просто угрожать и ставить ультиматумы - хотя казалось бы, что мешает вампиру просто-напросто вскинуть руку и вытащить его, Хоука, сердце, чтобы выпить из соломинки как хуев май-тай. Либо успел привыкнуть к этому конкретно представителю нечисти - настолько, что... Что? Мог бы доверять в перспективе?
- Что-нибудь придумаешь, - добавляет он всё так же напряжённо, но уже без злости. - Могу отдать рубашку - всё равно вся в крови, заварим тебе бульончик, перебьёшься.
[AVA]http://savepic.net/7426108.png[/AVA]

Отредактировано Garreth Hawke (2015-11-04 15:27:35)

+1

16

Фенрис резко вздохнул.
- И правда, надо было оставить тебя там, - признает он, чувствуя негативное озарение aka "какой же я идиот". - Подумаешь, горячий потолок! Приехали бы пожарные, отперли подвал, вывели тебя, в плед укутали - и все было бы отлично. Не подох бы. Какой задницей я думал, потащив с собой калеку с песком в вагине?
И не так уж необходим ему водитель - не в эту ночь, тут он мог бы добраться до ближайшего транспорта пешком. Завалиться на день в ямку где-нибудь в лесу. За то время, что Данариус в отъезде, Фенриса и след простынет. Почему он вцепился в человека? Может, до укуса у него был напарник? Охотники редко работают в одиночку, да? Наверное, в этом все дело. Тупая ебаная веревка.
- По крайней мере, спасибо тебе за успокаивающий пример, - процедил вампир, потирая лоб, - раз я веду себя человечнее, чем биологический homo sapiens, значит, мои дела не так плохи, как я опасался.
Точно. Мрачное чувство юмора - единственное утешение, если ты демон ночи, который бодается с метафорическим забором - упрямым, мускулистым и пахнущим едой. Понятно, почему Хоук бесится - его продержали взаперти черти-сколько, а теперь он рядом с монстром, который вытворяет всякие кровавые непотребства. Человеку страшно. Это нормально. А еще он явно просёк, что смерть ему не грозит, сукин сын, и теперь готов испытывать терпение вампира на прочность, дергать тигра за усы.
- Окей, - неожиданно буднично соглашается Фенрис. - Давай сюда рубашку, - и после паузы, подтверждающе глянув на Хоука: - Да, сейчас.
Нет, правда, а ну как это поможет?

P.S.: stupid fuckin' rope

[AVA]http://savepic.net/7411761.jpg[/AVA]

Отредактировано Fenris (2015-11-04 16:17:55)

+2

17

- Какой задницей я думал, потащив с собой калеку с песком в вагине?
- Той самой, что наверняка тоже вся в тупых татуировках, - огрызается в ответ Хоук и ни хрена не думает о татуировках, которые не такие уж тупые, на самом деле, или, не дай Бог, чужих задницах. - А и правда, скажи-ка, на кой ляд я тебе вообще сдался со своим песком, великий и благородный?
Вопрос бы стоит придержать, чтобы не нарываться, но Хоуку нужно знать. А ещё Хоуку нужно говорить, чтобы не вырубиться окончательно, и раздражение здорово помогает держать голову ровно. Сам-то он смирился уже с вынужденным соседством, более того убедился, кажется, что собственная смерть Фенрису не нужна, а значит они уже могут говорить о каком-никаком сотрудничестве. Том самом двустороннем процессе, где для начала каждому должно быть что-то нужно от другого. И вот если Хоук знает, что именно - помимо свободы - от вампира хочет, сказать того же о Фенрисе пока не может.
Они почти на месте. Вдалеке виднеются огни полузаброшенного перевалочного пункта для дальнобойщиков: несколько мотелей, забегаловка, станции техобслуживания - к одной из них им сейчас и нужно. Остаётся ещё, конечно, весьма насущный вопрос с чужими голодными (в буквальном смысле) взглядами и собственной на них реакцией.
- Окей, - отвечает вампир ещё и на него, но каким-то уж слишком спокойным тоном. - Давай сюда рубашку, - Хоук даже рта не успевает раскрыть, чтобы возмутиться, только смотрит в молчаливом изумлении: - Да, сейчас.
Отчего-то конкретно эта реакция не вызывает ни толики гнева - если разобраться, Гаррету становится смешно, и это наверняка, если разобраться далее, нервное и что-то окончательно не так с его головой. Он усмехается нехорошо и, стоит им остановиться, глушит мотор и назло выбирается из испорченной рубашки - за рулём и с его рукой это занимает какое-то время.
- Можешь не благодарить, - бросает он с издёвкой, оставшись в одной футболке с надписью "Вы имеете право хранить молчание... ТАК ЧТО ЗАТКНИТЕСЬ". Тёмные круги под глазами не вяжутся с наглой ухмылкой, но Хоуку нет до этого дела. - И раз уж мы перешли к раздеванию, просто ради информации, меня действительно называли пару раз Биг Маком. Если ты понимаешь, о чём я.
А сам выдыхает тяжело, стараясь не подавать виду, сколько сил это раздевание отняло, и оглядывается, но выбираться из машины не спешит.
[AVA]http://savepic.net/7426108.png[/AVA]

Отредактировано Garreth Hawke (2015-11-04 17:07:06)

+2

18

- А и правда, скажи-ка, на кой ляд я тебе вообще сдался со своим песком, великий и благородный?
Перед ответом на вопрос Фенрис немного медлит.
- Я предполагал, что у тебя есть тачка, которую будет труднее выследить, чем ту, что стояла у нас в гараже. Ты умеешь водить. И у меня проблемы с тем, чтобы дать помереть невинному человеку в этой чертовой дыре, и да, ты можешь засунуть свой сарказм поглубже в песок.
Глядя на огни в отдалении, он понимает, что выкладывать карты на стол все-таки придется сейчас:
- Еще я знаю, что хозяин того дома найдет тебя, когда узнает, что ты выжил - а он узнает об этом стопроцентно. Меня он тем более найдет. И поодиночке у нас нет шансов, но вдвоем мы могли бы побороться.
Еще немного помолчав, Фенрис признает:
- Если честно, я не думал о... кооперации до того, как ты выколупал той твари глаза. Нормальный человек на твоем месте наложил бы в штаны, будь он хоть десять раз коп.
Он косится на Хоука и добавляет:
- Нормальные люди ломаются уже на третьей неделе в подвале. Но я хочу обсудить это на свежую голову.
Рубашку вампир сминает и рассеянно подносит к лицу, не касаясь, но явно вдыхая запах засохшей крови. Это немного отвлекает, и он усмехается в ответ на шутку Хоука, скользит взглядом по футболке, тоже порядком заляпанной, но сохранившей читаемую надпись и, что греха таить, мало что не скрывающей.
- Полгода назад я бы напросился убедиться, если ты понимаешь, о чем я, - отзывается Фенрис и смотрит сквозь стекло на горящие вывески. - Что теперь?
Человеку нужна сытная пища и сон. Он говорил о второй машине, и если она здесь, это логичный пункт для привала. Черт, даже если ее здесь нет, копу так очевидно дурно, что ему нужен перерыв. А еще они оба заляпаны кровищей, но можно состряпать вполне убедительную историю о нападении упырей - благо это случается нередко. Но тогда возникнут подозрения по части укусов. Или отсутствия хотя бы царапины у Фенриса. А уж если кто-нибудь заметит у Хоука на шее следы зубов, неважно, насколько они зажившие - проблемы будут точно.
Вампир почувствовал себя неуютно при мысли, что отвык быть среди людей и сливаться с их массой, пусть и не помнил доподлинно, каково это.
[AVA]http://savepic.net/7411761.jpg[/AVA]

Отредактировано Fenris (2015-11-04 19:34:04)

+1

19

Самый тонкий в этом разговоре момент в том, что обычно, когда ты требуешь от кого-то откровенности, ты в какой-то мере гарантируешь откровенность со своей стороны. Эта палка о двух концах, конечно, действует не в каждой ситуации и имеет собственный вес, но ударить в случае чего может пребольно. Все чужие причины помочь по отдельности звучат не слишком убедительно, но вместе собираются в общую картину, которую Хоук, в общем-то, легко накладывает на сложившийся у него в голове образ Фенриса.
- Если честно, я не думал о... кооперации до того, как ты выколупал той твари глаза. Нормальный человек на твоем месте наложил бы в штаны, будь он хоть десять раз коп.
Блядская ложка.
- Откуда ты знаешь, что я не наложил? - легкомысленно отзывается он, а сам думает между делом: не будь он так выжат и будь способен оценивать ситуацию нормально, может, и реагировал бы как нормальный человек. Или нормальный коп, кто знает. Вечная история: Гаррет Хоук и пределы его везения.
Фенрис тем временем добавляет:
- Нормальные люди ломаются уже на третьей неделе в подвале. Но я хочу обсудить это на свежую голову.
Чем вызывает хмурый взгляд, но Хоук не спрашивает дальше. Ему ой как не хочется говорить сейчас о семье. Тем более с вампиром, который как последний извращенец сидит рядом и нюхает его, хоукову, грязную рубашку. Жест откровенно смешной... и до странного интимный, и низкий смешок против воли отзывается чем-то не прошенным.
Гаррет отворачивается и трёт глаза раздражённо, закрывая их руками.
- Что теперь?
- А теперь ты помолчишь и дашь мне подумать.
Что он имеет? Судя по словам Фенриса, их станут искать, причём вряд ли кто-то станет разбираться в правых и виноватых: пусть сам Хоук и считал себя несправедливо похищенным и запертым на прокорм извращенцев, извращенцы эти справедливость не чествуют и свидетелей не любили никогда. Так что ему повезёт, если его сразу убьют. Наслышался он в том подвале многого.
Дома Гаррета никто искать не станет: из семьи остался только брат, и тот давно подался в чёртов Орден, так что на связь выйдет в лучшем случае к Рождеству, и то - на отсутствие ответа, максимум, обидится. Бесчувственный маленький засранец. Немногие друзья давно привыкли к тому, что Хоук пропадает без вести - причём не только по работе, и хватятся его не скоро. На самой же работе... За последние несколько лет он огрёб достаточно и достаточно же себя зарекомендовал, и теперь непосредственное начальство закрывает глаза на некоторые привычки детектива, как то периодические отсутствия обратной связи в процессе работы над делом - особенно, если речь идёт о каком-либо внедрении или продолжительной слежке. У подобных процессур, конечно, собственный регламент, но в угоду результату на него иногда закрывают глаза. В остальном у него есть Авелин, которая прикроет там, где не прикроет уже ничего. Наверно, как раз ей стоит позвонить.
Хоук задумывается. Данариус - немаленький в их штате политик, и может иметь крепкие связи во многих госструктурах, в полиции в том числе. На него Гаррет вышел, расследуя цепочку исчезновений, но в результате нашёл ещё много всего, и бессмертие, возраст в три сотни лет или собственный ковен вампиров - лишь верхушка чёртова айсберга. Он так и не успел ни с кем поделиться этой информацией, прежде чем попался, и теперь нужно понять, кому именно можно доверять. И кого именно он хочет в это втягивать.
В том, что он собирается прижать престарелого мудака, Хоук точно не сомневается. Для этого ему бы и понадобится Фенрис: то, что Гаррет нашёл в особняке, информация новая, но в отдельности от реальных доказательств бесполезная. Не против столь крупного врага.
Итак, в сухом остатке он остаётся с подсевшим на его кровь вампиром, каким-то условным количеством денег, что они сумели вынести из особняка, теоретической (и неофициальной) помощью его подруги, капитана полиции, а так же машины, которую они должны бы сейчас забрать. Ах да, и полным отсутствием физических сил.
- Ты водить умеешь? - спрашивает Хоук, отнимая ладони от лица.
- Возможно. Я не могу быть уверен, - вынужден ответить Фенрис.
План худо-бедно складывается, но соображать получается с трудом. И то, что он у них ещё и единственный водитель, ещё доставит им проблем.
- И сколько у нас, по-твоему, времени - до того, как твой хозяин... бывший хозяин хватится своего дома?
- Он улетел в Европу прошлой ночью, ближе к рассвету. Это все, что я знаю. Он не доверял мне достаточно, чтобы делиться лишней информацией, - и за дело не доверял. Фенрис не очень-то скрывает, что считает древнего кровопийцу своим злейшим врагом.
- Придется где-то переночевать.

На часах два, но здесь всё работает круглыми сутками или не работает вообще. Хоук выбирается из машины и потихоньку направляется в сторону полуразбитой двери, оставляя вампиру самому решать, следовать ли за ним. Вывеска над входом не горит, и, если бы не тусклая лампочка в одном из оконцев, выглядеть бы зданию окончательно заброшенным.
Передвигаться получается с трудом, но размяться после руля даже приятно.
- Нет, серьезно, одна машина на весь ковен? - спрашивает Хоук чуть погодя на ходу, не оборачиваясь к вампиру за ним. - А что за тачка кстати на всех, школьный автобус, клоунский жук или мамочкин минивэн?
Фенрис слегка закатывает глаза.
- Если ты действительно хочешь знать, я торчал под домашним арестом за плохое поведение, меня одного не выпускали. У одного из ребят был мотоцикл. Эдриана любила вращаться среди людей, остальные - куда как меньше. И у тех, кто вел себя хорошо, был возможность заказать автомобиль с отдельным водителем. Как видишь, Данариус собрал кружок снобов.
- Ебаная у вас комунна, вампир. Я бы на твоем месте забрал свой членский взнос и валил из этой секты тут же, как попал туда. Но видимо поэтому меня и заперли сразу в подвале.
- Да, ты как раз наблюдаешь мою восьмую попытку, - вид у него откровенно безрадостный.
- Счастливое число? Я надеюсь, ты прихватил ещё и лапку того упыря - мало ли, вдруг пригодится. На удачу.
- Я прихватил тебя. Пока тебе везло не по-детски, monsieur Big Mac. И я выпил кролика - это считается?
- Знаешь, а я даже рад, что всё не вышло наоборот.
Фенрис улыбается.

Стоит им оказаться под вывеской, Хоук стучит в пресловутую дверь и, не обращая совершенно внимания на "Не работаем мы, не видно что ли!", вваливается внутрь небольшого гаража.
- Я к Сенешалю, - коротко объясняет, и, видно, вид у них двоих впечатляет достаточно, чтобы позвать итальянца без лишних вопросов. Тот появляется из каморки откуда-то справа, скупым жестом велит следовать за собой. Когда они оказываются втроём (впрочем, Хоук уверен, что впечатление обманчиво), наконец, заговаривает.
- Я уже думал, ты меня кинул.
- Обижаешь. Просто возникли некоторые затруднения, - они выглядят на сотню затруднений сразу, и объяснять нет нужды. Да и спрашивать здесь никто не станет. - Тачка слегка загажена, но на ходу; мой друг, - кивок в сторону Фенриса, - возместит все расходы на повреждения и полное уничтожение всех следов, после чего я бы хотел забрать свою. Я надеюсь, она всё ещё у тебя?
- Тебя не было очень долго, Хоук.
- Блять, только не говори мне, что продал её, - лицо Гаррета скисает. - Бран, ты просто набиваешь снова цену и этим, мужик, выкручиваешь мне яйца.
Механик гаденько смеётся и поднимает грязные ладони в знак примирения.
- Да стоит она, твоя тачка, стоит, - хмыкает он. - Ты же понимаешь, что за простой придётся выписать дополнительный счёт?
- Дополнительный счёт, меня за ногу, мне оставить тебе визитку своей секретарши, чтобы ты с ней созвонился и обменялся всеми бумажками, которыми хочешь подтереться?
- Это та рыжуля с крепким задком? - оживляется Бран. Хоук закатывает глаза.
- О, просто захлопнись и верни уже мне мою тачку.

Они выходят из гаража полчаса спустя, и Хоук хочет только одного: упасть куда-нибудь и сдохнуть. Сенешаль выматывает его похлеще тех упырей, но в конце концов они приходят к соглашению в цене и, рассчитавшись, забирают ключи и сумки. Та припаркована не очень далеко, и они как раз проходят мимо одного из обшарпанных контейнеров Goodwill*, откуда при определённой сноровке можно выудить что-нибудь из одежды.
- Шоппинг и мотель? Звучит как второе свидание. Особенно если учесть, что ужин у нас уже был.

Офф

Понесло Остапа...
*Goodwill - контейнеры, куда можно выкинуть одежду на благотворительность, чтобы ее потом продавали в дешевых магазинах сети, как-то так.

[AVA]http://savepic.net/7426108.png[/AVA]

Отредактировано Garreth Hawke (2015-11-05 13:13:23)

+1

20

Фенрис идет за хоуковым плечом без колебаний сразу по нескольким причинам - и из соображений физической страховки человека, и чтобы быть в курсе происходящего. Это даже на паранойю не тянет - обычная предосторожность. Свежий воздух и смена атмосферы влияют на вампира благотворно, держится он спокойно и с постным видом маячит рядом с копом, почти никак не реагируя на его действия и последовавший разговор с "Сенешалем". И даже когда идут торги, он вмешивается всего раз, невозмутимо сообщив предел, который готов выложить за всё про всё: "Я не припомню, чтобы грабил банк на этой неделе, увы".
Хорошо, что Фенрис не постеснялся, выгребая деньги у вампиров - после всех выплат остается терпимый запас. Белобрысый пихает хоукову рубашку в сумку и останавливается заглянуть в контейнер, осторожно, но внимательно.
- Ужин был у меня, ты-то все еще голодный, - он выуживает из вороха вещей гавайскую рубашку и медленно опускает ее обратно. Сам беглец захватил какую-никакую смену одежды из особняка и в милостыне не нуждался, но раз уж спутник был так щедр... - А завтрак в постель - это не по моей части, с первым лучом солнца я превращусь в бревно, - негромко добавляет Фенрис, убедившись, что поблизости никого нет. Они направляются к мотелю и маленькому круглосуточному магазину, из которого бьет белый электрический свет. - И если ты хочешь дрыхнуть до полудня, меня надежнее оставить в багажнике, - вариант унизительный, но вампир озвучивает его не моргнув глазом и с каменным лицом.
[AVA]http://savepic.net/7411761.jpg[/AVA]

+1

21

Хоук краем глаза замечает, как вампир запихивает его рубашку в сумку. Признаться, шутка была смешной - первое время (а он умеет отдать должное юмору), но как-то черезчур затянулась. Впрочем, лезть в драку и отвоёвывать несчастный предмет одежды, который всё-равно останется только выкинуть, Гаррету лень.
- Фетишист грёбанный, - ворчит он под нос и переключается на собственный гардероб.
С этим всё сложнее. Хоук - мужчина немаленький, и одежду ему найти сложно даже в магазинах, где размеры помечены и разложены на виду. Это вечная проблема, осточертевшая уже донельзя - он даже рассматривал в своё время вариант с переездом куда-нибудь в сторону Калифорнии, чтобы накупить себе шорт и не париться. Но в этом контейнере любая находка - лотерея, и только удача может помочь обнаружить хотя бы что-то, что сумеет на него налезть и не будет смотреться, как гондон на гидранте.
- Ужин был у меня, ты-то все еще голодный, - замечает тем временем Фенрис, и Хоук только сейчас понимает, что ел он в последний раз часов эдак пять назад. Мышцы ватные, всё тело бьёт мелкая дрожь, и голод просто не чувствуется за ворохом прочих ощущений этого вечера. Надо, наверно, и впрямь закинуть в себя что-то. Но сначала...
Хоук добывает огромную футболку без рукавов, тёмно-синюю, с полустёртой надписью "HOT MESS EXPRESS" на ней и, хмыкнув, забирает себе. Следом в руках оказывается рубашка, которая, кажется, должна ему подойти, и арафатка, которая точно сделает его похожим на какого-нибудь сноба, но, по крайней мере, прикроет укусы.
- А завтрак в постель - это не по моей части, - продолжает вампир. - С первым лучом солнца я превращусь в бревно.
- Погоди-ка, и что мне делать, охранять твоё бренное тело, пока ты не сможешь даже шевельнуться?
- Если ты хочешь дрыхнуть до полудня, меня надежнее оставить в багажнике, - на это Хоук оборачивается даже. Молча поднимает брови, но в итоге лишь жмёт плечами.
- Как скажешь.
Он даже спорить не хочет - настолько устал.

- Будем считать, я доверяю тебе достаточно, - тянет он, когда с организацией ужина и ночлега покончено. Хоук сверяется с часами и небом. - Чтобы условиться о следующем свидании: завтра на закате через четырнадцать часов. - И почти закрывает перед чужим носом дверь.
- И откуда мне знать, что ты не укатишь днем на тачке, которую я уже выкупил?
Хоук вздыхает.
- У тебя, Золушка, нет выбора. Если с рассветом ты превратишься в бревно, то тут уж один чёрт, что я уеду, что прикопаю тебя под ближайшей заправкой - сделать ты ничего не сможешь, - раздражённо выговаривает он. - А значит либо веришь мне на слово, либо продолжаешь мотать себе нервы - один, потому что я иду спать.
Чужого фырканья он уже не слушает - захлопывает дверь своего номера, после чего, не глядя, всыпает в себя какую-то еду и засыпает прямо в одежде.
[AVA]http://savepic.net/7426108.png[/AVA]

Отредактировано Garreth Hawke (2015-11-05 22:49:39)

+1

22

Номера они берут отдельные. Большая уступка со стороны Фенриса, и такую осторожность человека он может понять, но и самому проснуться без транспорта и возможного напарника в крестовом походе не шибко-то греет. С другой стороны, выбора у него и правда нет, приходится довериться. Вампир запирает дверь своего номера и заранее закрывает жалюзи и шторы как можно плотней. Стирка шмотья в раковине - то еще удовольствие, зато черная упыриная кровь сходит под холодной водой, и освободиться от назойливых запахов мертвечины приятно. Вода здесь пахнет железом, воздух в номере спертый, стены старые, постельное белье тоже отдает пылью, но все это ерунда. Фенрис чистит нож, которым пользовался в лесу, пересчитывает деньги, на всякий случай листает свой паспорт еще раз. Все это немного успокаивает его перед необходимым дневным сном, и вампир заворачивается в одеяло с головой, лишний раз понадеявшись, что Хоук никуда не денется.

Он просыпается с ощущением, что человек еще здесь. Чувство отчетливо и необъяснимо, почти навязчиво, точно так же, как непривычное отсутствие ковена - никто не объяснял Фенрису, как это работает, но, конечно, он стал заметно чутче после обращения. И если слух, нюх и ночное зрение вполне можно было оценить в сравнении с прежним, то это "он рядом, за стенкой" больше смахивает на оповещение на телефоне. Вероятно, сказывается пребывание под одной крышей, и наверняка это встречается у каких-нибудь животных, но исследовать эту тему не тянет.
На стоянке Фенрису приходится подождать, он заходит в магазин, неспешно роется в контейнерах со шмотьем и на сей раз, приглядевшись, не брезгует запихать в свою сумку еще и находку. К моменту появления Хоука он успевает пожалеть, что не засталкерил человека у дверей - хоть посмотрел бы, как черепаха нервничает.
Первое, что говорит Фенрис, оказавшись в салоне джипа:
- Так и знал, что ты собачник.
С момента обращения он ни разу не попадал в замкнутое пространство, где присутствие животного было бы так очевидно. Вау. Надо дать носу время привыкнуть. Он почти сразу, впрочем, различает запахи какой-то бытовой химии и жирной еды, вероятно, картофеля фри и тому подобных шедевров скоростной кулинарии. Подавляет снобское фырканье, подмечает мелкие царапины, смятые карты в кармане дверцы, отсутствие стойких запахов других людей.
- Надеюсь, ты отдохнул хорошо, - без особой теплоты (да и вежливости) комментирует Фенрис. -  Каковы наши дальнейшие действия?
[AVA]http://savepic.net/7411761.jpg[/AVA]

Отредактировано Fenris (2015-11-06 02:32:08)

+1

23

Номер в придорожном мотеле, где даже отстиранные условно простыни воняют химией и затхлой пылью, не лучшее место для здорового сна, и всё-таки впервые за последний месяц Хоук спит крепко, как мог бы только пьяный ребёнок. Наверняка всё дело в том, что он больше не заперт и не прикован, но, пусть в итоге он просыпается в панике и холодном поту, судорожно пытаясь понять в темноте, где находится, страх быстро сходит на нет, и Хоук откладывает все мысли о пережитом на потом. Нет смысла варить себя в этом - не сейчас, когда есть другие, куда более насущные проблемы.
Горячий душ, отчасти свежая футболка и плотный завтрак вновь заставляют почувствовать себя человеком. Грязную одежду Хоук заворачивает в мусорный мешок и запечатывает ещё в один, чтобы выбросить по пути. На постели наверняка ещё останется его кровь, но с этим здесь бороться умеют. Он только надеется, что погоня ещё не вышла, и у них есть время на эти предосторожности.
Что ж, по крайней мере, он выспится перед смертью.

К условленному времени Хоук не успевает, но и не слишком торопится. Он делает крюк к телефонной будке и всё-таки набирает Авелин, оставив ей короткое сообщение о том, что до сих пор живой и заляжет на время на дно. Деталей не говорит - на случай, если подругу-капитана станут проверять. Ей эти проблемы не нужны. Да и не поможет она ему сейчас никак.
По пути на парковку Хоук размышляет, что именно делать дальше. По логике вещей, помощь им всё-таки пригодится, но к кому именно обратиться за ней - вопрос сложный. Полиция без твёрдых доказательств и пальцем не шевельнёт, к тому же высшие вампиры и их заговоры - не совсем их поле деятельности. Орден Стражей в этом смысле подходит куда больше, но эти ребята уж слишком похожи на своих собратьев-людей - просто так оставить наводку на вампира не выйдет. Для созыва полноценной охоты им понадобится нечто большее, чем пара старых свитков и надкусанный коп. Что остаётся? Ехать в семейный особняк и покопаться в архивах? Идея дельная, вот только там его будут искать в первую очередь. Если уж и без значка пробили всю подноготную.
- Смотри-ка, живой ещё, - бросает он на ходу ждущему уже Фенрису и, без лишних прелюдий, забирается в машину. Вернуться в собственную тачку приятно, чтобы там кто о собаках не говорил. Гаррет скучает по Псу.
- Пока главный наш план - это направление, - отвечает он чуть погодя, выруливая с пустынной стоянки. Солнце садится, и за окном начинает основательно уже темнеть. - И направление это - как можно дальше отсюда.
У самого Хоука есть несколько вариантов дальнейших действий.
- Там в лесу, когда на нас напали. Ты говорил со знанием дела. Что ты знаешь об охотниках?
[AVA]http://savepic.net/7426108.png[/AVA]

Отредактировано Garreth Hawke (2015-11-06 00:53:52)

+1

24

Фенрис ждал этого вопроса. Шила в мешке не утаишь, да и врать претило, а то, что человек никуда не делся, укрепляло вампира в намерении быть честным и строить это партнерство на доверии.
- Я был им до того, как меня обратили. Ты видел мое оружие. Так я туда и угодил.
Вот так просто.
- А ты? Не охотник - охотник бы не полез в гнездо с такой пушкой. Но ты ничему не удивлялся. Что ты знаешь?
- Не охотник, - твердо отвечает Хоук. - Но с концептом знаком. И я бы вообще не полез в это гнездо, если бы знал.
- Какой ты везучий.
- Всё кроличьи лапки, - усмешка. И молчание. - Мой отец был охотником.
- Это многое объясняет, - Фенрис кивает и тоже медлит. Мысль о семье отзывается, но слишком смутно, чтобы что-то вспомнить. - Значит, у тебя есть связи?
- Связи есть, - он бросает на вампира быстрый взгляд. - Что именно у тебя есть на Данариуса? И, прежде чем мы продолжим этот премилый капустник, что именно ты хочешь сделать?
- В каком смысле "есть"? С точки зрения доказательств - извини, мне они не нужны и под суд я его не поведу. Эта тварь жива по меньшей мере триста лет и выкручиваться в законе умеет, - в его голосе звучит если не ненависть, то крепкий гнев уж точно. - Я хочу его уничтожить. И ты, веришь или нет, хочешь того же, если тебе жизнь дорога.
- Уничтожить. Отлично. И не сделал ты этого до сих пор потому что?
Фенрис сжимает губы.
- Я не могу взять его в одиночку голыми руками.
Коп кивает.
- И вот здесь, Рембо, вступают в игру доказательства и прочие скучные вещи, которыми тебе так недосуг заниматься. Нам понадобится помощь. А в этом деле нужны либо большие деньги, либо способность убеждать. Ни того, ни другого я за тобой не заметил.
Вампир бесится, но прикусывает язык.
- А нельзя просто подождать его в засаде, прыснуть святой водой, сказать: "Видите, мы не соглали", - и порешить? Потому что его дом мы спалили, если помнишь. И даже огнеупорный сейф стоит пустой, потому что я выгреб его подчистую, - Фенрис вздыхает - запоздало понимая, что делает это зря, от злости хочется рычать, эмоции неудачно накладываются на голод. - Сейчас нам бы очень пригодился друг-патанатом, способный отличить скелет человека от скелета вампира. Потому что мини-тюрьма в подвале указывает скорее на маньяка, чем на сверхъестественную дрянь, я понимаю, презумпция невиновности и прочие тонкости.
Хоук мотает головой.
- Засаду ещё нужно устроить. А обратно нам путь заказан. Если только ты не собираешься демонстрировать кому-то собственный скелет - что тоже ничего не докажет, - он отвлекается на дорогу и молчит некоторое время. - У меня есть знакомый медик, можно начать с него.
- И мы пустим этого медика туда одного? Они наверняка оцепят территорию, чтобы расследовать причину возгорания.
- Мы вообще не будем туда возвращаться, - черёд чорвеека хмуриться и сдвигать брови. - Я попробую выудить информацию из криминальных отчетов по своим каналам, но это займёт какое-то время. Андерс может знать что-то. И помочь связаться с другими охотниками.
- Хорошо. Звучит как план, - соглашается Фенрис и кивает, немного успокаиваясь. Серьезный настрой Хоука внушает ему едва ли не оптимизм. - Далеко до него добираться?
- К утру будем.
- Меня все-таки ждет багажник.
- Будь моим гостем.
- Твоя собака не обидится, что кто-то валялся на ее лежанке? - вампир даже позволяет себе усмехнуться, а коп фыркает:
- Моя собака не ездит в багажнике. Только вампиры и трупы.
- И много у тебя было тех и других?
- Плюс один.
Фенрис хмыкает.
[AVA]http://savepic.net/7411761.jpg[/AVA]

Отредактировано Fenris (2015-11-06 02:39:04)

+1

25

Ночь всё тянется, проносясь мимо них на скорости старого доброго Ренегата*. Хоук довольно быстро чувствует новую волну усталости: сна в мотеле явно не хватило на полноценное восстановление, но им, по крайней мере, уже не нужно нестись, сломя голову, по лесу или заниматься фигурной резкой по упырям. Утомительные, как выяснилось, занятия.
Атмосфера в салоне ощутимо тлеет, разговоры вспыхивают и снова гаснут. В какой-то момент Хоук ловит на себе очередной взгляд и, уже почти огрызнувшись в ответ по привычке, осознает вдруг, что не чувствует былых размеров отвращения к сидящему рядом спутнику. О, он всё ещё ненавидит вампиров как вид, их сущность, их суть, всё ещё помнит, кто именно виноват в смерти большей части его семьи, да и Фенрису не мешает почаще вынимать голову из татуированной жопы. Но в этом, наверно, главная проблема Хоука: ненавидеть группу людей - да хоть целую страну - не так уж сложно, но ненавидеть всех по отдельности? Слишком муторно.
Раздражать сопение рядом, правда, не перестаёт.
- Та штука, которую ты делаешь рукой, - спрашивает он, когда надоедает молчать. - Какая-то особенная вампирская способность?
Вампир медлит какое-то время, глядя перед собой.
- Она зависит от татуировок, не от вампиризма. Я уверен, что это основная причина, по которой Данариус заинтересован во мне.
После паузы уточняет:
- Я уверен, что из-за них он меня и обратил.
- То есть ты уверен, что не из-за легкого характера и персонального шарма? Нет? Просто уточняю, - Хоук хмыкает. - Что вообще в этих татуировках?
Если Фенрис и улыбается в ответ на шутку, в последующем ответе не остается и следа:
- Лириум.
Блять, ну конечно. Разве все могло быть так просто?
- Лириум.
- Я улавливаю скепсис.
- Это остатки фри, давно пора выкинуть.
Гаррет может поклясться, что слышит, как вампир закатывает глаза.
- Допустим. Что ты знаешь о лириуме?
- Что он до хуя редкий и столь же опасный, - жмёт он плечами. Сам он этой темой никогда не интересовался, но слыхал что-то от Гамлена, брата матери. В своё время тот был просто помешан на информации о лириуме, едва не мифическом веществе из древних охотничьих книг. - И я бы удивился меньше, если бы ты сказал, что у тебя татуировки плутонием. Они кстати светятся в темноте?
- Произвольно. Тебе не хватает уюта?
Фенрис явно ухмыляется. Хоук делает вид, что размышляет над предложением.
- Так же произвольно, как вскрывают сейфы и грудные клетки?
- Мне было бы неловко, если бы эти вещи случались сами собой.
- Без говна, неловко.
- Они доставляют тебе дискомфорт? - звучит почти светски.
- Ты так печёшься о моем комфорте - ещё немного, и я начну думать, что ты на меня запал.
- О, с кровососами никогда не знаешь, запали на тебя или на твою шею, правда же?
Хоук оглядывается мрачно.
- Говорят, это лечится. Серебром.
- Это лечится смертью, но я хочу повременить, - вампир не сводит глаз с дороги и добавляет: - У тебя пульс частит.
- Эти школьные поездки так возбуждают.
Фенрис издает смешок и прикрывает рот рукой - и улыбается. Ну приехали, блять.

[AVA]http://savepic.net/7426108.png[/AVA]

Отредактировано Garreth Hawke (2015-11-06 21:58:26)

+1

26

Болтовня с Хоуком занимает Фенриса ненадолго - вспышками между периодами молчания. Шум автомобиля умиротворяет, в нем есть что-то привычное, и логично предположить, что охотник много времени проводил в дороге. Но человек пока не подцепляет ничего, что запустило бы цепочку воспоминаний или хоть какой-то проблеск. Похоже, разговоры тут не помогут, а жаль. Было бы здорово, если бы ответы приходили сами собой.
Вампир ощупывает языком клыки - они ноют, но пока не увеличиваются, и это хорошо. С другой стороны, тихий голод не отступает, и Фенрис не может определить, действительно ли его забавляет хоукова привычка шутить на каждом шагу, или это просто инстинктивное желание подобратья ближе. Он закрывает рот ладонью и надеется, что глупая рассеянная улыбка пройдет сама собой. Вампиры - хищники с интеллектом человека, и чаще всего охотятся они, полагаясь на социальные навыки, не на засаду в темном переулке. Гораздо проще заманить жертву в ловушку, улыбаясь и глядя на нее так, словно перед тобой - чудо из чудес и все, чего ты только можешь пожелать в этой жизни. Фенрис видел этот взгляд, следя за чужой охотой со стороны. Он наблюдал, что это делает с человечьими мозгами. Он понимал, насколько безотчетно это происходит, как неподдельный голод выставляет напоказ признаки искренней симпатии, как мало усилий нужно вампиру, чтобы кого-то очаровать. И на момент, когда чужой запах захватывает сознание, тебе правда кажется, что это лучшее, что с тобой может произойти, и не остается фальши, человек не видит подвоха и окунается в ловушку с головой.
Может, Фенрис себя просто выгораживает, думая, что спас Хоука из гуманизма или иных высокоморальных соображений. Он же по-прежнему хочет его сожрать. Утешает только то, что, судя по комментариям, вампир продолжает вести себя, как хамло - значит, он еще не вполне чудовище, как парадоксально это ни звучит.
Сомневаться в себе угнетающе и бесплодно, и он вздыхает, отказываясь от этой мысли. Увы, как и вчера, запахи машины не перебивают аромат живого человека, сидящего рядом. Зря Фенрис заикнулся про пульс - стоп, нет, не зря, хорошо, что предупредил. Насторожил. Вообще стоит шутить про кровососов почаще, пусть не расслабляется.
- Как думаешь, у этого твоего медика, - стараясь не афишировать напряжение в голосе, спрашивает вампир, - найдется литр-другой донорской крови?
[AVA]http://savepic.net/7411761.jpg[/AVA]

Отредактировано Fenris (2015-11-06 16:14:38)

+1

27

Чужая улыбка - не ухмылка, а именно улыбка, рассеянная и простая, кажется настолько неуместной, что Хоук поначалу думает, ему померещилось. Чего бы ещё вампиру лыбиться как школьнице? Но он не отвлекается от дороги достаточно надолго, чтобы убедиться в обратном; вместо того качает только головой и тянется включить магнитолу - хоть как-то заглушить те флюиды, что проклятый упырь расточает тут в воздухе. Когда в тишине салона начинает играть одна из песенок Тейлор Свифт, Хоук даже не меняется в лице.
- Не найдётся кровь, найдётся какая-нибудь крыса, - отвечает он скупо. И чтобы не продолжать явно нервирующий разговор, тут же переводит тему: - Ты говоришь, что сам полез в это гнездо разврата, - Пронёсшийся мимо указатель даёт понять, что они на верном пути. - До того, как тебя обратили. Что именно ты там искал?
Фенрис молчит пару секунд.
- Я не знаю. Не помню.
Хоук поднимает брови и уже собирается спросить, но вампир почти не медлит с продолжением:
- Данариус что-то сделал с моей головой - может, просто приложил о стену достаточно сильно, но вряд ли. Я не помню ничего до момента, когда очнулся у него на руках, беспомощный, как щенок.
- Тогда откуда такая уверенность в том, что ты был именно охотником?
- Мои ножи, мой ствол, мои знания и мысли о том, с кем как драться. Моя ненависть, - звучало бы смешно, да только говорит он серьезно и просто. - И татуировки. Я думал, они меня до кости выжгут, когда превращался.
Хоук передёргивает плечами.
- Странно, что жив остался. Если это можно так назвать.
- Не то слово.
Личная экипировка - не самый эффективный способ восстановить память (или установить личность, если на то пошло), но Хоук оставляет разговор как есть. Это не сочувствие даже - ему сложно сказать о какой бы то ни было симпатии к вампиру или его ситуации, тем более он не смог бы сопереживать чему-то подобному. И всё-таки вдоль хребта пробегает холодок - стоит только представить себя на чужом месте. Что было бы хуже, сдохнуть в том подвале выпитым досуха или оказаться одной из этих тварей? Он скребёт подбородок - бороду в мотеле так и не сбрил, после чего раздражённо стягивает с себя проклятый шарф. Пёстрая тряпка летит на заднее сиденье.
- Есть кто-то из прошлой жизни, кого ты можешь знать или найти?
Вампир следит за его движением краем глаза, но на самого Хоука не смотрит. Приоткрывает рот, будто собираясь ответить, и секунду спустя, твердо:
- Тебе нужно подтверждение моей личности? У меня его нет.
- Сдались мне твои личности, - фыркает Хоук. - Но если ты принимаешь заказы, то я бы не отказался от пива. - И сна часов на пятьдесят ещё.
- Я не баварская официантка, а ты за рулем, остряк, - зануда клыкастая. - Доберемся до твоего логова - хоть в запой уходи, я подожду.
- Какие жертвы. Подвязки тебе бы пошли.
- Ты такой милый со всеми или только с теми, кто может тебя загрызть?
- Ты особенная, дорогуша. И мы почти на месте.
Хоук засматривается на очередной указатель, и не замечает прилетевшего справа кулака, пока тот не врезается ему в плечо. От неожиданности руль ведёт, и машину с громким свистом и матом заносит в сторону.
- Сука, ты совсем сдурел, кровосос?! - он шипит и дёргает рукой. - Угробить нас решил?
- На пустой дороге? - фыркает вампир, опять устраиваясь в кресле поудобнее. - Вряд ли.
- Мудак хренов.
- Козлина.
На фоне тем временем доносится "Haters gonna hate hate hate", и Хоук, потирая плечо, против воли вспоминает Шепард.
А что, это может быть неплохой идеей.
[AVA]http://savepic.net/7426108.png[/AVA]

Отредактировано Garreth Hawke (2015-11-07 00:27:06)

+1

28

Обмен любезностями ставит точку на этом витке их беседы, и Фенрис мысленно благословляет городские огни, которые маячат впереди. Указатель на развилке гласит: "Киркволл", но это название ни о чем не напоминает. Вампир проверяет горизонт, время в запасе еще есть, а радио создает иллюзию, что тишина в машине небезнадежна. Музыка знакома, но толку от этого чуть, и остаток пути Фенрис таращится в окно.
Они не едут в центр и колесят где-то по окраинам, где время от времени встречаются ресторанчики и магазинчики, но в основном - частные дома с лужайками, газонокосилками и прочими признаками неземного уюта. Джип тормозит возле дома с облупившейся краской и (ожидаемо) темными окнами, и Фенрис может разглядеть, что клумбы во дворе топорщатся сорняками, а траву давно не стригли. Остановившись на крыльце за плечом у Хоука, он ощущает странное сопротивление и заведомо знает, что он здесь нежеланный гость. Неудивительно, если этот медик шарит в потусторонних вещах - лучше быть осторожным.
Первый звонок, кажется, не вызывает никакой реакции, но после второго слышны шаги на лестнице, в прихожей загорается свет, происходит обычная возня с глазком и замками, и дверь открывает мужчина не первой свежести и не первой бритости в пижамных штанах и футболке с котом. Длинные светлые волосы, вены а-ля мечта наркомана и следы бессонницы на лице довершают портрет. Фенрис сказал бы, что это хиппарь, да только вид у него скорее замученный, чем блаженный. Вопреки ожиданиям, вампирский нюх не улавливает и намека на алкоголь. Зато чувствует в доме присутствие... кошек. В количестве.
То есть, этот парень старая дева? У Хоука потрясающие друзья.
- Гаррет, - кажется, он удивлен и вроде бы рад. - Привет. Что-то случилось?
И даже никак не комментирует, что они притащились в такой час. Видимо, для копа это нормально.
- Андерс, - в улыбке Хоука сквозит нервозность, но он заметно расслабляется при виде знакомого. - Если я скажу, что проезжал неподалёку и просто решил заскочить на огонёк, ты всё равно не поверишь. Пустишь нас внутрь? - он бросает короткий взгляд за плечо.
- Здравствуйте, - успевает ввернуть Фенрис.
К его удивлению, лицо хозяина дома даже немного смягчается.
- Конечно, - он открывает дверь пошире. - Проходите.
Вампир отчетливо чувствует, как сопротивление исчезает.
- Рад тебя видеть, старик, - Хоук хлопает человека по плечу. - Это Фенрис, и он будет вести себя очень хорошо, пока мы здесь.
Вот ведь сука.
- Окей, - соглашается медик, запирая двери у вампира за спиной. Обернувшись, тот замечает выцарапанные на дверном косяке надписи - ну конечно же. Добрый доктор Айболит ни черта не лыком шит, и нежить не может войти под этот кров неприглашенной. Стоило бы догадаться.
Хоук тем временем уже зажег свет на кухне и уселся за столом так, будто к себе домой пришел, и Фенрису остается лишь последовать его примеру. Жилье врача довольно уютное, но захламленное и неряшливое, в раковине горка посуды, на подоконнике неровная стопка журналов и газет, на полу несколько мисок с кормом и водой, а на столешнице, вальяжно вытянувшись, дремлет черная кошка. Она приоткрывает зеленый глаз, бдительно глядя на вторженца. Вампир подавляет желание нашипеть на нее.
Врач меж тем ставит чайник, звенит всякими чашками, шуршит коробкой с пахучим травяным чаем.
- Так что с тобой стряслось? - интонации не встревоженные, но весьма участливые. По-женски так.
- Всё как обычно, - лениво жмёт плечами Хоук. - Снова впутался по самые яйца и снова пытаюсь отделаться малой кровью, - ха-ха-ха. - Некоторые вещи не меняются, как видишь, - он напряженно смеётся. - Только в этот раз замешана ещё и нечисть, так что мне нужен контакт кого-нибудь на вашей стороне. Орден, Сеть, вольники, кто-нибудь остался ещё в этих краях? - он между делом принюхивается: - Да, кстати, у тебя есть чего пожрать?
- Оу. Есть, - врач, почесав в затылке, лезет в холодильник и достает оттуда кастрюлю, и Фенрис даже удивлен - исходя из интерьера, он бы предположил, что еда тут быстрого приготовления, ан нет. - Будешь? - предлагает хлебосольный хозяин, и вампир поспешно (и вежливо) отказывается. - Смотри, из Ордена три человека ошиваются в городе, но скоро хотят сниматься с якоря, если я правильно понял. Сеть отсюда не уходит, можно попробовать потянуть ниточку, но, - он чуть хмурится, загружая тарелку в микроволновую печь, - в последний раз я контактировал с их человеком очень давно. Наверняка он уже изменился, - Андерс заваривает ромашковый чай и ставит на стол кружки одну за другой, - так что лучше попробуй разнюхать это в баре.
- Висельник ещё на плаву? - удивляется Хоук. Он пододвигает к себе чашку здоровой рукой, свесив вторую под столешницу. - Я думал, после того случая его точно прикроют. Живучий, как таракан.
- Именно как таракан. Помучались с полицией, сделали ремонт - и заработали по прежнему графику.
Фенрис греет ладони о кружку, продолжая слушать молча. В голосе копа отчетливо слышны нотки, указывающие на волнение, и то и дело вампир ловит на себе быстрый и цепкий взгляд.
- Ну а с вольниками тебе повезло - тут в соседнем городке, в какой-то сотне миль, паркуется "Нормандия", - Андерс как будто ничего не замечает и ставит перед ним тарелку горячего рагу, а потом с легкой улыбкой занимает место на углу стола и подпирет голову рукой. - Словом, варианты у тебя на любой вкус.
- Нормандия, серьезно? - надо же, как оживился - улыбается уже во весь рот. - Андерс, я говорил тебе, что ты всегда был моим любимым подпольным медиком?
Да ладно. Фенрису, чтобы не фыркнуть, приходится переключить внимание на кошку, которая уже открыла оба глаза и смотрит на него в упор.
- Ты спешишь, я тебя сегодня еще не лечил, - улыбка человека становится шире, а взгляд теплеет пуще прежнего. - Приятного аппетита.
Хоук отмахивается и бормочет что-то с набитым ртом.
- Выглядит хуже, чем есть. Мне просто нужно отоспаться.
- И рентген сделать, - с деланной безмятежностью замечает Андерс и подносит чашку к губам. - Ты ведь еще не делал?
- Всё-то ты видишь, - ворчит в ответ коп, отпихивая под столом еще какую-то животину.
- Какой бы из меня был врач, если б не видел?
- Видимо, с нормальной карьерой, - Хоук вздыхает и, пока они воркуют, вампир протягивает руку зеленоглазой кошатине.
- Осторожнее, она не любит, когда...
Та обнюхивает татуированные костяшки с неспешной критичностью, а потом трется о них щекой, помечая территорию, приподнимается на лапках и идет ближе прямо по столу.
- ...трогают.
Фенрис позволяет ей спрыгнуть к нему на колени, подставляет ладонь, и скотина, разве что не мурлыча, льнет к ней мордой, жмурясь. И почему только?
- Фантастика, ты вот так запросто очаровал Морриган, - с искренней радостью говорит человек, и Фенрис не может отказать себе в удовольствии посмотреть ему в глаза, мягко оглаживая кошачью спину, и невозмутимо сказать:
- Сам удивляюсь. Я вообще их не люблю.
[AVA]http://savepic.net/7411761.jpg[/AVA]

Отредактировано Fenris (2015-11-07 03:06:36)

+1

29

Андерс и кошки, не Андерс и его кошки - кошки в принципе как вид и явление, - давно стали уже притчей во языцех, отдельной темой для разговоров и нестареющих шуток. Хоук любви к кошачьим не то чтобы не разделяет: терпит их постольку-поскольку, пока те не суются к нему ближе необходимости - сам же всегда считал себя скорее собачником. Каждый же раз, когда он оказывается здесь, животные разумно обходят его стороной - эта ситуация Гаррета вполне устраивает. Впрочем, последний диалог Фенриса с Андерсом против воли заставляет улыбнуться.
- Он как-то больше по кроликам, - вставляет Хоук, пока тот не сморозил что-нибудь ещё. Еда в тарелке почти заканчивается, и Гаррет неловко собирает вилкой остатки. - Но Морриган явно почуяла родственную душу.
Его эта ведьма просто ненавидит.
- В самом деле? - рассеянно спрашивает Андерс. Фенрис рядом зыркает сердито, но даже не спорит - примерный кровосос - бормочет только что-то утвердительное, пока у его ног начинает ошиваться уже второй кот.
Оказавшись без опустевшей тарелки, Хоук не сразу замечает протянутую ладонью вверх руку.
- Дай посмотреть.
- Вот так без прелюдий?
- Гаррет, - он склоняет голову.
- Андерс, - хмыкает Хоук, откидываясь на стуле.
- Ну что за детский сад, я же не стоматолог, - сетует с улыбкой врач.
- Какое счастье, - доносится со стороны Фенриса. Хоук бросает в сторону вампира предупреждающий взгляд и мимоходом замечает, как ему на руки запрыгивает вторая кошка. Мёдом им там помазано что ли?
- Если бы ты был стоматологом, всё было бы куда сложнее, - вздохнув, сдаётся он. Ломать комедию и дальше нет смысла, тем более, что руку и впрямь неплохо бы показать хоть какому-то специалисту - к ней он как-то за три десятка лет прикипел. Будет жалко лишиться из-за проклятых кровососов. Которые, кажется, не оставили на правом запястье укусов - хорошо: некоторых вещей Андерсу знать не стоит. - Времени прошло немало, но тогда это был единственный вариант. - Хоук подцепляет загаженную повязку и начинает быстро разматывать правую ладонь.
Взгляд Фенриса он ощущает почти физически. Андерс тем временем осматривает пальцы, держа их с профессиональной осторожностью. Хмурится, но не трогает.
- Н-да. Я боялся, что ничем не смогу помочь, но попробовать стоило. Тебе все еще нужен рентген и травматолог. А это... - он указывает на следы когтей, выглядывающие из-под рукава рубашки. - Давай обработаем. Раздевайся.
- Здесь? - смирившись уже, спрашивает Хоук.
Андерс пожимает плечами.
- Если только на плечах, можно и здесь. Или у тебя еще какие-нибудь жалобы?
- Хочу, чтобы Кунари вышли в финал, устроишь?
Но из рубашки послушно выпутывается. Слава собственной предусмотрительности, арафатку он намотал обратно, прежде чем выбраться из машины, так что шея прикрыта надёжно. Андерс тем временем выходит из кухни - видимо, за аптечкой, которую, насколько Хоук помнит, хранит в рабочем кабинете. Сам врач называет это помещение палатой, чем вымораживает Гаррета каждый чёртов раз.
Как давно он здесь не был? Если осмотреться, изменилось немногое - всё тот же творческий беспорядок кругом, будто хозяин дома вечно куда-то спешит, не отвлекаясь обычно на бытовые проблемы; те же кошки, тот же запах лекарств и коллекция чая. Ощущение, что потрёпанная кухня застыла на последний десяток лет, и если бы не Андерс, Хоук бы, наверно, обманулся. Но друг постарел, и это уже заметно: улыбка его искренняя, как и всегда, но кажется какой-то изношенной совсем, плечи сутулые, а на небритом лице всё больше морщин. Хоук смотрит на покалеченную руку и вздыхает, потирая глаза. Что ж, Андерс - взрослый мужик, и не ему, с его образом жизни и букетом проблем (одна из которых сердито сопит сейчас рядом), учить его жизни.
Давно не ему.
[AVA]http://savepic.net/7426108.png[/AVA]

Отредактировано Garreth Hawke (2015-11-07 23:04:59)

+1

30

Фенрис наблюдал за разговором, не отсвечивая, благо кошка (а позже сразу две) обеспечивает его каким-никаким занятием и позволяет слиться с интерьером.
- Хочу, чтобы Кунари вышли в финал, устроишь?
- О ты и твои выполнимые желания, - бормочет вампир. Кошки тычутся носами чуть ли не под подбородок, и это щекотно и странно - он в жизни не был магнитом для зверья. Когда врач покидает кухню, Фенрис делает глоток чая, глядя на Хоука: бицуха у копа что надо, неудивительно, что Андерс так рвется его раздеть... Ну, допустим, это злобное преувеличение, пламенеющего энтузиазма там не было, а причины сугубо медицинские. Но довольно очевидно, что парню только дай повод дотронуться и, как может заключить Фенрис из эмоциональных маркеров, как бы там ни завершалась эта история, врача она до сих пор не отпускает. Вероятно, потому, что непредсказуемый насмешливый элемент никак не покидает его жизнь до конца.
- Здесь была шутка про френдзону, - без улыбки замечает вампир, слыша шаги Андерса в коридоре, и опускает взгляд в кружку.
- Уморительно, - отзывается раздражённо Хоук.
Врач возвращается с медкитом, достает вату, нос щекочет запах раствора. Красивые у него руки - узкие белые ладони, пальцы, как у пианиста, успокаивающая плавность движений. Он касается чужих ран осторожно, но без робости, и в глазах невозможно не прочесть сочувствие и затаенное сожаление. В медицину он пошел, следуя призванию, не по пинку родителей - это точно. Все эти наблюдения настолько интимны и так ярки, что Фенрис испытывает острую неловкость и опускает взгляд на кошек. Пригрелись, клуши. Внимания хотят. Но, правда, с чего они так на чужака налипли, неужто нездоровое обаяние и на животных действует?
- Гаррет?
Вампир тут же поднимает голову. Рука врача замерла у самой шеи Хоука, и пострадавшие от переломов пальцы цепко сжимают запястье - жест явно рефлекторный.
- Осторожнее, - мягко говорит Андерс, не сопротивляясь. - Что там такое?
Фенрис напрягается всем телом, подавляя обжигающий порыв отодвинуть медика куда подальше, чтобы не трогал и не смотрел. Вместо этого он не шевелится и молчит, следя за каждым выдохом.
- Андерс, не нужно, - предупреждает Хоук.
Вот уж точно не нужно. Руки убери.
- Ты понимаешь, что такой ответ вызывает только беспокойство, правда?
Тебе же сказали не лезть. Фенрис вдыхает глубже, а Гаррет молчит и смотрит напряженно. Отойди.
- Что стряслось? - терпеливо и настойчиво продолжает врач.
Хоук медлит, прежде чем отпустить чужую руку.
- Ничего опасного для жизни, - выдыхает он в сторону не без раздражения. И все-таки отводит край шарфа, демонстрируя шею. - Уже ничего.
Конечно, будь укус упыриным, Хоук бы уже по деревьям прыгал. Лицо врача заметно мрачнеет и... да, пожалуй, это печаль.
- Ох, Гаррет, - еле слышно говорит он, - как же тебя угораздило...
Фенрис сглатывает. На коже Хоука виднеются точки от клыков - зажившие и более нежные, свежие, и то, что их видит кто-то чужой, вызывает у вампира чувство самой настоящей ревности. Он застывает, пытаясь ее задушить, напоминание о моментах трапезы отзывается зудом в деснах, это раздражает, Фенрис напоминает себе о необходимости вести себя "хорошо", будто он шпиц или болонка какая, и бесится снова. Одна из кошек неуютно ерзает у него на коленях и спрыгивает на пол.
А Андерс, замкнувшись в молчании, протирает шею Хоука все тем же дезинфицирующим раствором, будто от этого будет польза.
[AVA]http://savepic.net/7411761.jpg[/AVA]

Отредактировано Fenris (2015-11-08 00:31:39)

+1


Вы здесь » CROSSGATE » - нереальная реальность » Vampires suck


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC