К ВАШИМ УСЛУГАМ:
МагОхотникКоммандерКопБандит
ВАЖНО:
• ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ! •
Рейтинг форумов Forum-top.ru

CROSSGATE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSGATE » - перевернутая страница » She's calling out to you


She's calling out to you

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

SHE'S CALLING OUT TO YOU
http://s6.uploads.ru/zHfBO.jpg
[Constantine]

Вере Шепард нужна помощь. Но куда меньшая, чем требуется Ванде Шепард, ее сестре-близняшке. И еще не известно, будет ли Джон Константин этой помощью, или из-за него возникнут проблемы куда более серьезные, чем те, что уже есть у сестер.

участники: Джон Константин, Вера/Ванда Шепард
время: прошлое, 90-е
место действия: психиатрическая лечебница Гуэрта, Лос-Анджелес
предупреждения: опасайтесь. Это опасный фандом, с опасными сюжетными завихрениями. Мы вполне можем задеть ваши религиозные чувства.

[AVA]http://se.uploads.ru/t/8Tzs0.jpg[/AVA]

0

2

Если б тебя мне встретить,
моя царевна,
как далеко ты ходишь?
Где на шлее из шерсти
черные песни
ты за собою водишь?
Я за тобою следом,
не размыкая век, дороги не зная -
Ясным коротким летом,
да первым снегом -
слышишь, моя родная -
Из-под земли достану,
семь пар сапог стопчу я,
да семь скую колечек,
Не простых, оловянных,
да домой принесу я
свою беду-овечку...

[OST]

У всех нестабильных личностей бывают хорошие и плохие дни. Например, Ванда в плохие дни отказывалась выходить из своей палаты, забивалась в угол прямо под распятием, прижимала колени к груди, перебирала пересохшими губами еле слышные слова молитв, теребила в руках четки, раскачивалась в ритме собственной речи... если день был очень плохим, она держалась за голову, била себя руками и плакала. Иногда все было настолько плохо, что, глядя ей в глаза, Вера чувствовала, что при всем своем милосердии в такие минуты Ванда добирается до того уголка души, в котором до сих пор не простила сестру. И тогда в ее взгляде детектив читала вопрос: "Зачем ты отреклась от меня? За что погребла подо всем этим?"
И будто эхом прежнего греха - личного вериного падения, перечеркнувшего для них обеих грядущую жизнь - Вера снова и снова покидала Ванду, оставляя ее в клинике и уходя в свою стихию, к людям. И  каждый раз это было больно и казалось совершенно бессмысленным, сколько дел она бы ни разрешила, сколько преступников ни поймала, эта непоправимая ошибка всегда оставалась камнем на душе.
Впрочем, попыток предпринять хоть что-то Вера не оставляла. Это и привело ее в клинику тем вечером; время для посещений не смущало Шепард, она и не в такой час приезжала к сестре, правда, куда чаще по вызову. У нее были определенные договоренности, она добилась их не сразу, но это было легче, чем найти другую клинику, в которой Шепард пошли бы навстречу. В Гуэрта сделали очень много уступок.
В общем зале светло и чисто, белая пластиковая мебель, обтекаемые контуры, можно было бы сравнить обстановку с минималистичными дизайнерскими интерьерами, если бы она несла хотя бы выдох живой идеи, хотя бы отклик биения сердца. Но кожей можно было ощутить, что это место было царством тупиков, и этим пропитался даже пол, даже занавески.
В последнее время дела шли гладко, и сегодня снова был хороший день. Это Вера поняла, едва в дверях рядом с санитаром показалась фигура сестры: волосы у нее были чистые и расчесанные, лицо спокойное, и при виде гостей Ванда мягко улыбнулась - Вере прежде всего, и детектив сделала несколько шагов навстречу. Странно, они должны выглядеть более схожими, все-таки близнецы. Но последние года три у младшей словно таяла внешняя оболочка, она исхудала, глаза стали казаться больше, взгляд был притупленным, неторопливые движения, струящиеся по плечам длинные пряди - Вере почти физически становилось дурно при виде этой чистоты и умиротворенности. Это было не просто неестественно или вынужденно. Это разлеталось в клочья, когда на Ванду накатывало... что бы там ни накрывало ее с головой в плохие дни.
Вера помнила сестру совершенно иной. Этот "дар" высосал из нее все жизненные соки, отобрал все - Ванда была сосудом для голосов, которые слышала, видений, которые проносились перед ее взором, оттого взгляд ее был отрешенным, а ответы - рассеянными и часто невпопад. С тех пор, как Вера отказалась от всего потустороннего, Ванда дрейфовала все дальше и дальше от нее и от материального мира, который выбрала сестра. И одна стригла волосы коротко, нарастила мышечный корсет и регулярно ходила на стрельбище, а другая молилась, ела и спала в белом коробке палаты.
Равновесие, мать твою.
Вера не любила признаваться себе в этом, но она ненавидела то, во что превратилась Ванда. Ненавидела и смирение, с которым та принимала все, что настигало ее в этом мире, и кротость диснеевской принцессы, и отсутствующий вид, и штиль вместо гнева и возмущения, протеста против несправедливости, хотя бы обиды за то, что ее упекли в больницу - нормальных человеческих эмоций. Иногда она думала, что лучше бы Ванда была озлобленной истеричкой, орала на нее, пыталась выцарапать глаза, но негодовала, переживала и реагировала, как кто-то живой. А так - ни дать ни взять блаженная, в моменты просветления касающаяся твоей руки так заботливо и нежно, что хочется выть, свернуть кому-нибудь шею или просто умереть. Ванда была хорошей, бесконечно лучшей из них двоих - доброй половинкой, и это было чудовищно, что она так и не стала врачом, как хотела когда-то, а сидела денно и нощно взаперти.
Поэтому Вера ненавидела мироздание за семерых.

- Вера, - совсем тихий возглас и хрупкие объятия. Детектив держала сестру бережно из-за ощущения, что перед ней не человек, а яичная скорлупа, и все же улыбка озарила лицо старшей Шепард.
- Привет. Как твои дела?
Голос Ванды зажурчал. Она говорила бойко, связно, не выпадая из настоящего момента, и выглядела довольно стабильной. Судя по цвету лица, она хорошо спит в последнее время; руки спокойные, интонации без звона... Вера подмечала все это, кивая и делая замечания в ответ на короткий рассказ сестры. Им повезло, это удачный момент для встречи с новым человеком.
- Я хочу тебя кое с кем познакомить, - детектив наконец обернулась к экзорцисту и за руку подвела Ванду к нему. - Это Джон Константин. Мистер Константин, это Ванда Шепард, моя сестра.
Та смотрела на мужчину, не мигая. Она заметила, что сестра пришла не одна, но не видела этого человека, пока между ними стояла Вера. Теперь что-то изменилось в ее лице, появилась дымка отстраненности, правда, это не было похоже на отключение - она слегка нахмурилась и разгладила лоб лишь секундой позже, будто приложив для этого усилие. Такой реакции на новых людей Вера еще не наблюдала. Не меньше она удивилась и тогда, когда Ванда сама протянула новому знакомому руку.
- Здравствуйте, - голос ее звучал на порядок ниже и оттого серьезнее. Робости или страха не было.

+2

3

[AVA]http://se.uploads.ru/t/8Tzs0.jpg[/AVA]"Взглянуть на нее".
Запрос звучал слишком абстрактно, как и размытое "могли бы помочь". Они совсем не обсуждали деталей, Константин даже приблизительного представления не имел, что именно от него требуется. Просто успокоить детектива, или еще что в этом роде. Люди, родственники которых пользовались помощью психиатров, очень часто хотели "удостовериться" в том, что их близкий человек на самом деле вменяем, и вопрос в каких-нибудь потусторонних силах, порче, еще в чем - признать любимого человека психопатом определенно было сложнее, чем верить в херню мистического порядка.
Отсутствие четко сформулированной цели этой встечи могло вызвать неловкость в процессе, но самого экзорциста не особо тревожила необходимость задавать прямые и весьма неприятные вопросы прямо на месте - как пациентке, так и самой мисс Шепард.
В машине беседовать с детективом про родственницу было не слишком удобно, но помимо этого Джон просто не хотел разговаривать. Усталость тлела во всем теле, грозя вскоре переродиться во что-то изматывающее и не дающее двигаться. Мягкое кресло сидения действовало не лучшим образом - с каждой минутой все сильней казалось, что встать будет невозможно. Недолговременный отдых был еще хуже, чем вынужденная необходимость быть все время на ногах. Он даже прикрыл глаза, ненадолго проваливаясь в смутную дрему, сквозь которую слышал каждый звук, то выныривая, то проваливаясь снова.
Прийти в сознание уже возле больницы было неимоверно сложно - совершенно не скрывая собственной измотанности, Константин выбрался из теплого салона на холодную улицу, растирая пальцами глаза. И пока они поднимались на нужный этаж и тащились по коридорам (откуда Джон, наверное, не смог бы самостоятельно выйти обратно к выходу; там еще нужно было уметь ориентироваться), экзорцист пару раз даже зевнул, снова-таки, безмолвно, никак не комментируя и ничего не спрашивая.
И на человека стал похож только к моменту, когда в поле его зрения появилась сама пациентка. В том, что это именно она, не было никакого сомнения - насколько они с детективом были разными, настолько же были похожими. Различия были в деталях, но скорее не раздражающих, а... странных, тяжелых деталях, которыми часто были наделены люди, пребывающие на лечении в психиатрических лечебницах.
Взгляд Джона мгновенно изменился - из сонного, ленивого и безразличного (да какого угодно, черт!) стал каким-то напряженно-колючим, изучающим.
- Здравствуй, Ванда. - Константин протянул руку с раскрытой ладонью, просто и естественно, как часто подавал при знакомстве с людьми, которым была нужна помощь.
Часто он мог смочить кисти святой водой. Из интереса, чтоб посмотреть на реакцию. Сегодня он этого не сделал, так что сам жест был направлен скорей на то, чтоб затереть одним махом всякие условности, социальные границы. Это было также тестом другого порядка - ответ у всех был разный, не похожий один на другой, и часто в нем прятались явные признаки адекватности или невменяемости. Так можно было быстро выяснить, какая дистанция для конкретного человека является допустимой, а какая агрессивно нарушает личное пространство.

0


Вы здесь » CROSSGATE » - перевернутая страница » She's calling out to you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC