К ВАШИМ УСЛУГАМ:
МагОхотникКоммандерКопБандит
ВАЖНО:
• ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ! •
Рейтинг форумов Forum-top.ru

CROSSGATE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSGATE » - перевернутая страница » С видом на море


С видом на море

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

С ВИДОМ НА МОРЕ*
http://41.media.tumblr.com/3d91eb53a1873ac0ef39a1f91ffe0b99/tumblr_ms9w2wTc2P1rf8rdmo1_500.jpg
[Dragon Age]

Они потеряли всё: дом, сестру, остатки родной земли - подались в бега, чтобы оставить за собой то малое, что успели спасти. Друг друга, в основном, конечно - не считать же худой мешок с воспоминаниями действительной ценностью, а тёмный трюм, пропахший мочой и солью и забитый крысами и плачущими беженцами, -
путёвкой в лучшую жизнь.
Впрочем, цени, казалось бы, и малое.
Только теперь между братьями нет Бетани, способной решить любой конфликт.
Теперь их осталось двое. И много дней моря.

участники: Карвер и Гаррет Хоук
время: пролог второй игры, между Лотерингом и Киркволлом
место действия: корабль посреди Недремлющего моря
предупреждения: семейные недомолвки, разногласия и фейспалмы. Всё, как любят Хоуки.


Когда так много позади
всего, в особенности — горя,
поддержки чьей-нибудь не жди,
сядь в поезд, высадись у моря.
Оно обширнее. Оно
и глубже. Это превосходство -
не слишком радостное. Но
уж если чувствовать сиротство,
то лучше в тех местах, чей вид
волнует, нежели язвит.

* Иосиф Бродский, C видом на море

Отредактировано Garreth Hawke (2015-07-22 22:21:56)

+2

2

Весь день Карв провел в вонючем и душном трюме. Весь этот грешный клятый денек он принужден был слушать вопль и стенания таких же, как и они с Гарретом и матерью, "счастливцев". Этот корабль был последним в длинной череде точно таких же утлых, и откровенно убогих корыт, которые если не чудом, то явно молитвами Андрасте умудрялись, худо-бедно, но все же держаться на плаву. Парня бесили полные боли и горечи глаза  матери. Раздражало до судорог собственное унылое бессилие, раздражал сам факт того, что даже вывернув все карманы и даже вроде как договорившись через старшенького братца, о том, чтобы мать не мытарили на веслах, она, также как и прочие обитатели трюма "вносила посильную лепту", вроде так это теперь пафосно называлось. Амбре дешевой выпивки, чьей то рвоты а также тухлой рыбы, гниющих водорослей, мочи и пота словно туман висело в небольшом помещении. Стоило ли удивляться тому, что многих мутило? Нет. Свою смену на веслах Карв наравне с Гарретом отпахал, а теперь в свободное время решил, что имеет право хоть на пару минут "проветриться". На мнения окружающих он и ранее то особо внимания не обращал, однако бездействие угнетало, да и лишняя вонь привлекательности трюму тоже не прибавляла.  Пооглядывавшись по сторонам и уяснив, что до его персоны никому ровным счетом нет дела, ферелденец торопливо нырнул в проем фонарного света откуда свешивалась прицепленная за гвоздь  веревочная лестница. Подняться к воздуху для парня было делом считанных секунд.
Море встретило его резким, пронзительно-ледяном порывом ветра смешанного с острыми каплями соленых брызг. Поеживаясь на стылом и промозглом ветру, последней "ласточки" уходящего шторма, Хоук-младший с тоскливым любопытством глядел на свинцово-серые воды. Про "замерз" можно было даже не поминать, ибо прорвавшаяся за время их бегства из Ферелдена одежда "открывала больше чем прикрывала" говоря образно-поэтическим языком одного слишком болтливого гнома. Обдумывая сложившуюся ситуацию Карвер задавался вопросом "А что будет если корабль окажется не способен, или просто не сможет пристать к пристани Киркволла?" Строго говоря, о самом городе парень имел практически нулевые знания, ну только что запомнил название порта и крепости, вот и все его были познания. Кто правит городом, и что они с братом там будут делать он не то что не знал, даже предполагать опасался. Впрочем, пару раз мать обмолвилась о некоем Гамлене Амелле, при этом вслух понадеявшись, что тот примет своих нищих и чудом избежавших гибели родственников.
Угу, нужны мы ему как в День Благодарения сухие хлебные корки... Держи карман шире.
Матросни поблизости не было, только какой-то хмурый тип с смаком втянув в себя струю вонючего табачного дыма удовлетворенно причмокнул плямкнув губами и коротко рявкнул на юнгу.
- "Шевелись, пока я не скормил тебя крабам, отрыжка пьяной устрицы!". На вдыхавшего острый, соленый воздух моря, парня, "боцман", назовем его так ради краткости, обращал внимания едва ли не больше чем на затихарившегося среди бухты канатов юнгу, который при помощи растрепанной швабры пытался изображать активную, трудовую деятельность. Сама палуба, несмотря на недавний шторм, была изрядно, ну не сказать что загажена, но чистотой не блистала, хотя по сравнению с трюмом была почти близка к идеалу чистоты.
Решив, что ему стоит хотя бы быстрой ходьбой согреться, закоченевший словно цуцик, Карвер рысцой потрусил по палубе. Ему втайне хотелось, как и боцману затянуться резким и "злым" табачищем, но вовсе не потому, что он курил... Просто хотелось больше хотя бы не чувствовать тот поистине "неземной" аромат трюма. В голову лезли абсолютно дикие мысли. И чтобы те привести в относительный порядок парень, продолжая все быстрее "совершать поздне-вечерний моцион", благо единственный наблюдатель не обращал на его персону никакого внимания, мысленно продолжал распалять сам себя.
-Хмм, ну допустим что наш корабль примут... А дальше то что... Единственное, что я умею - это железякой махать... А старший... Да его же первый встречный на таможне храмовник заметет. Мама тогда точно с ума сойдет... Вначале Бетани, потом Гаррет... Я ведь, по ее мнению, ну почти ни на что не годен. Так... Последыш... Мла-адшенький... Ни с чем пирог. Пустышка, которого едва терпят.  Ничего почти не умею. На этой мысли Карвер со всей дури треснул по ограде кораблика и сдавленно, едва слышно, яростно зашипел.
- Яа-айца С-создателя и титьки Андрасте!- И что мне, после ее откровений, потом делать? Как я ей в глаза то смотреть смогу? Авелин конечно неплохая девочка, да и явно неплохо обучена, в отличие от меня... Ее то еще могут в стражу взять, а мне... Ну если только в разбойники податься... Ничего не скажешь, завидная судьба. Быстрая ходьба слишком слабо помогала делу, принявшийся сыпать сверху холодный и мелкий дождик также не добавлял веселья, и наконец кончив свои "метания" Карвер, баюкая отбитую руку, остановился почти рядом с входом в трюм. Посторонний же "наблюдатель", расположившийся чуть поодаль, меж тем вынул изо рта потухшую трубку и обстучав ту о перильца неодобрительно качнул головой медленно начав вновь набивать ее табаком. Крепко зажмурившись Хоук-младший не заметил как на палубе появилась еще одна тень, и только тяжелая хватка лапищи старшего братца да его негромкий, на редкость показавшийся гулким, голос отвлекли от нерадостных мыслей.
"Боцман" что-то невнятно ответил магу, впрочем, Карверу сейчас было плевать на то, кто и что говорит. Раздражение, вызванное как мыслями так и просто самим фактом "защиты" его особы Гарретом, воистину "раздраконило" парня.
Делая вид, что его неимоверно интересует мерный и ровный бег серых, нет черных, в темноте волн, Карвер, продолжая прижимать к себе левую руку, и только что не закатывая очи-горе, язвительно-желчным тоном избалованной принцессы вопросил новопоявившегося.
- Чего тебе надобно... Бра-атец? Ужель, я даже не могу в одиночестве просто подышать воздухом, хоть раз в день, а не теми миазмами которыми набит трюм?

Отредактировано Carver Hawke (2015-07-23 02:48:05)

+2

3

- Брааатец, - тянет Карвер.
Вокруг них Недремлющее море - бескрайнее и непроглядное, его столько, что мерить можно и в милях, и в долгих неделях пути и бессонных ночей среди прочих беженцев. Гаррет устал, и даже сон не способен восстановить его силы. Он всё слышит, как тихо плачет мама в своём углу, как огрызается - снова - на кого-то брат и пищат сытые крысы среди загнанных, набитых в трюм людей. День за днём - он, по правде, теряет их счёт после третьего (или пятого?), уже не заботясь особенно о том, чтобы вести и дальше их жалкую хронологию побега. Кому какое дело, сколько они пропустят на берегу? Никто из них вообще не уверен, что именно их ждёт в пресловутом, печально известном Городе Цепей.
Сэр Авелин ещё пытается поначалу что-то сказать, как-то приободрить и утешить, но ей и самой не до того - Гаррет видит, смерть мужа разбила её, бравого когда-то рыцаря, и здесь среди прочих беглецов и грязи она смотрится до болезненного к месту. Как и все они.
- Брааатец, - привычно растягивает Карвер.
Он выбрался наверх - они все это делают, мариноваться в трюме сутками невыносимо - это сводит с ума почище всех воспоминаний, а их и без того слишком много. Гаррет до сих пор оборачивается в поисках Бетани - никак не может найти сестру в толпе и только после понимает, что искать больше некого. Эта фантомная боль убивает, и оттого, что никто из них не поднимет эту тему, только сложнее. Когда умер отец, говорить было нечего, но это сплотило их. Смерть Бетани же... Гаррет догадывается, кого именно в этом винить. Он знает, что думают близкие.
- Братец, - как каменным кулаком поддых.
Гаррет чувствует глухое раздражение, застилающее ему глаза - куда большее, чем от матроса, перед которым только что пришлось лебезить. Никому из них не нужны неприятности - это старший Хоук понимает, но и вылизывать задницы каждому куску нажьего дерьма, который по воле Создателя оказался сегодня над ними и их судьбой, тоже приятного мало. Поэтому он старается не лезть на рожон - поэтому оттаскивает вовремя брата. Но тот...
То, как он говорит это "брааатец" - слово крутится и крутится в голове, распаляя - то, как растягивает и без того пренебрежительное обращение в издевательство, - сама речь Карвера становится своего рода вызовом, брошенным старшему бра-а-атцу. И обычно Гаррет не ведётся на подобные подначки - чаще всего оно себе дороже, да и привык он за время совместной жизни: на близнецов вообще порой было не напастись терпения и нервов - юмора разве что, дурацкого и до боли знакомого.
Но сегодня, сейчас старый выпад сметает остатки самоконтроля, оголяя и без того натянутые нервы. Чёрные волны всё бьются о борта корабля, громче и громче, как стучит едва не в ушах уже кровь.
Хорошо, что они наверху, - мелькает в голове.
- О, ты можешь что угодно, поверь мне. Только делай это в одиночестве, браатец, - последнее слово Гаррет выплёвывает, уже не скрывая раздражения и отталкивая Карвера вполсилы раскрытой ладонью - чтобы привлечь внимание. - И повзрослей уже, на твои детские выходки покупается только мать.
Чтобы не огреть самому же и тут же.

+1

4

Да что ты говориишь?! Оскаливаясь в пакостной ухмылочке "восхитился" Карв. Значит, я могу делать ну совершенно все что пожелаю? Хлопнув сам себя по плечам и почти что вслух мечтая чтобы старшенький наконец то перестал играть роль "того кто все про всех и про всё знает".
-С ума сойти! Как это все неожиданно. Ну правда. Я. Очень. Тронут. Твоим благородным дозволением. С хорошо слышимым хлопком Хоук-младший шлепнул себя рукой по лбу возводя очи горе и отменно желчным тоном договаривая.
-О да... Разумеется в одиночестве... Ведь... Бетани то... Нет... И спустя несколько секунд почти безучастно подметил.
-Вот только, какого архидемона ты то тут толкаешься, дорогой мой? Захотел разбить мое одиночество строгим братским надзором, чтобы младшенький обалдуй не натворил чего-то недозволенного или отчетливо идиотского? Да? Сейчас Карвера вело, он понимал что говорит не то и не так, но и остановиться уже не мог. Или... Ох, ну да, разумеется, мать... Последняя фразочка прозвучала  едко и раздраженно-утвердительным тоном. Ему пожалуй даже хотелось чтобы старший братец наконец таки прекратил играть в благородство и полез бы в драку и потому отчетливо нарывался.
Резкий порыв ледяного ветра заглушил его слова донося амбре вырвавшееся из трюма. Запал пошел на убыль, остро захотелось выпить, или хотя бы, засмолить такую же вонючую пакость которую смолил матрос возле шканцев. Сгорбившись и вцепившись в поручень словно в пресловутый якорь спасения Карвер глухо и безучастно прибавил постепенно понижая голос.
-Я то тебе и так, ровно бельмо на глазу. Проку с меня, только что нервы истрепать. Ни вару, как говорят купцы, ни товару, так, докука одна.

Отредактировано Carver Hawke (2015-09-06 03:22:34)

+1

5

Карвер распаляется только - Хоук и не знает, чего пытался добиться этой своей вспышкой, но обращаться к разуму сейчас ни сил, ни терпения. Поведение брата окончательно выводит из себя: всё это клоунничество, все эти выкрутасы - Карвера заносит, и Гаррет, привыкший одновременно быть и самым старшим, и самым легкомысленным из них из всех, сейчас вскипает моментально. Он всё ещё держит себя в руках - о, его вина, дьявольский котёл, в котором он варится последние недели, сковывает перед Карвером крепче заговоренных цепей. Но Гаррет на грани.
Несмотря на упоминание Бетани - каждое, сейчас не исключение - оно осаждает, заставив по-собачьи втянуть голову. И совершенно не гасит кипящий в груди гнев. Ни, мать его, чуть.
- Вот только, какого архидемона ты то тут толкаешься, дорогой мой? Захотел разбить мое одиночество строгим братским надзором, чтобы младшенький обалдуй не натворил чего-то недозволенного или отчетливо идиотского? Да? - Брат злится, но хватает его ненадолго. - Или... Ох, ну да, разумеется, мать...
Новый порыв злого ветра заставляет сжаться сильнее. Карвер скручивается над поручнем, и, наверно, были бы они нормальной семьёй, Хоуку бы сжалиться - выглядит парень жалко, разбитый и сломленный. Но между братьями никогда не было особенного взаимопонимания, и сейчас мало что меняется - они попросту  не способны нормально выразить собственное горе, не то что разделить его меж собой. Гаррет не видит, он сам разбит, он сломлен, он слишком виноват и, кроме всего прочего, боится, что горе чужое захлестнёт его с головой. Потому и стоит пень пнём, возвышаясь за спиной Карвера. Кажется, его трясёт. Кажется, единственный шаг в сторону разобьёт остатки самоконтроля, и он вскипит окончательно.
- Я то тебе и так, ровно бельмо на глазу. Проку с меня, только что нервы истрепать. Ни вару, как говорят купцы, ни товару, так, докука одна.
И вот это - не упоминание Бетани или матери, не клоунада и выкрутасы, не пресловутое "брааатец" в самых печёнках - именно эта глухая фраза становится последней каплей. Гаррет почти слышит, как в голове что-то щёлкает - мерзкий такой щелчок, долгожданный.
Он даже не оглядывается на сплёвывающего матроса, тот выкидывает бычок куда-то за борт - белым пятнышком во тьме на периферии взгляда. Хватает младшего за ворот и вздёргивает на себя, одним движением уволакивая за одну из деревянных балок. Ветер засвистывает из-за угла, но здесь их видно хуже. Хоук припечатывает Карвера к стенке - размеры позволяют ему это легко, и едва не рычит младшему в лицо.
- Я почти двадцать лет ждал, пока ты перестанешь, наконец, ныть, - выдавливает он из себя, прежде чем встряхнуть парня снова. - Вся эта история среднего сына здорово поистрепалась за годы, знаешь ли. Бедный Карвер в семье, полной магов. Бедный Карвер без внимания отца. Бедный Карвер всегда в тени, всегда номер два. Не знаю, почему тебе так нравится жалеть себя, братец, но, дыхание Создателя, если ты не перестанешь вешать на меня ещё и это, я прокляну тебя так, что ты будешь молчать остаток своей жалостливой жизни.
Глаза Хоука нездорово горят, он загнан и дышит тяжело и рвано. Кулак впивается сильнее в чужое плечо.
- И не смей использовать имя Бетани против меня, - тут Гаррет замолкает. Медленно отводит руку и отступает на шаг, бросает уже тише и бесцветнее. - Она не заслуживает этого - не того, чтобы её вспоминали для удара побольнее.

+2

6

Да иди ты... В бездну! Тихий, нет даже не яростный, скорее уже леденяще-холодный шепот, нет, даже не змеиное, скорее уж воистину гарлочье шипение срывается с  белых от ярости губ. Жесткая, намеренно желающая причинить боль хватка, нет захват.
-Проклянет он. У тебя кишка тонка. Только свое я и выставляешь. Ровно на торжище купчик-работорговец  товар нахваливаешь. А того, что лежит прямо под носом тебе не интересно, предпочитаешь не замечать. Ведь это так удобно. Чего не замечаю, того как будто и нет. И не тебе мне указывать о чем я могу вспоминать, а о чем или ком предпочту забыть.Чужое дыхание обжигает щеку, оно кажется настолько горячим что вызывает чувство сходное с омерзением. Карвер даже не дает себе ни малейшего труда скрыть появившееся на лице выражение.
Ткань чужой куртки-поддоспешника холодит ладонь и  тихое уже не столько даже шипение, сколько хрип сходный с ворчанием готового накинуться мабари нежели членораздельная речь.
-Закнись, ессли нечего сказать, авось за умного и сойдешь. Темные, яростные глаза напротив стоящего брата кривящего рот в мерзкой, почти идентичной его собственной, ухмылке- оскале, готового выплеснуть очередную порцию словесной блевотины, так и остается только ожиданием. Резко дернув лбом  вперед Карвер с отстраненным,  каким-то чужим любопытствующим интересом слышит  резкий хлюпающий хлопок, и подставляя подножку ужом выскальзывает пусть не из хватки припершего его к стенке брата, то хотя бы от самой стенки. Палуба скачет словно взбесившийся лошак, она омерзительно скользкая и чтобы остаться на ногах ему приходится продолжать цепляться за куртку брата. Впрочем и сам Гаррет также намертво вцепляется ему в предплечья. Сейчас их объятия выглядят со стороны поистине братскими.

+1

7

Хоук уже готов податься назад: слова свои обратно брать не станет, но остатки разума твердят, что нужно отступиться, пока всё не зашло слишком далеко. Видит Создатель, их семье не похвастаться гармонией и счастьем и без драки двух последних сыновей. А Гаррету хочется драки - очень хочется вбить это выражение лица младшему в череп.
До ломоты в руках, желваках на лице и статики, магией пляшущей по коже.
Пока они скалятся друг другу в лица, глаза в глаза, сжимая кулаки, как пара домашних мальчишек, он не разбирает толком того, что Карвер говорит - впрочем, сейчас ему этого и не нужно. Его ярость понятна, она отдаётся собственным рычанием где-то глубоко в глотке - проклятье, да и знает Гаррет всё, что младший может сказать, пусть смысл и приходит с запозданием на слово-два. Вызов, укор, обвинения. Бетани.
Он бы урыл щенка, не будь тот братом.
Он бы не разозлился так в первую очередь.
Карвер успевает первым. Дёргает вперёд, взбрыкнув из-под освобождённой хватки, и впечатывает голову Хоуку в нос. Гаррет охает, отступая - о, брат всегда был твердолобым, - хватается за что-то по инерции, чтобы не упасть с подножки, и едва не опрокидывает на палубу их обоих. Ему требуется какое-то время, чтобы придти в себя разумом, но тело действует само.
Он бросается вперёд вместе с Карвером, чтобы снова прижать его к той же чёртовой стенке. Теперь на чистых эмоциях и сквозь застилающую глаза пелену гнева - остатки самоконтроля, если они и есть, остаются уже на воле подсознания и уходят на сдерживание магии. Хоук зол, чертовски и без тормозов зол, как не был, пожалуй, почти никогда в жизни.
Хоук рычит и не слышит самого себя.
- А знаешь что, - гундосит он через сломанный явно нос. Кровь заливает верхнюю губу и заставляет кривиться. - Посрать мне на твои страдания, чтоб я снова играл в старшего брата. Проклятье.
Он ударяет в стену по обе стороны от карверовой головы, припечатывает правой рукой повторно туда же - на дереве остаётся выжженный след.
- Да лучше бы это ты там остался вместо Бетани! - орёт он. Лучше бы я там остался!
А сам будто ждёт чего-то.

Отредактировано Garreth Hawke (2015-10-12 10:47:02)

+1

8

Ярость схлынула словно бы выжигаемая ударами чужих рук в дерево. А знаешь... Ты... Прав. Короткий невеселый смешок. По крайней мере я хотя бы тогда не казнил себя за то что опоздал, и не пытался бы придумать чем заняться, чтобы помогать матери, и не быть вам всем немым укором своей пресловутой... Обыкновенности. Короткий, почти веселый взгляд. Сдавленный голос сипит практически на пределе. Что касается пресловутых моих страданий, о которых ты так сейчас столь проникновенно распинаешься, так это вы их и выдумали для себя, а мне... Мне в общем то было почти все равно. Неприятно конечно, но не смертельно. А серые, нет темные как стылые волны за бортом, глаза близко-близко. Чужое дыхание и аромат крови щекочут обоняние и Карвер, словно в полузабытьи,  рвано, в такт чужому, горячему дыханию выдыхает растягивая гласные.
Добытчика то с меня, братец, стоит признать, никакого не выйдет. Нет нормальных, обыкновенных умений, таких как у той же Авелин. А ведь я обязан, хотя бы, помогать матери, а не висеть на ее шее ровно платочек. И если до тебя такая простая мысль еще не дошла то это сугубо твои проблемы. В стражу городскую. Можно попробовать. Только вот, таких как я, желающих,  в каждой дюжине по двенадцать, а я в отличие от некоторых, реалист и знаю свои собственные шансы. Остается только либо разбой, либо стать  храмовником. Но, насчет первого варианта - мать явно будет против, а к последним я и сам не пойду.  Мерзкая, отчетливо циничная улыбка змеится по закусанным в кровь губам которая пятнает ворот рубахи. Пронзительно-яркие глаза старшего братца совсем близко, взгляд бешеный практически в упор а он хрипит выплевывая каждое слово так словно ему не хватает воздуха. Чужой лоб на расстоянии менее чем в полтора пальца.
-Основания же можешь придумать себе какие угодно. Только, я ни разу не бил в спину, и не собираюсь начинать с родни. Надеюсь, это то, хотя бы, тебе досступно для понимания?

Отредактировано Carver Hawke (2015-11-05 23:00:59)

0


Вы здесь » CROSSGATE » - перевернутая страница » С видом на море


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC