К ВАШИМ УСЛУГАМ:
МагОхотникКоммандерКопБандит
ВАЖНО:
• ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ! •
Рейтинг форумов Forum-top.ru

CROSSGATE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSGATE » - перевернутая страница » Through the Looking-Glass


Through the Looking-Glass

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

THROUGH THE LOOKING-GLASS
(And What Lidia Found There)
https://pp.vk.me/c624730/v624730834/3d0fa/y4tbA4y30Xs.jpg
https://pp.vk.me/c624730/v624730834/3d101/jmdPRQ4ahFg.jpg
[X-men + Teenwolf]

Немного о том, что случается, когда некая красивая баньши не следит за дорогой.
Немного о том, что бывает, когда некий рыжий мутант решает проявить немного рыцарства.
И еще немного о последствиях их встречи.

Участники: Lidia Martin, Sean Cassidy
Время: 1960ые
Место действия: Нью-Йорк
Предупреждения: пока что вроде бы отсутствуют

Отредактировано Sean Cassidy (2015-09-12 16:36:03)

+1

2

Одной из причин, по которым Лидия не любила свои способности, был транс. В самом деле, ну кому понравится направляться в одно место, а прийти в совершенно другое с полной уверенностью в том, что цель достигнута, а вместо этого найти свежий труп или, что еще хуже, найти кого-нибудь из друзей не в самом лучшем состоянии? Это, знаете ли, не очень приятно. Впрочем, несмотря на свое отношение к собственному же дару, к подобным ситуациям девушка уже вполне привыкла и, как она думала, была готова к любому развитию событий вплоть до столкновения с живыми трупами.
Как оказалось, готова она была не ко всему.
И ведь нельзя же сказать, что в этот раз в незнакомое место ее завели способности. О нет, в этот раз мисс Мартин попала в неприятную ситуация исключительно благодаря своей задумчивости, аплодисменты самой, на минуточку, внимательной особе в стае Скотта. Однако девушку вполне можно было понять. Она думала об Эллисон, о своей стае – до чего же странно было считать себя частью стаи, - о Кейт, Пэррише и снова об Эллисон, потому что та все еще была дырой в ее сердце, потому что это была ее вина, потому что это она не смогла услышать нужный голос. В общем, Лидию занимали самые разные мысли, поэтому ничего удивительного в том, что она пришла куда-то не туда, не было. На первый взгляд.
На второй же взгляд, да и на все последующие тоже, удивительного было много. Лидия твердо помнила, что шла она по улицам родного Бейкон Хиллз, поэтому тот факт, что сейчас она стояла на улице куда более оживленного города, был весьма необычен. Следующим поразившим Мартин моментом была одежда. Девушка была уверена, что замечательно разбирается как в современной моде, так и в истории моды, а потому окружающие ее люди, стиль одежды которых относился к начала 1960-х годов, вызывали у нее некоторую оторопь. Ну и финальным штрихом была газета «The New-York Times», забытая кем-то на лавке, - на первой странице обсуждалось недавнее убийство президента Джона Кеннеди. Лидия определенно не понимала, в какой момент она свернула не туда и что, собственно, творится в этом мире. «Все страньше и страньше,» думалось Мартин, пока она шагала по улицам Нью-Йорка в конце ноября 1963-го года.
Однако на размышления о том, кто виноват и что теперь с этим делать, времени не было. Не глобальной, но достаточно весомой проблемой была одежда Лидии, ведь она-то выходила из дома летом, и сейчас ее одежда никак не соответствовала времени года, что уж тут говорить о стиле. Радовало хотя бы то, что ее мини-юбка вызывала не так много удивленных и откровенных взглядов, как могла бы, скажем, в конце 1959 года или раньше. Но к счастью, Андрэ Куррэж уже начал создавать мини-платья, да и Мэри Куант уже продемонстрировала миру свою легендарную коллекцию. Впрочем, от проблем это по-прежнему не спасало.
Погода была откровенно мерзкой, дул холодный пронизывающий ветер, с неба срывались противные мелкие капли, которые и дождем-то сложно было назвать, новые туфли натирали ноги, кроме того Лидия умудрилась зайти в не самый благополучный район города. «Прекрасно.» Впрочем, собственное везение, а точнее, его отсутствие уже давно не вызывало у Мартин никаких вопросов – разве хоть немного удачливая девушка умудрилась бы стать жертвой абсолютно ненормального альфы? Питер, конечно, заявлял, что таков был его замысел, но где-то в глубине души баньши была уверена, что он просто хотел испортить ей жизнь как можно более качественно.
Но даже размышления о вечном не спасали ее от нарастающего страха. В конце концов, в отличие от большинства своих друзей, у нее не было огромной силы и острых когтей оборотней, пистолета или хотя бы бейсбольной биты. А вот проблемы определенно были. Парочка парней, вызывающих отнюдь не самые приятные впечатления, за ней уже увязались, а в сумке, как будто специально, не было даже газового баллончика. Лидия продолжала идти, сворачивая так, чтобы выйти на более оживленную улицу, и продумывала варианты. Скинуть туфли было делом нескольких секунд, но как потом ходить по холодной земле? «В крайнем случае, я всегда могу отбиться 13-сантиметровыми шпильками.»
- Эй, дамочка, - наконец подал голос один из ее преследователей. Голос оказался неожиданно близко, и Лидия ускорила шаг, предпочитая не отзываться. Однако далеко ей уйти не удалось; уже через две минуты ей положили руку на плечо, заставляя остановиться. Мартин резко обернулась, стряхивая руку со своего плеча; по телу пробежала дрожь, но девушка не теряла самообладания. В конце концов, уж собственную-то смерть она бы предсказала. Лидия переступила с ноги на ногу, проверяя, легко ли снимаются туфли, готовясь бежать или отбиваться, в зависимости от того, как сложится ситуация.
- Кажется, я ясно дала вам понять, что не заинтересована в общении, - девушка поджала губы, рассматривая назойливых парней. Те продолжали ощупывать ее тело буквально раздевающими взглядами, и Мартин с трудом сдержала дрожь.
- Ну что же вы, мы всего лишь не хотим, чтобы такая миленькая девчонка замерзла, верно, Дэнни? – один из них пошло ухмыльнулся и подошел ближе. – Вот и предлагаем вам пройтись с нами, уж мы-то знаем, как согреть девчонку.
Лидия напряглась, оценивая ситуацию. Положение у нее было не из лучших, даже скорее из худших, но бездействовать было нельзя. До поворота на оживленную улицу оставалось около тридцати метров, и она вполне могла бы попробовать их пробежать, если скинуть туфли. «В конце концов, я всегда могу закричать, уж крик-то прохожие точно услышат».

+2

3

В конце ноября 1963его года Америка сошла с ума.
Только глухой не слышал об убийстве президента, только немой не обсуждал его. The New York Times, Daily News и The Washington Post за неделю обогатились как за полгода, лицо Кеннеди было на всех каналах, на радио отменяли программы ради экстренного выпуска новостей. Никто не знал, как реагировать и что думать. Убийство одного человека подкосило нацию едва ли не сильнее, чем Кубинский конфликт. Не удивительно, что профессор, едва услышав об этом, сорвался в Вашингтон. Сначала он хотел взять с собой Хэнка, потом, одумавшись и вспомнив о том, что не все люди лояльно относятся к настолько необычной внешности собеседника – Алекса, но, к счастью, в этот момент в учительскую, где происходил спор, с невозмутимостью советского ледокола вошел преподаватель обществознания и боевых искусств мистер Мёрдок и, с каменным лицом выслушав несколько сумбурные объяснения, безапелляционно заявил, что без юриста уважаемый профессор Ксавье никуда не поедет. В итоге, два самых опытных человека в школе укатили в импровизированную командировку, вверив тридцать учеников в руки людей, которые были ненамного этих учеников старше.
Как следствие, в двенадцать часов дня тридцатого ноября тысяча девятьсот шестьдесят третьего года немного уставший, но довольный Шон Кессиди выходил из здания компании "Тейлор и сыновья", с работником которой он битый час договаривался о поставках мебели в особняк (раньше все подобные дела решал профессор с его телепатией, но во время его отсутствия приходилось справляться самим). Агент по продажам, типичный офисный клерк лет сорока на вид с простуженным голосом и отвратительной привычкой тянуть звук "о", долго и усердно пытался убедить покупателя приобрести немного другой товар по совсем чуть-чуть завышенным ценам и, разумеется, воспользоваться их особой доставкой, но потерпел неудачу: после общения с толпой невероятно изобретательных детей-мутантов переубедить любого, даже самого молодого из преподавателей школы Ксавье было очень нетривиальной задачей. Клерк под конец разговора погрустнел и сдулся, Шон под конец разговора боролся с желанием в полный голос на него наорать, но договор в итоге все же был заключен.
На улице было шумно, сыро и холодно. Стараясь не наступать в грязь или лужи, Шон пересек дорогу и направился к стоянке, где он оставил машину. Мимо быстро проходили хмурые люди, в кафе неподалеку надрывалось дурным голосом радио, в тысячный раз освещая обстоятельства убийства президента, какой-то пьяный придурок стоял на ящике посреди тротуара и вещал что-то яростное и бессмысленное на тему Гнева Господня и воздаяния за грехи. Необычайно сильный ветер словно намеревался сдуть прохожих на проезжую часть. Шон тихо проклял свой порыв оставить новенькую Шевроле Нова подальше от тех мест, где ее могут попробовать угнать, и свернул в какой-то переулок, намереваясь срезать путь.
И словно по закону подлости сразу же обнаружил, что сделать это будет не так просто, как хотелось бы.
Потому что в грязном узком переулке двое представителей низших социальных слоев населения, – ну, или, проще говоря, два гопаря, – с легко объяснимым энтузиазмом приставали к красивой девушке, одетой (а учитывая погодные условия, скорее раздетой) так, что у Шона она вызвала ассоциации с Ангел. Короче, обычная ситуация для неблагополучного района города. Впрочем, нет, не совсем обычная: даже проститутки так в сорок пять градусов не одеваются. Ну, и ладно, подумаешь, девушка. Да какая девушка – бабочка небось ночная. Будет он еще в подворотне какой-то ввязываться в разборки, конечно. В конце концов, какое его дело, его давно уже ждут в школе. Надо просто пройти другим путем, делов-то. Развернуться и уйти.
Эй, господа хорошие! – доброжелательно улыбаясь, небрежно бросил он, на ходу выпутываясь из куртки. – Вы зачем девушку раздели? Нехорошо как-то, а.
Оба идиота уставились на него несколько охренело, и Банши запоздало вспомнил, что он, на минуточку, одет в официальный черный костюм, да еще и волосы в хвост собрал. Ну, по крайней мере, горизонты ожидания он им поломал, уже неплохо.
Вот, наденьте, – Шон накинул куртку девушке на плечи (боже, если ему в пиджаке холодно, то она уже совсем окоченела, наверное!) и встал рядом с ней, – а вам, молодые люди, должно быть стыдно! Боже, боже, и куда катится эта страна?
А тебе какое дело? – отмер, наконец, один из придурков. – Ты не оборзел, а?! Ты ваще знаешь, кто я?!
Шон окинул собеседников критическим взглядом, заодно оценивая силу оппонентов и прикидывая свои шансы в драке, буде такая случится. Два бугая средней степени долбанутости, одеты дешево, сигареты отвратительные, стойка далеко не самая устойчивая – драться профессионально явно не умеют, предпочитают брать на понт. После нескольких десятков попыток привести ребенка-мутанта в школу и не загреметь при этом в травмалтологию – вообще ни о чем, даже как-то скучно. Нет мордоворотов в своем отечестве...
Ответить все же было надо, поэтому он с притворным сожалением констатировал:
Не-а, не узнаю. А что, ты у нас знаменитость какая-то, что ли? Может, фамилию напомнишь?
Судя по лицу парня, напоминать он явно собирался фирменным ударом в нос. Решив играть на опережение, Шон безапелляционно заявил:
О, кстати, судя по голосу, у тебя гайморит. Хронический. На твоём месте, я бы сходил к врачу, и как можно быстрее.
Слышь, ты, – неожиданно отмер второй дебил и предсказуемо начал крыть Банши матом. В ответ на употребленные им (кстати, грамматически неверно употребленные) конструкции Шон поморщился и заметил:
Не ругайтесь при даме, это некрасиво.
Да ты откуда вылез вообще такой?! – возмутился гопарь. Ситуация все ближе приближалась к классическому "а ну я тя щас!" и традиционно следующему за этой фразой мордобою. Банши закатил глаза, подавил желание ляпнуть "мутант и супергерой, а ты?" и ответил:
О, да всего лишь простой школьный учитель. И думаю, что вы двое в школе пропустили не один урок хорошего поведения. Прощу прощения, мисс, – раз - шаг в сторону, два - прижать девушку лицом к себе, три - зажать ей уши руками. – А вам советую никогда не недооценивать своего оппонента.
И четыре – закричать.
От короткого громкого звука на грани слышимости человеческого уха лопнула стеклянная бутылка рядом с мусоркой. Девушка в его руках вздрогнула, парни похватались за уши и с громкими воплями боли согнулись, инстинктивно пытаясь защитить головы. Не давая им прийти в себя, Банши за несколько шагов преодолел расстояние между ними и сделал то, что Мёрдок иногда в шутку называл "привести неоспоримый аргумент" – последовательно заехал каждому ботинком в то место, которым эти гады думали. И сразу же после этого, вернувшись обратно к девушке, заявил:
Давай-ка пойдем отсюда, пока эти двое не решили восстановить свою поруганную честь.
И, уже слегка дрожа от холода, потянул ее дальше по переулку к своей машине – ну а куда еще-то, в самом деле? Даже если у бедняги действительная не самая лучшая профессия, ее все равно нужно было по крайней мере согреть. Мутанты мутантами, а в душе-то они все люди. И если просто проходить мимо, то какой тогда вообще смысл?

Отредактировано Sean Cassidy (2015-09-17 15:48:40)

+1

4

Ситуация накалялась; парни, не особо обремененные интеллектом, никак не могли сообразить, что Мартин в общении с ним не заинтересована от слова совсем. Однако возможности совершить ретирадный маневр не было, и Лидия отстраненно размышляла о том, что надо будет записаться на секцию самообороны по возвращению домой, - если, конечно, оное возвращение еще будет и если ей будет куда возвращаться. Думать о том, что она застряла в начале 1960-х было как-то не очень приятно; в такой ситуации куда более уместно смотрелся бы Стайлз, который обожал фантастику и явно хотел бы побывать в прошлом, но уж никак не она. Но увы, почему-то именно она стояла и мерзла в не самом престижном переулке Нью-Йорка, пытаясь найти выход из действительно отвратительной ситуации.
Выход, однако, нашелся сам.
Мужской голос, раздавшийся из-за спины, заставил дернуться и обернуться: если от двоих парней Лидия, возможно, еще отбилась бы, то вот возможность хотя бы побега уже от трех парней была очень сомнительна. Но новоприбывший парень, неуловимо напоминавший Мартин Стайлза (возможно, тем, что Стилински тоже вряд ли прошел бы мимо такой ситуации), остался стоять рядом с ней. В следующее мгновение девушка почувствовала на плечах что-то теплое и мелко задрожала; только сейчас она поняла, как сильно замерзла. Лидия обхватила себя руками, глубже кутаясь в куртку, и тихо выдохнула. Куртка, оказавшаяся на несколько размеров больше, пахла бензином и кофе, ко всему этому примешивался острый запах паленой ткани; получившаяся смесь ароматов щекотала девушке нос, но почему-то успокаивала, так что Мартин подняла глаза, рассматривая внезапного спасителя, который неявно – впрочем, только не для нее – издевался над ее не слишком сообразительными преследователями.
Спаситель был немного выше нее, впрочем, Лидия тут же сделала скидку на шпильку и поняла, что парень был выше на целую голову, рыж, худощав и, судя по ехидному прищуру, у него определенно был план. Сама девушка пока молчала, предоставив парню вести разговор, и только смотрела, пытаясь предугадать действия мужской части собравшейся в переулке компании. И если понять логику поведения представителей низшего социального класса было не так уж из сложно, то ее неожиданный рыжий спутник был куда более загадочной величиной. Поэтому его действия действительно были неожиданными и непонятными: зачем, спрашивается, закрывать ей обзор и зажимать уши, если только не…
Слух на мгновение обострился, на самой грани восприятия что-то зазвенело, но тут же пропало. Лидия вздрогнула и повернулась вслед за незнакомцем, ошеломленно разглядывая улицу. Неудачливые преследователи явно были обезврежены, впрочем, парень парой ударов окончательно вывел их из строя. Но сама Мартин удивленно разглядывала разбившуюся стеклянную бутылку, осколки которой сейчас лежали не так далеко от нее. Девушка изумленно склонила голову на бок, осторожно проверяя, не идет ли кровь из ушей – помнится, именно у Мередит была такая реакция на похожий звук. Но все было в порядке. Лидия облизнула пересохшие губы и прищурилась. «Интересно, а баньши мужского пола бывают?»
Из прострации ее вывел все тот же незнакомец; Лидия повернулась к нему, уже более внимательно оглядывая его с головы до ног. Похоже, он был чем-то вроде самой Лидии, или Скотта, или Киры, или Дженнифер – в общем, кем угодно, но точно не совсем человеком. Этот факт ее не смущал – действительно, что могло ее смутить после оборотней, темных друидов, японских демонов, берсеркеров, воскрешение Питера и резкое, но временное омоложение Дерека Хейлов? В ответ на слова парня девушка кивнула и пошла вслед за ним, придерживая куртку. На парней, которые лежали на земле и, скуля, придерживали руками самую ценную для них часть организма, она уже не обращала внимания, усиленно думая.
Интересоваться тем, кем – или чем – являлся спасший ее парень, Лидия не торопилась. Последние несколько лет в Бейкон Хиллз научили ее тому, что иногда это не только невежливо, но и весьма опасно для жизни – далеко не все сверхъестественные создания горели желанием открыть себя миру, достаточно вспомнить их неудавшуюся преподавательницу литературы, которая пыталась задушить Мартин только за то, что она начала догадываться об истиной личности мисс Блейк. А иногда они даже не знали, что они такое, как это было с Пэрришем. Мартин едва слышно вздохнула – первоначально она как раз шла в полицейский участок города, чтобы вместе с Джорданом продолжить изучение Бестиария. Из дома она вышла больше часа назад, предварительно позвонив в участок, значит, ее уже должны были хватиться. Продолжая идти за парнем, Лидия достала из сумочки телефон, но ничего нового не увидела; впрочем, было глупо надеяться, что за эти полчаса соединение с сетью восстановится, и все это окажется просто хорошо продуманной шуткой. Девушка разблокировала экран, проверяя оставшийся заряд, и удовлетворенно улыбнулась – энергии в смартфоне должно было хватить еще на пару суток, а к тому времени она либо вернется домой, что было идеальным, но очень маловероятным вариантом, либо найдет где-нибудь подходящий источник энергии. Она бросила телефон обратно и ускорила шаг, пытаясь успеть за парнем.
- Спасибо за помощь. И куртку, - негромко произнесла Лидия. В горле першило, дрожь все еще не проходила, девушка с неудовольствие констатировала у себя начало воспалительных процессов, которые могли вылиться как в обычную простуду, так и в болезнь похуже. – Меня зовут Лидия.
«И я совершенно не понимаю, что со мной происходит,» хотелось добавить ей, но делиться своими проблемами с первым же, ну ладно, вторым прохожим она не собиралась. Хотя – что еще она могла сделать? Сомнительно, что в ее кошельке вдруг найдутся купюры и монеты этого времени, что уж тут говорить о возможном, а скорее невозможным, действии ее кредиток.
- Куда мы идем? – также тихо поинтересовалась Мартин. Идти в молчании ей не хотелось, так тоска от осознании безысходности ситуации становилась еще острее и искать выход не хотелось абсолютно. А искать его было необходимо, потому что оставлять непутевых друзей без присмотра Лидии не хотелось – она прекрасно знала, что вся эта компания способна натворить под действием эмоций. Им уже хватило и Неметона, и Мексики, так зачем усугублять ситуацию?

+1

5

Из-за высоченных каблуков его, ну, назовем ее новой знакомой, тащить ее за собой на спринтерской скорости человека, привыкшего покрывать расстояния между точками назначения чуть ли не бегом (а вы пробовали в особняке Ксавьера за тридцать минут успеть в столовую, учительскую и класс в другом крыле?), возможным не представлялось, поэтому Шон слегка притормозил, заодно пытаясь сориентироваться на местности. Так, если он пришел справа, то парковка будет... туда.
А? – стоило ему отвлечься, как девушка вернула себе дар речи. – Да не за что! Я Шон. И мы идем греться. Ты ведь не против?
"Э? Не по-онял? А это еще что за хрень?"
Пока они не то шли, не то бежали, девушка успела достать какую-то, э-э-э, железную штуковину размером с коробку от консервированной селедки и толщиной с карандаш. Одна часть штуковины на мгновение вдруг ярко осветилась, но сразу же погасла. Шон, однако, успел заметить на ней цифры, похожие на время.
"Только не говорите мне, что ЦРУ решил таким оригинальным методом проверить нашу школу на вшивость. Это вообще что такое?"
Девушку ему удалось укладкой рассмотреть, после чего стало понятно, что она не то, что в его первоначальную – вообще ни к какую теорию ну никак не вписывается. Обычная девчушка, на вид лет восемнадцать, может, двадцать. Симпатичная, большеглазая, с шикарными волосами, тоже, кстати, рыжеватыми. Макияж очень хороший, неброский, да и платье странное - что это вообще за материал такой и чем же его красили, чтобы получить настолько ядерный цвет? А ведь обувь тоже вон какая красивая, хоть каблук и ужасает... И сумка из отличной кожи, к тому же, с каким-то лейблом. В подобных местах в Нью-Йорке так хорошо даже элитные жрицы любви не одеваются. Да так вообще одеваются только модели с подиума! Да и ведет она себя как-то неуверенно. Потерялась и не туда забрела? А зачем гулять по городу в сорок пять практически в чем мать родила? Вот задачка так задачка. И откуда она только взялась такая?
Прерывая его размышления, загадочная незнакомка шмыгнула носом, и Шон с неудовольствием осознал, что бедняга, кажется, успела простудиться. Решив отложить обдумывание "вот задачки так задачки" на потом, он ободряюще ей улыбнулся и заметил:
– Уже почти пришли.
Мерзнущий в деревянной будке мужчина преклонного возраста поднял глаза от газеты и уставился на них с глубоким изумлением – одетые настолько не по погоде, они, разумеется, приковывали внимание. Шон улыбнулся и громко бросил, пролетая мимо:
– Здравствуйте!
И, провожаемый недоуменным взглядом, почти бросился к машине, где были, во-первых, обогрев, а во-вторых, плед в багажнике. Плед они использовали в основном тогда, когда приходилось везти детей, но сейчас он был как никогда кстати.
А уже рядом с авто обнаружилась досадная неприятность: машинально похлопав по пиджаку в поисках отсутствующих карманов, Банши осознал, что ключи, к сожалению, остались в куртке, а куртка – на девушке.
"Ну я, блин, молодец", – подумал Шон, оборачиваясь к ней, – "Р-рыцарь фигов. Мельниц не хватает. А если бы ей взбрело в голову убежать?"
Извини, я забыл про ключи, – он залез в нужный карман (общение с Алексом Саммерсом ведет к приобретению разнообразных девиантных навыков, причем даже в том случае, если вы совсем не собирались их приобретать!), вытащил оттуда связку, – оп! – Пальцы успели окоченеть, и процесс открывания замка затянулся, но вскоре он уже распахнул перед спутницей заднюю дверь. – Садись, я сейчас достану плед. Ты вообще как тут очутилась, в таком виде-то?

+2

6

Дрожь почти прекратилась, настроение почему-то медленно поднималось, и Лидия наконец смогла уделить должное внимание улицам Нью-Йорка. В конце концов, где еще она сможет увидеть то, каким действительно был город, который никогда не спит, в 1963 году? Фотографии совершенно не передавали правильного впечатления, а ведь город был действительно красив, нужно было только успевать смотреть по сторонам. Тонкий ремешок сумочки то и дело соскальзывал с плеча, ветер постоянно играл с волосами, закрывая обзор и снижая скорость ходьбы, но к счастью, незнакомый парень вскоре притормозил, позволяя Мартин догнать его.
- Греться – это очень актуальная мысль, - весело хмыкнула девушка, встряхивая волосами. Они продолжали куда-то идти, Лидия искренне надеялась, что Шон, в отличие от нее, в Нью-Йорке не первый раз и знает дорогу, и что до места назначения осталось не так долго, потому что мерзла она все сильнее. Да и температура тела явно поднималась – глаза блестели, на щеках был нездоровый румянец, в голове медленно собирался туман, в общем, полный набор симптомов острого вирусного заболевания. Мартин вздохнула, тихонько шмыгая носом, и продолжила идти.
Как, впрочем, оказалось, они уже пришли на парковку. Новый знакомый буквально пролетел мимо сторожа, Лидия же, двигаясь медленнее, вежливо улыбнулась и прошла следом, с интересом разглядывая автомобили. Парень остановился возле новенькой – девушка задумалась, определяя марку машины, - да, возле Шевроле Нова. Подумав еще немного, она вспомнила, что выпускать эту серию начали только в прошлом году и сейчас это была популярная модель. "Джексон бы удавился от зависти." А пока парень искал ключи, потом открывал дверцу, Мартин прятала улыбку за ладонью. Новый знакомый действительно напоминал ей неугомонного Стилински, и это вызывало доверие.
- Ну, ты же не забыл, что во время последнего ремонта вытащил из автомобиля какую-нибудь важную деталь, а потом не поставил ее обратно. Ключи – это такая мелочь, - чуть хрипловатым, но смеющимся голосом произнесла Лидия. В ее практике бывало и такое. Конечно, такую ошибку совершала не она, она вообще предпочитала копаться во внутренностях машин как можно меньше и при случае отвозила свой автомобиль в мастерскую, но вот Малия и Стайлз умудрялись совершать и такое. Чего только стоил ремонт джипа посреди пустынной дороги в Мексике, когда Стилински выкинул деталь, искренне надеясь, что она была ненужной. На вторую часть реплики Шона Мартин предпочла пока не отвечать, раздумывая на вопросом.
А вопрос действительно был интересным. Как ответить на него так, чтобы ее не приняли за ненормальную? Конечно, Лидии было не привыкать, иногда ее считали не совсем нормальной даже собственные друзья, что уж тут говорить о совершенно незнакомом человеке. Но вот попасть в местный аналог дома Эйкена… Нет уж, спасибо, хватило и короткого визита в его подвалы, где саму Мартин чуть было не убил чокнутый санитар, искренне считавший, что так он поможет баньши освободиться. Да и если она будет заперта в нью-йорском Бедламе – интересно, есть ли у него свое специфическое название? – то найти дорогу домой будет еще сложнее. А это ей совершенно не нужно.
- Видишь ли, на твой вопрос немного сложно ответить, - Мартин осторожно села в автомобиль, с интересом оглядываясь. Единственным похожим раритетом, на котором она когда-либо ездила, был джип Стайлза; для Лидии вообще оставалась загадкой, как он до сих пор не развалился. Но даже Джип – Стилински пафосно называл его именно с большой буквы – был куда более поздней моделью, чем Шевроле. Впрочем, эти размышления только отвлекали ее от вопроса, а стоит ли вообще пытаться рассказать незнакомцу правду. Можно ограничиться тем, что сказать полуправду – мол, она заблудилась в незнакомом городе, - а можно было и соврать, сказав, что она совершенно ничего не помнит, а уж тем более того, почему в холодный ноябрьский день она разгуливает в откровенно летней одежде.
Лидия улыбнулась и, склонив голову на бок, выбрала третий вариант.
- Скажи, Шон, - она чуть протянула его имя, словно пробуя на вкус; впрочем, имя действительно было непривычным, - ты способен поверить в шесть невероятных вещей до завтрака?

Отредактировано Lydia Martin (2015-09-14 22:26:14)

+1

7

Ну, знаешь, учитывая, с каким садизмом мне за их потерю оторвали бы голову – не уверен! – фыркнул он, закрывая дверь за девушкой – Лидией, ее зовут Лидия – кстати, очень красивое имя.  После непродолжительной возни со злосчастными ключами чертов багажник наконец-то открылся. Спасительный оплот тепла был там, где и полагалось – в самом углу, зажатый между аптечкой, запасной шиной и – "эй, это что, бутылка бренди? Саммерс, когда я вернусь, я тебя убью... А впрочем, ха, есть идея получше".
У меня тут обнаружился неожиданный презент от предыдущего водителя, – заявил он, заваливаясь на переднее сидение и заводя машину (определенно, эти новые модели – просто нечто, верх совершенства), после чего протянул девушке бутылку, – очень мило с его стороны, нам как раз не помешает согреться. Ты только много не пей, он крепкий. Ну, вот так, сейчас тут станет тепло!
Шон поскорее замотался в промерзший, но все еще мягкий и обещающий скорое тепло плед: еще не хватало пневмонию подхватить. Обогреватель начал, хм, ну, да, прогревать воздух в салоне – отлично, минут через пять тут уже будет не холодно, аве отечественному автопрому.
Лидия, тем временем, по какой-то неизвестной ему причине явно не хотела рассказывать ему свою полную приключению историю того, как она очутилась посереди Нью-Йорка в летнем платье в конце ноября. Он только и успел слегка невнятно подумать, что тут явно все не так уж просто и стандартным "подалась в большой город из деревни, напугали, обокрали, отпустите домой к маме" не исчерпается – и его предположения тут же подтвердились: все определенно было очень и очень непросто.
"Шесть невероятных вещей", хм? Это вроде Кэрролл же, да? Он был в школьной программе, обе книги про Алису, они его обсуждали вроде бы с месяц назад с классом. Дискуссии с детьми вообще всегда получались невероятно бурными, веселыми и познавательными, причем для обоих сторон процесса, но разговор про Кэрролла у них вышел куда ярче, громче и активнее обычного, потому что Кэрролл был настоящим гением, и вообще, что может быть интереснее, чем искать скрытый смысл в столь беспрецедентно абсурдной книге, как "Алиса в Стране Чудес"?
"Шесть невероятных вещей? Да легко. Раз – я не человек, два – я не один такой, три – Шоу, четыре – я могу летать, пять – войну можно как начать, так и предотвратить командой меньше десяти человек, шесть – все грани человеческого сволочизма в иллюстрациях от Эрика Леншерра. И семь – школа работает, и дети счастливы. Ну, и еще десятка два-три на различные способности этих счастливых детей. Хех, перебор даже вышел."
Перед глазами тут же возникла сцена, случившаяся буквально месяца четыре назад – они с Алексом у дома первого ученика их школы, двенадцатилетнего мальчика с силой управлять электричеством, убеждают его, что все хорошо, и не надо бояться. Мальчик доверчиво распахивает глаза и спрашивает – так по-детски, так искренне, – "правда?" И они понимают, что они смогли, что у них получилось, и школа действительно будет, пусть не сразу, но обязательно.
А потом вдруг словно специально всплыло совершенно другое воспоминание – база ЦРУ, Шоу, Дарвин и нетнетнетНЕТНЕТНЕТ, и безотчетный животный ужас после, после... Нет, нельзя.
Уже привычным усилием мысли он загнал не те мысли в самый темный угол своей головы и, успев мельком порадоваться тому, что собеседница не могла видеть его лицо, снова обернулся к ней, чтобы ответить:
Ох, Лидия, дорогая, поверь: ты не хочешь знать некоторые подробности моей биографии. Скажем так: я определенно не отношусь к тем людям, которые не способны поверить в невозможное, потому как опыта у меня с верхом. Так что, как видишь, я полностью готов выслушать твою историю, даже если в ней будут присутствовать, скажем, люди с невероятными способностями и всякие необъяснимые с точки зрения науки явления, – способность болтать без необходимости взять паузу даже ради вдыхания воздуха у Шона была врожденной, а в коллективе из полудесятка мутантов-спиногрызов сама собой оказалась отточена до невероятных высот. – Впрочем, сделаю предположение, что это все как-то связано с той странной штуковиной в твоей сумке – что это, кстати? В первый раз такое вижу. А, ну да, перед тем, как перейти к увлекательной беседе, немаловажный вопрос: куда тебя везти? Если не очень далеко от города, то легко могу подбросить.

Отредактировано Sean Cassidy (2015-09-17 15:51:11)

+1

8

Лидия с подозрением взглянула на протянутую ей бутылку бренди, но взяла ее. Не сказать, что она вообще ни разу в жизни не пила ничего высокоградусного – конечно же нет, глупо ожидать такого от признанной королевы вечеринок Бейкон Хиллз, - но она ограничивалась напитками, более подходящими девушке. Да и в связи с последними событиями, алкоголь она доставала только на вечеринках и только для гостей, так как большая часть ее друзей пьянели только от волчьего аконита, который все же был для них несколько ядовит. Однако согреться действительно было нужно – обогрев обогревом, но сама Мартин уже явно начинала заболевать. Со вздохом она открутила крышку, принюхалась – «никогда не разбиралась в крепких напитках, что только люди в них находят?» - и, зажмурившись, сделала глоток. По телу прокатилась волна тепла, ударившая в голову, и девушка решила, что этого ей хватит. Она вернула бутылку Шону и съежилась на заднем сидении, ожидая ответа на свой вопрос.
Однако ее новый знакомый отвечать не торопился, судя по всему, он явно пытался убедить себя в том, что невероятные вещи в этом мире все же существуют. Тут Лидия могла только посочувствовать: ей самой было трудно менять свое восприятие и осознавать, что ее лучшая подруга является охотницей на оборотней и прочих сверхъестественных существ, что парень ее лучшей подруги – оборотень, что ее любимый человек вообще канима, а она сама способна предсказывать смерть. Мартин перевела взгляд на Шона и замерла. Что-то в его фигуре, сейчас склонившейся над панелью управления, казалось ей безумно знакомым. Девушка задумчиво прищурилась, и потом ее осенило. Точно такое же напряжение она иногда видела в Скотте, Дереке, Стайлзе, да и в себе самой – иногда, когда она смотрела в зеркало. Это было напряжение человека, который не сумел кого-то спасти, совсем как она не смогла почувствовать смерть Эллисон заранее и предупредить ее. Совсем как Скотт, который до сих пор винил себя за каждую смерть, которая произошла в Бейкон Хиллз. Совсем как Стайлз, которого до сих пор мучили угрызения совести за то, что натворил Ногицуне, пользуясь его обликом.
Лидия едва успела отвести взгляд, когда Шон выпрямился и обернулся к ней. Совершено не зачем было показывать, что она поняла его. Не всегда люди адекватно воспринимали понимание, путая его с жалостью. Жалость же, по мнению Мартин, была худшим способом поддержки. Эмоциональная речь Шона заставила ее улыбнуться, удовлетворенно и чуть торжествующе, - приятно было осознавать, что твои догадки действительно подтверждаются. Ее новый знакомый определенно был не самым обычным человеком – или же не совсем человеком, хотя сама Лидия не воспринимала такое различие, потому что люди иногда были куда более жестоки, чем те же оборотни.
- Я так и думала, - просто сказала она. Потом помолчала и добавила, - странная штуковина в сумке… Поняла. Она связана с моими проблемами очень и очень косвенно.
Браво, Лидия, просто прекрасно. Конспирация у тебя на высшем уровне, Пэрриш бы точно не одобрил. Попасть в прошлое и так открыто светить современными технологиями, просто замечательно. «Интересно, он поверит, если я скажу, что это телефон?»
- А с ответа на этот немаловажный вопрос мы и начнем беседу, - отогревшаяся Лидия откинулась на спинку сидения и сложила руки под грудью. – Видишь ли, проблема заключается в том, что сейчас мне некуда ехать. Фактически, в этом времени, - она сделала паузу и глубоко вдохнула, словно перед прыжком с обрыва, - меня не существует. Я еще не родилась.
Лидия замолкла и обхватила себя руками, рассматривая свое отражение в зеркале заднего вида. Теперь, когда проблема была озвучена, она остро ощутила тоскливую безысходность – все верно, она застряла в Америке 1963-го года и абсолютно не представляет, как ей вернуться в родную современность. Девушка сглотнула и продолжила.
- У меня, вообще-то, был прекрасный солнечный летний день, и моя одежда более чем соответствовала погоде. Как у меня получилось попасть сюда, - она неопределенно взмахнула рукой, подразумевая под «сюда» как время, так и место, - я не знаю. И совершенно не представляю, как мне вернуться обратно.
Лидия говорила размеренно, не отводя взгляда от обивки сидения перед ней. Смотреть куда-то еще ей не хотелось – так было куда как проще сосредоточиться на основной мысли и не думать о том, что сейчас парень действительно может не поверить и отвезти ее в психбольницу.

Отредактировано Lydia Martin (2015-09-15 00:24:04)

+1

9

Лидия не торопилась. Глотнула бренди, отдала бутылку, задумалась. Она все еще сомневалась – знакомое чувство, он сам ощущал то же самое, когда его нашли Профессор и эта скотина. Довериться ли, рассказать ли – можно ли верить? Он продолжал терпеливо ждать, не подгоняя: иногда людям нужно и куда больше пары минут, чтобы приготовиться рассказывать.
Ему в голову совершенно не пришло, что иногда людям, пусть даже и обладающим звуковыми способностями, нужно куда больше пары минут, чтобы приготовиться слушать.
Странная штуковина в сумке… - собеседница задумалась на мгновение, словно пытаясь понять, о чем он, потом лицо ее осветилось озарением. – Поняла. Она связана с моими проблемами очень и очень косвенно.
"Хм?" – косвенно связанное с проблемами шпионское или какое-то там другое передовое устройство? Какая прелесть, ЦРУ аплодирует стоя.
Видишь ли, проблема заключается в том, что сейчас мне некуда ехать, – продолжала Лидия, глядя куда-то поверх его головы. Шона укололо вспышкой беспокойства. Что-то серьезное? Не осталось родственников? Авария, пожар, что?!
"О, черт, да что у нее стрясло..."
- Фактически, в этом времени, меня не существует. Я еще не родилась.
...
...
...
"Ээчто-о-о-о?!"
Лидия обхватила себя руками в безотчетном защитном жесте, явно опасаясь того, что он ей не поверит. В принципе, основания у нее были - продолжение рассказа Шон случал с открытым ртом, пока шестеренки в голове продолжали крутиться – продолжали, пока с громким щелчком не сложили единую картину.
"Господи, не может быть..."
Шон почувствовал, что его губы сами собой расползаются в широкой улыбке. Находить новых мутантов, узнавать их способности – это каждый раз было как выиграть в лотерею: неожиданно и радостно и просто восхитительно, – Боже правый, она из будущего, это значит, что...
Ты путешествуешь по времени, – выдохнул он потрясенно, – ты – боже, ты путешествуешь во времени, и ты сказала, что ты еще не родилась, так что между нами сейчас и твоим настоящим не менее восемнадцати лет, и – черт возьми, это, это, это просто невероятно, старина Хэнк съест свой свитер от зависти, когда я ему об этом расскажу!
Съездить в Нью-Йорк за мебелью, а найти нового мутанта - вот уж точно: никогда не знаешь, куда приведет тебя твоя дорога. И ведь какого мутанта! Такого в их практике еще не было. Не удивительно, что Лидия испугалась, бедняга: ведь в этом времени о существовании мутантов знали только те, кому положено, то есть очень немногие. Хэнк как-то давно взялся за графики и подсчитал, что критической отметки, после которой замалчивать существование новой расы станет невозможно, популяция мутантов достигнет только между 72ым и 74ым годом. Ну, вот и выдалась возможность проверить, прав ли их штатный ученый в своих расчетах.
"Дамы и господа, только сегодня и только сейчас, уникальная возможность узнать будущее!"
Из какого ты года? – он ничего не мог с собой поделать: вопросы возникали в голове даже быстрее, чем он успевал их произносить. – И в какому году родилась? И откуда ты? И... – тут до Шона дошло, что он ведет себя, как последнее хамло, вследствие чего он заткнулся, прокашлялся и важно начал:
Прости за грубость, просто я крайне поражен и восхищен. Позволь представиться еще раз: Шон Кессиди, преподаватель физики  в Школе Для Одаренных Детей имени Чарльза Френсиса Ксавьера. Ну, или школе для мутантов, проще говоря. Таких, как ты. Или как я. Очень, очень приятно с тобой познакомиться.
В голове вдруг мелькнула слабое "а вдруг?" – а вдруг Лидия не знает, кто такие мутанты, потому что-то там в будущем пошло не так, потому что эта информация все же не обнародована, – но он быстро отмел эту мысль и, продолжая улыбаться, протянул ей руку. Чтобы поздороваться с гостьей из будущего, как подобает.

Отредактировано Sean Cassidy (2015-09-16 17:46:17)

+1

10

Лидия продолжала молчать и разглядывать все, что только находилось в автомобиле, чтобы не смотреть на Шона. Она вполне понимала, что ее слова больше похожи на бред сумасшедшего, и не зря в свое время ее бабушка Лоррейн провела столько времени в психбольнице – это послужило уже самой Лидии доказательством того, что правды о себе и своем даре лучше не рассказывать кому попало. Да и не кому попало тоже; девушка была абсолютно убеждена, что ее собственная мать ей не поверит, если она все расскажет. Мартин чуть криво усмехнулась, полностью находясь в своих мыслях: будь проклят Питер Хейл, у которого всегда есть запасной план и непомерные амбиции, из-за которых страдают посторонние люди. Если бы не его укус… Тут Лидия задумчиво покачала головой. Что толку было представлять свою жизнь без дара, если оный у нее уже активирован и требует контроля, да и вовсе не входит в список очень важных проблем сегодня.
И, вообще-то, Лидия ждала любой реакции – ну, как выяснилось позже, почти любой, - но уж никак не широкой, практически счастливой улыбки Шона, который сейчас выглядел совсем как ребенок, которому Санта оставил долгожданный подарок. Собственно, такой эмоциональной речи девушка тоже не ждала; ей потребовалось несколько секунд, чтобы осознать первые слова парня и воспринимать их дальше.
«Путешествия во времени? Но я же совсем не… Путешествия! Если в этом виновата эта чокнутая стерва Кейт, я сама по возвращению помогу мистеру Ардженту найти его сестру!»
На лице Мартин последовательно отразились недоумение, озарение, а затем и хищная улыбка, не обещающая Кейт ничего хорошего. Баньши, конечно, не могут просто искать людей, но вокруг Кейт Арджент должен быть такой след из смерти, что найти ее точно не составит труда. Проблемой могли стать только Скотт, Стайлз и Пэрриш, но первый двоих вполне могли отвлечь их девушки, а с третьим можно было и договориться – взять его с собой, к примеру. Джордан уж точно подготовленным к различного рода неприятностям куда лучше, чем она. Лидия встряхнула волосами, прогоняя эти мысли – о мести возможной виновнице ее путешествия во времени можно будет подумать и в родном Бейкон Хиллз, - и продолжила слушать своего нового знакомого.
Шон буквально закидал ее вопросами, но перед тем, как Мартин смогла сориентироваться в них, внезапно вспомнил о правилах хорошего тона и представился. Девушка уже с куда большим интересом его осмотрела – представить вот этого рыжего парня в роли учителя было как-то сложно. Почему-то его образ совсем не вязался с преподаванием. Она осторожно сжала его ладонь – рука парня оказалась неожиданно горячей, хотя, возможно, это ее руки были холодными, - и потом ее глаза изумленно расширились, и она осознала его последние слова.
«Мутанты? Это еще как?»
Впрочем, по здравому размышлению Лидия пришла к выводу, что в определенном смысле мутантами они были. С одной стороны, в Бейкон Хиллз определенно было что-то сверхъестественное, взять хотя бы Неметон, ритуалы, которые проводили как она, так и ее друзья и темный друид Дженнифер. С другой – людьми их точно нельзя было назвать, кроме Стайлза и Эллисон, разумеется. С третьей – вполне возможно, что причиной их изменений все-таки является мутировавший ген, хотя как тогда объяснить то, что оборотнем можно было стать из-за укуса альфы, и то, что ее способности также пробудились из-за укуса. А еще влияние волчьего аконита, рябины, омелы и серебра как на оборотней, так и на других существ, пусть и не всех. Лидия провела рукой по лицу, приходя в себя – об этом определенно стоило подумать позже, на здоровую и трезвую голову.
- Прости, я немного, - девушка замолчала на несколько секунд, подбирая нужное слово, - задумалась. Прежде всего, путешествия во времени точно не являются моей способностью, в этом я уверена. И я, честно говоря, никогда не рассматривала себя как мутанта, у нас о них никто и не слышал, скорее, как просто сверхъестественное существо из ирландской легенды. Ты знаешь что-нибудь о плачущей женщине, предвестнице смерти?
Она немного помолчала, собираясь с мыслями.
- Моим родным временем является 2013 год, город – Бейкон Хиллз на востоке Калифорнии, просто маяк для всего сверхъестественного. Собственно, там я и была, - Лидия уже спокойно достала телефон и посмотрела на время, - всего полтора часа назад.

+1

11

К удивлению небезызвестного потомка гордых ирландцев, Лидия в ответ на его слова вела себя как-то... странно. Нет, с одной стороны, она не испугалась и не протестовала (какие там пять стадий принятия негативной информации? Отрицание, гнев, торги, депрессия, принятие? Ну вот дети им это все демонстрировали в лицах чуть ли не каждое знакомство). С другой - смотрела во все глаза, удивлялась, не... верила? Что за бред, какие еще сверхъестественные существа? О, боже, образование в глубинках было, есть и будет оставаться отвратительным даже через... сколько там?
- От шестьдесят третьего до две тысячи тринадцатого... пятьдесят лет, невероятно, это просто потрясающе! - эммм, что что, сейчас правда так сказал? Мда: с Чарльзом Ксавьером поведешься... Отогнав назойливый образ себя самого в костюме Профа и с доброжелательным выражением на лице, Шон улыбнулся собеседнице и продолжил, стараясь не звучать снисходительно, ну, или хотя бы не звучать как Хэнк в очередном порыве научно-просветительских лекций:
- Моя дорогая леди, сверхъестественного не бывает. Любое явление можно объяснить научно, и если какое-то явление кажется тебе невозможным или невероятным, то это всего лишь значит, что до этого явления до сих пор не добралась толпа физиков, химиков, биологов, ну а в нашем случае, генетиков. Собственно, в нашем случае как раз добралась, - ну, не толпа, правда, но некий Генри МаКой в одиночку за исследовательскую лабораторию сойдет, - а в твоем настоящем, наверное, и вовсе исследовала вдоль и поперек. Я не знаю, какие именно события ты называешь сверхъестественными, но я с большой вероятностью могу их объяснить, а что не знаю я, то может рассказать  наш директор, профессор генетики Чарльз Ксавье. Видишь ли, если говорить простыми словами без слишком заумных терминов, то то, что мы обобщенно называем мутациями - это естественный биологический процесс. Черт, - он беспомощно улыбнулся, - не заумно не выходит, да? Но, с другой стороны, ты все-таки уже не напуганный ребенок, и не думаю, что мне надо объяснять это простым языком, верно? Возвращаясь к теме, любое случайное изменение гена приводит к тому, что организм с ним получает либо преимущество над остальными, либо некую слабость. "Плохие" мутации часто приводят к смерти организма, поэтому по наследству они, ясное дело, не передаются. "Хорошие" мутации позволяют живому существу оставить больше потомков, чем тем, у кого этой мутации нет. Это потомство, в свою очередь, унаследует измененный ген и тоже оставит больше детей; таким образом, со временем новый ген распространится на всю популяцию. Мутации также бывают редкие и частые, то есть те, которые постоянно случаются даже с людьми, которые измененный ген не унаследовали. Альбинизм - плохая мутация, потому что люди с ней гораздо слабее перед кожными заболеваниями. Поэтому, несмотря на то, что эта мутация очень-очень частая, в мире очень мало альбиносов. А вот, ну, скажем, высокий рост для представителей большинства рас - мутация хорошая, полезная, поэтому в среднем люди сейчас сантиметров на десять выше, чем в средние века. Непрерывный процесс мутации и является эволюционным процессом, в ходе которого одноклеточные организмы смогли развиться до сложнейших биологических видов. Но эволюция не прекратилась, и примерно в начале века у людей стал возникать "частый", "хороший" ген, который мы в шутку зовем геном Ксавьера или геном Икс - ген, который позволяет совершать невозможное. Его природа до сих пор не изучена до конца, - в твоем времени, впрочем, с этим наверняка уже справились, - но примеры впечатляют. Человек, который может читать мысли других людей. Девушка, которая меняет внешность и может изобразить кого угодно так, что ее невозможно будет отличить от оригинала. Мужчина, который управляет ветром. Мальчишка, который стреляет электрическими зарядами. Да, путешествия во времени. То, что казалось нам вымыслом со страниц детских книг, стало реальностью. И случаи возникновения мутации учащаются. Сейчас в Америке что-то около сотни мутантов. Один из моих коллег посчитал, что через пресловутые пятьдесят лет их будет как минимум сотня тысяч, и это при очень пессимистичном прогнозе. Судя по твоим словам, ты не знаешь эту цифру, но можешь проверить, когда вернешься, - он перевел дыхание, - уф. Как на урок попал. Ты, правда, гораздо лучший слушатель, чем мои спиногрызы. Ну, что, стало понятнее?
Рассказывая, он следил за реакцией девушки и заодно анализировал то, что она сказала (плюс звуковой мутации - идеальная аудическая память). И одна из фраз заставила его брови взлететь вверх.
- Слушай... Банши? Серьезно? Это от балды взятый псевдоним, или наша школа приобрела такую известность, что люди знают преподавателей? Черт, если подумать, это было бы здорово! Ты только так все же людям не представляйся: Алекс ржал надо мной до тех пор, пока я не устроил ему экстремальный полет над океаном с последующим не самым мягким приземлением. Да, собственно говоря, я тоже Банши. У нас такие кодовые имена пока в ходу - учитывая, что в школе есть, скажем, парень, который создает заряд плазмы одним движением,  не очень хочется светить настоящими перед всякими правоохранительными органами и военными учреждениями.
Ой, пожалуй, нужно было прикрутить краны красноречия: все же не стоило светить перед Лидией всякой важной информацией - так на всякий случай. Она ему пока не врала ни разу, он слышал (кто там говорил, что у него мутация бесполезная, идите лесом), но все же стоило подстраховаться.

+2

12

Лидия слушала Шона и неосознанно сжимала губы. Лидия молчала. Лидии хотелось эпично приложить ладонь ко лбу и даже не смотреть на нового знакомого. Еще почему-то хотелось закатить банальную женскую истерику – кому, спрашивается, будет приятно, если к нему будут относится так снисходительно. Способен поверить в невозможное, ха! Если бы он действительно был способен, то хотя бы попробовал бы допустить, что сверхъестественное существует. «Все можно объяснить научно. Действительно.» Лидии очень хотелось послушать, каким же образом Шон будет научно объяснять демонов Они, пропадающих с первым лучом солнца, Ногицуне, принимавшего образ Стайлза, ритуал воскрешения, который она сама провела для Питера – и, на самом деле, Мартин совершенно не хотела вспоминать об этом.
Девушка вздохнула.
- Я знаю это. Я прекрасно знакома с теорией процесса мутации, он входит в курс биологии, в частности, раздел об эволюции человека. Неандерталец тоже был мутантом, верно? Гемофилия, рецессивная мутация британской королевской семьи, начиная с королевы Виктории. Да та же гетерохромия и голубой цвет глаз. Мы изучаем это в школе.
Лидия снова замолчала, собираясь с мыслями. Отвечать она все же решила сперва на последний вопрос – так она вполне могла плавно перейти к ответу на первый.
- И я не совсем понимаю, что ты имеешь ввиду под псевдонимом. У нас нет кодовых имен, псевдонимов, прозвищ. Я действительно банши, девушка, криком предвещающая смерть. Я действительно кричу перед смертями, которые имеют значения для будущих событий. Я неосознанно нахожу трупы. Я слышу мертвых, они могут рассказать мне о событиях, которые были важны для них. Лучше всего это получается, если у меня есть контакт с предметом, который имел значение для умершего. Или если он был как-то связан с его смертью. И я такая не одна. – Лидия замолчала и глубоко вздохнула, глядя в окно. – А что касается того, являемся ли мы мутантами… Предположим, я размышляла об этом как-то. Но возникают сложности, которые несколько трудно объяснить. Дело даже не в том, что оборотни – мне проще называть их так – практически не способны контролировать себя во время полнолуния, и даже не в том, что в семья оборотней кому-то эта способность передается, а кому-то нет, и что человека действительно можно превратить в оборотня, всего лишь укусив его. Последствия, правда, неоднозначны – или организм примет изменения, или умрет. И не в том, что большая часть сверхъестественных созданий не способна преодолеть барьер, которые создается при помощи пепла рябины, что для них волчий аконит любого вида, как и серебро и омела, является смертельным ядом. Мне, к примеру, это все не мешает, а вот мои друзья-оборотни не могут сопротивляться этому. И дело не в том, что одна стервозная бывшая охотница на сверхъестественные существа после смерти стала нагвалем и сумела отмотать личное время одного оборотня от 26 лет до 17. Его тело было семнадцатилетним, и памяти о тех событиях, которые были позже его семнадцати лет, не было. Дело действительно не в этом.
Во время этой речи Лидия выпрямилась, продолжая смотреть в окно. Ее спина была идеально ровной – так было проще держать себя в руках и быть готовой ко всему. Так она чувствовала себя в безопасности.
- Дело в том, что я не могу научно объяснить проведенный лично мною ритуал воскрешения. Питер… Тот, кого мне пришлось воскресить, действительно был мертв. Сердце не билось. Кровь не бежала по венам. И, возможно, обладай я большей силой воли, он бы и продолжал быть мертвым, - девушка едва заметно вздрогнула. Вспоминать о видениях, которые преследовали ее с легкой руки старшего Хейла, до сих пор было неприятно. – Я не могу объяснить, каким образом моего друга некоторое время контролировал демон Ногицуне, каким образом мы смогли попасть в его сознание и там помочь Стайлзу сбросить контроль, и почему после этого Стайлз и Ногицуне разделились, причем этот демон принял внешний вид моего друга. Я не могу объяснить, как ряд жертвоприношений – девственники, философы, военные, целители, стражи – помог Дженнифер увеличить ее силы. Я много чего не могу научно объяснить, на самом деле. Но если ты можешь, - Лидия наконец взглянула на Шона; взгляд был откровенно усталый, - то я готова слушать.

Отредактировано Lydia Martin (2015-09-24 23:55:00)

+2

13

Когда основным твоим способом познавать мир являются звуки - всегда слушаешь очень внимательно. Когда преподаешь в школе для неуравновешенных и довольно стеснительных подростков - учишься терпеливо ждать, пока они сформулируют свою мысль. Когда общаешься с Хэнком и Профессором - привыкаешь к длинным и полным глубинного смысла монологам. По жизни это все очень полезные умения, которые не раз Шону пригодились. Но сейчас привычка сыграла с ним очень плохую шутку.
Как-то раз в полупьяном научном угаре Хэнк умудрился ляпнуть фразу, решительно не имеющую смысла ни с какой точки зрения, но зато отлично выражавшую его отношение к сложившейся ситуации: "чем дальше в ген, тем хуже хромосомы". Шон сейчас себя примерно так и чувствовал: нормальные членораздельные предложения в его голове отсутствовали, как таковые, только невнятные восклицания какие-то.
- Чего-о? - вырвалось у него по окончании разъяренного монолога. Лидия явно устала и чувствовала себя препаршиво, и еще, кажется, за что-то на него обиделась, и правильным было бы дать ей отдохнуть, а не наседать с вопросами, но, но, но, что, блин?! - Погоди-погоди, кто такие нагвали? Что такое ногицуне? И какие, к чертовой матери, жертвоприношения, что у вас там за уездная резня бензопилой?
Он продолжал со всей доступной ему скоростью анализировать ее речь. Итак, ее мутация позволяет ей слышать голоса мертвых, предчувствовать смерть, находить трупы и входить в неконтролируемый транс? Звезде-ец, а он-то думал, что это у Алекса проблемы. Да с такой мутацией недалеко и до диагноза "шизофрения"! Что, кстати, является версией, имеющей право на существование. На психбольную Лидия похожа не была совсем, но Шон в этом плохо разбирался, черт её знает. Впрочем, с другой стороны, его самого бы точно в психушку упекли, попробуй он только заикнуться о Профессоре, да и обычные люди трупы во множественном числе не находят точно, даже ненормальные. Если только они сами их в состоянии аффекта не создали... Та-ак, стоп, ладно: будем мыслить позитивно и уповать на лучшее, пока сами до диагноза не дошли!
Итак, допустим, Лидия и правда почти что мифическая банши. Получается... что? Ну, кроме того, что ей бы явно не помешала помощь, особенно психологическая? Господи Иисусе и двенадцать его апостолов, ну и ситуация! И что ему следовало делать? Лидия смотрела на него грустно, с печальной и насмешливой улыбкой - и он вдруг понял, что вот сейчас она закроется, уйдет в себя от стресса, и совсем не факт, что он потом сможет выцарапать ее из ментальной раковины, и нужно было срочно...
"Действовать! Не впадать в пространные рассуждения - думать и действовать, сейчас же!"
- Так, - сказал он твердо, решительно отбирая у себя возможность закопаться в мысли о не самых важных вопросах, - спокойно. Давай рассуждать логически... Ну, хорошо, давай хотя бы попробуем рассуждать логически. По твоему описанию я действительно не могу разъяснить все описанные явления, но я знаю того, кто может. В принципе, то, что ты описала как свои способности, вполне вписывается в мои знания о мутациях. Что до всего остального...  - Что там она еще говорила? Оборотни, да? - Ну, я видел на практике способы блокировать некоторые мутации или, наоборот, усилять их, так что на основании предложенных данных могу допустить, что какой-то мутант научился передавать свою мутацию, словно вирус, через, хм, укус? Звучит довольно невероятно, но не мне это говорить. Советую спросить об этом у Хэнка, он в таких вещах лучше разбирается, да и все равно до школы ехать максимум два часа, - и он собирается привезти в эту самую школу возможно-психопатку... Позитивно! Мыслить позитивно! - Что еще? Влезание в чужую голову - чувствовал, метаморфизм - видел, последствие игр со временем сидит передо мной. Жертвоприношения... Брр, ужас-то какой... Вот тут вообще не представляю причину. Может, из-за мутации организм этой ненормальной начал вырабатывать что-то неправильное вместо гемоглобина, и ей пришлось восполнять его другими способами? А почему бы тогда не поесть гематогена? Бред какой-то... - Тьфу! Не отвлекаться! - Короче, да, согласен, ты поставила меня в тупик - мир, очевидно, сильно изменится за последующие пятьдесят лет. Но мы разберемся. Правда, разберемся, обещаю, - он внимательно посмотрел ей в глаза, а затем улыбнулся - тепло, ободряюще, - Профессор и не с таким разбирался. Мы и не с таким разбирались. Как любит говаривать Профессор, двери Школы Ксавьера открыты для всех, кто пришел с мирными целями. Мы сделаем все возможное, чтобы придумать, как отправить тебя домой - а зная Хэнка, еще и немножко невозможного в довесок. Так что... просто помни, что ты тут, в этом времени, в этом мире - не одна, ладно?
"Потому что это - самое важное."

+1

14

Уже договорив, Лидия запоздало прикусила язык, а затем подавила желание почти истерично рассмеяться. Это алкоголь, это определенно был алкоголь, иначе с чего бы она вообще решила вывалить свои проблемы на незнакомого парня? И даже не просто проблемы, нет, она вывалила на Шона слишком много всего за раз, не заботясь хотя бы о том, чтобы это звучало связно. Она вывалила на Шона, парня, которого она видела в первый раз в жизни, все то, о чем она ни с кем не могла поговорить дома. Эллисон, та, с кем она могла обсудить все странности родного города, уже давно ушла, оставив не затягивающуюся дыру в сердце, а с остальной частью стаи Скотта Лидия не могла позволить себе открыться. Возможно, с Питером она и могла бы поговорить - и она была уверена, что Хейл бы ее выслушал, - но кто в здравом уме пойдет говорить с ним?
А сейчас она совершила такую глупость. Позволила себе вывалить проблемы на парня, который и без того ей помог, хотя мог просто пройти мимо. Лидии было почти стыдно за свою несдержанность. Лидия продолжала сидеть с идеально ровной спиной, практически заставляя себя держаться, и улыбалась, хотя больше всего ей хотелось обнять себя за плечи и закрыться от мира и не думать о том, что она тут совсем одна.
«Если он меня выставит, я даже не удивлюсь. Если он не поверит…»
Но Шон ее удивил. Лидия видела, что ему трудно принять, трудно поверить в ту бессвязную речь, которую она выдала раньше, но он верил. Подстраивал под свою парадигму, искал логическое объяснение – она бы и сама хотела поверить в то, что логическое объяснение существует, - и даже находил его. Шон говорил, он искал научное обоснование всего того, что происходило в Бейкон Хиллз последние пару лет, он даже находил его, и это было самым удивительным. Лидия по-прежнему смотрела на него, Лидия слушала, цепляясь за голос – она вообще любила голоса живых людей, иногда у них получалось заглушить шепот мертвых, - и боялась поверить.
Шон замолчал, но Мартин тоже не торопилась говорить. Она могла бы доказать ему, что половина того, что она назвала, научно не обосновывается, она могла бы сказать – в своем лучшем стиле, язвительно до невозможности, - что жертвоприношения не имели никакого отношения к крови, что это все было на уровне энергетики, если такое вообще возможно, что так отмотать личное время не может никакая мутация… Но зачем? В ее жизни было не так уж много людей, которые могли так спокойно, как это делал Шон, помочь незнакомой девушке. Глупо было бы сейчас начинать спорить.
Лидия выдохнула, позволяя себе расслабиться, позволяя себе не держать спину так ровно. Она скинула туфли, забираясь на сидение с ногами, словно для нее было вполне обыденным вот так по-домашнему сидеть в автомобиле практически незнакомого парня, и посмотрела на Шона внимательнее.
- Расскажи мне об этой школе, в которую мы поедем, - Лидия задумчиво закусила нижнюю губу. – Ты сказал, там есть тот, кто сможет все это объяснить.
Она вцепилась в чужую куртку, обнимая себе за плечи, - ей все еще было холодно. Бренди немного согрел ее, но уличный холод проникал даже в теплую кабину автомобиля, и Мартин трясло. Хотя, внезапно подумалось ей, может ее трясло совсем не от холода.

0


Вы здесь » CROSSGATE » - перевернутая страница » Through the Looking-Glass


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC