К ВАШИМ УСЛУГАМ:
МагОхотникКоммандерКопБандит
ВАЖНО:
• ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ! •
Рейтинг форумов Forum-top.ru

CROSSGATE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSGATE » - потаенные воспоминания » Hawke: An Unexpected Journey


Hawke: An Unexpected Journey

Сообщений 31 страница 37 из 37

31

Махе повезло, и она это понимала. Она пробежала весь путь до Нижнего Города, улизнув от всех неприятностей: большинство злоумышленников в такой дождь предпочли отсиживаться по своим убежищам, а тех, которые прятались под навесами, поджидая неосторожного прохожего, она все-таки избегала. Решение драпануть эльфийка приняла быстро, очень быстро, уловив перемену в их маленьком мирке: незнакомец с громким голосом, маг, то, что Фенрис узнал о ней. Не хотелось ждать, когда ее сдадут кому-нибудь на руки или отругают за вранье, надо было сразу искать защиту. И мелкая эльфийка-маг прекрасно знала, к кому можно побежать за помощью и кто не даст от ворот поворот даже в такой час.
Хранительница не спала. Она впустила девочку в дом, причитая о погоде, одиночестве, не случилось ли чего с Фенрисом и о других очевидных вещах. Напоила горячим, дала смену одежды, а после расспросила обстоятельнее. Маха не хотела жаловаться и не хотела ничего говорить, но уже на второй фразе разрыдалась, как последняя плакса, и потом не сразу взяла себя в руки. Хранительница обещала приютить ее и разрешила остаться по меньшей мере на эту ночь, сказала, что утро вечера мудренее и уложила девочку спать. Но сон не шел.
Потом они пришли - тяжелые железные шаги и уже привычный резковатый голос Фенриса, ну вот зачем надо было ее догонять? Маха и злилась, и пугалась, и опять хотела плакать. Накрыла голову подушкой и изо всех сил старалась не раскисать, а тут еще и шаги приближались, она всхлипнула и попыталась вжаться носом в кровать: "Меня нет, меня нет..." А потом он заговорил с ней.
Маха подняла голову. Как она и думала, это был тот маг, хозяин здоровенного дома, где они жили все это время, и друг Фенриса вроде как, знаменитый. Девчонке было плевать. Она шмыгнула носом, ожидая продолжения. С одной стороны, ей хотелось бы ему верить, потому что говорил он хорошие вещи. А с другой - не жирно ли? То есть мало того, что он ее уделал по части магии. Мало того, что Фенриса на лопатки уложил в рукопашной. Так еще и пришел в дом к Хранительнице за ней. И теперь жизни учит.
Девчонка мазнула по мокрой щеке плечом, глядя на незнакомца исподлобья. Утерла сопли рукой, выпрямив спину и воплощая собой уязвленное, но непоколебимое чувство собственного достоинства. И наконец, присмотревшись к магу всерьез, спросила:
- А ты вообще кто такой?

+1

32

Хоук только сейчас задумывается, а чего он вообще к девчонке сунулся. И ведь как лучше хотел - он действительно знает, каково это - пытаться понять, что именно думает и чувствует Фенрис под этой его суровой маской непробиваемого воина без страха и громадного упрёка. По большому счёту, ему нет до неё дела - не должно было быть: его волнует только Фенрис, да и тот наверняка понимает и сам, насколько не место ребёнку в их доме. Тем более ребёнку-магу. Хоук не бессердечен - наоборот, он слишком хорошо знает, знает не понаслышке, чем обычно заканчивается близость к каждому из них. А девчонка и без того натерпелась.
Лучше было оставить её одну.
- А ты вообще кто такой?
И всё же.
- Теперь я начинаю понимать, что он в тебе нашёл, - вздыхает Хоук. Он оглядывается за плечо и, убедившись, что эльфы ещё разговаривают, ступает в комнату. Хоуку кажется, будто среди босоногих эльфов его сапоги ещё тяжелее. Руки его так и остаются скрещёнными на груди, глаза смотрят цепко, хотя и без опаски. - Я Хоук.
Он ведёт пострадавшим плечом и кивает в её сторону.
- А ты Маха, - констатирует он. - И твой каменный кулак весьма неплох. Я бы, правда, предпочёл, чтобы в следующий раз ты не целила его в меня. И раз уж у нас вечер знакомств и никто, хвала Андрасте, не пострадал, даже попрошу вежливо и прибавлю "пожалуйста".
Хоук хмыкает и не особенно сомневается, прежде чем продолжить вопросом:
- Где ты научилась этому?

Отредактировано Garreth Hawke (2015-08-16 23:48:13)

0

33

- Никто не потащит ее домой против воли, - неохотно подтверждает Фенрис. Кажется, ему унизительна сама необходимость проговаривать это вслух.
- Хорошо. Тогда, думаю, завтра вы сможете встретиться и обсудить все на свежую голову.
- Я пригнал сюда Хоука и примчался сам не для того, чтобы договориться с тобой о встрече завтра, - судя по тону, запас вежливости воина почти исчерпан. У Хранительницы, как ни странно, ее в избытке:
- Нет, ты узнал, что с Махой все в порядке и она в безопасности. У тревоги, которая жгла тебя, больше нет причин. Теперь вы можете спать спокойно и отдохнуть до завтра. Сегодня был слишком насыщенный день, и я не стану будить ее по твоей прихоти. Хватит ей впечатлений.
Укол попадает в цель и вызывает не новую волну гнева, а лишь молчание.
- Пожалуйста.
- Да это же попросту неразумно.
Воину начинает казаться, что Мерриль просто не хочет отдавать ему девочку.

- Это я и так знаю, - почти ворчит Маха. - Не будешь больше нападать на Фенриса - может, и не буду, - по тону девчонки становится понятно, что она еще рассмотрит варианты, при которых бородач получит от нее по шеям. Потом она молчит немного и, приняв, по-видимому, решение, что с Хоуком можно и поговорить, отвечает уже менее сердито:
- Отец меня учил. Потом кое-кто из соседей. И Хранительница пообещала наставлять меня, когда мы только-только сюда приехали, - последнюю фразу она произносит вроде бы и защищаясь, но приосанясь тоже. Само собой, Мерриль среди сородичей пользуется большим уважением, она стала центральной фигурой на Киркволльском эльфинаже и о ней уже были наслышаны за пределами города. Для Махи она была авторитетным лицом, и сомнений в том, что этот авторитет признает и Хоук, у девочки не возникало.
- А ты? И почему ты ходишь за Фенрисом? Он же ненавидит магов.
Конфликта в том, что воин был знаком и мог полюбовно договориться с Хранительницей, Маха не усматривала: для нее это были схожие величины. Хоук, с другой стороны, несмотря на славу, о которой девочка имела весьма смутное представление, был неизвестной стороной, и признавать его вес она не торопилась. Или не хотела из той же обиды или упрямства. Или недоверия. Или ревности. Или, может быть, даже расизма, которым, как ни удивительно (и в то же время закономерно), страдали не только долийские эльфы.

Отредактировано Fenris (2015-08-17 06:57:44)

+1

34

- Нападать? - переспрашивает глупо Хоук и моргает, наверно, слишком громко даже для себя, прежде чем действительно осознать, о чём речь. Так вот что она увидела в особняке, понимает он. Так вот почему напала? Создателя штаны. По крайней мере, это многое объясняет. И если тот кулак был не просто агрессией или самозащитой загнанного в угол зверька - если то была попытка защитить Фенриса... Гаррет задумывается на мгновение, смеяться ему или краснеть - Андрасте ради, в каком-то смысле он и впрямь нападал, - но детская угроза в голосе умиляет даже.
Это, в свою очередь, почти не раздражает.
- Оставим этот разговор Фенрису, - сдается он. Вот пусть эльф сам и объясняет.
В голову почему-то снова приходят воспоминания о Бетани - в том числе о том, как однажды ему пришлось отвечать на вопросы близнецов о пестиках, тычинках и соседских девочках (после этого он ещё долго обходил Пич стороной). Разговор был не то чтобы сложным: у Хоука даже мальчишкой не было особенных проблем с обличением некоторых идей в слова, но как же сильно ему досталось потом от отца. Кто знал, что есть такие вещи как "стоит и не стоит рассказывать детям девяти лет". Воспоминание заставляет мысленно улыбнуться, тянет заскорузлым шрамом в груди.
- Отец меня учил, - отвечает она. Гаррет опускает руки - это забавно, как не хочется ему думать о том, кого именно так явно напоминает девчонка. - И Хранительница пообещала наставлять меня, когда мы только-только сюда приехали.
- Хранительница? Ах, Мерриль, - Хоук кивает рассеянно. Варрик писал ему о новой роли Мерриль в эльфинаже, но самому ему ещё предстояло свыкнуться с этой мыслью. Она до сих пор вызывает весьма противоречивые ощущения, многие из которых Гаррет предпочитает пока не трогать - не осознанно. И всё же Хранительница Мерриль, а? - Ты поэтому не сказала Фенрису? Потому что он ненавидит магов.
Ответ очевиден, конечно. Магия портит всё, чего касается. Он садится рядом и вздыхает нетерпеливо.
- И поэтому убежала?

+1

35

Девчонка кивает, подвигается на кровати, освобождая бородатому место, и садится, скрестив босые ноги. Лодыжки у нее костлявые, птичьи, и сама она угловатая и мелкая, что в рубахе и штанах со взрослого плеча заметно еще сильней. Спутанные волосы, еще не просохшие после дождя, топорщится светлая челка, и смотрит Маха теперь в пол, и говорит уже без вызова, тихо:
- Он должен быть очень зол. Я же его обманула.
Машинально поковыряла пальцем узор на покрывале и сама себе возразила:
- Я не хотела, получилось ненарочно. Пока мы все шли, это неважно было, а потом...
Ковыряние стопорится. Потом было страшно, что он отвернется, конечно. Но он же не спрашивал. То есть, это не совсем вранье. Но нечего оправдываться, все раскрылось и случилось, и ничего не переделаешь.
- Фенрис никогда не врет. Ему это будет непонятно, - тихо и убежденно заключила она, подтянув колени к груди и ткнувшись в них подбородком. Ну вот, с Хранительницей поговорить не получилось, сплошные сопли и вопли были, а теперь с чужим дядькой язык развязался. Глупость какая. Она сердито покосилась на Хоука, ожидая насмешки или чего такого, но по его лицу поняла, что этого не будет. И немного расслабилась, вздохнув и перестав сжиматься в узел.
Кажется, у них перемирие. Она была почти не против. В конце концов, борода не походил на плохого человека и, наверное, был Фенрису другом (все еще странно, ведь он маг). Да и злости ей не хватало огрызаться уже.
- Он прав, конечно, - как оправдываясь, продолжила она. - От нас сплошные неприятности. Всем вокруг, и нам, и. Всем, - комкано заключила Маха, чувствуя комок в горле. - Но это нечестно. Если бы я могла убрать магию, я бы давно это сделала, но я же не могу! - она опять рассердилась, только уже не на Хоука, может, на себя, и в голосе звенела искренняя протестующая обида. - То есть, мне она нравится, но я бы, наверное, правда убрала ее, - уже менее уверенно повторяет девочка. Молчит немного и снова оборачивается к бороде, непонятно к чему спрашивая: - И что теперь?

+1

36

- То есть, мне она нравится, но я бы, наверное, правда убрала ее.
И Хоук мог бы, конечно, попытаться её переубедить: рассказать несколько поучительных историй - грустных и смешных - в качестве примера, как важно, с высоты его лет и его опыта, принимать себя таким, какой ты есть. Вместе с плоскостопием, ковром на груди и магией. Только всё это чушь. Ложь, от которой несёт похлеще, чем в Висельнике. Если бы от магии можно было отказаться, что сделал бы Хоук?
Он кивает, ссутуленный взгляд падает перед собой. О, он понимает, о чём она говорит.
- Было бы куда проще, да? - спрашивает он с тихим раздражением. Магия портит всё, чего касается. Ответа, впрочем, не ждёт. Вопрос как нельзя риторический.
От магов действительно сплошные неприятности, с этим спорить сложно, хотя и причина хоуковых сомнений, конечно, скорее в неприятностях для магов. Он не знал никогда, что такое Круг, но жизнь отступника - даже и с поблашками Защитнику - сахаром не была. С другой стороны, магия всегда была неотъемлемой его частью, и в глубине души он боится, как бы без неё не остаться лишь жалкой оболочкой самого себя - вроде андерсова Карла или любого другого усмирённого. К тому же все эти годы именно магия была главным его оружием: неоспоримой силой, что Хоук хотя бы как-то мог противопоставить окружающему и чем защитить близких.
Ты даже город свой не смог спасти. Фенрис умрёт - так же, как и твоя семья. Так же как все, кто был тебе когда-то дорог.
Хоук ведёт плечами, чтобы прогнать гнетущие воспоминания. Привычным жестом потирает загривок. Неловкий у них какой-то разговор. И чего вообще сунулся, спрашивается?
Великий утешитель.
- У меня была сестра, младшая, - начинает он неловко и тут же объясняет, чтобы убрать с пути вопросы, на которые отвечать не захочет. - Она погибла, когда пришёл Мор. Бетани. Так вот ей было столько же, как и тебе, когда магия в ней проснулась. - Голос Хоука выравнивается, и свой негромкий рассказ он продолжает уже спокойнее. Делится воспоминаниями о том, как помогал Бетани - о том, что пришлось пережить тогда ей, такой же девчонке, открывшей в себе осуждаемый Церковью Дар. Не в качестве поучительной истории и ради принятия себя, нет. Просто чтобы объяснить, что она не одна.
Хоук успевает откинуться назад, продолжая рассказ как ни в чём не бывало и разворачиваясь лицом - приподнимаясь и жестикулируя, - из лежачего уже поперёк постели Мерриль положения. Раздражение пропадает, слова становятся куда более ленивыми.
- Зато тогда она и научилась использовать небольшие разряды, чтобы проучить того мальчишку. Никто не знал, что это была именно магия: беднягу ещё год дразнили за мокрые штаны.
Он замолкает.
- Он не ненавидит тебя, - говорит он чуть погодя, хмурясь в перекрытие потолка. Повторять это снова - упрямство. - Фенрис может ненавидеть магию, но он не станет ненавидеть человека только за неё.
Хоук не удерживается и зевает. Он ещё думает, что именно ответить на вопрос девчонки, но, дыхание Создателя, если б он сам знал, что теперь. Не только для эльфийской брошенки-отступницы - для него и для Фенриса, что уж греха таить. Кто знает, как встретит бывшего Защитника разрушенный по его вине Киркволл - явно не та ситуация, что способна подтолкнуть к мыслям о новых членах семьи. Мысли роятся и постепенно замедляют ход, дыхание выравнивается.
Ответа девочка так не дожидается: даже если Хоуку и есть что сказать, он уже спит.

+1

37

Маха сидит рядом со спящим человеком еще какое-то время, вытирает лицо и приходит в себя. Странное дело, но здоровяк, так и не дав никаких точных ответов на ее вопросы, умудрился девочку успокоить. Поэтому к Хранительнице и Фенрису она выходит уже твердым шагом, почти не выдавая страха, и в лоб сообщает:
- Он уснул.
- Ох, - Мерриль тут же выдает что-то о своем ужасном негостеприимстве, а лицо Фенриса смягчается, хотя на нем остается след тревоги. Махе приходится мысленно ткнуть себя в спину, чтобы подойти вплотную к нему:
- Ты на меня не злишься?
- Нет, - качает головой Фенрис, сурово, как обычно, но мелкая умудряется разглядеть за этим самое главное.
- Ты хочешь забрать меня домой?
"Домой", сказала она. Эльф поверить не может, как легко это слово слетает с уст девочки, и это отзывается непривычной радостью. Запоздало он понимает, что и у него самого есть дом. Гнездо. Гавань.
- Да.
Мерриль молчит, ливень за окном продолжает свирепствовать, и вода мерно капает в миски, расставленные по полу.
- А можно мы сегодня останемся здесь? - с надеждой спрашивает Маха у Хранительницы, и та рассеянно чешет голову:
- Я... поищу вам что-нибудь постелить.
Прежде чем залечь спать, Фенрис перекладывает Хоука ровнее, чтобы шея не затекала, затем снимает с мага часть брони, не слишком, впрочем, церемонясь: судя по богатырскому храпу, Защитника сейчас не разбудит даже призрак Мередит. Эльфы устраиваются на полу у хоуковых ног, и, почти сразу проваливаясь в темноту, Фенрис чувствует, как мелкая по привычке сжимает его волосы. Храп Гаррета дарит ощущение покоя, и, хоть сон эльфа прерывается пару раз чужим всхрапом и едва ли не бормотанием, это лучше любой колыбельной.
Назавтра они уже ночуют дома.

+1


Вы здесь » CROSSGATE » - потаенные воспоминания » Hawke: An Unexpected Journey


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC