К ВАШИМ УСЛУГАМ:
МагОхотникКоммандерКопБандит
ВАЖНО:
• ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ! •
Рейтинг форумов Forum-top.ru

CROSSGATE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSGATE » - нереальная реальность » Дом самоубийц: Thank you very little


Дом самоубийц: Thank you very little

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

ДОМ САМОУБИЙЦ: THANK YOU VERY LITTLE
http://savepic.net/7074968.png
http://savepic.net/7063704.gif http://savepic.net/7064728m.gif
[АУ: Дом самоубийц]

Мечта у Кристин была всегда одна, маленькая и скромная - попасть на съемочную площадку. Это уже со временем прихоть оформилась в более отчетливую: не просто попасть на площадку, а быть прямо под софитами и перед камерой.
Кристин повезло - эта мечта сбылась.
Но волею судеб консультантом сериала про женщин-военных стала мать девочки - и все шансы на светлое будущее оказались под угрозой уничтожения.

участники: Сара Колберт + Брэд Колберт в качестве камео (Брэд Колберт); Кристин Колберт + Кристофер Колберт и Дженис Логан в качестве камео (Уилл Горски)
время: современность; лето, середина июля
место действия: съемочная площадка где-то в студии под Нью-Йорком
предупреждения: уберите от экранов беременных, детей и лиц, наделенных тонкой чувствительной натурой. И прихватите салфетки. И тряпку. И ведро. Чтоб вычерпывать океан слез.

[AVA]http://sg.uploads.ru/t/5DUoH.jpg[/AVA]

+3

2

[AVA]http://i.imgur.com/F4MtzeY.jpg[/AVA]
Несмотря на всё ворчание Сары по поводу того, что ей нахрен не упало тратить своё время, свои силы и свои нервы на консультирование гражданским — вернее, их худшей разновидности — так называемым творческим личностям — в вопросах, о которых они либо не имеют ни малейшего понятия, либо, что не в пример хуже, имеют своё собственное мнение, мягко говоря, отличающееся от действительности, на самом деле она была рада этому, как выразился продюсер, «взаимовыгодному сотрудничеству». Последние полгода были довольно тяжёлыми, и возможность сделать перерыв, отдохнуть и восстановиться оказалась весьма и весьма кстати. Тем более, что у Джен тоже выдалось свободное время, если можно было так сказать, и она согласилась провести его вместе с Сарой на съёмках.
Уже на второй или третий день Сара поняла, что без Джен она бы вряд ли выдержала всю эту кутерьму и суматоху. Ей-богу, в Ираке и то было спокойнее.
Ей выделили ассистента, который должен был вводить Сару в курс дела, осуществлять взаимодействие между ней и режиссёрами, подавать кофе и выполнять уйму других обязанностей. На самом деле Саре казалось, что его главной обязанностью было раздражать Сару до состояния, в котором хочется убивать. Например, сегодня они провели на площадке всего полчаса, но у неё уже начала дико болеть голова от его непрекращающейся трескотни, так что в какой-то момент она просто отключилась, только изображая лицом заинтересованность, но на самом деле улавливая едва ли каждое третье слово.
А вот наши звёздочки, — тараторил ассистент, чуть ли не подпрыгивая от возбуждения, вызванного непонятно чем. — Очень и очень многообещающие юные таланты.
Сара машинально кивала, практически не слушая и глядя на «звёздочек» пустым взглядом, едва ли отличая одну от другой.
…Колберт, — услышала она вдруг и очнулась, подумав, что ассистент обращается к ней.
Что? — переспросила она, моргнув и возвращая в глаза осмысленность.
Я говорю, Кристин Колберт, — повторил ассистент, сияя во все тридцать два зуба. — Решил приберечь её напоследок — сразу подумал, что её фамилия вас заинтересует. Вы, случаем, не родственники?
Даже не однофамильцы, — медленно ответила Сара, разглядывая одну из «звёздочек» и безошибочно понимая, что ассистент говорил именно о ней.
Даже спустя пятнадцать лет она узнавала даже не жесты, не движения, какие-то мельчайшие их составляющие, манеру поворачивать голову или улыбаться краем рта.
Кристин была очень похожа на своего отца.
Тем более интересно! — восторженно воскликнул ассистент и, прежде чем Сара успела его остановить, повысив голос, позвал: — Кристин! Подойди сюда!
Вот это было очень некстати — сама Сара предпочла бы оттянуть неизбежный разговор как можно дольше или, по возможности, вообще его избежать — что, естественно, было нереально.

ЗЫ

Я не против включить в отыгрыш и Дженис Логан.

Отредактировано Brad Colbert (2015-07-30 14:34:01)

+1

3

[AVA]http://sg.uploads.ru/t/5DUoH.jpg[/AVA]В кино, по мнению Кристин, была какая-то магия. Что-то сродни летательной пыльцы, которую фея Тинкербелл сдувала на Венди, чтоб та могла летать. Это было, как будто на саму Кристин сдули с ладони добротную горсть этого волшебства - на площадку в первый съемочный день она летела, как какая-нибудь бабочка.
Дед подвез ее под самые двери студии, без пропуска за шлагбаум его бы не пропустили. И дальше Кристин была вынуждена идти одна. Мимо огромных павильонов, где кипела работа. Мимо ребят, перетаскивавших осветительную аппаратуру. И мимо актеров, куривших между дублями. Мимо куска какой-то дикой декорации, в которой зрители будут узнавать какой-нибудь обрыв, откуда на фоне хромакея будет прыгать в пропасть главная героиня.
Здесь творилось волшебство, и это было просто невероятно, что Кристин смогла стать частью всего этого - маленькой, пока малозаметной, но все же. Там, где ты получаешь чуть-чуть, ты всегда захочешь взять больше.
В костюмерной - огромном длинном грузовике, внутри которого фигачил кондиционер и пахло чистящими средствами и пропаренной тканью - ей на скорую руку подобрали костюм: темные шорты с манжетами и светлую блузку. Носки, которые попросили поддеть под сандалии показались девочке сущей безвкусицей, но, увы, ее никто не спрашивал.
Ее загримировали - тон, пудра, еле заметный мазок туши на ресницах, бледное пятно румянца на щеках. Кристин показалось, что ее сделали лет на пять старше, сама она красилась всегда совершенно иначе, и теперь ее лицо, нарисованное чужой рукой, казалось почти чужим, незнакомым.
Наконец, ее отпустили в стайку девчонок примерно ее возраста, подошел режиссер и наскоро объяснил задачу съемочного дня. Им дали один на всех сценарий, пальцем показав сцену и объяснив про реплики и попытавшись разжевать, что чувствуют героини. Судя по тому, как общался с ними режиссер, их больше не воспринимали, как детей, и должны были бы требовать отдачи, как со взрослых. Кристин это скорей понравилось, хотя рядом с ней все же нашлась пара девочек, которые надулись сычиками из-за того, что от них пытались добиться чего-то, чего они не понимали, или не хотели делать.
Кристин же считала, что раз она уже здесь, то нужно делать все для того, чтоб здесь остаться. Даже если нужно будет сниматься в какой-нибудь отвязной постельной сцене - она так для себя решила - она это сделает.
И вот когда она уже, вся готовая к свершениям, хихикала с новыми подружками насчет внешности главного героя - ее окликнули. Голос был мужской, незнакомый, но назвал ее по имени. Кристин обернулась - лицо сотрудника студии показалось ей смутно знакомым, может быть он присутствовал на пробах, или просто уже примелькался среди десятков прочих людей, принимавших тем или иным образом участие в съемках.
Она даже направилась к нему - покладисто и без вопросов, раз позвали, то нужно подойти. Когда взгляд, затуманенный восторгом от предстоящих приключений, наконец, выхватил рядом с мужчиной еще одно знакомое лицо.
Кристин слегка нахмурилась, лихорадочно пытаясь вспомнить, где могла видеть эту тонкую, как кость, женщину со светлыми волосами, собранными в тугой конский хвост. Ее шаги постепенно замедлились, девочка остановилась, наверное, в нескольких метрах, лицом выражая лихорадочную работу мысли.
А потом до нее дошло. Где именно она ее видела.
В комнате бабушки фотография стояла на комоде, среди всех прочих - где-то между их с дедом свадебными снимками, фотографией Криса и маленькой Кристин, игравшей с разноцветными кубиками. Эта женщина имела свое место на бабушкином фото-алтаре, и Кристин ее знала.
Эта женщина была - ее мать.
Прежде, чем она успела себя проконтролировать, Кристин завизжала - громко, тонко, тем самым мерзким дребезжащим девчачьим визгом, выражавшим совершенно не страх, не испуг, но запредельную детскую злость. Если в тот момент в павильоне хоть кто-то был еще занят своими делами - он мигом забыл о них и обратил свое внимание на источник этого неприятного звука. Стало неожиданно тихо, прекратились всякие разговоры, привычный шум диалогов и смех. Хорошо, что еще ничего не снимали.
- Ненавижу тебя! - Кристин сжала кулаки, подаваясь вперед, испепеляя Сару злым взглядом. Ах, если бы этим взглядом можно было убить, женщину бы, наверное, разметало по стене, которая была у нее за спиной.
- Ненавижу! - Порывисто развернувшись, девочка прожогом бросилась вон из павильона, наткнувшись на кого-то из служащих, чуть не сбив с ног, направляясь явно в гримерку. За вещами, вестимо. Находиться на одной земле с Сарой Колберт для нее было немыслимо.
Дженис где-то за плечом у Сары приопустила на носу очки, поверх зеркальных стекол "авиаторов" проследив за мелькнувшей в толпе рыжей макушкой. Показательно-демонстративно прочистила мизинцем левое ухо и лаконично прокомментировала:
- Вау.

+3

4

[AVA]http://i.imgur.com/F4MtzeY.jpg[/AVA]
You feel bad? You feel sad?
I'm sorry, hell no fuck that!

После звенящего визга тишина в павильоне стала действительно гробовой. На самом деле, конечно, никто не застыл в драматическом столбняке, практически все свидетели «трогательного воссоединения» матери и дочери тут же начали перешёптываться. Кто-то не сводил с Сары любопытствующего взгляда, кто-то, наоборот, обернулся вслед Кристин, покинувшей павильон с такой скоростью, словно та чёрта увидела. В какой-то степени это можно было назвать правдой.
Сара вздохнула и потёрла переносицу.
Познакомься, Джен, это моя дочь, и она меня ненавидит, — негромко сказала она, не обращая внимания на ассистента.
Тот несколько раз порывался что-то выдавить, но обрывал сам себя на полуслове, совершенно явно не зная, что именно хочет сказать. Особенно после того как Сара наградила его тяжёлым взглядом из-под чёлки, выразив в нём всё, что думала. Хотя, строго говоря, обвинять ассистента в чём-нибудь было бы не слишком справедливо: никто не смог бы предусмотреть такое невозможное совпадение.
Сара широким шагом, с виду неторопливо, но довольно быстро направилась в ту же сторону, где исчезла Кристин. Пояснять свои действия кому бы то ни было она не собиралась: ассистент её не волновал, а Дженис в любом случае не стала бы задавать неуместных вопросов. Сара не была даже уверена, последует ли та за ней, хотя не отказалась бы от её молчаливой — или не очень молчаливой — поддержки. Ситуация сейчас казалась Саре намного более опасной и непредсказуемой, чем даже в самой гуще боевых действий. Ей всегда гораздо проще было взаимодействовать с людьми на уровне союзник-враг: когда на половину из тех, кто тебя окружает, смотришь через прицел винтовки, а другая половина стоит рядом с тобой с таким же оружием в руках, как-то понятнее, что делать. Есть ты и те, кого ты защищаешь. И есть те, кто стремятся тебя убить. Несколько простых и понятных шаблонов. Чёрт побери, да даже по минному полю проще ходить, чем разбираться в хитросплетениях человеческих взаимоотношений.
Во всяком случае, прямо сейчас Сара предпочла бы разбираться с противопехотными минами, чем с дочерью.
Кристин она успела всё-таки поймать, хотя уже и на выходе из гримёрки. Сара преградила дочери дорогу, всем своим видом давая понять, что не даст пройти: умение превращаться практически в скалу всегда помогало ей добиться разговора от любого человека, будь тот её строптивым подчинённым, начальством или… дочерью, которую она последний раз видела пятнадцать лет назад.
Десять минут, — безэмоциональным голосом сказала Сара, глядя в глаза Кристин. — Я не собираюсь вымаливать у тебя прощение или изображать раскаявшуюся блудную мать. Я хочу поговорить с тобой как со взрослым человеком. Десять минут. И потом можешь идти куда захочешь.
Сара сделала паузу, не отводя взгляда от дочери. Интересное, должно быть, зрелище они представляли со стороны. Две женщины, одна — закалённая жизнью, суровая даже с виду, вторая — едва-едва перешагнувшая рубеж, отделяющий подростка от взрослого человека. Одна — совершенно спокойная, не выдающая своих чувств ни выражением лица, ни интонациями, вторая — вся сгусток эмоций. Две совершенно разные женщины, в то же время до жути похожие друг на друга.

+1

5

[AVA]http://sg.uploads.ru/t/5DUoH.jpg[/AVA]- Почему мы никогда не обсуждали тот факт, что у тебя есть дочь?.. - Иногда Дженис весьма артистично могла выражать собственные эмоции, и сейчас она выражала... ммм, недоумение? Наверное так.
- Правильно. Сделай это, девочка. Сходи за ней и объясни ей, что хамить взрослым - плохо. Кто ее, кстати, воспитывал?.. - Стоило Саре сдвинуться с места, и ехидничающая Джен тенью двинулась следом. Правда, все же закрыла рот после первого же брошенного Сарой на нее взгляда. И только криво улыбнулась, сунув руки в карманы камуфляжных брюк и поднимая плечи. А дальше уже только наблюдала, оставаясь на культурной дистанции - не нависая, но явно с интересом слушая, пребывая где-то на расстоянии руки.
Кристин пулей вылетела из фургончика, наткнувшись на мать еще у самых дверей. Всклокоченная, поспешно переодевшаяся в свои шмотки и обнимающая расстегнутый рюкзак, из которого вот-вот рисковало что-то вывалиться на прогретый асфальт. Девчонка подалась сначала влево, потом вправо, явно пытаясь заложить маневр так, чтоб обойти Сару, даже не соприкоснувшись с ней. При этом всем своим видом источая то омерзение, которое испытывала от неожиданной встречи и от необходимости даже стоять рядом с женщиной, которая ее родила.
- Никаких десяти минут! - Крисси прошипела это сквозь зубы, похожая сейчас на политую водой кошку - злую, раздраженную и взъерошенную, с дыбом стоящей на загривке шерстью и распушенным хвостом. - Отойди от меня, не то я снова закричу. Слышишь?! - Судя по позе, тону; исходя из того, как побелели костяшки пальцев на руках, прижимавших к груди рюкзак - девочка не шутила. - А потом позвоню деду. И скажу, что видела тебя. И что ты была в городе, и не позвонила им. Ты - свинья! - Высокий звонкий голос оборвался на тонкой истеричной ноте.
- У Криса хотя бы папа был! А ты отдала меня деду с бабкой! Ты меня бросила! Ты нас бросила!.. Бросила! Меня! И папу! И Криса! Мерзкая, костлявая плоскодонка! Предательница! Не хочу тебя видеть! Не хочу с тобой разговаривать!.. - Все попытки говорить шепотом свелись к нулю, потому что Кристина снова заходилась громким, откровенным криком. И судя по тому, что ей в голову не приходило оглянуться по сторонам и посмотреть, кто может быть свидетелем этой во всех смыслах "чудесной" сцены "семейного" скандала - ей было плевать, кто и что может подумать, если услышит даже совсем немного.
- Уходи! Или дай мне уйти! - Девчонка сделала отрывистый шаг вперед, почти выпад, намеренная оттолкнуть Сару, сдвинуть ее с места, и хоть как-то пробиться вперед, вырваться и убежать от неприятного ей общения. - Ты мне не мать! Ты просто инкубатор, который произвел меня на свет! Проклятая машина!.. Уйди с дороги!

0

6

[AVA]http://i.imgur.com/F4MtzeY.jpg[/AVA]
‘Cause I don't feel like I'm getting through to you
Let me paint this clear, life is short, my dear
See your mother here

Одним из неоспоримых достоинств Джен было то, что ей не нужно было что-то говорить дважды, а иногда даже одного раза было вполне достаточно для того, чтобы та заткнулась и оставила при себе свои столь необходимые время от времени, но иногда совершенно неуместные замечания. Сара знала, что потом, спустя какое-то время они непременно это обсудят, ну, если это вообще можно назвать обсуждением. Главное, что недосказанностей между ними не останется. В том числе и в том аспекте, который до сих пор Сара считала не то чтобы не представляющим особой важности — важным он для неё не переставал быть никогда, — скорее, не пересекающимся с той реальностью, в которой была Джен. Вот была одна Сара Колберт, мать двух детей, оставившая их и мужа для того, чтобы жить той жизнью, которая ей казалась и до сих пор кажется правильной и единственно подходящей для неё. И была ещё одна Сара Колберт, прошедшая вместе с ехидной обладательницей третьего размера огонь и воду не в одной боевой точке, разделившая с той дохера всего, от игры в жмурки со смертью до страсти, граничащей с исступлением. До сих пор эти две Сары существовали отдельно друг от друга. Видимо, именно сейчас — как и стоило ожидать, очень внезапно, неожиданно и, блядь, невовремя — настало время для того, чтобы им слиться в одну.
Одну Сару Колберт, не факт, что подходящую своей любовнице. Совершенно очевидно ненавидимую своей дочерью. И абсолютно не представляющую, какое значение имеющую для себя самой.
Кричи, — легко согласилась она. — Ты и так это делаешь.
Кристин действительно очень легко перешла на вопли — эмоциональностью она явно удалась не в мать и даже не в отца. Может, в бабушек-дедушек? Неважно.
Хватит вести себя как двенадцатилетняя девчонка, — жёстко сказала Сара. — Ты сюда пришла зачем? Работать? Так какого хера устраиваешь истерики на ровном месте? Мало ли кто тут объявился, ты, что, думала, что взрослая жизнь — это такая ровная дорожка, усыпанная розовыми лепестками? А о том, скольких людей ты подведёшь своим побегом, ты подумала?
Сара смотрела на дочь слегка исподлобья, прямо и чуть прищурясь. Вряд ли кто, кроме Джен, мог бы заметить, что она стоит вроде бы в обычной расслабленной позе, но выставив одну ногу чуть дальше вбок, чем требовалось. Да и руки, слегка вскинутые во время речи, не повисли вдоль боков, а остались в еле заметном напряжении, полусогнутые в локтях. Как будто Сара в любой момент была готова поймать Кристин, метнувшуюся — попытавшуюся метнуться — мимо неё.
Я звонила родителям, — чуть более мягко сказала она. — И звоню им каждый раз, когда бываю в США.
Продолжать Сара не стала, даже особо не надеясь, что до дочери дойдёт хотя бы часть реплики, особенно после того, как мать только что вербально отхлестала её по щекам, приводя в чувство. В принципе, об этой претензии, как и прочих, конкретно сейчас было не время и не место говорить. Да и, собственно, Сара сильно сомневалась, что это время когда-нибудь настанет.

0

7

[AVA]http://sg.uploads.ru/t/5DUoH.jpg[/AVA]- Я буду вести себя, как захочу! Понятно?! - Кристин тоже щурилась - в этом она была удивительно похожа на мать - но головы не опускала, наоборот, она смотрела немного снизу вверх, наклоняясь корпусом вперед и вниз, но приподняв лицо, глядя на Сару с очевидным пренебрежением.
- Не надо тут делать вид, что ты меня вроде как контролируешь! Ты меня ни секунды не контролируешь, и даже не пытайся! И вымой рот с мылом! С твоего языка капает грязь! Я не хочу в ней пачкаться, ясно?! Можешь со своей солдатней "херакать", - раскрасневшаяся от крика девчонка сгримасничала с явным отвращением, - а со мной не надо!
Злость бурлила в ней так сильно, что Крисси колотило мелкой нервной дрожью. Ох, если бы только она могла выпустить рюкзак из рук, она бы тут устроила!.. Она бы показала Саре!.. Но как назло сверху в рюкзаке была расстегнутая косметичка со святым - с дорогущей косметикой, подаренной в этом году бабушкой на день рождения. И если все это богатство рассыпется по асфальту, ему определенно наступит конец - пудра и тени наверняка разобьются, а ведь там редчайшая палитра матовых оттенков, такую теперь днем с огнем не найти. Скоропостижно кончатся и зеркальца в самих боксах, они, наверное, еще более хрупкие, чем все остальное. Колпачок на любимой помаде наверняка треснет и потом придется подклеивать его скотчем - гаже ничего не придумаешь, правда. А уж о карандашах и говорить вообще нечего. Их можно будет выбросить сразу, не задумываясь. А еще на дне банка духов, которая, если ее разбить...
В общем, между действием и желанием хоть раз стукнуть кулаком по чему-нибудь живому, стояла серьезная преграда в виде женской жадности. Нужно было сначала плавно опустить рюкзак на землю, а потом уж набрасываться с кулаками. Когда Кристин больше всего хотелось швырнуть чем-нибудь в мать, но совершенно не соизмерять скорость опускания чего бы то ни было на пол. Поэтому она обнимала несчастный рюкзак, в конце концов, отступив на пол шага, решив, что раз ей не дадут уйти - она просто запрется в фургончике. Это тоже было весьма себе рабочим вариантом.
- Звонишь родителям? Какая ты молодец! Вот это достижение! Правда! Я покорена твоей самоотдачей. Это ты раз в два года, что ли, дозваниваешься? Когда один контракт заканчивается, и ты едешь оформлять следующий? Или у вас отпуска бывают, а? А позвать к трубке меня тебе что, было сложно? Или страшно? Или ТРУДНО?! Ненавижу тебя! - Кристин подняла плечи, мотнув головой из стороны в сторону, встрепывая еще сильнее укладку, и без того находившуюся к тому моменту в полнейшем беспорядке. И совершенно по-детски затопала ногами, затянув на несколько секунд одну высокую, горловую ноту.
- Лучше бы я тебя не видела! Лучше бы ты ко мне не подходила! - Развернувшись, Крисси метнулась к фургончику, пытаясь коленом захлопнуть дверку, больно ударившись об ее торец и зашипев сквозь зубы, оглядываясь в поисках стула, или еще какой-то относительно мягкой поверхности, на которую можно было бы бросить рюкзак без риска расколотить в дребезги все его содержимое.

0

8

[AVA]http://i.imgur.com/F4MtzeY.jpg[/AVA]
Первое, что Сара сделала, когда Кристин скрылась обратно в фургончик — совершенно машинально потёрла лоб под чёлкой, сделав рукой едва уловимое движение, как будто сдвигала на затылок кепку. Или каску.
Отвечать на обвинения дочери она не стала — да у неё и не было на это ни времени, ни возможности. Монолог Кристин не предполагал реакции, он был самодостаточен, можно сказать, идеально отточен. Саре сложно было представить, сколько раз за пятнадцать лет Кристин проговаривала про себя те слова, которые хотела кинуть в лицо матери-кукушке.
И в определённой доле правоты Сара не могла ей отказать, хотя и прятала чувство вины так глубоко внутри себя, что даже сейчас не могла до конца признаться самой себе в его наличии.
Она подошла к фургончику и села на ступеньку, прислонившись затылком к тонюсенькой двери, заговорила негромко, точно зная, что сквозь эту ненадёжную преграду слышно каждое её слово. Слушают ли их — это был уже другой вопрос.
Твоя злость на меня совершенно естественна. И я ни в коем случае не требую от тебя «понять и простить», не пытаюсь оправдаться или ещё что. Ты права — мы с тобой…
Сара внезапно запнулась, сглотнула невесть откуда взявшийся комок в горле и хмуро взглянула на Джен, откровенно маячившую неподалёку. Не то чтобы Сара злилась или испытывала какие-то другие негативные эмоции, скорее, фигура Джен была для неё тем якорем, который помогал удержаться на той поверхности, где Сара привыкла барахтаться, плавать — и весьма неплохо плавать — за последние годы.
Мы с тобой чужие люди, — справившись с голосом, закончила она. — Я тебе не мать и не претендую на это. Если тебе нужно высказать мне, что ты обо мне думаешь, ты можешь сделать это в любой момент — за пределами съёмочной площадки. Здесь не место семейным разборкам. Я пришла сюда работать, а ты…
Сара снова помолчала, машинально выбила кончиками пальцев неровный ритм по ступеньке, на которой сидела.
Ты пришла сюда, чтобы воплотить в жизнь свою мечту. Ты уверена, что встреча с… человеком, который для тебя, в общем-то, чужой, стоит того, чтобы отказаться от своей мечты?
В какой-то момент Саре показалось, что она говорит с самой собой — той Сарой Колберт, которой она была, кажется, несколько тысяч лет назад. Тогда ей не нужно было бесед по душам с людьми, имеющими — похоже, что имеющими — для неё ценность, чтобы определиться с тем, чего она хочет от жизни. Только вот станет ли дочь повторять её путь? Захочет ли?

0

9

[AVA]http://sg.uploads.ru/t/5DUoH.jpg[/AVA]Иногда просто закрыть дверь - это тоже победа. Огромная, необъятная победа. Когда ты руками держишь тяжелый рюкзак, когда у тебя болит колено, когда ты спешишь, и когда тебя колошматит от злости. Кристин снова выкрикнула - коротко, яростно, прежде чем наконец захлопнула несчастную дверку ногой, привалившись к ней, как будто Саре могло кольнуть в одно место ломиться в фургончик, применяя силу или стенобитное орудие.
- Я тебя не слышу! - Выпалила девочка, лихорадочно оглядываясь, спустив свою ценную ношу на ближайший туалетный столик, неуклюже разметав чужие пожитки. - Не слушаю тебя! - Съехав вдоль двери на корточки, Кристин зажала уши ладонями, уже чуя, как по щекам начинают градом катиться слезы, размером, наверное, со здоровые виноградины. - Ла-ла-ла-ла-ла!.. - Она нестройно запела предательски дрожащим голосом, намеренно громко, стараясь перебить слова матери, которая, похоже, решила взять ее осадой.
Да как она вообще могла ей говорить что-то?! Сара, по личному мнению Кристин, не имела права даже дышать в ее сторону, не то что смотреть, или находиться с ней на одной съемочной площадке! Им двоим тут было не место, и вряд ли сериал что-то потеряет, если Крисси, изобразив безосновательную (очень даже обоснованную, если вдуматься) истерику, уедет домой. Ну и пусть. Пусть мама подавится, и работает здесь дальше. А Кристин не хочет - не имеет ни малейшего желания - каждый день наблюдать ее в подозрительной близости от себя.
Беззвучно всхлипывая, девочка дотянулась до своего рюкзака, с третьей попытки выуживая из внешнего кармана мобильный телефон, дрожащими пальцами набирая на экране сообщение. Дольше всего она раздумывала, чей именно контакт вбить в строку получателя - это была почти этическая дилемма. Ни один из предполагаемых вариантов не казался идеальным, однако в этой конкретной ситуации Крисси поступила нетипично: в любом другом случае она обычно строчила кляузы деду, тот бросал все и приезжал, как только мог; все обидчики были неизменно наказаны, справедливость торжествовала, и бабушка вечером готовила любимые кристинины оладьи с кленовым сиропом. Однако сейчас... Сейчас деда звать было бесполезно - ну что он сделает? Да и захочет ли он видеть Сару? На что все это будет походить? Во что скатится? Кристин не нуждалась в торжестве справедливости - ей нужно было, чтоб ее отсюда забрали, и все. А причину, по которой она уехала, она расскажет деду вечером, когда ее уже, наконец отпустит.
Отправив сообщение на телефон брата, девочка слепо швырнула трубку куда-то вперед, размазывая свободной ладонью по щекам тушь вперемешку со слезами и уткнувшись лицом в согнутые колени, обнимая себя за талию. Абсурдно, парадоксально, но в этот конкретный момент совершенно беззвучно зовя маму - не ту женщину, которая сидела на ступенях перед фургончиком, где-то за тонкой, почти картонной дверкой. А Маму - то непонятное, идеальное, выдуманное самой Кристиной существо, к которому она всегда обращалась, если ей было плохо.
И в этих условиях ни о какой мечте уже речи совершенно не шло.

0

10

[AVA]http://i.imgur.com/F4MtzeY.jpg[/AVA]
Наверное, действительно стоило просто уйти. Просто оставить за спиной эту совершенно незнакомую ей девочку, такую одинокую в своей зашкаливающей ненависти. Просто исчезнуть, не мешать ни ей, ни самой себе, пойти дальше по своему собственному пути, позволив ей то же самое. Просто скрыться, как будто никогда и не было этой встречи — которой не могло и не должно было быть. Просто уйти, встать со ступенек, оторвать затылок от шершавой фанеры, распрямить колени и шагнуть в ту же сторону, откуда пришла.
Просто уйти.
Как уже один раз ушла.
Сара потёрла переносицу, болезненно жмурясь. На Джен ей смотреть не хотелось, хотя она и была рада её молчаливому присутствию — в том числе и потому, что оно было молчаливым. Сейчас меньше всего Саре хотелось слушать кого бы то ни было, кроме, разве что, самой себя. И почти неслышных всхлипов из-за стены.
Определённо нужно было уходить.
Сара медленно поднялась, ощущая себя невыразимо старой и уставшей. Шагнула вперёд, развернулась на каблуках и попыталась открыть дверь.
С первого раза у неё это не вышло, но Сара надавила сильнее, просовывая внутрь вагончика сначала ногу, а потом уже пропихиваясь целиком. Где-то в середине манёвра дверь неожиданно подалась, и Сара едва не потеряла равновесие — Кристин отпрыгнула от двери (и от Сары) с такой прытью, как будто в вагончик пыталась забраться ядовитая змея.
Вагончик был совсем крохотный и тесный, и Саре понадобилось сделать всего пару быстрых шагов, чтобы поймать и прижать к себе Кристин. Сильные руки легко преодолели яростное сопротивление, и Сара удержала вырывающуюся дочь, как удерживают раненое животное, чтобы вколоть успокоительное, прежде чем начать вправлять сломанную лапу.
Какое-то время она так и держала Кристин в руках, не зная, что говорить и стоит ли вообще говорить что-нибудь. В голове метались обрывки разумных, рассудительных фраз, из тех, что говорят другому взрослому человеку. Что-то вроде: «Я не прошу прощения, знаю, что ты простить не сможешь…» — и так далее, и тому подобное. Сара никогда не была хороша в вопросах выяснения отношений, полагаясь больше на рассудок, чем на эмоции — но, пожалуй, никогда ещё она и не была в такой ситуации, никогда не сталкивалась с таким огромным, ярким, концентрированным чувством.
И вместо всех привычных слов, апеллирующих к здравому смыслу, Сара тихо сказала:
Прости меня.
И повторила чуть громче:
Прости.
Во второй раз слова дались легче, и хотя Сара не была уверена, что Кристин вообще её слышит, разжимать руки и отпускать дочь она не собиралась.
Даже когда дверь снова открылась. Сара бросила взгляд назад через плечо, готовая рявкнуть на нежеланного свидетеля, кто бы тот ни был: Джен, ассистент, режиссёр, сам Господь Бог.

Отредактировано Brad Colbert (2015-09-08 10:27:56)

0

11

[AVA]http://sg.uploads.ru/t/5DUoH.jpg[/AVA]На какой-то недолгий отрезок времени Кристин даже показалось, что Сара ушла, или просто оставила ее, наконец, в покое - девочка упоенно ревела, почти белугой, разве что стараясь не шуметь уж очень откровенно, чтоб, не дай бог, внутрь не начал кто-то ломиться (например, чтоб попытаться успокоить, ну). Однако ее надеждам (или даже мечтам, это уже как посмотреть) не суждено было сбыться. Когда Крисси, где-то уже глубоко внутри себя, решила, что выплакалась, и можно успокаиваться - на дверь с силой надавили.
Девочка пошатнулась, с перепугу чуть не потеряв равновесие, каким-то чудом успев выставить руки. Слезы стремительно высохли - Кристин задохнулась от возмущения. Это же что такое! Она тут рыдает, а там кто-то нетерпеливый ломится в ее интимную обстановку полного раздрая!.. Вот нужно им, видите ли!
Взвившись на ноги, Крисси сначала подперла дверь плечом - из чистой воды упрямства, просто назло мешая войти беспардонному захватчику, ломившемуся в гримерку. И только через какое-то время до нее дошло, что скорей всего это Сара, о которой страдалица уже успела забыть.
Резво сменив тактику, девочка отшатнулась внутрь вагончика, лихорадочно оглядываясь по сторонам, лихорадочно стараясь определить, в какое окно она может выскользнуть наружу, чтоб спастись бегством. Решить ей уже толком не дали - Сара (а это была именно она) уже вломилась в гримерку, коршуном перехватив Кристин, которая как раз хотела мимо нее как-нибудь шмыгнуть наружу.
Оказавшись в тонких, но удивительно сильных руках, девчонка завизжала - уже немного хрипло и надрывно, как кричат дикие зверьки, которых жестокие люди хватают своими грязными ручищами, чтоб посадить в клетку. Забившись в объятьях матери в бесполезной попытке вырваться, Кристин била сжатыми кулачками по плечам, куда придется, и рвалась на свободу уже с воем, давясь снова брызнувшими от злости и возмущения слезами.
- Пусти меня! Пусти! Не хочу!.. - В конце концов, Крисси мелко задергалась, рывками приседая на мысках, как часто делали капризные дети, не в состоянии иначе выразить свое какое-то требование. Сара, судя по всему, действительно не понимала этих бессловесных сигналов - только просила прощения, и все. Кристин захныкала, упираясь ладонями матери куда-то над ключицами в очередной порции дерганий и рывков, когда двери вагончика вновь распахнулись. Девочка мгновенно повернулась на звук, замолчав ровно на секунду. А потом заревела в полный голос, с завываниями и всхлипываниями - демонстративней ее, наверное, были только актрисы тридцатых годов, заламывающие в кадре руки и падающие на колени в приступе скорби.
На низких ступеньках стоял Кристофер - взъерошенный, напряженно-растерянный. И созерцал всю открывшуюся ему картину с видом человека, наблюдающего какую-нибудь опасную химическую реакцию - рванет, или нет.
За спиной у парня маячила макушка папы-Колберта.
- Привет, мам. - Парень безошибочно определил, кто держит Кристин. И судя по его тону, никакой лютой ненависти, хоть на йоту похожей на чувства его сестры, Крис не испытывал.
- Пусти~и... меня~а... - Продолжала выть Кристин, приседая в руках у Сары так мелко и часто, будто ей нужно было в туалет, а не освободиться.

0

12

[AVA]http://i.imgur.com/F4MtzeY.jpg[/AVA]
Рявкнуть не получилось — и даже не из-за того, что плач Кристин заглушил бы любую реплику Сары.
Собственно говоря, в вагончик за дочерью Сара пошла потому, что была совершенно не готова к этой встрече и руководствовалась скорее импульсами, чем холодным рассудком. Как показала непрекращающаяся истерика Кристин, импульсы привели Сару к неправильному решению. Мягко говоря.
Ещё меньше она была готова увидеть сына и бывшего мужа.
Здравствуй, Кристофер, — мрачно сказала Сара, разжимая наконец руки и отступая в сторону.
Одновременно она повернулась боком, чтобы видеть и Кристин, и тех, кто стоял на пороге вагончика. Это, конечно, не мешало ей чувствовать себя загнанной в угол, но Сара рефлекторно пыталась защитить спину, словно во время боевой операции.
Во время боевых операций было намного проще.
Здравствуй, Брэд, — чуть помедлив, сказала она не менее хмуро.
В вагончике как-то разом стало совсем тесно, хотя Кристофер ещё не вошёл внутрь. Сара сделала шаг назад и почти уткнулась спиной в хлипкую стенку, которую при желании могла бы, наверное, пробить кулаком. Притрагиваться к Кристин она больше не пыталась, наоборот, заняла оборонительную позицию. Объяснять, что случилось, или оправдываться Сара не торопилась.
Брэд появился почти сразу за Кристофером, чуть замешкавшись на подходе к вагончику: его внимание привлекла стоящая с независивым видом женщина. На несколько секунд дольше, чем позволяли приличия, задержавшись взглядом на внушающем уважение бюсте, Брэд чуть не споткнулся, когда из вагончика раздался ещё более громкий, чем до этого, вопль. Все мысли о посторонних женщинах вмиг вылетели у него из головы, столько в этом вопле было горя и ужаса.
Крис, ты в порядке? — обеспокоенно спросил он, чуть не вталкивая Кристофера в вагончик, чтобы самому увидеть, что там происходит.
В отличие от сына, бывшую миссис Колберт Брэд проигнорировал, словно её не существовало в этом вагончике так же, как не существовало в их жизни все предыдущие пятнадцать лет.
Дверь в вагончик была слишком узкой и невысокой, и Брэду, даже стоя на ступеньку ниже Кристофера, приходилось наклоняться, чтобы заглянуть внутрь. Не приходилось и думать о том, чтобы, подобно рыцарю в сияющих доспехах, ворваться и спасти дочь от дракона, которым оказалась внезапно объявившаяся мать — их всех оказалось слишком много на таком ограниченном пространстве.

0

13

[AVA]http://sg.uploads.ru/t/5DUoH.jpg[/AVA]Джен было откровенно скучно топтаться на улице - она уже и камешки мелкие попинала, и пустую банку от газировки до мусорника донесла, и закурила, а вой в фургончике не то что не стихал - он, кажется, становился только громче. Джен уже всерьез раздумывала, не заглянуть ли ей внутрь и не вправить ли мозги обеим - матери и дочери (ну а зачем так громко демонстрировать собственную "трагедию"?), когда на площадке появились новые персонажи захватывающей истории про Санта-Барбару.
Пацан шел впереди довольно целенаправленно. Даже не шел - почти бежал. На вопли, видимо. А вот его отец (сходство между самцами угадывалось в первый же момент, даже не в чертах лиц, а в каких-то нюансах), шел куда более неспешно. Даже залип на несколько секунд, откровенно пялясь на Джен. Та только фыркнула и выдохнула плотную струю дыма в его сторону. Хотела даже что-то схамить. Эдакое, про то, что ее лицо находится повыше, и с этим лицом можно, наверное, поздороваться.
Но в фургончике рыжая фурия заложила такую руладу, что и папа-Колберт и сама Джен - оглянулись в сторону плотно зашторенных крошечных окошек.
- Кто-нибудь... Заставьте ее уже замолчать... - Пробормотала брюнетка, проследив за Брэдом, застрявшим на ступеньках перед фургончком - на самом пороге колом стоял мальчишка, мешая войти внутрь.
Эта позиция оказалась стратегической - Крис не давал отцу попасть в салон "гримерки", а всем уже находившимся внутри - выйти из него. Сара к этому, правда, вовсе не стремилась, отпустив дочь и попятившись в угол, как будто Кристофер был намерен наброситься на нее с кулаками или еще с чем потяжелей. Зато, вот, Кристи, стоило только удерживающим ее рукам разомкнуться, отшатнулась, разворачиваясь уже где-то на середине этого порывистого движения, ударившись бедром о туалетный столик, сшибив на пол какие-то баночки и флакончики.
То, с какой резвостью уже в следующий момент девочка ринулась в руки к брату, могло бы показаться неестественным. Во всяком случае, сам Крис лицом выразил собственное удивление по поводу этого факта - не то чтоб сестра обычно горела желанием прятаться у него на груди.
- И тебе привет. - Пробормотал, обнимая рыдающую соплюшку за плечи.
- Крис, ты в порядке?
- Не~ет... - Проскулила Кристин в ответ на вопрос отца, цепляясь за брата и подняв плечи.
- Не запачкай меня только... - Проворчал Кристофер, не предпринимая никаких попыток успокоить сестру; героическим поступком считалось уже то, что он терпел ее совсем рядом - это вовсе не входило в его обязанности, и они никогда не были достаточно близки для подобных действий. - Прям встреча века... - Крис поднял голос, чтоб Сара тоже его слышала. - Радостное воссоединение... Может хоть съездим, пиццы съедим по этому поводу?.. - Съехидничал, тут же об этом пожалев.
- Никогда! Я никогда не сяду с ней за один стол!.. - Вышла на новый виток истерики Кристин, марая слезами футболку на плече брата.
- Дайте ей соску кто-то... - Очень тихо попросила за спиной Брэда Джен, туша окурок о край металлической урны. - Или смените уже подгузник...

0

14

[AVA]http://i.imgur.com/F4MtzeY.jpg[/AVA]
Сара скрестила руки на груди и втянула голову в плечи, глядя исподлобья.
Куда уж радостнее, — хмуро сказала она. — Не уверена насчёт пиццы, но отсюда точно лучше уйти, пока не сбежалась вся съёмочная группа.
Меньше всего Саре хотелось сейчас, чтобы кто-то ещё стал свидетелем её взаимоотношений с бывшим мужем и детьми — которые, кажется, тоже считали себя бывшими, как минимум, одна из них. И были недалеки от правды.
В Ираке было проще.
Сара отлепилась от стены и шагнула вперёд, недвусмысленно давая понять, что собирается выйти из вагончика, а значит, сначала его придётся покинуть всем остальным. Она бы просто не протиснулась мимо троих — а, нет, уже четверых, за Брэдом Сара увидела Джен. Как ни странно, облегчения это Саре не принесло. Несмотря на то что спокойная уверенность Джен всегда помогала Саре справиться с самыми неприятными эмоциями, прямо сейчас это немного мешало.
А ещё нам надо бы поговорить, — Сара поморщилась от того, как фальшиво это прозвучало. — Надеюсь, вам, — говоря, она обращалась больше к Кристоферу, чем к Брэду, — удастся успокоить Кристин настолько, чтобы она смогла принять более разумное и взвешенное решение.
Она сделала ещё один шаг, приблизившись почти вплотную к детям и вынуждая их тоже двигаться к выходу из вагончика.
Брэд попятился, чтобы выпустить Кристофера и Кристин, и столкнулся с давешней брюнеткой. Только сейчас вспомнив про неё, Брэд обернулся, одаряя непрошеную зрительницу не менее мрачным взглядом, чем тот, которым только что смотрела на них его бывшая жена.
Простите, тут семейное дело, — сказал он как можно более вежливо, хотя в голосе проскальзывало сдерживаемое раздражение. — Вы не могли бы нас оставить?
Кто это такая и почему она считает себя вправе отпускать грубоватые замечания по поводу увиденного, Брэд спрашивать не стал — мало ли на площадке бесцеремонных людей. Вместо этого он сделал рукой неопределённый жест куда-то в сторону смутно различимого шума съёмок. И без того непростое положение только усугублялось наличием зеваки, пусть пока ещё не принимающей участия в разборках, но совершенно явно следящей за развитием событий — а Брэду совершенно не улыбалось, чтобы весьма неприятная ситуация превратилась в развлечение для кого бы то ни было.
Выражение его лица в эту секунду было очень похоже на выражение лица Сары — и Брэд нисколько не удивился бы, узнав, что и думают они сейчас совершенно одинаково.

0

15

[AVA]http://sg.uploads.ru/t/5DUoH.jpg[/AVA]- Они там уже что-то снимают, так что сомневаюсь, что они сюда примчатся, чтоб проверить, кто здесь причитает... - Начинает говорить Кристофер, поднимая взгляд к потолку. Ему очень хочется дерзить. И вовсе не потому, что где-то в полутьме, в углу фургона, стояла его биологическая мать; настоящая причина была в том, что истеричная Крисси решила написать дурацкую смс именно ему и отвлечь от дел насущных (между прочим, в багажнике автомобиля, на котором они приехали, таяло фисташковое мороженое). О чем Саре, ясное дело, знать было совершенно не обязательно.
- Они там снимают... - На этом этапе демонстративная истерика превращается в настоящее горе - Кристин утыкается брату в шею и начинает всхлипывать, мелко и неглубоко, этим слабым звуком сменяя вой, которым оглашала всю округу еще несколько мгновений назад.
- Ну, бля... - Крис закатывает глаза, запрокидывая голову, и вот прямо сейчас испытывая желание отодвинуть от себя сестру как можно дальше.
- Не ругайся! - Девочка вскидывается, возмущенно и злобно зыркнув мокрыми глазами на брата и надавливая Крису на плечи, выталкивая наружу - подросток пятится, натыкается на отца, и эта пробка мнется по ступеням вниз. - Я должна была быть на площадке!.. - Кристин размазывает по щекам тушь, шмыгает влажно носом, и Крис снова гадливо морщится. - Я должна была быть на площадке! А теперь меня там не будет!.. Потому что я не буду там находиться, пока ЭТА бродит по студии! - Она уже готова ступить на асфальт, когда вспоминает что-то очень важное. - Зараза... Сумка... - Кристин разворачивается, рванув снова в салон фургона, задевая Сару плечом и взглянув на нее уничтожающе - если бы взглядом можно было бы поджечь, Сара уже давно горела бы синим пламенем.
Сдернув с туалетного столика свой рюкзак, рассыпав по полу какую-то косметику и флаконы, Кристин тут же шмыгает обратно, прячась за спину отца и брата, выглядывая оттуда, как мелкий агрессивный зверек, решающий, нужно ему атаковать, или уходить в нору:
- Я не буду ничего решать, если она этого хочет.
- Прости, малыш, - в один голос с ней говорит Джен, так и стоявшая возле урны. Скрестив руки на груди, она похабно улыбнулась в ответ на слова Брэда, - не хотелось бы тебя расстраивать, но я имею прямое отношение к ней, - брюнетка подняла руку, указывая пальцем с коротко срезанным ногтем на спускающуюся по ступенькам Сару, - так что я никуда не уйду. И не надо мне тут, - Джен повторяет кистью движение, которым Колберт только что попытался отослать ее в сторону павильона, где проходили съемки, - вот этого. Дома будешь махать, на своего пацана и дочурку. А мне - не надо, ОКей? - Казалось, девушку совершенно не смущало выражение, блуждавшее на лице у Брэда. Хотя больше всего конкретно сейчас ей хотелось утащить Сару из происходящего бедлама. - Кажется, дорогая, я понимаю, почему тебе так нужен был развод...

0

16

[AVA]http://i.imgur.com/F4MtzeY.jpg[/AVA]
Брэд никогда не переставал удивляться тому, насколько энергичные дети у них с Сарой получились. За то время, пока он обменивался буквально парой фраз с непрошеной — или, вернее уже было говорить, очень даже прошеной? — свидетельницей внезапного семейного скандала, Кристин успела сообщить о вроде как истинной причине своей истерики, пометаться между вагончиком и обратно и в конце концов забиться под крылышко к спустившимся со ступенек Брэду и Кристоферу.
Окончательно потеряв контроль над мышцами лица, Сара начала морщиться ещё в тот момент, когда Кристофер начал говорить что-то о том, что до них на съёмочной площадке никому не будет дела — за недолгое пребывание на ней Сара смогла уже убедиться, что это далеко не так. Вопли Кристин только добавили мрачности выражению лица Сары, так что на ненавидящий взгляд дочери она ответила уже своим фирменным тяжёлым взглядом, выработанным за годы буквально выбивания себе подобающего места среди самых отъявленных шовинистов, которые только встречались в армии.
У неё начинало ломить виски. Сара, не дожидаясь, пока проход освободится полностью, вышла из вагончика, довольно неласково подвинув Брэда в сторону.
Когда я подала на развод, им было по три года, — с горечью ответила она Джен. — Дай сигарету.
Просьбу Сара выдала, не заботясь о том, какую реакцию она вызовет у Джен, которая прекрасно знала, что Сара не курит уже больше года. Закурив, Сара повернулась в сторону своей бывшей семьи и, сама того не желая, выпустила дым прямо в лицо как раз шагнувшему к ним ближе Брэду.
Так, — брезгливым движением руки разгоняя сизоватые клубы дыма, сказал он. — Я правильно понимаю, что ваша встреча на съёмочной площадке не следствие внезапно проснувшегося у тебя материнского инстинкта? Тем более…
Брэд смерил Джен с головы до ног как нельзя более демонстративным взглядом — как правило, таких вольностей он себе не позволял, но и сама ситуация, и поведение грудастой хамки потихоньку приводили его в бешенство.
Тем более, что с таким «прямым отношением», — очень подчёркнуто продолжил он после паузы, — для мыслей о детях в, ммм, голове точно места не останется.
«Дети» в это время торчали у него за спиной, так что вся картина создавала впечатление, будто Брэд становится грудью на защиту несчастных чуть ли не сирот от их злобной фурии — мамаши и не менее злобной фурии — её… компаньонки?
Во всяком случае, именно злобной фурией Сара себя сейчас и чувствовала — и, как всегда в сложных ситуациях, связанных с, мать её так, этикой грёбаных взаимоотношений между грёбаными людьми, чёрт бы их всех побрал, впала в некоторый ступор. Так что вместо ответа на такую неприкрытую агрессию она только ещё раз затянулась, скрывая замешательство. Со стороны это наверняка выглядело так, будто Сара плевать хотела и на Брэда, и на детей, и на их к себе отношение.

0

17

[AVA]http://sg.uploads.ru/t/5DUoH.jpg[/AVA]- О, дорогая... Я помню, когда ты подала на развод. - Внимательный собеседник вполне мог бы распознать в интонациях Джен мягкое, вкрадчивое сочувствие, скрытое за немного ехидным тоном. - Ты рассказывала мне. Это была ирония, детка. - Она достала сигареты из кармана куртки, машинально раскрыла пачку, протягивая Саре уже в таком виде. Другой рукой выдала зажигалку. - Травись на здоровье... - В конце концов, девочка уже взрослая, чай, не пятнадцать лет. Сама решит, что ей от жизни нужно.
Даже если бы Сара не молчала, это все равно не спасло бы участников семейных разборок от словоохотливости капрала Логан - ей палец в рот не клади, и лишний раз в сторону ее близких языком не полощи, может плохо кончиться. А в данном конкретном случае действия Брэда Колберта воспринимались самой Джен, как откровенная агрессивная атака. Что, в общем, и повлекло за собой соответствующую оперативную реакцию.
Брюнетка смерила Брэда ответным взглядом поверх стекол авиаторов - не менее демонстративным, во всяком случае. Трепетнула длинными ресницами, на которых не было и следа туши, и насмешливо поинтересовалась в ответ на "прямое отношение":
- А ты завидуешь?.. - Джен подумала, кажется, какую-то секунду, и добавила не отводя темного взгляда, всматриваясь Брэду в глаза. - Проблемы какие-то, зайчик?.. Мы сюда работать пришли. Твой визгливый рыжик закатил истерику на всю площадку, - на этих словах Кристин вспыхнула и обиженно надулась, - а мы в итоге виноваты? Нифига. Фильм про женщин-военных, твою экс-супругу позвали консультантом, боже! Какое совпадение! - Брюнетка всплеснула руками с таким видом, будто действительно была поражена такими превратностями судьбы. - Или ты считаешь, что мы провели разведывательную миссию для того, чтоб выяснить, куда там позвали сниматься вашу общую дочь? Чтоб лично приехать и проверить, как громко она будет вопить от радости, увидев мать?.. Да ладно.
- А мне всегда казалось, что Сара Колберт выглядит иначе... - Беззлобно влез со своими вездесущими комментариями Крис, засунув сестру обратно себе за спину, как только она рискнула оттуда выдвинуться (явно не с самыми благими намерениями). - И еще мне кажется, что вопрос был адресован именно Саре Колберт.
- А тебе я бы рекомендовала молчать, когда взрослые разговаривают. - Все с той же обманчивой ласковостью ответила ему Джен, посмотрев на мальчишку - бросив взгляд куда-то за плечо Брэда, но не в состоянии в полной мере рассмотреть обоих подростков из-за роста Колберта. - Мне нужна табуретка... - Ворчливо пробормотала себе под нос. - Откуда вы только такие беретесь?..
- Оттуда, где таких больше нет. - Кристин произнесла это с какой-то странной гордостью, которая раньше в ее устах по отношению к отцу никогда не звучала. И может вопрос был только в контрастах - унизить мать и поднять Брэда в глазах присутствующих. А может и не только в этом - девочка сама не знала, было ли это с ней все эти годы, или появилось вот только сейчас, когда она увидела, как папа защищает своих детей. Хотя... было бы от чего защищать на самом деле.

+1

18

[AVA]http://i.imgur.com/F4MtzeY.jpg[/AVA]
С каждым словом и Дженис, и Брэда Сара морщилась всё сильнее, как будто их разглагольствования причиняли ей физическую боль. Собственно говоря, это было недалеко от правды: от никотина голова разболелась ещё сильнее, и больше всего сейчас Саре хотелось, чтобы это всё просто закончилось. Она затянулась ещё раз, пытаясь собраться с мыслями, и мрачно взглянула на Брэда, лицо которого приобрело комично растерянное выражение.
Так, — с некоторой заминкой сказал Брэд словно в ответ на её невысказанные размышления.
Что он, что Сара чувствовали себя во всей этой ситуации явно не в своей тарелке — в отличие от детей, которые если не наслаждались происходящим, то точно знали, как себя следует вести и что говорить.
Крис, подожди, — машинально сказал Брэд, на долю секунды не успев за успевшей отраить выпадку сына Дженис, и добавил: — Крис, ты тоже.
Он говорил, не задумываясь, автоматически назвав обоих детей одним и тем же именем и даже не заметив этого. Кристофер и Кристин не так часто бывали под попечительством отца вместе, так что Брэд привык обращаться к ним одинаково.
Он потёр лоб.
Значит, ты здесь работаешь, — сказал он, адресуясь к Саре.
Та округлила губы, очень медленно выдыхая струйку дыма, и только после этого ответила:
Да. Поэтому и предлагаю обсудить всё в более спокойном месте. Я не хочу доставлять неприятностей Кристин.
Сара мельком глянула на дочь, выглядывающую из-за спины отца с таким довольным видом, словно привела его на разборки с обидевшим её мальчишкой из той же песочницы. Выражение лица Кристофера было менее однозначным, но и он обращал гораздо больше внимания на Брэда, чем на всех остальных. На какой-то миг Сара почувствовала укол чего-то, очень похожего на зависть, и ей пришлось напомнить себе, что она сама выбрала тот путь, который привёл её в это самое положение. Положение матери, не являющейся таковой даже формально. Положение матери, собственные дети которой смотрят на неё с брезгливым недоумением, явно желая, чтобы статус кво, при котором их пути не пересекаются, сохранялся и впредь.
Брэд продолжал тереть лоб, чувствуя себя крайне неловко и нелепо. Вся эта ситуация походила на какой-то фарс из дешёвой мелодрамы.
Кристин, — наконец что-то решив, сказал он, не оборачиваясь. — Ты хочешь сниматься в этом сериале? Да или нет? Без всяких оговорок и условий, будь добра. Просто — да или нет. Одно слово.

0


Вы здесь » CROSSGATE » - нереальная реальность » Дом самоубийц: Thank you very little


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC